Модель психосоциального диссонанса в половозрастных социальных группах (на примере коммуникативно-волевых компонентов психики)

694

Аннотация

Статья посвящена анализу процесса адаптации индивида к окружающей социальной среде и разработке модели психосоциального диссонанса. Представлен анализ различных концепций и подходов, рассматривается введенное Л.Фестингером понятие когнитивного диссонанса, которое, с точки зрения автора, не учитывает всего многообразия факторов социального взаимодействия. Вводится обобщенное понятие психосоциального диссонанса, понимаемого как несоответствие значений индивидуальных или групповых представлений нормам социальной эталонной группы (общества), приводящее к психическому дискомфорту, напряженности, конфликтам, которые могут либо проявляться в психосоматических реакциях и девиациях личности (или группы), либо стимулировать личность или социальную группу к творческому саморазвитию. Предлагаемая нелинейная модель диссонанса позволяет с помощью формул описать взаимосвязь психосоциальных характеристик личности, социальных групп, общества, а также исследовать и прогнозировать социальные процессы, определять превентивные (стратегические) формы предупреждения социальных кризисов. Представлены результаты экспериментальной проверки математической модели психосоциального диссонанса на материале сравнения различных половозрастных социальных групп по показателям уровня развития коммуникативно-волевых качеств.

Общая информация

Ключевые слова: социальное взаимодействие, психосоциальный диссонанс, несоответствие значений, психический дискомфорт, напряженность, конфликт, психосоматика, девиации личности, нелинейная модель диссонанса

Рубрика издания: Математическая психология

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Халитов Р.Г. Модель психосоциального диссонанса в половозрастных социальных группах (на примере коммуникативно-волевых компонентов психики) // Экспериментальная психология. 2010. Том 3. № 3. С. 135–146.

Полный текст

Адаптация к социальной среде – это адаптация к нормам социальной группы, нор­мам большинства; нормы социальной среды определяют, какими психологическими харак­теристиками должен обладать человек, какое поведение он должен выстраивать, какими должны быть его взгляды и представления. Соблюдение норм социальных групп создает устойчивое комфортное состояние человека в них. Нарушение этих норм приводит к пси­хосоциальному диссонансу. Психосоциальный диссонанс – это несоответствие представле­ний субъекта взаимодействия нормам социальной группы (общества), которое может при­вести к психическому напряжению, стрессу, психосоматическим заболеваниям, девиациям или же к развитию человека – выходу на новую ступень, созданию новых психосоциальных конструктов.

Актуальными являются теоретическая разработка различных аспектов феномена психосоциального диссонанса и его роли в психическом развитии индивида, диагностика в больших и малых социальных группах, а также количественное измерение и построение структурных и численных моделей психосоциального диссонанса, что в дальнейшем позво­лит возникающую в данном случае психическую напряженность направить на творчество, развитие субъектов взаимодействия.

На любых этапах развития общества основными и всегда существующими и су­щественными отношениями (соответственно, всегда существующими проблемами) остаются половые (гендерные) и возрастные, т.е. исследование психосоциального дис­сонанса именно в половозрастных социальных группах приобретает немаловажное значение.

Б. Ф. Ломов определяет трехзвенную структуру личности, в которой выделяются ин­теллектуальная, коммуникативная и регулятивная сферы (Ломов, 1976). Поскольку иссле­дованиям интеллектуальной сферы уделяется достаточно много внимания, в настоящей ра­боте мы рассматриваем только коммуникативный и регулятивно-волевой компоненты. При выборе конкретных характеристик мы исходили из того факта, что сначала человек вступает в контакт (психосоциальная характеристика – присоединение), а уже затем происходят со­переживание, вчувствование (характеристика – эмпатия) и оценка, критика происходяще­го (характеристика – чувствительность к критике); при этом человек контролирует себя и свое окружение, т. е. берет ответственность за свои действия (характеристику волевого ком­понента можно представить через локус контроля – интернальность–экстернальность).

Таким образом, объектом настоящего исследования выступают коммуникативно­волевые компоненты личности, проявляющиеся при взаимодействии человека в половоз­растных (18–40 лет; 40–65 лет) социальных группах, а предметом исследования является психосоциальный диссонанс в этих социальных группах.

Мы предполагаем, что психосоциальный диссонанс коммуникативно-волевых ком­понентов психики представляет собой имманентную характеристику межгруппового или индивидуально-группового взаимодействия, отличающуюся определенными особенностя­ми проявления в половозрастных группах, между половозрастными группами и обществом в целом, которая может быть описана математической моделью.

Модельными объектами в нашем исследовании были выбраны такие коммуникативно­волевые характеристики, как эмпатия, присоединение, чувствительность к критике, экстернальность–интернальность.

Задачами исследования являлись построение математической модели психосоциаль­ного диссонанса и проверка ее достоверности в ходе эмпирического исследования психосо­циального диссонанса в половозрастных социальных группах.

Одной из распространенных концепций когнитивной психологии является теория когнитивного диссонанса американского психолога Л. Фестингера (Festinger, 1957), со­гласно которой когнитивная структура человека характеризуется столкновением противо­речивых знаний об объекте; такое состояние переживается человеком как дискомфорт, от которого он пытается избавиться путем трансформации одного из компонентов диссониру­ющих знаний. В. П. Трусов, проведя критический анализ теории когнитивного диссонанса, указал лишь на одну детерминанту условий возникновения когнитивного диссонанса – на недостаточное оправдание своего поведения (Трусов, 1980). Экспериментальные исследо­вания социальных установок не позволяют предсказывать поведение человека по причине недооценки «социальных сил» любой ситуации и переоценки контролирующего влияния внутренних, личностных ресурсов индивида. Под социальными силами понимаются груп­повые нормы и групповое давление: стремление к единодушию, стремление быть привле­кательным, быть принятым в группе, влияние последствий поступка и т. п. Все эти силы действуют только в реальной ситуации, значительно изменяя поведение, что подтверждают многочисленные эксперименты (например, исследования конформного поведения (Asch, 1951), подчинения авторитету (Milgram, 1968), когнитивного диссонанса (Festinger, 1957), роли анонимности в поведении (Zimbardo, 1969)).

Учитывая различные побудительные причины того или иного поведения индивида в группе, социальные силы, а также характерные для ситуаций взаимодействия индивида и группы противоречия, мы вводим понятие психосоциального диссонанса.

Любые требования социальных групп, общностей, общества способствуют возникно­вению состояний напряженности, что связано с социальным сравнением, оценкой, соблю­дением норм той или иной социальной группы. При совпадении нормативных характери­стик личности и групп происходит идентификация с группой, в противном случае, при не­совпадении представлений о нормах (формальных и неформальных), возникает диссонанс представлений. По определению, психосоциальный диссонанс представлений субъекта взаи­модействия (личности или социальной группы) – несоответствие значений индивидуальных (или групповых) представлений нормам социальной эталонной группы (общества), приво­дящее к психическому конфликту, дискомфорту, напряженности, которые могут повлечь за собой психосоматические нарушения, девиации личности (или группы) либо развитие личности (или социальной группы). В качестве субъекта взаимодействия и эталона может выступать личность или социальная группа. В качестве меры психосоциального диссонан­са выступают коэффициенты психосоциального диссонанса, представленные аналитиче­скими моделями в соответствии со средними значениями и стандартным отклонением ис­следуемого психологического конструкта. В случае межгруппового диссонанса мерой пси­хосоциального диссонанса является интегральная оценка по параметрам средних значений и стандартных отклонений рассматриваемых характеристик социальных групп (Халитов, 2007; Халитов, Юсупов, 2008; Васина, 2009).

Предлагаемая вероятностная модель опирается на концепцию В.В.Налимова о возмож­ности вероятностного описании психических явлений (Налимов, 1981). Рассматривается возможность построения модели, описывающей возникновение представлений субъектов групп как распределение вероятности (частоты) их проявления, например, представлений о самом себе. В частности, этими представлениями могут быть особенности личности, опре­деленные через тестирование, т. е. через высказывание испытуемого о своих представлени­ях. На рис.1: ось Хi – значения представления Хi в социальной группе, ось Р(Хi) – значения вероятности представления Хi в социальной группе. Множество значений внутри интервала [Х – .i, Х + .] – нормообразующие значения – описывает свойство социальной группы, так как это наиболее вероятные, стабильные и чаще всего встречающиеся значения (68%).

Статистическое распределение большинства социальных явлений имеет нормальный закон. В случае другого закона распределения логика и алгоритм получения формул для определения диссонанса остаются теми же. Предлагается математическая модель психосо­циального диссонанса в случае нормального распределения. Коэффициент психосоциально­го диссонанса для каждой i шкалы задается математическим выражением К = (Х – Х) / .i, которое количественно определяет отношение к статистической норме (норме большин­ства). Если –1 . Кi . +1, то представление Хi находится в границах нормы, иные случаи интерпретируются как выход за границы нормы. Таким образом, коэффициент психосоци­ального диссонанса описывает диссонанс между личностью и группой.

Модель может быть построена для разных социальных групп – от малой группы (на­пример, семьи) до общества в целом (популяции). В данном случае средние величины на­ших переменных могут быть определены посредством измерения значения переменной для каждого субъекта по статистическим показателям репрезентативной выборки в социальной группе.

Рис.1. Сравнение распределений вероятности представления в обществе (популяции) и социальной группе
Х – значения i представления, Х – средние значения, . – стандартные отклонения. Множество значений внутри интервала [Х– .i, Х + .] – нормальные значения представления. Множество {Хi < Хiср – .i } ниже нормы, а {Хi > Хiср + .i } – выше нормы

Для моделирования взаимодействия отдельной социальной группы с обществом (по­пуляции), а также взаимодействия между социальными группами вводим коэффициент группового психосоциального диссонанса. Коэффициент психосоциального диссонанса для социальных групп определяется как К = (Х – Х) / .. Коэффициент психосоциаль­
грср.грср.поппоп
ного диссонанса самих социальных групп входит как параметр в интегральное выражение межгруппового диссонанса (1), (2). Диссонансные области правее точки (Хiср + .i), где К > 1, и левее точки (Хiср – .i)
поп поп ,
где К < –1, заштрихованные на рис.1, – это области, где значения по шкале Хi субъектов из социальной группы находятся в диссонансе с психосоциальными показателями в обществе (популяции). Групповой психосоциальный диссонанс есть сумма всех вероятностей в дис­сонансной области, – это интегральная вероятность, отличающая группу в целом и являю­щаяся интегральной психосоциальной характеристикой.
Для нормального распределения: Р(х) = 1/(.(2.)1/2) ехр(–(Х – Хср)2/(2.2)), проинте­грировав от Х=(Х+.) до +. (см. рис. 1) для К > 1 («положительного диссонанса»),
1српопгр
получаем интегральную вероятность психосоциального диссонанса в группе по отношению к популяции:
Рd+ = 1 – Ф(t1), (1)
где: t1 = n (1 – Кгр);
n = .поп/.;
Ф(t) – табличная функция, «гауссовский интеграл ошибок».
Для К< –1 («отрицательного диссонанса»), проинтегрировав от –. до Х = (Х – .),
 получаем: Рd-= Ф(t2), (2) где: t2 = –n (1 + Кгр). Суммарный психосоциальный диссонанс складывается из Рd+ и Рd-, т. е. Р = Р+ Р (3)
dd+ d­
Формулы (1), (2) и (3) описывают межгрупповой интегральный диссонанс и явля­ются нелинейной моделью межгруппового психосоциального диссонанса. Если абсолют­ное значение коэффициента группового диссонанса abs(Кгр) = 1, то Pd = 0,5. При этом если 0,32 < Pd < 0,5, то можно говорить о тенденции к диссонансу, а при Pd > 0,5 (abs(Кгр) > 1) можно констатировать наличие диссонанса.

Показатели психосоциального диссонанса для каждой социальной группы (возраст­ной, гендерной, криминальной, этнической, профессиональной, студенческой и т. д.) имеют свой диапазон изменений, определяемый возможностями психодиагностического инстру­ментария и изменяемых показателей. Нормализация измеренных показателей проводится по усредненным значениям Х и стандартным отклонениям . для группы j. Коэффициент психосоциального диссонанса позволяет выяснить, насколько комфортно чувствует себя субъект в группе j по диагностированному показателю i. Это открывает возможность кор­рекции предварительно диагностированной i-ой психической характеристики субъекта при психологическом консультировании и в психотерапии. Применительно к социальным группам открывается перспектива превентивного моделирования возможного развития со­бытий в кризисных ситуациях общества.

Психосоциальный диссонанс выступает как социально-психологический барьер для субъекта взаимодействия – личности или социальной группы, – при преодолении которого общество выходит на иную ступень своего развития (при .поп > .) или стабилизируется. Сам факт существования диссонанса предопределяет имплицитный потенциал развития личности или социальной группы.

Наша теоретическая посылка проверялась эмпирически по опросникам волевого потенциала Дж. Роттера и коммуникативного потенциала А. Меграбиана (всего четыре характеристики) (Серегина, 2001). Выборка исследования представляла собой взрослых испытуемых в возрасте от 18 до 60 лет, с высшим или незаконченным высшим (студен­ты) образованием, средний возраст выборки – 35,9 лет, всего 260 человек (100 мужчин, 160 женщин). Исследования показали, что коэффициент корреляции между четырьмя иссле­дуемыми характеристиками составил не более 0,2 при р = 0,01, т. е. можно говорить о неза­висимости характеристик и одновременно о правильности их выбора.

Логика эмпирического исследования заключается в следующем:

  1. 1В получении эмпирических данных Xi (i = 4, четырех характеристик) по методикам Меграбиана и Роттера для каждого субъекта выборки.
  2. В вычислении средних значений и стандартных отклонений для исследуемых со­циальных групп: Хiср и .i.
  3. В вычислении коэффициентов диссонанса К = (Х – Х) / .для всех испытуемых
    (260 человек).
  4. В статистическом подсчете «диссонансных» людей с коэффициентом abs(Кi) > 1, – в дальнейшем «эмпирические данные по диссонансу».
  5. В вычислении интегрального диссонанса по формулам (1) и (2) с использовани­ем только средних значений и стандартных отклонений исследуемых характеристик соци­альных групп, полученных в исследовании или в справочных материалах, – в дальнейшем «теоретические данные по диссонансу».
  6. В проведении сравнительного анализа эмпирических данных, полученных при по­мощи статистических вычислений диссонанса (эмпирические данные) и теоретических данных, вычисленных при помощи формул с использованием лишь средних значений и стандартных отклонений, взятых из собственных исследований, а также из справочных ма­териалов – в случае общества (популяции).
  7. В описании (психологическом анализе) полученных результатов.
    По результатам диагностики выборки можно судить о наметившейся тенденции к проявлению психосоциального диссонанса в половозрастных социальных группах. Результаты показаны в таблицах.


В табл. 1 представлены полученные средние значения и стандартные отклонения коммуникативно-волевых характеристик в половозрастных социальных группах (по на­шим данным) и в популяции (по данным И. А. Серегиной, 2001), по которым вычисляются психосоциальные диссонансы в половозрастных группах по формулам (1), (2).

Таблица 1. Средние значения и стандартные отклонения коммуникативно-волевых характеристик в популяции и в исследуемой выборке

В табл. 1.1 приведены результаты проверки соответствия эмпирического распреде­ления нормальному при помощи пакета программ SPSS. Статистический критерий нор­мальности Колмогорова-Смирнова считается наиболее состоятельным для определения степени соответствия эмпирического распределения нормальному. Он позволяет оценить вероятность принадлежности имеющейся выборки генеральной совокупности с нормаль­ным распределением. Если эта вероятность р . 0,05, то данное эмпирическое распределение существенно отличается от нормального, а если р > 0,05, то делают вывод о приблизитель­ном соответствии данного эмпирического распределения нормальному. В соответствии с результатами, представленными в табл. 1.1, можно говорить о нормальном распределении рассматриваемых характеристик исследуемых социальных групп.

Таблица 1.1. Критерий Колмогорова-Смирнова нормальности распределения

Сравнение полученных эмпирических и теоретических (полученных при помощи формул) данных «положительного» (для К> 1) (табл. 2) и «отрицательного» (для К < –1) (табл. 3) психосоциального диссонанса разных социальных групп в обществе (популяции) показывает очень хорошее совпадение. Коэффициенты корреляции Пирсона между теоре­тическими (полученными при помощи формул) и эмпирическими данными, которые пред­ставлены в последней строке таблиц, близки к 1 при уровне достоверности 0,01 как для Кгр > 1, так и для Кгр < –1.

Таким образом, подтвердилось наше предположение о том, что психосоциальный дис­сонанс является характеристикой межгруппового взаимодействия и может быть описан ма­тематической моделью с помощью формул, избавляющей от необходимости использования специальных статистических процедур для своего вычисления.
Выявились следующие особенности проявления психосоциального диссонанса в по­ловозрастных социальных группах в обществе в соответствии с коммуникативно-волевыми компонентами.

Таблица 2. «Положительный» диссонанс (Кгр > 1) (%)

Так, «положительный» диссонанс» (табл. 2) наблюдается в социальных группах зрелых мужчин и женщин по характеристике «чувствительность к критике». Это говорит о том, что в обществе зрелые мужчины и женщины болезненно реагируют на критику, вплоть до конфликта.

«Отрицательный» диссонанс (табл. 3) наблюдается во всех исследуемых социальных группах, кроме молодых мужчин по характеристике «присоединение», т.е. молодые мужчины готовы ко взаимодействию со всеми слоями общества. Остальные же субъекты взаимодействия – с высшим и незаконченным высшим образованием – предпочитают взаимодействовать лишь со своей социальной группой – «замкнуты на себе подобных».

Таблица 3. «Отрицательный» диссонанс (Кгр < –1) (%)

Полученные формулы можно использовать для вычисления психосоциального дис­сонанса для любых эталонных и сравниваемых социальных групп, если известны средние значения и стандартные отклонения их характеристик, т.е. изучать, прогнозировать меж­групповое взаимодействие только по двум этим показателям, что мы и продемонстриро­вали по четырем характеристикам половозрастных социальных групп (для максимальной разницы средних значений характеристик социальных групп) (табл. 4).

Итак, выявлены следующие особенности проявления психосоциального диссонанса в половозрастных группах по коммуникативно-волевым компонентам.
Эмпатия. Эталонная группа – женщины до 40 лет, сравниваемая группа –мужчины до 40 лет. С точки зрения молодых мужчин, молодые женщины склонны к чрезмерной чув­ствительности, сопереживанию. Женщины могут пожалеть, посочувствовать, что кажется мужчинам чрезмерным проявлением чувств.

Присоединение. Эталонная группа – мужчины до 40 лет, сравниваемая – мужчины 40–60 лет. Взрослые мужчины предпочитают более дистантные отношения с  молодыми мужчинами; проявляется проблема поколений, «отцов» и «сыновей»; «старики» отказыва­ются общаться с молодежью.

Таблица 4. Диссонанс «положительный» (Кгр > 1) и «отрицательный» (Кгр < –1) при сравнивании различных социальных групп (исследуемая группа по отношению к эталон­ной группе) (в %)


Чувствительность к критике. Эталонная группа – женщины 40–60 лет, сравнивае­мая – мужчины до 40 лет. У половины мужчин до 40 лет чувствительность к критике находится ниже нормы чувствительности женщин 40 – 65 лет, т.е. мужчины этого возраста, как считают более старшие женщины, недостаточно чувствительны к замечаниям. Это объясняет проблему поколений, «матерей» и «сыновей»: «сыновья» не принимают критику, мнение «матерей».

Экстернальность/интернальность. Эталонная группа – женщины 40–60 лет, сравни­ваемая – мужчины 40–60 лет. Женщины данного возраста понимают, решают, что многое зависит не от них. Мужчины по-прежнему считают себя способными многое делать само­стоятельно. Диссонанс отмечается на уровне тенденции.

Если переставить эталонные и сравниваемые группы (в табл. вторые строчки к шка­лам), то показатели диссонанса меняются и оказываются несимметричными. Это связано с тем, что в формулу определения психосоциального диссонанса входит отношение стан­дартных отклонений n=.0/.гр и чем значительнее разнятся стандартные отклонения, тем значительнее различия в показателях психосоциального диссонанса, т. е. меньшее количе­ство субъектов из одной группы (у которой . больше) переживают диссонанс, относятся более терпимо к другой группе.

Таким образом, выведенная аналитическая запись психосоциального диссонанса упро­щает его вычисление без набора статистического массива, а интегральное значение психо­социального диссонанса определяется коэффициентами, которые вычисляются только пси­хометрическими характеристиками социальных групп – Х

Сделаем теперь несколько замечаний относительно развития изложенных в дан­ной статье идей. Мы математически описали диссонанс «личность – группа» через Кi = = (Хi – Хiср) / .i и диссонанс «группа – группа» как интегральную переменную Рd. Разумеется, представления личности тоже имеют вероятностное распределение, видимо, более узкое. Мы не учитывали «личностное» распределение, так как выборка состоит из случайных людей, поэтому групповое распределение складывается из значений (средних) исследуемых характеристик личностей. Вся изложенная логика и алгоритм примени­мы и для рассмотрения психосоциального диссонанса при взаимодействии «личность – личность». Определенные трудности могут возникнуть при измерении распределения ис­следуемых характеристик личности: во-первых, оно может быть очень узким (в пределах ошибки измерения), во-вторых, при повторных прохождениях теста для набора статисти­ки на результатах исследования может сказаться фактор запоминания испытуемым сво­их прежних ответов (мы пытались делать повторное тестирование для одного человека). Повторим: статистическое распределение большинства социальных явлений имеет нор­мальный закон. В случае другого закона распределения логика и алгоритм получения фор­мул остаются теми же самыми. И наконец, отметим: при гуманитарных исследованиях по­лученные числа остаются конкретными, уникальными, единственными для исследуемого случая, «атомарными». Использование математических моделей (формул, функций) дает возможность вводить в гуманитарные исследования функциональные переменные (не конкретное число, а некоторую переменную Х, которая связана с другой переменной Y, и вместо Х можно подставить любое нужное число в зависимости от решаемой задачи и получить Y). Таким образом, появляется возможность нового построения гуманитарных исследований. Гуманитарные исследования предполагают разделение по классам (гумани­тарный подход): 1) abs(Кi ) < 1 – диссонанс отсутствует; 2) 2 > abs(Кi) > 1 – диссонанс наличествует; 3) abs(Кi) > 2 – наличествует значительный диссонанс. В случае функцио­нальных переменных (естественнонаучный подход): диссонанс существует всегда, и его значение определяется формулами для Кi и Рd.

В заключение приведем основные выводы исследования:

  1. Психосоциальный диссонанс проявляется в несоответствии представлений субъек­та социальной группы групповым нормам, а также в несоответствии представлений соци­альной группы нормам общества (популяции) (на примере исследования коммуникативно­волевых характеристик в половозрастных социальных группах).
  2. Для социальных групп норма большинства является психосоциальной характери­стикой группы, а несоответствие представлений (психосоциальных конструктов) субъекта этим нормам группы приводит к переживанию им психосоциального диссонанса.
  3. Чем больше показатель интегрального диссонанса социальной группы, тем выше напряженность между группой и обществом, тем выше вероятность, что эта группа будет находиться в конфронтации с обществом по данной психосоциальной характеристике.
  4. Пространство психосоциального диссонанса определяется коэффициентами, кото­рые задаются только двумя показателями: средним значением и стандартным отклонением значений психосоциальных характеристик (конструктов).
  5. Предложенные аналитические записи психосоциального диссонанса (коэффициен­ты психосоциального диссонанса и интегральный психосоциальный диссонанс) позволяют без набора статистической совокупности данных определить с требуемой достоверностью психосоциальный диссонанс субъектов в социальной группе или межгрупповой диссонанс в обществе.
  6. Психосоциальный диссонанс в половозрастных группах по коммуникативно­волевым компонентам психики имеет следующие особенности:

а) тенденции к диссонансу в обществе в целом:
для Кгр > 1: по характеристике «чувствительность к критике» у социальных групп мужчин и женщин 40–65 лет,;
для Кгр < –1: по характеристике «присоединение» у всей выборки, кроме мужчин
20–40 лет; б) между половозрастными группами: для Кгр < –1:
- тенденции к диссонансу по характеристике «эмпатия» между женщинами и мужчи­нами 20–40 лет;

- диссонанс по характеристике «присоединение» между мужчинами 20–40 лет и 40–65;

- диссонанс для Кгр > 1: по характеристике «чувствительность к критике» между муж­чинами 20–40 лет и женщинами 40–65 лет. 

В целом диссонанс в случае половозрастных групп в обществе отсутствует, мы мо­жем говорить лишь о тенденции. Между самими половозрастными группами существу­ет психосоциальный диссонанс – непонимание между поколениями (проблема родите­лей и детей): между «сыновьями» (молодые мужчины 20–40 лет) и «отцами» (мужчины 40–60 лет) по характеристике «присоединение», между «сыновьями» и «матерями» (40– 60 лет) по характеристике «чувствительность к критике». Проблема родителей и детей су­ществует из-за несоответствия их представлений, «статистических» норм, а также несоот­ветствия норм большинства внутри самих социальных групп.

Научная новизна заключается в следующем:

  1. Психосоциальный диссонанс определен как несоответствие значений представле­ний субъектов взаимодействия нормам, возникшим в популяции или иной эталонной со­циальной группе.
  2. Для социальных групп диссонанс математически обоснован как интегральное свой­ство.
  3. Для субъекта взаимодействия в социальных группах получено математическое описание диссонанса.
  4. Определены особенности группового диссонанса половозрастных социальных
    групп в обществе и между собой.

Теоретическая значимость исследования: разработана и апробирована методика выявления психосоциального диссонанса и
определения его коэффициента в социальных группах, а также группового коэффициента психосоциального диссонанса и значения интегрального психосоциального диссонанса для самих социальных групп; получены аналитические выражения для вычисления психосоциального диссонанса в разных социальных группах.

Практическая значимость проведенного исследования состоит в том, что его ре­зультаты применимы: в диагностике психосоциального диссонанса субъектов социальных групп; для моделирования вероятного поведения больших и локальных социальных групп в кризисных ситуациях; для выявления групп субъектов, склонных к креативному или де­виантному поведению; в психотерапевтической практике для выявления рассогласования представлений субъектов групп о ценностях их группы (например, членов семьи о семей­ных ценностях).

Литература

  1. Васина В. В. Нелинейная модель психосоциального диссонанса – как характеристика взаимодействия личности, социальных групп, общества // Городское здравоохранение. 2009. № 2. С. 23–25.
  2. Серегина И. А. Диагностика коммуникативного потенциала профессионала. Опросник А. Меграбиана: Методические рекомендации для практических психологов, студентов психологических факультетов /Сост. И. А. Серегина. Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 2001. 24 с.
  3. Серегина И. А. Диагностика волевого потенциала профессионала. Шкала экстернальности–интернальности Дж. Роттера: Методические рекомендации для практических психологов, студентов психологических факультетов / Сост. И. А. Серегина. Н. Новгород: Изд-во НГПУ, 2001. 20 с.
  4. Ломов Б. Ф. Общение и социальная регуляция поведения индивида // Психологические проблемы социальной регуляции поведения. М.: 1976. 200 с.
  5. Налимов В. В. О возможности метафорического использования математических представлений в психологии // Психологический журнал. 1981. Т. 2. № 3.
  6. Трусов В. П. Социально-психологические исследования когнитивных процессов: По материалам зарубежных экспериментальных работ / Под ред. В. А. Ядова, Н. В. Кузьминой. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1980. 144 с.
  7. Халитов Р. Г., Юсупов И. М. Нелинейная модель диссонанса в больших социальных группах // Казанский педагогический журнал. 2007. № 2 (50). С. 98–101.
  8. Халитов Р. Г., Юсупов И. М. Нелинейная модель психосоциального диссонанса // Вестник ЛГУ. 2008. № 3. С. 140–148.
  9. Asch S. E. Effect of group pressure upon the modification and distortion of judgment // Groups, leadership and men. Pitsburg: 1951.
  10. Milgram S. Obedience to authority. New York: 1968.
  11. Festinger L. A theory of cognitive dissonance. Stanford, 1957. 396 р.
  12. Zimbardo P. G. Choice, anonymity and deindividualization // Nebraska symposium on motivation. Lincoln: 1969.

Информация об авторах

Халитов Рашид Гусманович, научный сотрудник Института педагогики и психологии профессионального образования РАО, e-mail: virash1@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2730
В прошлом месяце: 12
В текущем месяце: 2

Скачиваний

Всего: 694
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 0