Зарубежные исследования сверхвключенного типа родительства («overparenting»)

875

Аннотация

В статье представлен обзор зарубежных исследований, посвященных популярному в последнее время свервключенному типу родительства («overparenting»), который очень подробно исследуется в последнее десятилетие. Показаны основные разновидности этого типа родительства; родительские убеждения, а также влияние этого типа воспитания как на психологические и социальные показатели развития ребенка, так и на его академическую успеваемость.

Общая информация

Ключевые слова: сверхвключенный тип родительства, тип родительства, интенсивное материнство, академическая успеваемость , стиль воспитания, перфекционизм, мотивация, развитие, социальный интеллект, эмоциональный интеллект

Рубрика издания: Психология развития и возрастная психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2019080402

Для цитаты: Прохорова А.А. Зарубежные исследования сверхвключенного типа родительства («overparenting») [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Том 8. № 4. С. 16–24. DOI: 10.17759/jmfp.2019080402

Полный текст

В статье представлен обзор зарубежных исследований, посвященных популярному в последнее время свервключенному типу родительства overparenting»), который очень подробно исследуется в последнее десятилетие. Показаны основные разновидности этого типа родительства, родительские убеждения, а также влияние этого типа воспитания как на психологические и социальные показатели развития ребенка, так и на его академическую успеваемость.

Зарубежные исследователи феномена родительской вовлеченности согласны с тем, что в течение XX века каждое последующее поколение родителей, тратят на своих детей все больше времени. Действительно, с 80-х годов ХХ века воспитание становится все более дето- центрированным.

 

В большинстве психологических исследований феномен родительской включенности в первую очередь оценивается положительно, так как благоприятно воздействует на когнитивные и психосоциальные показатели развития ребенка [44]. Психологи подчеркивают ценность поддержки детского обучения именно родителями. Особенно это касается разрешения сложных для учащихся школьных ситуаций, невозможного без участия семьи.

При этом исследователи едины во мнении о том, что отнюдь не любая родительская вовлеченность благоприятно влияет на академические успехи и психологическое состояние ребенка. Именно неблагоприятные родительские практики воспитания (родители, практикующие чрезмерную защиту, контролирующие и давящие на ребенка), которые выходят за рамки стандартных представлений о нормах родительской вовлеченности, особенно интересуют специалистов.

В современной зарубежной психологии самым широко обсуждаемым типом воспитания стал некогда стереотипный тип родительства, характерный для семей «верхушки среднего класса» второй половины ХХ века. Можно сказать, что такие родители занимались и занимаются «микроменеджментом» своих детей. Они планируют их жизнь до мельчайших деталей — от первых шагов до поступления в университет. Параллельно они пытаются уберечь своих детей от опасностей реального мира, контролируя каждый их шаг.

Впервые о таком типе родительства заговорила Шэрон Хейз в 1996 году в своей книге о трансформации роли материнства «Культурные противоречия материнства» (The cultural contradictions of motherhood) [13].

Автор исследовала связь теории привязанности и материнского статуса. Она расспрашивала матерей дошкольников о том, как они относятся к роли родителя. В результате получился собирательный образ «интенсивной матери», которая выполняет роль главного родителя, отвечает за уход за ребенком, полностью отдает себя его развитию, а также считает себя ответственной за результаты этого развития.

Многие из опрошенных матерей говорили, что только методами «интенсивной вовлеченности», постоянным вниманием и интеллектуальной стимуляцией можно добиться нужных результатов в эмоциональном, социокультурном и когнитивном развитии ребенка. Ш. Хейз заметила, что для того чтобы добиться цели, такие матери ставили на первый план нужды ребенка, которого воспринимали как беспомощное существо, нуждающееся в постоянной защите и опеке. Есть исследования, которые показывают, что такие женщины забывали о себе, становились «заложниками своего статуса» и считали образ «интенсивной матери» равнозначным образу «хорошей матери» и, таким образом, стремились развить в себе нужные для этого качества [41].

Современные американские исследования подтверждают мнение Ш. Хейз и утверждают, что такой тип материнства и в целом родительства является главенствующим в США на протяжении последних десятилетий.

Особую популярность эта тема получила благодаря обширным исследованиям психологов-бихевиори­стов, а также из-за широкого освещения в СМИ. Американская пресса полна историями о том, как родители вмешиваются в обучение детей, подтасовывая результаты экзаменов; составляют для своих подросших детей расписание на каждый день; звонят в университет с требованиями поменять оценку или пытаются договориться с будущими работодателями о размере зарплаты.

Для такого стиля воспитания у американских исследователей есть сразу несколько названий: «overparenting», «indulgent parenting», «intense/intensive mothering», «overbearing care-giving style», «helicopter parenting».

Детальное ознакомление с соответствующей литературой свидетельствует о том, что подобное количество разных терминов и определений говорит об отсутствии единой базовой концепции и стандартизированного понимания явления.

За последние годы феномен «сверхвключенности» overparenting») неоднократно анализировался, измерялся и применялся, при этом на данный момент трудно определить состав его характеристик.

Несмотря на то, что в большинство исследований посвящено изучению этого феномена в среде американских родителей, можно говорить о его глобальности. «Overparenting» — широкий термин, имеющий аналоги в разных языках, а различия терминов обусловлены местными культурными особенностями.

В англоязычных странах для описания сверхвклю- ченного стиля родительства чаще всего используется «helicopter parenting» (дословно — вертолетное роди­тельство). «Вертолетное родительство» — разговорный термин, используемый для описания определенного типа родительской вовлеченности в жизнь ребенка. Подобно вертолетам, такие родители «парят» над своими детьми, в любой момент готовы броситься им на помощь и решить любую проблему, с которой может столкнуться их ребенок. Эти сверхвключенные и готовые пойти на любой риск родители стараются оградить своих детей от любых предполагаемых препятствий и, по-видимому, берут на себя огромный груз личной ответственности за заведомо запланированные ими счастье и успехи своих детей.

Существуют не менее оригинальные метафорически точные описания типов сверхвключенных родителей, встречающиеся в работах зарубежных исследователей:

    «lawnmowers parents» (родители-газонокосилки) или «bulldozer parents» (родители-бульдозеры) — такие родители пытаются оградить детей от любых неудач, буквально убирая все препятствия на пути ребенка;

    «tiger moms» (матери-тигрицы) — применяются для описания воспитания в азиатских семьях в отношении китайско-американских матерей; такие матери придерживаются авторитарного типа воспитания и требуют от своих детей академических достижений, идеальных оценок, высоких результатов в дополнительных занятиях, например, в музыке;

    «curling parents» (родители, играющие в кер­линг) — в скандинавских странах так называют родителей, которые, как в игре, мастерски манипулируют временем и пространством, расчищая для детей путь к их целям;

    «stage mother» — мать ребенка-актера (принято считать, что такая мать, вынуждая своего ребенка добиться успеха в Голливуде, реализует свои несбыв- шиеся мечты);

    «kyoki» — стереотипное представление о японской матери, которая все силы направляет на образование своих детей, не заботясь об их психологическом и физическом благополучии;

    «jewish mother» (еврейская мама) — тревожная, вездесущая, чрезмерная; мечтает, чтобы дети стали докторами или юристами;

    «blackhawk parents» (по названию американского вертолета «Черный ястреб») — такие родители рассматриваются как отряд специального назначения, который сделает все возможное, чтобы обеспечить благоприятный исход/выгодное положение.

Концептуализация и теоретические перспективы

Современная теория сверхвключенного типа роди­тельства (overparenting) подкреплена результатами многочисленных исследований и основывается на теории стилей воспитания, теории семейных систем и передовых практик в воспитании детей.

Часто сверхвключенность (overparenting) является побочным эффектом запутанных семейных систем, в которых желания и цели родителей проецируются и путаются с детскими.

«Overparenting» — практика чрезмерной родительской опеки, при которой родители проявляют повышенное участие в жизни детей, применяют неподходящие и малоадаптивные для данной жизненной стадии развития ребенка тактики воспитания и не учитывают правомерную для конкретного возраста степень детской автономии [39]. В реальности «overparenting» будет проявляться в постоянных советах, директивном поведении, защите ребенка от негативных последствий, в инструментальной поддержке (материальная помощь или помощь конкретными действиями) и озабоченности счастьем ребенка.

Повышенная включенность может быть полезной и адаптивной в малых дозах, но в больших дозах может быть разрушительна для развития ребенка, отсюда и термин «overparenting» (чрезмерное родительство) [15; 36; 29].

Поэтому, несмотря на то, что сверхвключенное поведение родителей осуществляется с наилучшими намерениями, его выделяют как парадоксальное поведение, поскольку оно с большей вероятностью навредит, а не поможет ребенку.

В отличие от других, более неадекватных, мер воспитания (жестокое обращение), родители сверхвклю- ченного типа все же преследуют благородные цели, пытаются выбрать подходящую стратегию воспитания.

В типологии родительских стилей воспитания Дианы Баумринд выделено три основных и различных между собой типа: авторитетный, авторитарный и либеральный, — самый благоприятный (для ребенка) из которых — авторитетный — обеспечивает наличие у ребенка здоровых границ и адаптивно функционирующих схем, развитие более позитивной самооценки и способности к самообучению.

Некоторые исследователи отмечают: несмотря на то, что сверхвключенный тип родительства занимает отдельное место, он похож на каждый из трех перечисленных стилей: авторитарный (жесткие ограничения и правила; отсутствие автономности; родители преследуют свои цели), авторитетный (выражение любви и поддержки; гордость за успехи детей) и либеральный (низкий уровень спроса, но чуткое реагирование на потребности ребенка (со слов родителей) [37]. Несмотря на то, что он имеет общие черты с каждым стилем воспитания по отдельности, он все равно остается уникальным феноменом [39].

Вопрос, почему именно этот популярный в прошлом веке стиль воспитания оказался очень востребованным в последнее время, занимает многих специалистов. Так, исследователь из Корнеллского Университета (США) Патрик Ищизука провел национальный опрос репрезентативной группы из 3600 родителей детей младшего школьного возраста. Опрос показал, что подобный родительской подход к воспитанию универсален, несмотря на образование, уровень заработка и расовую принадлежность [21]. Все родители выражали одинаковую поддержку интенсивного типа воспитания. Склонность к интенсивному воспитанию детей возникает отчасти из-за беспокойства родителей по поводу высокой конкуренции в плане учебы и работы (чем больше дополнительных занятий — тем больше шансов поступить в хороший колледж).

Было установлено, что этот «управляющий подход» hands on parenting») — не просто тип родительства обеспеченных людей, а стандарт, к которому стремится большинство родителей.

Главными исследователями интенсивного роди­тельства в США на данный момент являются американские ученые Холли Шифрин и Мириам Лисс, профессора университета Мэри Вашингтон. Вместе и независимо друг от друга на протяжении двух десятилетий они исследуют вопрос стилей родительского воспитания, особенно материнского.

За это время авторами разработан опросник для выявления общих тенденций и убеждений «вертолетного» родительства (The intensive parenting attitudes questionnaire (IPAQ), а их коллегами — еще несколько (для детей — Helicopter and autonomy supportive parenting scale (HASPS), Helicopter parenting (HP), Helicopter parenting scale (HPS), Over-parenting scale (OPS)) [23].

Как правило, во время проведения исследований «вертолетного» родительства специалисты интересовались поведением и установками обоих родителей, хотя некоторые фокусировались только на матерях. Также и некоторые дети, отвечая на вопросы о родителях, описывали, в первую очередь, поведение матерей [19].

Однако современные специалисты в этой области выбирают гендерный подход и исследуют родителей по отдельности [18; 23]. Результаты некоторых исследований говорят о том, что матери более склонны к «вертолетному» воспитанию, тогда как отцы предпочитают «появляться» для решения более серьезных проблем [38]. Также было выявлено, что именно материнская чрезмерная включенность может привести в последствии к возникновению у детей социальной дезадаптации (чувства отчуждения от сверстников) и низкой уверенности в своих силах [16].

Так, в 2012 году, когда Шифрин и Лисс проводили исследование, измеряющее отношение матерей к «интенсивному» материнству, они использовали разработанную ими методику IPAQ (The intensive parenting attitudes questionnaire). Она состоит из 5 категорий: Эссенциализм (положение, что мать — лучший родитель); Удовлетворенность детоцентрированным подходом к воспитанию; Стимуляция ребенка; Идея о том, что дети — священны, и должны приносить радость и счастье родителям; Идея о том, что процесс воспитания — сложный и утомительный. 181 мама детей младше 5 лет заполнила онлайн опрос.

В результате исследования Шифрин и Лисс, во-первых, удалось выделить основные убеждения «интенсивной матери»: «мать — основной родитель»; «воспитание полностью ориентировано на ребенка»; «удовлетворенность от процесса воспитания ребенка»; «постоянное интеллектуальное стимулирование ребенка»; «воспитание ребенка — очень сложная работа». Во-вторых, оказалось, что все равно придерживаются таких убеждений, несмотря на то что их действия могут иметь негативные последствия для них самих [6; 35].

Результаты опросов показали, что женщины, убежденные в том, что материнство — одна из самых сложных работ в мире, требующая экспертных знаний и навыков — находились в сильном стрессе, депрессии, а также отличались пониженной удовлетворенностью жизнью [35].

Тот факт, что матери, пытающиеся достичь идеала — страдают депрессией, подтверждают и другие исследования. Большинство исследований показало, что такой стиль родительства имеет отрицательные последствия для социального и эмоционального состояний обоих родителей: их общего состояния [19; 30], социального взаимодействия [27; 16; 39]. Вертолетное воспитание предполагает такой уровень обеспокоенности родителей, что они часто скорее сами будут выполнять домашние задания детей, таким образом транслируя, что неудачи нужно избегать любым способом, даже если придется прибегать к мошенничеству.

«Родители-вертолеты» отличаются тем, что они, как правило, интенсивнее включены в жизнь взрослеющего ребенка как непосредственно, так и удаленно (цифровая жизнь) [32; 22; 27]. Такой высокий уровень включенности связан с более высокими показателями поведенческого и психологического контроля [27]. Эти проявления прежде всего связаны с родительской тревогой [30].

Другие исследователи показывают, что такое поведение — попытка родителей избежать неудачи [29]. Так, в 2017 году был проведен эксперимент, в рамках которого нескольких матерей и их детей, некоторые из которых имели социальные сложности (социальное тревожное расстройство), попросили за 10 минут собрать как можно больше пазлов. Большинство матерей сразу же бросились помогать детям. Таким образом, родитель предупреждает угрозу и не предоставляет ребенку возможность попробовать справиться самому. В будущем такой ребенок не сможет самостоятельно достигать цели, а также у него может развиться социальное тревожное расстройство [27].

Исследования влияния сверхвключенного типа родительства (overparenting) на жизнь ребенка

Американские исследователи убеждены, что любым родителям свойственен сверхвключенный тип роди­тельства вне зависимости от того, на каком этапе развития находится их ребенок [32].

При этом большинство исследований связано с изучением влияния такого типа воспитания на подростков и студентов колледжа [29]. Исследований посвященных изучению детей раннего возраста и детей младшего школьного возраста очень немного.

Специалисты, которые исследуют повышенную родительскую вовлеченность на выборке младших школьников и подростков, допускают, что некоторые аспекты такого поведения могут положительно влиять на развитие когнитивных и других способностей ребенка [19]. Во-первых, детям, испытывающим сложности в обучении, повышенное родительское внимание и включенность может пойти на пользу. Во-вторых, такой критерий, как высокие ожидания родителей коррелирует с улучшением общей академической успеваемости учащегося. Исследования говорят о том, что именно родительская вовлеченность (их ожидания) является самым важным критерием при поступлении в вуз. В данном случае родительские ожидания играют большую роль, чем их социально-экономический статус и академическая успеваемость учащегося [3].

Однако тут можно наблюдать и обратное. Сегрин [29] указывает, что в семьях, в которых родительские ожидания выводятся на первый план, родители не дают безусловное позитивное подкрепление, поэтому если в семье заведено, что ребенок может претендовать на любовь только в случае его школьных успехов, это может только внешне стимулировать его лучше учиться, но при этом развить нездоровый перфекционизм. Исследователи называют это явление «неадаптивным перфекционизмом».

Таким образом, во-первых, у детей может возникнуть сложность самоопределения, причиной которого является замена внутренних стимулов к учебе внешними, навязанными родителями. Во-вторых, они могут бояться допустить ошибку и при этом винить себя в том, что они несовершенны. Как показало исследование Хонга, проведенное среди детей среднего подросткового возраста, это происходит из-за того, что родители своими словами и действиями убеждают детей в том, что они не способны сделать что-то хорошо [11].

Важное место отводится исследованиям того, как сверхвключенное поведение родителей влияет на мотивацию учащихся. Исследователи Тайваньского Университета заявляют, что чем больше родитель помогает ребенку, тем больше ребенок нуждается в его помощи, а значит, у него пропадает мотивация и он уже не в состоянии сам понять материал и добиться целей, что заставляет его обращаться к родителям [32]. Если ребенок чувствует, что ему «обязаны» помогать, у него может появиться «выученная беспомощность». Привыкшие к постоянной стимуляции и подкреплению, дети рассчитывают на помощь со стороны родителей и преподавателей. Исследования показывают, что даже мысль о возможности дополнительной помощи может привести к понижению мотивации и поощрению прокрастинации [11]. С другой стороны, если родители содействуют желанию ребенка самому разобраться в сложном материале, но в случае неудачи лишают его любви и поддержки, они тем самым не дают ребенку развить его собственную внутреннюю мотивацию [39]. Получается, что во всех случаях «вертолетное родительство» связано с неадекватно выстроенной мотивацией к учебе, которая может негативно сказываться на академической успеваемости.

Исследование сверхопекаемых подростков показало, что они отличаются пониженной самооценкой и низкой способностью демонстрировать лидерство. Формирование лидерских навыков связано с развитием уверенности в себе, чувства личной эффективности, в то время как сверхвключенность отрицательно влияет на эти процессы, о чем свидетельствуют оценки родителей, учителей и одноклассников. Кроме того, анализ половых различий выявил, что мальчики-подростки больше подвержены сверхвключенности матерей и показывают низкие результаты лидерского поведения по сравнению с девочками [28].

Сверхвключенность родителей может появиться в детско-родительских отношениях на любой стадии развития ребенка, однако сильнее всего оно проявляется, когда ребенок становится старше и необходимость постоянного родительского участия и сопровождения уменьшается. Поэтому так много исследований посвящено периоду ранней взрослости.

Родители выпускников школ и студентов колледжа отличаются повышенной озабоченностью, тревогой за будущее своего ребенка. Чтобы справиться с неопределенностью, они берут вопрос поступления и дальнейшего обучения ребенка в свои руки, принимая решение за детей в тот критический момент их взросления, когда выросшие дети покидают дом и должны стать более независимыми от своих родителей [32].

Исследования показывают, что даже в поздний период отрочества родительское вмешательство особенно влияет на формирование социальных и интеллектуальных способностей детей, а также, что впоследствии дети таких родителей отличаются несамостоятельностью в принятии решений и действий [32].

Одна из главных составляющих модели сверхвклю- ченного типа родительства — постоянные советы и «менеджемент» родителей [39]. Некоторые родители берут на себя ответственность даже за эмоциональное благополучие своего ребенка. Со временем у таких детей могут появиться проблемы с регуляцией эмоций, так как всю их жизнь за это отвечали родители [2].

Есть исследования, в которых доказывается связь между свервключенным типом родительства и проблемами эмоциональной регуляции у молодых людей: депрессией [5; 15; 19], тревожными расстройствами [15; 30] и употреблением лекарственных препаратов (антидепрессантов) [15]. Также дети сверхвключенных родителей склонны использовать неэффективные копинг-стратегии (способы совладания и поведения), такие как замыкание в себе [29], «дистанцирование» и «интернализацию» [30], повышенный интерес к рискованному поведению [28].

Несмотря на то, что тема социального интеллекта остается малоизученной, уже есть убедительные доказательства того, что сверхвключенный тип родитель­ства может разрушительно влиять на формирование некоторых важных способностей человека, определяющих успешность социального общения.

Так, одним из самых ярких примеров является связь между сверхвключенностью родителей с «sense of entitlement» (чувством дозволенности) [34; 36; 32; 40; 39] и нарциссизмом [30] у ребенка.

«Sense of entitlement» и нарциссизм имеют схожие проявления, когда человек ставит себя выше других, не способен считаться с другими, а также испытывает гнев и досаду, когда не оправдываются его грандиозные ожидания и надежды и когда его не ценят. Такие расстройства личности связаны с нарушением развития навыков эмпатии, что не позволяет человеку работать в команде и выстраивать нормальные отношения в стенах учебного заведения.

Также сверхвключенный тип родительства влияет на возникновение трудностей в общении с близкими людьми. Сюда прежде всего относятся проблемы в коммуникации в родительской семье [29], а также страх перед вступлением в собственные долгие отношения (специалисты говорят, что такие люди не заинтересованы жениться) [1].

В настоящее время меньше всего изучен вопрос о том, как такой тип воспитания связан с академической успеваемостью. Исследования в основном касаются детей более старшего возраста. Было несколько исследований детей старшего школьного и юношеского возрастов, результаты которых свидетельствовали о том, что сверхвключенность была связана с низкой академической успеваемостью [9], низкой уверенностью в своих силах [5; 16; 21;], академической дезадаптацией [5; 28], повышенной прокрастинацией [32], снижением мотивации к учебе [2; 5; 9; 36].

Заключение

Молодые люди, которых опекают родители, испытывают сложности перехода с одной стадии взросления на другую, сталкиваясь с проблемами во всех сферах жизни.

Развитие эмоционального и социального интеллекта — необходимое условие для решениях задач роста и саморазвития ребенка, с которыми он должен справляться сам; при сверхключенном типе родительства, успешное развитие этих способностей ставится под угрозу. В то время как родители пытаются взять на себя ответственность и оградить ребенка от проблем на сложном этапе жизни, их действия дают обратный эффект [19; 37] (и получается порочный круг).

На сегодняшний день тема сверхвключенности родителей в жизнь детей занимает особое место в зарубежных исследованиях. Среди данных исследований можно выделить две ветви работ: одни изучают взаимосвязь между сверхвключенным типом родительства и проблемами учащихся с успеваемостью, другие — с особенностями психического развития и состояния детей чрезмерно включенных родителей.

Можно предполагать, что исследовательский интерес к этой теме будет только усиливаться, так как многие ее аспекты еще не исследованы (отцовская вклю­ченность; влияние родительской сверхвключенности на детей младшего возраста; сравнительный анализ типов родительской вовлеченности, учитывающий культурные и социально-экономические аспекты).

Литература

  1. Back Off! Helicopter Parenting and a Retreat From Marriage Among Emerging Adults / B.J. Willoughby [et al.] // Emerging Adults. 2015. Vol. 36. № 5. P. 669–692. doi:10.1177/0192513X13495854
  2. Burke T.J., Segrin C., Farris K.L. Young adult and parent perceptions of facilitation: Associations with overparenting, family functioning, and student adjustment // Journal of Family Communication. 2018. Vol. 18. № 3. P. 233–247. doi:10.1080/15267431.2018.1467913
  3. College Choice and Access to College: Moving Policy, Research and Practice to the 21st century / Ed. A.A. Bergerson // ASHE Higher Education Report. Wiley Periodicals, San Francisco, CA. 2009. Vol. 35. № 4. P. 1–141.
  4. Correlates of Parent Involvement in Students’ Learning: Examination of a National Data Set / D.P. Oswald [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2018. Vol. 27. № 1. P. 316–323. doi:10.1007/s10826-017-0876-4
  5. Darlow V., Norvilitis J., Schuetze P. The Relationship between Helicopter Parenting and Adjustment to College // Journal of Child and Family Studies. 2017. Vol. 26. № 8. P. 2291–2298. doi:10.1007/s10826-017-0751-3.
  6. Development and validation of a quantitative measure of intensive parenting attitudes / M. Liss [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2013. Vol. 22. № 5. P. 621–636. doi:10.1007/s10826-012-9616-y
  7. Developmental Trajectories of Maladaptive Perfectionism in Middle Childhood / R.Y. Hong [et al.] // Journal of personality. 2017. Vol. 85. № 3. P. 409–422. doi:10.1111/jopy.12249
  8. Dimensionality of Helicopter Parenting and Relations to Emotional, Decision-Making, and Academic Functioning in Emerging Adults / A.M. Luebbe [et al.] // Assessment. 2018. Vol. 25. № 7. P. 841–857. doi:10.1177/1073191116665907
  9. Does "tiger parenting" exist? Parenting profiles of Chinese Americans and adolescent developmental outcomes / S.Y. Kim [et al.] // Asian Amer-ican Journal of Psychology. 2013. Vol. 4. № 1. P. 7–18. doi:10.1037/a0030612
  10. Examining the Relationship between Helicopter Parenting and Emerging Adults’ Mindsets Using the Consolidated Helicopter Parenting Scale / H.J. Schiffrin [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2019. Vol. 28. № 5. P. 1207–1219. doi:10.1007/s10826-019-01360-5
  11. Fitzsimons G.M., Finkel E.J. Outsourcing Self-Regulation // Psychological Science. 2011. Vol. 22. № 3. P. 369–375. doi:10.1177/0956797610397955
  12. Gagnon R., Garst B. Examining Overparenting and Child Gender in Adolescence // Journal of Child and Family Studies. 2019. Vol. 28. № 10. P. 2876–2890. doi:10.1007/s10826-019-01467-9
  13. Hays S. The cultural contradictions of motherhood. New Haven: Yale University Press, 1996. 252p.
  14. Helicopter Parenting and Emerging Adult Self-Efficacy: Implications for Mental and Physical Health / K. Reed-Fitzk [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2016. Vol. 25. № 10. P. 3136–3149. doi:10.1007/s10826-016-0466-x
  15. Helicopter parenting, autonomy support, and college students’ mental health and well-being: The moderating role of sex and ethnicity / C.D. Kouros [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2017. Vol. 26. № 3. P. 939–949. doi:10.1007/s10826-016-0614-3
  16. Helicopter Parenting: The Effect of an Overbearing Caregiving Style on Peer Attachment and Self-Efficacy / D.J. Ingen [et al.] // Journal of College Counseling. 2015. Vol.18. № 1. P. 7–20. doi:10.1002/j.2161-1882.2015.00065.x
  17. Helping or hovering? The effects of helicopter parenting on college students’ well-being / H. Schiffrin [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2014. Vol. 23. № 3. P. 548–557. doi:10.1007/s10826-013-9716-3
  18. Indulgent Parenting, Helicopter Parenting, and Well-being of Parents and Emerging Adults / M. Cui [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2018. Vol. 28. № 3. P. 860–871. doi:10.1007/s10826-018-01314-3
  19. Intensive Parenting: Does it Have the Desired Impact on Child Outcomes? / H.H. Schiffrin [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2015. Vol. 24. № 8. P. 2322–2331. doi:10.1007/s10826-014-0035-0
  20. Ishizuka P. Intensive Mothering or Intensive Parenting? How Gender Shapes Parenting Attitudes [Электронный ресурс]. 2016. URL: https://pdfs.semanticscholar.org/6eae/6fa9ecb0f9264e365d48e963b1db473e1bd4.pdf (дата обращения: 06.12.2019).
  21. Ishizuka P. Social Class, Gender, and Contemporary Parenting Standards in the United States: Evidence from a National Survey Experiment // Social Forces. 2019. Vol. 98. № 1. P. 31–58. doi:10.1093/sf/soy107
  22. Kelly L., Duran R.L., Miller-Ott A.E. Helicopter Parenting and Cell-Phone Contact between Parents and Children in College // Southern Communication Journal. 2017. Vol. 82. № 2. P. 102–114. doi:10.1080/1041794X.2017.1310286
  23. Kim S., Hill N.E. Including Fathers in the Picture: A Meta-Analysis of Parental Involvement and Students’ Academic Achievement // Journal of Educational Psychology. 2015. Vol. 107. № 4. P. 919–934. doi:10.1037/edu0000023
  24. Leader Development Begins at Home: Overparenting Harms Adolescent Leader Emergence / Z. Liu [et al.] // Journal of Applied Psychology. 2019. Vol. 104. № 10. P. 1226–1242. doi:10.1037/apl0000402
  25. LeMoyne T., Buchanan T. Does ‘hovering’ matter? Helicopter parenting and its effect on well-being // Sociological Spectrum. 2011. Vol. 31. № 4. P. 399–418. doi:10.1080/02732173.2011.574038
  26. Liss M., Schiffrin H.H. Balancing the big stuff. Finding happiness in work, family, and life. Rowman & Littlefield Publishers, Incorporated, 2017. 264 p.
  27. Maternal Parenting and Child Behaviour: An Observational Study of Childhood Social Anxiety Disorder / J. Asbrand [et al.] // Cognitive Therapy and Research. 2016. Vol. 41. № 4. P. 562–575. doi:10.1007/s10608-016-9828-3
  28. Nelson L.J., Padilla-Walker L.M., Nielson M.G. Is hovering smothering or loving? An examination of parental warmth as a moderator of relations between helicopter parenting and emerging adults’ indices of adjustment // Emerging Adulthood. 2015. Vol. 3. № 4. P. 282–285. doi:10.1177/2167696815576458
  29. Overparenting is associated with child problems and a critical family environment / C. Segrin [et al.] // Journal of Child and Family Studies. 2015. Vol. 24. № 2. P. 470–479. doi:10.1007/s10826-013-9858-3
  30. Parent and child traits associated with overparenting / C. Segrin [et al.] // Journal of Social and Clinical Psychology. 2013. Vol. 32. № 6. P. 569–595. doi:10.1521/jscp.2013.32.6.569
  31. Parent relationships, emotion regulation, psychosocial maturity and college student alcohol use problems / J.L. Fischer [et al.] // Journal of Youth and Adolescence. 2007. Vol. 36. P. 912–926. doi:10.1007/s10964-006-9126-6
  32. Parental monitoring and helicopter parenting relevant to vocational student's procrastination and self-regulated learning / Jon-Chao Hong [et al.] // Learning and Individual Differences. 2015. Vol. 42. P. 139–146. doi:10.1016/j.lindif.2015.08.003
  33. Policy statement on family engagement: From the early years to the early grades [Электронный ресурс] / U.S. Department of Health and Human Services, U.S. Department of Education. 2016. 25 p. // U.S. Department of Education. URL: https://www2.ed.gov/about/inits/ed/earlylearning/files/policy-statement-on-family-engagement.pdf (дата обращения: 06.12.2019)
  34. Richardson E.W., Simons L.G., Futris T.G. Linking family-of-origin experiences and perpetration of sexual coercion: College males’ sense of entitlement // Journal of Child and Family Studies. 2017. Vol. 26. № 3. P. 781–791. doi:10.1007/s10826-016-0592-5
  35. Rizzo K.M., Schiffrin H.H., Liss M. Insight into the parenthood paradox: Mental health outcomes of intensive mothering // Journal of Child and Family Studies. 2013. Vol. 22. № 5. P. 614–620. doi:10.1007/s10826-012-9615-z
  36. Schiffrin H., Liss M. The Effects of Helicopter Parenting on Academic Motivation // Journal of Child and Family Studies. 2017. Vol. 26. № 5. P. 1472–1480. doi:10.1007/s10826-017-0658-z
  37. Segrin C., Flora J. Fostering social and emotional intelligence: What are the best current strategies in parenting? // Social and Personality Psychology Compass. 2019. Vol. 13. № 3. 14 p. doi:10.1111/spc3.12439
  38. Somers P., Settle J.S. The Helicopter Parent: Research toward a Typology (Part I) [Электронный ресурс] // College and University. 2010. Vol. 86. № 1. URL: https://www.questia.com/library/journal/1P3-2148808521/the-helicopter-parent-research-toward-a-typology (дата обращения: 06.12.2019).
  39. The Association Between Overparenting, Parent-Child Communication, and Entitlement and Adaptive Traits in Adult Children / C. Segrin [et al.] // Family Relations. 2012. Vol. 61. № 2. P. 237–252. doi:10.1111/j.1741-3729.2011.00689.x
  40. The Effects of Maternal and Paternal Helicopter Parenting on the Self-determination and Well-being of Emerging Adults / H.H. Schiffrin [et al.] // Journal of Child and Family Studies Online First. 2019. Vol. 28. № 12. P. 3346–3359. doi:10.1007/s10826-019-01513-6
  41. Wall G. Mothers’ Experiences with Intensive Parenting and Brain Development Discourse // Womens Studies International Forum. 2010. Vol. 33. № 3. P. 253–263. doi:10.1016/j.wsif.2010.02.019
  42. Wang M., Sheikh-Khalil S. Does parental involvement matter for student achievement and mental health in high school? // Child Development. 2014. Vol. 85. № 2. P. 610–625. doi:10.1111/cdev.12153
  43. Why do parents become involved? Research findings and implications / K.V. Hoover-Dempsey [et al.] // Elementary School Journal. 2005. Vol. 106. № 2. P. 105–130. doi:10.1086/499194
  44. Wilder S. Effects of parental involvement on academic achievement: a meta-synthesis // Educational Review. 2014. Vol. 66. № 3. P. 377–397. doi:10.1080/00131911.2013.780009

Информация об авторах

Прохорова Анна Александровна, – магистрант, кафедра детской и семейной психотерапии, факультет консультативной и клинической психотерапии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, e-mail: anya.prokhorova@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 1314
В прошлом месяце: 14
В текущем месяце: 6

Скачиваний

Всего: 875
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 0