Психологическое содержание обыденных представлений об эмоционально-волевой сфере личности

1368

Аннотация

В данной статье поднимается вопрос об условиях эффективного взаимодействия профессионалов из различных областей, в частности специалистов психологической службы системы образования, которые для успешного решения своих задач должны взаимодействовать с учителями, родителями, социальными педагогами и др. Основываясь на том, что необходимым условием эффективного взаимодействия является, прежде всего, понимание друг друга его участниками, автор предпринимает попытку эмпирической верификации обыденных представлений о воле, на основании которой определяются прилагательные, наиболее часто используемые для описания волевого и безвольного человека. Результаты использования факторного анализа позволили выявить наличие эмоционального компонента в обыденных представлениях о воле. На основе полученных данных автором был также разработан опросник диагностики волевых качеств личности (ВКЛ), процедура валидизации которого продемонстрировала, что структурированные факторным анализом обыденные представления сопоставимы с теоретическими взглядами на волевую регуляцию. В свою очередь, данный факт побудил автора предпринять более тщательное исследование параметров, диагностируемых методикой ВКЛ, и сделать их элементами системы психологических терминов. Результаты проделанной работы подтвердили, что обыденные представления о воле вполне логично включаются в систему психологических понятий.

Общая информация

Ключевые слова: воля, обыденные представления, эмоционально-волевая сфера личности, психологические понятия

Рубрика издания: Психология развития (Возрастная психология)

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Чумаков М.В. Психологическое содержание обыденных представлений об эмоционально-волевой сфере личности // Психологическая наука и образование. 2006. Том 11. № 1. С. 63–68.

Полный текст

 
Для успешного решения своих задач психологическая служба системы образования должна взаимодействовать с учителями, родителями, социальными педагогами и другими специалистами. В.В. Рубцов отмечает, что современным социокультурным тенденциям отвечает такая историческая общность, как сообщество разнопрофильных специалистов [3]. Эффективность взаимодействия профессионалов из различных областей во многом зависит от того, насколько хорошо уча- 63 стники этого процесса понимают друг друга. Для обеспечения такого понимания необходимо преобразовывать результаты психологических исследований в диагноcтические и развивающие технологии, доступные для восприятия не только профессиональным психологам, но и представителям других профессий, а также родителям и самим учащимся. Существует еще одна возможность обеспечить понимание. Она заключается в наполнении научным содержанием житейских психологических понятий, привычных для большинства людей. Несоответствие «языков» может приводить к тому, что хорошие научные разработки будут мало востребованы практикой, а практический опыт будет плохо интегрироваться наукой.
Нами была предпринята попытка эмпирической верификации обыденных представлений о воле, на основании которой определились прилагательные, наиболее часто используемые для описания волевого и безвольного человека. Факторный анализ позволил сократить списки, выделить параметры волевой сферы [6, 7]. Оказалось, что обыденные представления о воле включают в себя эмоциональный компонент. На основе полученных данных был разработан опросник диагностики волевых качеств личности (ВКЛ) [9]. Помимо общего показателя воли методика диагностирует выраженность девяти волевых качеств, таких, как ответственность, инициативность, решительность, самостоятельность, выдержка, настойчивость, энергичность, внимательность, целеустремленность. Процедура валидизации методики показала, что структурированные факторным анализом обыденные представления сопоставимы с теоретическими взглядами на волевую регуляцию. Эти результаты побудили нас предпринять более тщательное исследование параметров, диагностируемых методикой ВКЛ, сделать их при помощи психологических процедур не только структурированным житейским опытом, но и элементом системы психологических терминов. Для решения этой задачи необходимо было достичь следующие конкретные цели исследования:
Определение положения показателя воли, диагностируемого методикой ВКЛ б4~
в пространстве факторов Р.Б. Кет- телла.
Выяснение взаимосвязей показателя воли и факторов структуры личности Г. Айзенка.
Определение соотношения показателя воли и показателей темперамента по опроснику структуры темперамента (ОСТа) В.М. Русалова.
Определение взаимосвязей показателя воли с показателями методики Ю. Куля (адаптация С.А. Шапкина).
В табл. 1 приведены результаты корреляционного анализа данных методики ВКЛ и методики 16 PF.
Как видно из табл. 1, показатели методики ВКЛ в целом вполне логично вписываются в пространство факторов 16 PF. Если посмотреть на корреляции общего балла с факторами 16 PF, то можно заметить, что волевые люди эмоционально устойчивы, не поддаются случайным колебаниям настроения (С+), активны, энергичны (F+), общительны, мало восприимчивы к угрозе, смелы, решительны (H+), не тревожны, не боязливы, не склонны к чувству вины и самоупрекам (O-), организованны, умеют хорошо контролировать свои эмоции (Q3 +), не фрустрированы (Q4-). Фактор G (сила «сверх Я»), хотя и не получил значимой корреляции с общим баллом по методике, положительно прокоррелировал с показателем ответственности по методике ВКЛ, а фактор Q2 (самостоятельность) - с показателем самостоятельности по методике ВКЛ. Можно сказать, что в основном связи параметров, диагностируемых рассматриваемыми методиками, носят психологически понятный характер и «вычерпывают» из различных факторов Р.Б. Кеттел- ла волевой компонент.
Значения коэффициентов корреляции, приведенные в табл. 2, показывают, что волевые по результатам методики ВКЛ люди имеют тенденцию к экстраверсии и низкому нейротизму. Показатель психотизма не имеет корреляции с общим баллом по методике ВКЛ, но он коррелирует с показателем ответственности, что выглядит вполне логично.
Табл. 3 содержит данные, отражающие представленность свойств темперамента в
 
 
волевых характеристиках. Допущение о возможности такой представленности вытекает из рассмотрения В.М. Русаловым темперамента как психобиологической категории, которая не сводится к прямому проявлению в поведении биологических свойств [4, 5]. Кроме того, личностные черты трактуются некоторыми авторами как многослойная структура, одним из слоев которой являются психофизиологические особенности [11]. Результаты корреляционного анализа, представленные в табл. 3, выявляют определенные тенденции. Рассмотрение коэффициентов корреляции общего балла по методике ВКЛ с различными шкалами методики В.М. Русалова показывает, что понятие «волевой» в терминах, положенных в основу методики ОСТа, наполняется следующим содержанием: высокая работоспособность, стремление к напряженному физическому и умственному труду, жажда деятельности (ЭР+); общительность, легкость установления социальных связей, стремление к лидерству (СЭР+); стремление к разнообразным формам деятельности, легкость переключения с одной деятельности на другую (П+); легкость переключения в процессе общения (СП+); легкость речи, быстрая вербализация (СТ+); низкая чувствительность к неудачам в общении, спокойствие, уверенность в себе (СЭМ-). Предметный темп, характеризующийся высокой психомоторной скоростью осуществления операций в предметной деятельности, положительно коррелирует с энергичностью. Предметная эмоциональная чувствительность (ЭМ+), характеризуемая как высокое беспокойство, неуверенность, ощущение своей неполноценности, тревога по поводу работы, чувствительность к неудачам, отрицательно коррелирует с решительностью и самостоятельностью по методике ВКЛ. Связи данной шкалы ОСТа со шкалами методики ВКЛ не однородны. Шкала ответственности коррелирует со шкалой предметной эмоциональности положительно. Ответственные испытуемые склонны к тревожности и чувствительны к неудачам. Подобное расхождение мы наблюдаем и в отношении шкалы социальной пластичности. Отрицательная корреляция данной шкалы со шкалой ответственности характеризует ответственных испытуемых как склонных к тщательному продумыванию своего поведения в процессе социального взаи-
 
 
 
модействия. Эти результаты согласуются с нашими представлениями о структуре шкал методики ВКЛ и данными предыдущих исследований [6, 7, 8, 9]. В соотношении шкалы ответственности и ряда других шкал методики ВКЛ, отражающих энергичность, активность, выражается представление о воле как совокупности сильной энергетики и высокого самоконтроля. В целом шкалы методики ОСТа непротиворечиво связаны со шкалами методики ВКЛ.
Результаты корреляционного анализа, представленные в табл. 4, демонстрируют взаимосвязи шкал опросника ВКЛ и опросника Ю. Куля (адаптация С.А. Шапкина). Понятие контроля за действием, введенное Ю. Кулем, по мнению ряда авторов, по существу, тождественно понятию воли и означает совокупность процессов, отвечающих за реализацию намерения, осуществляемую после принятия решения [1, 10]. Волевые характеристики, диагностируемые опросником ВКЛ, в целом соотносятся с ориентацией на действие, которая означает высокую продуктивность на фоне низкой эмоциональной напряженности. Дополнительного исследования требует тот факт, что показатели опросника ВКЛ положительно коррелируют со шкалами контроля за действием при неудачах и планировании и не коррелируют со шкалой контроля за действием при реализации. Полученная картина согласуется с некоторыми литературными данными. Результаты факторного анализа, проведенного С.А. Шапкиным, показали отнесенность шкал КД(н) и КД(п), с одной стороны, и шкалы КД(р), с другой стороны, к различным факторам. Высокие показатели по шкалам КД(н) и КД(п) соотносятся с низким нейро- тизмом и личностной тревожностью [10].
В результате проведенных исследований можно сказать, что представления о воле, выделенные в результате структурирования психологическими средствами усредненного опыта людей, закрепленного в языке, вполне логично включаются в систему психологических понятий

Литература

  1. Васильев И.А., Магомед-Эминов М.М. Мотивация и контроль за действием. М., 1991.
  2. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии: В 2 т. М., 1989. Т. 2.
  3. Рубцов В.В. Основы социально-генетической психологии. М.; Воронеж, 1996.
  4. Русалов В.М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979.
  5. Русалов В.М. Опросник структуры темперамента: Методическое пособие. М., 1992.
  6. Чумаков М.В. Выделение волевых черт личности на основе семантического сходства // Ярославский психологический вестник. 2003. Вып. 10.
  7. Чумаков М.В. Исследование личностных проявлений «безвольного» человека методом семантического сходства // Ярославский психологический вестник. 2002. Вып. 8.
  8. Чумаков М.В. Волевые качества личности в теоретических и обыденных представлениях //Ежегодник Российского психологического общества: Материалы 3-го Всероссийского съезда психологов, 25–28 июня 2003 г.: В 8 т. СПб., 2003. Т. 8.
  9. Чумаков М.В. Опросник диагностики волевых качеств личности. Ярославль, 2004.
  10. Шапкин С.А. Экспериментальное изучение волевых процессов. М., 1997.
  11. Шмелев А.Г. Психодиагностика личностных черт. СПб., 2002.

Информация об авторах

Чумаков Михаил Владиславович, кандидат психологических наук, Курганский государственный университет, Курган, Россия, e-mail: mikail@zaukau.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2561
В прошлом месяце: 19
В текущем месяце: 2

Скачиваний

Всего: 1368
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 0