Психологическое консультирование мусульман: анализ зарубежных источников

1987

Аннотация

В статье представлен обзор зарубежных источников по различным аспектам теории и практики психологического консультирования мусульман. Психологическое консультирование мусульман – это профессиональная психологическая помощь с использованием знаний об особенностях веры клиента, значимых для его личности: его религиозных убеждений, религиозного языка, сакральных историй и преданий, ритуальных практик, а также традиций и обычаев мусульманских народов. Показаны возможности использования в психологической работе с мусульманами таких духовных практик как медитативное размышление. Дан анализ основных проблем, возникающих в ходе семейной терапии мусульман. Описаны профессиональные качества психолога, необходимые для эффективной работы с клиентами, исповедующими ислам. Делается вывод о том, что решение психологических проблем верующих становится затруднительным или невозможным без установления между консультантом и клиентом доверия, которое достижимо при их взаимопонимании в религиозных вопросах.

Общая информация

Ключевые слова: кросс-культурное консультирование, ислам, психология, духовно-ориентированная психологическая помощь, мусульмане

Рубрика издания: Медицинская психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2018070406

Для цитаты: Павлова О.С. Психологическое консультирование мусульман: анализ зарубежных источников [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2018. Том 7. № 4. С. 46–55. DOI: 10.17759/jmfp.2018070406

Полный текст

 

Введение

Примерно с 70—80-х годов XX века получили свое развитие теория и практика кросс-культурного психологического консультирования и психотерапии. Учет в ходе консультирования этнических, религиозных, расовых, региональных и других особенностей клиента стал важнейшей вехой построения культурно-специфических моделей консультирования.

Одним из важнейших факторов эффективности психологического консультирования является способность консультанта и клиента установить взаимное доверие. В свою очередь, это проще сделать, если «клиент и консультант близки по возрасту, культурной, этнической, ... расовой и религиозной принадлежности...» [8, с. 92]. В ходе изучения эффективности услуг в области психического здоровья в США было выявлено, в частности, что лица, принадлежащие к культурным меньшинствам, в 50% случаев не продолжают терапию после первого посещения консультанта, так как в ходе консультирования не учитываются их ценностные и мировоззренческие позиции либо не соблюдаются особые условия консультирования (среди культурного большинства таких отказов от продолжения консультирования только 30%) [8, с. 93]. В результате это оборачивается проблемами как для самих клиентов и членов их семей, так и для всего общества в целом.

Важность обращения к духовности в психологическом консультировании была отмечена еще в работах К.Г. Юнга, В. Франкла, А. Маслоу. В обзоре духовности, религии и консультирования Р. Ингерсолл предлагает следующие параметры для описания духовности: «понятие божества или силы, более могущественной, чем сам человек; ощущение смысла; связь с божественной силой; постижение тайны, ощущение радости, занятие деятельностью по укреплению духовности; систематическое использование духовных сил как интегратора жизни» [24, с. 102]. По мнению автора, решая в ходе консультирования проблемы своих клиентов, консультанты должны не только разделять убеждение клиентов о важности духовности, использовать соответствующие язык и образы, адекватные мировоззрению клиентов, но и «консультироваться с другими «целителями» в жизни клиента, например со священниками» [24, с. 103].

Важным аспектом изучения потенциала религиозности в контексте консультирования явилось исследование различных аспектов религиозного копинга (К. Паргамент, Н. Гревенгод, Дж. Кэнел, Дж. Ньюман, В. Хатауэй, В. Джонс, Д. Енсинг, К. Фальгот, Г. Ольсен, Б. Рейли, К. Ван Хейтсма, Р. Уоррен, Г. Кюниг, Л. Перез). Терапевтическому воздействию религиозных практик в процессе консультирования посвящены работы российских и зарубежных авторов. Классикой в этом контексте стали работы известнейшего российского психотерапевта Ф.Е. Василюка [7] , американских психологов Б. Спилки, К. Лэдда [14] и многие другие. Если о христианской психологии в российском психологическом пространстве написано очень много (в частности: [5; 7; 10 и др.]), то проблемам исламской психологии в России в настоящее время посвящено ограниченное число работ [11; 12; 13; 29]. В рамках этой статьи нами поставлена цель рассмотреть походы к психологическому консультированию мусульман в современной зарубежной литературе.

Спецификой мусульманских сообществ является коллективистический характер их культуры, тяготеющей к закрытости и максимальной консервации своих ценностей. Для соблюдающего мусульманина важным вопросом является дозволенность как самой психологической помощи с точки зрения религии, так и отдельных ее подходов и методов. В связи с этим установление доверия психолога-консультанта с мусульманином является непростой задачей, достижимой при их взаимопонимании в вопросах религии, ритуальных практик и традиций. Наибольшее доверие вызывает, как правило, консультант-мусульманин.

Вопросы психологического консультирования мусульман решаются как в странах исламского мира, так и там, где мусульманская община является меньшинством. Теорией и практикой психологического консультирования в соответствии с религиозными убеждениями мусульманских клиентов занимаются многие международные организации (подробнее об этом [18]), в частности Международная Ассоциация мусульманских психологов (International Association of Muslim Psychologist), Международная Ассоциация исламской психологии (International Association of Islamic Psychology), членом которой в настоящее время является автор статьи, Muslim Family Matters[1], Centerfor Islamic Counselingand Guidance[2], The Institute of Muslim Mental Health[3], Rahmaa Institute[4].

22—24 ноября 2018 года в г. Стамбул, Турция, прошел Международный конгресс по теме духовного консультирования: «International Congress of Religious­Spiritual Counselling and Care»[5]. Психологами, представляющими различные конфессии, было отмечено, что религиозный фактор имеет значительный потенциал для его изучения и применения в рамках психологического консультирования, особенно в сферах семейной терапии, в реабилитации и ресоциализации заключённых и членов их семей, в системе здравоохранения, при поддержании душевного здоровья тяжело больных. При этом было отмечено, что уровень информированности академической науки в этой области явно недостаточен.

С 2018 года в российской научной среде обсуждение возможностей, методов и содержания применения в психологическом консультировании мусульман религиозного фактора происходит на страницах международного рецензируемого журнала «Minbar. Islamic Studies»[6].

В России в 2017 году была создана Ассоциация психологической помощи мусульманам[7], всероссийская организация, которая занимается решением задач как практического, так и эмпирического, теоретического и образовательного характера. Практическая реализация этого подхода происходит также в рамках сотрудничества специалистов Ассоциации психологической помощи мусульманам и Федеральной службы исполнения наказаний РФ.

Психологи, разделяющие религиозные взгляды своих клиентов, используют источники психологической устойчивости верующих в основах самой же веры. Интересно, что само понятие устойчивости напрямую сопряжено с термином «вера»: в Ветхом Завете вера звучит как — «эмуна» — устойчивость, твердость [10, c. 368]. Производное от того же корня «амин» на иврите и в арабском языке означает подтверждение истинности.

Рассмотрим основные походы и персоналии.

Психологическое консультирование мусульман в работах Малика Бадри

Один из наиболее известных психологов-мусульман — профессор Малик Бадри (Судан) [28], доктор психологии (1961 г., Англия), член Британского психологического общества (с 1977 г.), почетный профессор ряда вузов мира, эксперт ЮНЕСКО, эксперт Всемирной организации здравоохранения, основатель и президент Международной Ассоциации исламской психологии.

М. Бадри — автор множества книг и статей по различным проблемам психологии, которые переведены на разные языки мира.

На русский язык переведены две книги Бадри, которые изданы в Баку в издательстве «Идрак»: «Размышление. Исследование психики и души человека» (2008) [3]; «Кризис СПИДа» (2014) [2]; силами Ассоциации психологической помощи мусульманам в 2018 году опубликованы переводы двух книг Бадри: «Дилемма мусульманской психологии» [20] и «Кибер­консультирование мусульман» [19] в сборнике «Теория и практика исламской психологии» [4].

В своих работах доктор Бадри раскрывает области использования психологического знания в работе с мусульманами. Его работа «Дилемма мусульманской психологии» [20] носит концептуальный характер. В ней М. Бадри указывает на то, что для психологической работы с мусульманами может быть использована лишь та психология, которая принимает ислам в качестве мировоззрения [20, с. 58].

Бадри предостерегает мусульманских психологов от слепого использования штампов западной психологии, аргументируя предостережение словами Пророка Мухаммада: «Вы непременно последуете путями тех, кто был до вас, пядь за пядью, локоть за локтем, и даже если они залезут в нору ящерицы, то и вы залезете туда же»[8] [15].

По мнению М. Бадри, истина этого хадиса (хадис — это предание о словах и действиях пророка Мухаммада, затрагивающее разнообразные нравственные и религиозно-правовые стороны жизни мусульманской общины) отчетливо видна в современном гуманитарном знании мусульман. В частности, в области социальных наук, этот феномен слепого копирования наиболее четко проиллюстрирован.

С точки зрения Бадри, психологические теории и практика являются продуктом западной цивилизации, слепое копирование которых в психологии представляет собой одну из самых серьезных угроз для статуса исламской идеологии среди мусульманских ученых и простых мусульман. Западные психологи проповедуют теории о личности человека, мотивации и поведении, которые во многом противоречат исламу.

Идея «исламизации современного знания» («islamization of knowledge») была предложена мала­зийским ученым Сайедом Мухаммадом Накыбом Аль- Аттасом в своей книге «Ислам и секуляризм» [16], которая была впервые опубликована в 1978 году.

В XX—XXI вв. эта идея обрела большое число сторонников, воплотившись в деятельности Международного института исламской мысли и цивилизации (ISTAC)[9], открытого в 1987 году в Малайзии (Куала Лумпур).

Создатель института, профессор Мухаммад Накыб аль-Аттас, пишет: «Современное знание не нейтрально, оно насквозь пропитано религиозными, культурными и философскими предпосылками, отражающими сознание и опыт западного человека» [6, с. 329].

В связи с этим он выдвигает необходимость «ислами­зации современного знания через лингвистические символы, передающие исламский взгляд на реальность и истину» [6, с. 329]. В этом контексте работы М. Бадри, который был деканом в ISTAC, полностью соответствуют данной концепции.

Наиболее критично Бадри оценивает психоанализ Фрейда и бихевиоризм, которые относятся к человеку как к субъекту с исключительно материалистической мотивацией поведения: «Это «психология без души». Необходимо отметить, что призыв «вернуть психологии душу» — это центральный тезис религиозных психологов не только в исламе, но и в христианстве [5, с. 29].

Критически оценивая различные западные психологические теории, Бадри подчеркивает, что с одной стороны мусульманские психологи должны в своих работах извлекать из западной психологии все необходимое и полезное; с другой стороны, в таких областях, как психология личности, социальная психология и даже психотерапия, психологи должны использовать представления мусульманских ученых и те знания, которые были накоплены в ходе развития различных наук в исламе.

В исламском мире широко известны имена знаменитых мусульманских ученых, рассматривавших вопросы, которые в настоящее время можно отнести к области психологического знания.

Так, Абу Зайд аль-Балхи (1Х-Хвв.) впервые описал и классифицировал психозы, неврозы, невротические расстройства [17].

Перу багдадского ученого Абу Юсуфа Якуба ибн Исхака аль-Кинди (IX в.) принадлежат несколько работ по психологии «О сне и сновидениях», «Первая философия», «Уничтожение печали». В своих работах он описывал прообраз когнитивной терапии в борьбе с депрессиями; кроме того применял для этих целей музыкальную терапию.

Музыкотерапию использовал в своей работе также и Абу Наср Мухаммад ибн Мухаммад аль-Фараби (X в.).

Важность психологических консультаций и их роль в излечении душевных расстройств подчеркивал в своей наиболее известной работе «Фирдавс ал-Хикма» («Сад мудрости», или «Рай мудрости») Али ибн Сахла Раббанат-Табари (IX в.); он также описывал связь между медициной и психологией.

Абу Бакр Мухаммад ибн Закария ар-Рази (IX—X в.) — персидский ученый, который по праву считается медицинским гением Средневековья и чьи работы были переведены на латинский язык и широко использовались в области медицины. Также ему принадлежат точные описания особенностей человеческого характера [31].

Ибн Баджа, арабский философ (XI—XII вв.), исследовал познавательные психические процессы; поэт и философ, историк (X—XI вв.), Ибн Маскавайя написал труд о психологическом консультировании людей, страдающих страхом смерти. Ан-Найсабури (X— XI вв.), мусульманский врач, исследовал галлюцинации; перу группы ученых «Ихван ас-Сафа» («Братья чистоты» (X в.)) принадлежат 10 трактатов о разуме и душе. Для истории психологии имеют большую пользу работы ал-Маджуси(Х в.), Ибн Сины (XI в.), ал-Газали (XII в.), Ибн Баджаха (XII в.), Ибн Туфейла (XII в.), Ибн Рушда^П в.), Фахруддина ар-Рази (XII—XIII в.), Ибн ал-Араби (XIII в.), Ибн Халдуна (XIV вв.) и многих других.

Взгляды мусульманских ученых на психологию исходят из представлений ислама о человеке, который наделен двойственной природой: физической и духовной, сочетая в себе плоть («бадан») и душу («нафс»). «Он не является ни бестелесной душой, ни бездушным телом, а представляет собой таинственное сочетание того и другого, нечто третье, воплощающее в себе самоё его индивидуальную суть — его собственное “Я”» [6, с. 54].

Духовный аспект является важнейшим в человеке. В понимании верующего, душа человека — это объект, сотворенный Господом, «она бессмертна и наделена самосознанием. Она является вместилищем интелли- гибелий[10] и наделена силой, которая в разных случаях называется духом (рух), душой (нафс), сердцем (кальб) и интеллектом (акль). Каждый из приведенных терминов имеет двоякий смысл, подразумевая, с одной стороны, физический, или животный аспект, а с другой — аспект духовный» [6, с. 54].

Анализируя работы средневековых исламских ученых, Бадри указывает на то, что интерес к психологическому знанию в исламе был велик во все времена, поэтому не правы те наши современники, которые считают, что психологические знания не нужны мусульманину.

Не следует забывать, указывает Бадри, что в настоящее время выдающиеся мусульманские психологи внесли большой вклад в западную академическую и прикладную психологию, например Абдул Азиз аль- Куси (Abdul Azeezal-Kousi) в изучение интеллекта, Шериф (Sherif) в экспериментальную социальную психологию и Мустафа Суэф (Mustafa Suef) в изучение личности [21, p. 67].

Современная научная психология, хотя и является в большей мере продуктом западной цивилизации, разработала множество таких полезных инструментов и практик, которые не противоречат вере, и от которых отказываться было бы нерационально.

В частности, в психологическом консультировании мусульман Малик Бадри призывает использовать бихе­виоральную терапию, гуманистическую психологию, экзистенциальную психотерапию, а также психометрию, социальную психологию, психологию личности.

Примеры наиболее актуальных психологических запросов верующих этой конфессии можно найти в работе М. Бадри «Кибер-консультирование мусульман» [19], которая носит практико-ориентированный характер и представляет собой ответы на вопросы консультирующего психолога.

Анализу с точки зрения ислама и психологии подвергаются самые разнообразные проблемы личности: тревоги и фобии, расстройства психики, проблемы межкультурных браков, причины и последствия употребления наркотиков, сексуальные отклонения и многое другое. Успешно сочетая в консультировании психологию и ислам, Бадри дает возможность мусульманину решить возникающую проблему в соответствии с религиозными взглядами.

Культурно-специфическим подходом в решении психологических проблем мусульман является метод психологической работы над собой «тафаккур» (араб. — размышление) — «созерцающее размышление», которое М. Бадри определяет как состояние, находящееся на стыке размышления и медитации. Этому посвящена еще одна работа автора «Размышление. Исследование психики и души человека» [3].

По мнению М. Бадри, тафаккур есть когнитивная душевная активность, в процессе которой сознание, чувства и душа объединяются. Большой вклад в разработку теоретических аспектов медитативной терапии внес известный исламский богослов Абу Хамид Аль­Газали (XI-XII вв.), который является одним из наиболее авторитетных учителей ислама [1], на труды которого опирается Бадри.

Цели и задачи психологического консультирования клиентов-мусульман

Хуссейн Рассул — профессор психологии, заведующий кафедрой психологии Исламского онлайн университета; специалист по лечению наркозависимых.

Его работа — «Исламское консультирование: основы теории и практики» [30] содержит теоретическое обоснование и практические рекомендации по психологической работе с мусульманами.

По мнению Х. Рассула, консультирование мусульманина — это процесс осознания клиентом Бога в процессе консультирования. Оно отличается от обычного психологического консультирования, поскольку основано на понимании взаимной системы убеждений — ислама, разделяемой как клиентом, так и консультантом. Это совместное понимание создает доверительные отношения между клиентом и консультантом — вдохновляющие, поднимающие настроение. Цель такого интегративного консультирования состоит в том, чтобы удовлетворить основные психологические потребности, используя фактор веры. Задачи консультирования мусульманина: через удовлетворение психосоциальных и духовных потребностей изменение негативного поведения человека для его собственной пользы и пользы социума; привитие исламских ценностей, позволяющих клиенту задуматься о нормах своего взаимоотношения с Творцом. По мнению Х. Рассула, основными качествами консультанта для мусульман являются эмпа­тия и безусловное положительное принятие клиента. Духовная ориентация психологического консультирования в исламе должна приводить к осознанию смысла и сущности жизни человека.

При описании психологии человека Х. Рассул большое внимание уделяет таким понятиям, как «кальб» (сердце), «нафс» (душа), «нийят» (намерение). Так, при описании «сердца», которое с точки зрения ислама, является местом сосредоточения интеллектуальных, познавательных и эмоциональных способностей, волеизъявлений и намерений, центром эмоций, а также способно мыслить и понимать, Рассул опирается на представления исламского богослова Ибн Каййима аль Джаузийи [9] (XIII-XIVbb.) о трех состояниях человеческого сердца: здоровое, больное, мертвое. Среди «болезней сердца» он называет, в частности, непослушание, зависть, жадность, похоть, греховную речь и хвастовство. Проводя параллели между теорией З. Фрейда о трех элементах, из которых состоит лич-ность (Ид, Эго, Суперэго), Х. Рассул пишет об эволю-ции души — нафса:

•     Нафс аль-Аммара Биссу (повелевающий нафс) может быть выражен как Ид. Этот этап нафса, управляемый принципом удовольствия, стремится к немедленному удовлетворению. Он жаждет только удовлетворения желаний.

•     Нафс аль-Лявамма (обвиняющий нафс) является вторым этапом развития нафса и имеет некоторую эквивалентность фрейдистским концепциям эго и суперэго. Эго действует на принцип реальности, который стремится удовлетворить желания Ид в реалистичных и социально приемлемых способах.

•     Нафс аль-Мутмаинна (умиротворенный нафс) — самая высокая и чистая стадия нафса, которой, возможно, Фрейд никогда не занимался. Согласно Фрейду, ключ к здоровой личности — это баланс между ид, эго и суперэго. На этом этапе нафс спокоен и нет конфликта интересов в совершении праведных дел или действий. Здесь основное внимание уделяется не материальной жизни, а лучшему будущему.

Работа Х. Рассула содержит анализ большого числа эмпирических психологических исследований, которые показывают, что религиозность (вера) в целом способствует улучшению психического здоровья, а люди, которые более религиозны / духовны, имеют лучшее психическое здоровье и быстрее адаптируются к проблемам со здоровьем по сравнению с менее религиозными / духовными [26; 27]. Кроме того, результаты исследований показывают, что снижение риска депрессий, суицида, беспокойств и даже психических расстройств связано с религиозной верой человека.

Большое внимание Х. Рассул уделяет практическим вопросам психологического консультирования мусульман. В частности он предлагает интересные практические материалы для семейного и добрачного консультирования пары, в котором должны принимать участие не только психолог, но и имам, врач, и даже консультант по планированию финансов.

Психология в исламской перспективе

Айша Утц, ранее Laureen Marie Hamdan — американка, в настоящее время проживающая в Эр-Рияде (Саудовская Аравия). Имеет докторскую степень в области клинической психологии в университете Западной Вирджинии (США) и степень бакалавра в области исламоведения в Американском открытом университете (American Open University, Вирджиния, США). Она написала более ста статей для журнала «Al-Jumuah» и несколько книг. Она написала несколько профессиональных журнальных статей и глав книги, связанных с темой психологии и ислама, представила эти идеи на ряде профессиональных конференций и регулярно интегрирует исламские знания в преподавание психологии. Она также является редактором в «Journal of Muslim Mental Health». Ее усилия в настоящее время направлены на разработку исследовательской программы по изучению взаимосвязи между религиозностью и психическим здоровьем мусульман.

Она приводит примеры интересных исследований, посвященных изучению роли религии в современном мире. Всемирный опрос, проведенный Gallup International [25] в шестидесяти странах мира, показал, что для двух третей респондентов Бог очень важен в их личной жизни, а 87% считают себя принадлежащими к какой-то религии.

Интересно отметить, что 97% респондентов в Западной Африке, где мусульмане являются самой большой и выполняющей религиозные обряды и предписания группой, заявили, что Бог очень важен в их жизни, а 99% западноафриканцев сообщили, что они принадлежат к какой-то религии.

Согласно выводам этого опроса, женщины более религиозны, чем мужчины (69% против 57%), а пожилые люди более религиозны, чем молодые и люди среднего возраста (63% — 59% и 56% соответственно).

В другом исследовании, проведенном Gallup Poll (2007—2008) для определения наиболее и наименее религиозных стран мира [23], восемь из одиннадцати наиболее религиозных стран — это страны с преимущественно мусульманским населением (Египет, Бангладеш, Индонезия, Сьерра-Леоне, Сенегал, Джибути, Марокко и Объединенные Арабские Эмираты). Напротив, только одна мусульманская страна (Азербайджан) вошла в список наименее религиозных стран.

Интересно, что результаты изучения религиозности психологов, проведенного в США, показывают: психологи намного реже идентифицируют себя с религией (16% против 6%), чаще описывают религию как несущественную в своей жизни (48% против 15%) и чаще склонны отрицать веру в Бога (25% против 5%). Они также менее склонны молиться, быть членами религиозных общин или посещать богослужения.

Когда психолога попросили рассмотреть утверждение: «Весь мой подход к жизни основан на моей религии», с этим согласились только 35% психологов, в отличие от 72% населения в целом. На вопрос, верили ли они в Бога, 66% психологов и 95% населения в целом ответили: «Да, и продолжаю это делать». Авторы пришли к выводу, что психологи гораздо менее религиозны, чем население, с которым они работают; при этом участники исследований подчеркивали важность духовности. Духовность в этом случае они относили к более личной стороне, которая не обязательно включает религию. По этой причине некоторые люди называют себя «духовными, но не религиозными» [26].

Анализируя подобные противоречивые результаты эмпирических исследований, А. Утц считает, что психология должна изучать душу и поведение человека в соотнесённости с потусторонним миром. Таким образом, сущность человеческой психики — духовная и метафизическая. Цель человеческой жизни — подчинение и поклонение Творцу [32].

Семейное консультирование мусульман

Манидже Данешпур — профессор, семейный психотерапевт в Alliant International University (США), американка иранского происхождения, имеющая 20-летний опыт работы с мусульманскими клиентами.

Ее книга «Семейная терапия мусульман» [22] посвящена осмыслению опыта работы по консультированию мусульманской семьи.

Подробно останавливаясь на теологических, культурных и политических аспектах ислама, автор дает практические рекомендации, полезные для специалистов. При этом она выделяет основные проблемы семейной терапии мусульман.

Одной из типичных черт она называет то, что мусульмане неохотно предоставляют прямую информацию терапевту. Поэтом крайне важно, чтобы для клиентов было подчеркнуто строгое соблюдение конфиденциальности и добровольное участие в терапии, поскольку концепция конфиденциальности может рассматриваться по-разному в восточных / коллективистских обществах, из которых происходит большинство мусульман.

Далее автор дает ряд практических советов и рекомендаций для психологов-консультантов:

•     В восточной культуре семьи менее склонны делиться информацией о семейных проблемах с психологами. Очень часто мать берет на себя ответственность за поиск помощи детям или по семейным проблемам. Важно просить членов семьи, которые посещают сессию, приглашать других членов семьи, потому что психологическая работа более эффективна, когда все участники берут на себя ответственность за их вклад в проблему и решение.

•     Необходим учет влияния расширенной семьи, старшего поколения на семейные отношения.

•     Если клиенты (члены мусульманских семей) не понимают, когда терапевты предлагают набор методов по изменению определенного поведения, почему они должны изменить это поведение, то это заставляет их испытывать давление. Таким образом, они не могут выполнять какие-либо домашние задания, что заставляет терапевта чувствовать разочарование в отношении сопротивления клиентов.

•     Межпоколенческие противоречия: дети стремятся стать более самостоятельными, а родители хотят, чтобы дети были более послушными.

•     Мусульманские семьи более устойчивы к изменениям, так как их поведение глубоко укоренено в их истории и культуре.

•     Терапевты должны развивать навыки управления сопротивлением, поскольку эти навыки будут способствовать эффективной практике семейной терапии.

•     Терапевты могут преждевременно предлагать некоторые идеи для решения проблем клиентам, но клиенты все еще могут изучать плюсы и минусы изменений и рассматривать новые возможности. Таким образом, клиенты могут сопротивляться, если есть слишком много давления, и никакие терапевтические задачи не будут выполнены.

•     Мусульманские семьи могут использовать веру в предустановление Аллаха, оправдывая свою пассивность в решении проблем ссылками якобы на Его волю.

Таким образом, современные психологи, как в своей практической профессиональной деятельности, так и в теоретических подходах, рассматривают большое число разнообразных тем, связанных с вопросами психологии мусульман в контексте их религиозной веры.

Очевидно, что от психолога, работающего в вышеназванных сферах требуется знание как собственно психологии, так и особенностей ислама, значимых для его клиентов. А это, в свою очередь, связано с получением необходимого образования. В последние десятилетия в различных странах появляется возможность получить образование по психологии в исламском контексте.

Заключение

Активное развитие теории и практики психологического консультирования мусульман как отрасли прикладной и практической психологии связано с совершенствованием культурно-специфических подходов к психологическому консультированию клиентов. Учет религиозного мировоззрения клиента является необходимым условием построения эффективной консультативной практики.

Обзор зарубежной литературы показывает, что психологическое консультирование такой социокультурной группы, как верующие, требует от консультантов знаний особенностей веры, присущий их клиентам, вплоть до обращения за помощью к теологам. Это, прежде всего, знания религиозной антропологии, мистики, укоренившихся в обществе мифов, сакральных народных верований, традиций, преданий.

Психологическое консультирование мусульман представляет собой консультирование в соответствии с общими законами психологии и практики, с учетом специфики религиозного сознания мусульманина.

В силу разных причин в последние десятилетия актуализировалось изучение психологии мусульман.

Между монотеистическими религиями есть немало общего, но есть и своя специфика в онтологии, антропологии, мистике.

Среди мусульман, как за рубежом, так и в России появилось много специалистов, изучивших фундаментальную психологию и ведущих свою профессиональную деятельность с учетом религиозного фактора. Они сочетают в своей работе знания о человеке с научной и религиозной точки зрения. Делясь своим опытом, они проводят эмпирические исследования, пишут научные статьи и книги, часть из которых переводится и на русский язык, что позволяет говорить о развитии теоретической науки и психологической практики, которые практикующие психологи-мусульмане называют «исламской психологией».

 



[8] Этот хадис передали аль-Бухари и Муслим. (Аль-Бухари 6/360, Муслим (2669), Ахмад 3/84, 89, 94 от Абу Саида; аль­Бухари 13/255, Ибн Маджа (3994), Ахмад 2/327, 450, 115, 527 от Абу Хурайры, и Ахмад 4/125 от Шидада ибн Ауса). [Электронный ресурс]URL:https://hadis.info/xadis-stanete-vy-sledovat-obychayam-zhivshix-do-vas-pyad-za-pyadyu-i-lokot-za- loktem/25589/ (дата обращения 11.08.2018)

[10] Интеллигибельность — познание, сверхчувственное; противоположен чувственному, то есть сенсибильности.

Литература

  1. Абу Хамид ал-Газали. Воскрешение наук о вере («Ихйаулумад-Дин»). Избранные главы / Пер. В. В. Наумкина. М.: Наука, 1980 369 c.
  2. Бадри М. Кризис СПИДа: социокультурный взгляд через призму ислама / Пер. с англ. Р. Кулиев и А. Юсуфзаде; ред. М. Нафиева. Баку: СBS, 2011. 276 с.
  3. Бадри М. Размышление. Исследование психики и души человека. Баку: CDS, 2008. 136 с.
  4. Бадри М. Теория и практика исламской психологии / под ред. О.С. Павловой, В.С. Полосина. М.: Аль-Васатыя – умеренность, 2018. 268 с.
  5. Братусь Б.С. К истории создания Московской школы христианской психологии: конец XX века // Христианская психология в контексте научного мировоззрения: коллективная монография / под ред. Проф. Братуся Б.С. М.: Никея, 2017. С. 15–49.
  6. Ван Мохд Нор Ван Дауд. Философия и практика образования Сейда Мухаммада Накыба аль-Аттаса – изложение исходной концепции исламизации / Пер. с англ. С.Х. Кямилева. М.: Институт исламской цивилизации, 2006. 574 с.
  7. Василюк Ф.Е. Переживание и молитва (опыт общепсихологического исследования). М.: «Смысл», 2005. 191 с.
  8. Глэддинг С. Психологическое консультирование. 4-е издание. СПб.: Питер, 2002. 736 с. (Мастера психологии).
  9. Ибн Каййим аль-Джаузийя. Ибн Каййим аль-Джаузийя. Деяния сердец: В 3 т. Т. 1. М.: Издательский дом УММА, 2014. 528 с.
  10. Инина Н.В. Вера и религиозность как объекты психологического исследования // Христианская психология в контексте научного мировоззрения: коллективная монография / под ред. Проф. Братуся Б.С. М.: Никея, 2017. С. 351-385.
  11. Павлова О.С. Психология ислама: институционализация научной дисциплины в российском контексте// Минбар. Исламские исследования. 2018, Т. 11. № 1. С. 169–181. doi:10.31162/2618-9569-2018-11-1-169-181
  12. Павлова О.С. Психология религии в исламской парадигме: состояние и перспективы развития // Ислам в современном мире. 2015, Т 11. № 4. С. 207–222. doi:10.20536/2074-1529-2015-11-4-207-222
  13. Павлова О.С. Религиозная и этническая идентичность мусульман Северо-Западного и Северо-Восточного Кавказа: содержание и особенности соотношения // Ислам в современном мире. 2015, Т. 11. № 2. С. 75-86. doi:10.20536/2074-1529-2015-11-2-75-86
  14. Спилка Б., Лэдд К.Л. Психология молитвы. Научный подход / Пер. с англ. Гритчина О.Б. – Харьков: изд-во «Гуманитарный Центр», 2015. – 256 с.
  15. Энциклопедия хадисов [Электронный ресурс]. URL: https://hadis.info/xadis-stanete-vy-sledovat-obychayam-zhivshix-do-vas-pyad-za-pyadyu-i-lokot-za-loktem/25589/ (дата обращения 11.08.2018)
  16. Al-AttasSyed Mohammad Naquib. Islam and Secularism [Электронный ресурс]. Kuala Lumpur: International Institute of Islamic Thought and Civilization (ISTAC), 1993. 197 p. URL: https://archive.org/stream/IslamAndSecularismAlAttas/Islam-and-Secularism%20al%20attas_djvu.txt (дата обращения 11.08.2018).
  17. Abu Zaydfl-Balkhi’s Sustenance of the Soul: The cognitive behavior of therapy of ninth century physician / Transl. M. Badri. London; Washington: International Institute of Islamic Thought, 2013. 78 p.
  18. Amer M.М. Counseling and Psychotherapy in Egypt. Ambitious identity of a regional leader [Электронный ресурс] // Handbook of Counseling and Psychotherapy in an International Context / Eds. Roy Moodley, Uwe P. Gielen, Rosa Wu. New York, N.Y.: Routledge P. 44–55. URL: https://books.google.ru/books?id=kcNLhHJBwLEC&lpg=PT73&ots=LdJu5fYOAj&lr&hl=ru&pg=PT73#v=onepage&q&f=false (дата обращения 11.08.2018).
  19. Badri M. Cyber-Counseling for Muslim Clients. Kuala Lumpur: Islamic Boof Trust, 2015. 148 p.
  20. Badri M. The Dilemma of Muslim Psychologists. Kuala Lumpur: Islamic Boof Trust, 2016. 118 p.
  21. Crabtree S., Pelham B. What Alabamians and Iranians have in common [Электронный ресурс]: A global perspective on Americans’ religiosity offers a few surprises // Gallup. 2009. URL: https://news.gallup.com/poll/114211/alabamians-iranians-common.aspx (дата обращения 11.08.2018)
  22. Daneshpour M. Family Therapy with Muslims. New York, N.Y.: Routledge. 2016. 196 p.
  23. Delaney H.D., Miller W.R., Bisono A.M. Religiosity and spirituality among psychologists: A survey of clinician members of the American Psychological Association // Professional Psychology: Research and Practice. 2007. Vol. 38, № 5. P. 541–542. doi:10.1037/0735-7028.38.5.538
  24. Ingersoll R.E. Spirituality, religion and counseling: Dimensions and relationship // Counseling and Values. 1994. Vol. 38, № 2. P. 98-111. doi:10.1002/j.2161-007X.1994.tb00827.x
  25. Gallup International [Электронный ресурс] / Gallup International Association. URL: http://www.gallup-international.com/ (дата обращения 11.08.2018)
  26. Klocker N., Trenerry B., Webster K. How does freedom of religion and belief affect health and wellbeing? A report prepared for VicHealth. Carlton, Australia: Victorian Health Promotion Foundation (VicHealth), 2011. 121 p.
  27. Koenig H.G. Religion, Spirituality, and Health: The Research and Clinical Implications // ISRN Psychiatry, 2012. Article ID 278730. 33 p. doi:10.5402/2012/278730
  28. Malik_Badri [Электронный ресурс] // GoodReads. URL: https://www.goodreads.com/author/show/304163.Malik_Badri (дата обращения 11.08.2018).
  29. Pavlova O. The Values and Social Identity of Russian Muslims // Changing Values and Identities in the Post-Communist World / Eds. N. Lebedeva, R. Dimitrova, J. Berry. Cham, Switzerland: Springer, 2018. P. 99–115.
  30. Rassool G. Hussein. Islamic Counselling: An Introduction to theory and practice. London: Taylor&Francis, 2015. 282 p.
  31. Razi Abu Bakr Muhammad ibn Zakariya. Razi’s Traditional Psychology / Transl. A.J. Arberry. Damascus: Islamic Book Service. 110 p.
  32. Utz A. Psychology from the Islamic perspective. By Aisha Utz. Riyadh: International Islamic Publishing House, 2011. 351 p.

Информация об авторах

Павлова Ольга Сергеевна, кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой этнопсихологии и психологических проблем поликультурного образования, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9702-1550, e-mail: os_pavlova@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2180
В прошлом месяце: 19
В текущем месяце: 14

Скачиваний

Всего: 1987
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 23