Роль неформальной коммуникации в самореализации преподавателя технического университета

691

Аннотация

Проанализированы преимущества неформальной межличностной научной коммуникации, ее свойства и функции: оперативность, избирательность, оценка, извлечение прикладного содержания, передача неформального содержания, обратная связь. Описываются результаты эмпирического исследования, проведенного в Донецком национальном техническом университете, целью которого было изучение специфических функций неформальной межличностной коммуникации, оказывающих влияние на деятельность личности в научно-технической сфере и на ее возможности самореализации. Предполагалось, что преподаватели технических вузов с высоким уровнем самореализации для эффективного разрешения профессиональных задач отдают предпочтение неформальной межличностной научной коммуникации. В исследовании принимали участие специалисты со стажем работы от 5 до 40 лет и выше: профессора, доценты, инженеры, ассистенты, заведующие лабораториями (выборка 262 человека). Показано, что наиболее значимыми составляющими неформального общения для преподавателей технического университета с высоким уровнем самореализации являются обратная связь, функция передачи неформального содержания.

Общая информация

Ключевые слова: формальная коммуникация, неформальная коммуникация, самореализация, научно-техническая деятельность

Рубрика издания: Психология образования

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Яковицкая Л.С. Роль неформальной коммуникации в самореализации преподавателя технического университета // Психологическая наука и образование. 2013. Том 18. № 4. С. 28–36.

Полный текст

Введение

Любая профессиональная деятельность является постоянно развивающимся производственным процессом, в котором участвует большое число людей. Не исключение и деятельность преподавателей технического вуза, которая берет свое начало не только в целенаправленной активности отдельных людей, но и в совместной работе многих, т. е. в дифференцированном по специализированным функциям «профессиональном сотрудничестве».

Профессиональная научно-техническая деятельность также предполагает совместную ответственность специалистов за свои действия. Примером этого может служить усовершенствование технической установки или производственного станка, которое приводит к потере авторства. «Все становится анонимным, – писал К. Ясперс. – Достижения одного человека тонут в достижениях других» [7, с. 122]. Требование общей ответственности приводит в конечном итоге к осознанию необходимости достижения межличностного взаимопонимания. Таким образом, научно-техническая деятельность в вузе проявляется и как активная способность, и как объединительная сила, свойственная не столько отдельно взятой личности, сколько всему коллективу профессионалов в целом.

Благодаря тому что профессиональная деятельность требует взаимодействия участников, меняется и само понимание коммуникации: профессиональная деятельность должна сопровождаться диалогическими отношениями между коллегами, взаимодействием различных позиций, мнений, ценностных и культурных ориентаций. По мнению А. А. Вербицкого, «функциональное объединение актуальных качеств субъекта в соответствии с требованиями деятельности, формирование определенной структуры этих качеств является исходным моментом становления системы профессионально важных свойств» [2, c. 182]. Одним из таких свойств и являются коммуникативные умения субъекта [1; 6].

Одновременно на межвузовском и межгосударственном уровнях укрепляется тенденция к сотрудничеству и коллегиальным исследованиям, повышается важность конференций и научных коллоквиумов, расширяется научный обмен между университетами. Все эти мероприятия имеют целью расширить неформальные контакты между учеными. Это указывает на признание в научных кругах роли неформальной коммуникации, а также увеличение нашей зависимости от нее. Американский исследователь Т. Дж. Аллен пишет, что само по себе издание статьи или книги еще не гарантирует передачу информации. Специалисты технической сферы не читают много, поэтому научная литература не такой уж эффективный способ трансляции информации, но они достаточно широко используют внешние личные контакты. И эти контакты являются более эффективными, чем формальная литература [3]. В. А. Петровский отмечает, что межличностные отношения возникают в деятельности, опосредствуются деятельностью и в деятельности непосредственно проявляются [5]. Говоря «межличностные отношения», А. В. Петровский делал акцент на первом из этих двух слов. Все члены группы рассматривались им как вступающие в личные отношения друг с другом по поводу деловых, «деятельностных» инструкций; их личные отношения, по словам автора, опосредствуются содержанием и формой организации совместной деятельности, но при этом сохраняют психологический статус «субъект-субъектных» отношений [4].

Неформальные контакты ориентированы на человека. Вследствие этого в современном обществе преподаватели вузов должны выполнять функции «диспетчера», т. е. выбирать информацию, толковать ее и направлять тем, для кого она является полезной, например, студентам как будущим специалистам, производственным предприятиям или исполнительным службам. Именно посредством неформальной коммуникации часто удовлетворяется потребность в информации, которая еще не была отчетливо осознана и выражена. Такая коммуникативная связь предоставляет специалисту знания, полезные для него, хотя он сам их специально не искал. Или потому, что не знал об их существовании, или потому, что без «диспетчера» не понимал их значимости для достижения своей цели.

Следующее важное свойство неформальной межличностной коммуникации заключается в том, что межличностные каналы предоставляют дополнительную разъяснительную информацию, которую не всегда несут в себе формальные источники. Эта информация обычно содержит рекомендации относительно методики проведения исследования. Она не передается на уровне формальной литературы или недостаточно детализируется для ее осмысления. Негативные результаты исследований чаще распространяются также через неформальные контакты.

Еще одно немаловажное свойство неформальной межличностной коммуникации – этот канал требует сравнительно малых затрат. Т. Аллен и П. Герстбергер обнаружили, что инженеры, выбирая информационные каналы, действуют по принципу не наибольшей выгоды, а наименьшей потери [8]. Важность неформальной коммуникации для технической деятельности, ее доступность и эффективность подтверждает и В. Карлсон [9]. Он утверждает, что 70 % первых попыток найти информацию, необходимую для проведения исследования, неформальны по своей природе. А инженеры, которые обращаются сначала к неформальным источникам информации, получают при одинаковых начальных условиях большую долю необходимой им информации.

Важные преимущества неформальной межличностной научной коммуникации обобщил Г. Мензель. Такими преимуществами, по его мнению, являются оперативность, избирательность, оценка, извлечение прикладного содержания, передача неформального содержания, обратная связь [10, c. 112–114].

Несмотря на признаваемый психологами факт чрезвычайной важности неформального общения в профессиональной деятельности, его особенности и значимость для личностного развития преподавателей технического университета изучены пока недостаточно. В проведенном нами исследовании мы рассматривали неформальную коммуникацию в профессиональной деятельности преподавателей технического вуза как систему внутренних ресурсов, основу которой обеспечивают характеристики самореализующейся личности (принятие себя и других, социальный интерес, демократичный характер), необходимых для социальной интеграции, построения эффективного сотрудничества в значимых ситуациях профессионального взаимодействия.

Целью исследования было изучение особенностей неформальной межличностной коммуникации преподавателей технического университета, выделение составляющих, которые могут эффективно влиять на развитие личности в научно-технической сфере, на рост возможностей ее самореализации.

В исследовании принимали участие специалисты со стажем работы от 5 до 40 лет и выше: профессора, доценты, инженеры, ассистенты, заведующие лабораториями (выборка 262 человека). По уровню самореализации (в расчет брались как косвенные характеристики1 (А. Маслоу, 1999), так и данные стандартизированной методики «САМОАЛ»). Исследуемые были разделены на три группы с низкой, средней и высокой потребностью в самореализации. Каждая из этих групп соответственно была поделена еще на две подгруппы по признаку стажа: до 15 лет, от 20 лет и более. Методами исследования были беседа, стандартизированное задание. В беседе мы спрашивали у коллег: «Какой из видов коммуникации Вы предпочитаете (формальный или неформальный) и почему?», «В чем заключаются, по Вашему мнению, преимущества неформального вида коммуникации?». Стандартизированное задание включало в себя выбор преимуществ (оперативность, избирательность, оценка, извлечения прикладного содержания, передача неформального содержания, обратная связь), которые, по мнению респондентов, несет в себе неформальная межличностная коммуникация.

Результаты исследования

В группе с низким уровнем самореализации и стажем до 15 лет респонденты, выбирая желаемый вид коммуникации, поделились поровну. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, большинство из них ссылались на важность обратной связи – 42 %; оперативность выбрали 35 % респондентов; избирательность – 19 % (это свойство выбирали только респонденты, которые предпочитали формально общаться с коллегами); извлечения прикладных смыслов выбрали 15 % респондентов; оценку и передачу неформального содержания, соответственно, 8 % и 4 % респондентов.

В группе с низким уровнем самореализации и стажем до 20 лет и более респонденты, выбирая желаемый вид коммуникации, также поделились примерно поровну. 43 % выбрали формальный вид коммуникации; 57 % предпочли неформальный ее вид. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, большинство респондентов выбрали оперативность (35 %); избирательность указали 29 %; ссылались на важность обратной связи 14 % респондентов; оценку, извлечение прикладных смыслов и передачу неформального содержания выбрали по 1 % респондентов.

В группе со средним уровнем самореализации и стажем до 15 лет большинство респондентов выбрали неформальный вид коммуникации (66 %); 34 % респондентов выбрали формальный вид коммуникации. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, испытуемые чаще выбирали оперативность и наличие обратной связи, соответственно, 43 % и 46 % респондентов; избирательность 17 % (это свойство выбрали пять из шести респондентов, которые предпочли формально общаться с коллегами); передачу неформального содержания отметили 14 % респондентов; извлечение прикладных смыслов – 11 % респондентов; оценку считают важной 9 % респондентов.

В группе со средним уровнем самореализации и стажем до 20 лет и более респонденты, выбирая желаемый вид коммуникации, неформальный вида коммуникации предпочли 73 %; 27 % выбрали формальный вид коммуникации. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, большинство респондентов указали обратную связь – 5 %; оперативность – 41 % респондентов; избирательность и передачу неформального содержания выбрали по 2 % респондентов; извлечение прикладных смыслов – 16 % респондентов; на важность оценки сослались 8 % респондентов.

В группе с высоким уровнем самореализации и стажем до 15 лет, выбирая желаемый вид коммуникации, респонденты также предпочли неформальную коммуникацию (65 %) и 35 % выбрали формальный вид коммуникации. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, большинство респондентов выбрали обратную связь (54 %); оперативность указали 35 % респондентов; передачу неформального содержания выбрали 16 % респондентов извлечение прикладных смыслов – 11 % респондентов; на важность оценки сослались 8 % респондентов и избирательность указали 5 % респондентов.

В группе с высоким уровнем самореализации и стажем до 20 лет и более 68 % респондентов как желаемый вид коммуникации выбрали неформальный. 32 % респондентов предпочли формальный вид коммуникации. Анализируя преимущества неформального вида коммуникации, большинство респондентов указали на важность обратной связи (48 %); оперативность – 33 %; передачу неформального содержания указали 23 %; избирательность – 18 %; на важность оценки сослались 1 % респондентов; извлечение прикладных смыслов – 3 % респондентов. Значимые результаты представлены на рис. 1.

Разница между выборами формального и неформального видов коммуникации с ростом уровня самореализации меняется в пользу последнего. Для статистического анализа данных использовали меры связи, основанные на предпочтении. Для исследования взаимосвязи качественных альтернативных признаков, принимающих только два взаимоисключающих значения, использовали коэффициент ассоциации (Q) и контингенции (F). Мы получили среднюю положительную связь для групп со стажем до 15 лет (Q=0.3) и для групп со стажем от 20 лет (Q=0.23). Для более детального статистического анализа в расчет включили еще один признак – переменную «преимущества неформальной коммуникации», и использовали частную корреляцию.

Активная природа самой межличностной коммуникации в научной сфере очевидна, среди коллег очень редко используются однонаправленные каналы связи. Эффект обратной связи особенно важен в профессиональной коммуникации, когда коллектив сотрудников принимает или вырабатывает общие решения. Так специалист, обладающий лучшей интуицией, способностью выделять главную информацию из услышанного, обобщать и ранжировать выводы, устанавливает более эффективную обратную связь (что проявляется в ответах на вопросы, характере запросов информации, собственных мыслях, обобщении элементов предметного содержания, невербальных реактивных действиях). Причинами неэффективной профессиональной коммуникации, отсутствия обратной связи могут стать неполнота воспринимаемой информации, слабая память исполнителей, плохая структура указаний или иных сообщений, невнимание к словам коллег. Общеизвестно, что обратная связь является важнейшим механизмом любого взаимодействия. Получаемые с ее помощью сведения позволяют, в частности, проводить коррекцию действий, мыслей, если это необходимо в процессе обучения. Функция коррекции, выполняемая обратной связью, весьма существенна и в контексте взаимодействия внутри профессиональной научно-технической группы. Роль обратной связи для неформальной коммуникации в научно-технической деятельности своими выборами показали как ученые, так и инженеры (рис. 2).

Динамика выбора показателя обратной связи относительно уровня самореализации наиболее выражена в группе со стажем от 20 лет. У опытных специалистов с выраженной потребностью в самореализации накапливаются не только опыт и знания, но и формируется готовность поделиться ими. Когда мы делимся своими мыслями, всегда видим реакцию на них и, в свою очередь, отвечаем на позиции, что услышали. Это дает возможность проверять идеи и более четко толковать их содержание. Статистический анализ показал высокую положительную связь уровня самореализации и показателя выбора обратной связи в этой группе. Коэффициент ассоциации 0.7, а коэффициент контингенции 0.37, что позволяет сделать вывод о наличии существенной зависимости между изучаемыми признаками.

Высокий выбор обратной связи в группе с низким уровнем самореализации и стажем до 15 лет связываем с социальной составляющей, которую содержит этот показатель. Одновременно он позволяет судить менее опытному специалисту, насколько его действия одобряются производственным окружением. Корреляционная связь уровня самореализации и показателя выбора обратной связи в этой группе средняя положительная (Q=0.24). Косвенным подтверждением вывода является и динамика выбора позиции передачи неформального содержания (рис. 3).

И по возрасту и по уровню самореализации значимость этого показателя возрастает. Функция передачи неформального содержания оказалась значимо связанной с уровнем самореализации для обеих возрастных категорий (коэффициент ассоциации 0.64, а коэффициент контингенции 0.22 в группах со стажем до 15 лет, соответственно Q=0.94, F=0.34 в группах со стажем от 20 лет). Коллеги считают, что сам по себе печатный текст статьи или проекта еще не гарантирует точную передачу информации, поэтому специалисты, работающие в научно-технической сфере, достаточно широко используют внешние личные контакты, так как за пределами самых подробных описаний остаются десятки важных мелочей как технического плана, так и экономического или социального. Для получения подробной информации межличностные контакты часто более эффективны, чем формальные переговоры. Понимание важности неформального общения приходит с опытом и определяется уровнем личностной самореализации специалиста.

Избирательность – личное отношение специалиста к коллегам, которое зависит от их авторитетности или полезности (работают в смежной области, есть общие потребности и интересы) для него (рис. 4).

Нисходящая динамика наблюдается как по возрасту, так и по уровню самореализации, но в разных возрастных группах фиксировались различия при выборе этого показателя. Анализ результатов в зависимости от стажа показал, что в группах со стажем от 20 лет среднее количество выборов избирательности в отношениях значительно выше. Объяснить их можно желанием выбирать коллег и профессиональное окружение, основанное на личностных рассуждениях вроде: «Мой опыт и мой статус позволяют мне это делать», «Точно знаю, сотрудничество с кем даст лучшие результаты и будет наиболее полезно». Корреляционная связь значимости избирательности в отношениях и уровня самореализации средняя отрицательная (Q=–0.3). Именно такое объяснение возможно потому, что больше к избирательности в общении склонны коллеги с низким уровнем самореализации. В группе со стажем до 15 лет коэффициент ассоциации –0.63, а коэффициент контингенции –0.22, что позволяет сделать вывод о наличии существенной обратной зависимости между изучаемыми признаками. В этой группе избирательность в общении выбирали в основном те респонденты, склонные к формальной коммуникации. Этот факт можно объяснить низкой профессиональной адаптацией и закрытостью для межличностных отношений. Очевидно, что с повышением уровня самореализации улучшается как адаптация к профессиональной среде, так и открытость, и гибкость в социальных отношениях, поэтому значимость избирательности для успешного профессионального взаимодействия снижается.

Оперативность для специалистов научно-технической сферы скорее является атрибутом их профессиональной деятельности, а не преимуществом неформальной коммуникации, поэтому одинаково высоко была оценена во всех группах, и динамика для групп с разным уровнем самореализации не прослеживалась. Оценка как составляющая неформального вида коммуникации во всех группах имела незначительное количество выборов. Это еще раз подтверждает, что специалисты научно-технической сферы часто являются интровертами, поэтому не имеют выраженной потребности во внешнем оценивании. Именно по этим причинам шкала прикладных смыслов также не имеет значимых величин: инженеры предпочитают самостоятельно изучать и оценивать условия актуальных ситуаций, выбирать, по их мнению, наиболее эффективный определенный алгоритм действий, который соответствует их потребностям и смыслам.

Выводы

Таким образом, неформальные межличностные отношения сами по себе важны и для процесса управления обменом информацией в профессиональной деятельности, и для личностной самореализации. Неформальную беседу с коллегами постоянно без особого труда можно перенаправлять в необходимое русло. Наиболее значимыми составляющими неформального общения для преподавателей технического университета с высоким уровнем самореализации, согласно результатам проведенного исследования, являются «обратная связь», «функция передачи неформального содержания». Между «избирательностью» и «уровнем самореализации» была установлена обратная зависимость. «Оперативность» как преимущество неформальной коммуникации одинаково высоко оценили все участники исследования независимо от уровня самореализации. Преимущества «оценка» и «извлечение прикладных смыслов» получили незначительное количество выборов во всех исследуемых подгруппах.

Заключение

В последнее время становятся привычными, а по мнению определенной части представителей технических наук, даже целесообразными высказывания по поводу углубления пропасти, которая разделяет представителей разных научных областей. Недостаточно внимания уделяется взаимосвязи между вышеуказанной изолированностью представителей различных научных отраслей и внутренними механизмами развития науки в целом. В этом смысле ученые осуществляют свои исследования в отдельных областях, что не дает им возможности ни уточнить, ни сравнить, ни защитить свои идеи. Иногда действительно ученые исследуют различные явления, но часто эта разница коренится в их сознании, в отношении одной группы коллег к другой. Углубляясь в собственную специализацию, мы тем самым ослабляем свои коммуникации с другими научными группами. Таким образом, наше знание уверенно развивается вглубь, но не может разрастаться вширь. В образовательной среде эту ситуацию в некоторой степени пытаются компенсировать через открытие и распространение новых специальностей, а не через врастание в уже существующие специальности. При таких обстоятельствах определенная закономерность одной группой может и не быть обнаружена, а для другой она будет бесспорной, но на интуитивном уровне (хорошим примером может быть техническая и гуманитарная плоскость знаний). Тем не менее, точность отдельных решений актуальных проблем будет повышаться, несмотря на то, что будут существовать потери в других ситуациях. Исходя из этого примера, вполне понятно, что формальная коммуникация, которая осуществляется через отраслевые барьеры, имеет ограниченную и утилитарную направленность. Очевидно, что такая изолированность должна быть преодолена через изучение специфики формальных и неформальных систем коммуникаций в техническом вузе.

 

1 Под косвенными характеристиками мы понимаем: толерантность к противоречиям и неопределенности; концентрация на призвании, любимой работе, которую участники исследования считают важной; чувствительность к новизне; социальные интересы; глубокие межличностные взаимоотношения; демократический характер; креативность; автономность и уверенность в себе. Косвенными они в исследовании названы по критерию способа получения информации непрямое общение (беседы с коллегами, газетные статьи, автобиографии, воспоминания); косвенное наблюдение во время личных встреч.

Литература

  1. Баранников К. Ю. Взаимопомощь в трудовом коллективе и ее связь с силовыми параметрами организационной культуры [Электронный ре- сурс] // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru 2012. № 4. URL: http://psyedu.ru/
  2. Вербицкий А. А. Активное обучение в высшей школе: контекстный подход. М., 1991.
  3. Коммуникация в современной науке / Сост., общ. ред. и вступит. статья Э. М. Мирского и В. Н. Садовского. М., 1976.
  4. Петровский А. В. Личность. Деятельность. Коллектив. М., 1982.
  5. Петровский В. А. Деятельностное опосредст- вование межличностных отношений: феномены, сущность // Социальная психология и общество. 2011. № 1. C. 5–16.
  6. Сачкова М. Е. Западноевропейский подход к исследованию феноменов власти и статусных отношений в группах разного типа [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru 2010. №5. URL: http://psyedu.ru/
  7. Ясперс К. Смысл и назначение истории. М., 1991.
  8. Allen T. J. Criteria for Selection of Informa- tion Source [Електронний ресурс] / T. J. Allen,
    P. G. Gerstberger // Report. Cambridge, MIT, 1967. URL :dspace.mit.edu/bitstream/handle/1721.1/.../ criteriaforselec00alle.pdf?.
  9. Carlson W. M. Engineering Information for Nation- al Defense // Engineering Societies and their Litera- ture Programs. N.Y., 1967.
  10. Menzel H. Information Needs and Uses in Sci- ence and Technology //Annual Review of Informa- tion Science and Technology, N.Y. Vol. 1. 1966.

Информация об авторах

Яковицкая Л.С., кандидат психологических наук, доцент кафедры социологии и политологии Донецкого национального технического университета (Украина)

Метрики

Просмотров

Всего: 1786
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 6

Скачиваний

Всего: 691
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 5