Особенности взаимосвязи антисоциально направленной креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии

1049

Аннотация

В статье приводятся данные эмпирического исследования связи антисоциально направленной креативности и ценностей. В качестве испытуемых были привлечены футбольные болельщики и подростки с разным уровнем агрессии (N = 124). Использовались опросник агрессии Басса–Перри, TCI-125 (К. Клонингер), блок социальных ситуаций для выявления креативного потенциала, «Портретный ценностный опросник – пересмотренный PVQ-R» и русскоязычная версия опросника «The malevolent creativity behavior scale» (Hao et al.). Основная гипотеза исследования, согласно которой взаимосвязь креативности и ценностей принципиально различна по своему характеру в группах с разным уровнем агрессии, получила подтверждение. Особое значение имеет выраженность у субъектов ценностей личного фокуса «Самостоятельность мысли», «Стимуляция» и «Репутация» и снижение значимости ценностей социального фокуса «Традиция» и «Конформизм-Правила». Анализируются данные о сочетании ценностей и личностных характеристик (враждебности и самонаправленности), как предикторов антисоциально направленной креативности и ее реализации в девиантном поведении. Предлагаются направления дальнейшего исследования.

Общая информация

Ключевые слова: антисоциальная креативность, девиантное поведение, агрессия, ценности, футбольные болельщики

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2018100207

Для цитаты: Мешкова Н.В. Особенности взаимосвязи антисоциально направленной креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2018. Том 10. № 2. С. 77–87. DOI: 10.17759/psyedu.2018100207

Полный текст

 

В статье приводятся данные эмпирического исследования связи антисоциально направленной креативности и ценностей. В качестве испытуемых были привлечены футбольные болельщики и подростки с разным уровнем агрессии (N = 124). Использовались опросник агрессии Басса-Перри, TCI-125 (К. Клонингер), блок социальных ситуаций для выявления креативного потенциала, «Портретный ценностный опросник - пересмотренный PVQ-R» и русскоязычная версия опросника «The malevolent creativity behavior scale» (Hao et al.). Основная гипотеза исследования, согласно которой взаимосвязь креативности и ценностей принципиально различна по своему характеру в группах с разным уровнем агрессии, получила подтверждение. Особое значение имеет выраженность у субъектов ценностей личного фокуса «Самостоятельность мысли», «Стимуляция» и «Репутация» и снижение значимости ценностей социального фокуса «Традиция» и «Конформизм-Правила». Анализируются данные о сочетании ценностей и личностных характеристик (враждебности и самонаправленности), как предикторов антисоциально направленной креативности и ее реализации в девиантном поведении. Предлагаются направления дальнейшего исследования.

Введение

В социальном взаимодействии в обыденной жизни люди разрабатывают и принимают решения, последствиях которых могут быть полезными или приносить вред окружающим. Вред может наноситься намеренно - в этом состоит особенность антисоциально направленной креативности, и реализоваться в девиантном поведении [8]. К таким видам поведения относятся ложь, распространение слухов, агрессивный юмор, буллинг, сексуальное преследование [10]. Основная проблема состоит в том, чтобы выявить параметры, способствующие продуцированию и реализации негативных творческих идей в девиантном и криминальном поведении [4]. Исследования показывают, что такими параметрами являются,  во-первых, импульсивность и эмоциональная нечувствительность[12], а во-вторых, ценности личности. На выборке осужденных за агрессивно-насильственные преступления было показано, что ценности сохранения статус- кво, самоограничения и порядка, преодоления личных интересов ради общественных опосредуют снижение количества идей мести [5]. М.Д.М. Молеро Йурадо (M.D.M. Molero Jurado) с коллегами получили данные о том, что вероятность делинквентного поведения высока среди тех подростков, у которых ценности «Независимость», «Лидерство» и «Признание» имеют высокие значения, а «Доброжелательность» и «Конформность» - низкие значения [11], т. е. ценности личностного фокуса преобладают над ценностями социального фокуса (в терминологии Ш. Шварца [7]), что подтверждается также и отечественными исследованиями, проведенными под руководством В.С. Собкина [6]. Таким образом, ценности могут оказывать влияние как на антисоциально направленное поведение, так и на реализацию креативных идей в девиантном поведении. Если говорить о конкретных группах испытуемых, то исследование футбольных фанатов и подростков с высоким уровнем агрессии позволит выявить особенности связи креативности и ценностей.

Программа эмпирического исследования

Объектом исследования стала креативность человека в решении проблемных социальных ситуаций. Предмет исследования - особенности взаимосвязи креативности и ценностей у подростков с различной формой девиантного поведения. Цель исследования состояла в выявлении особенностей и характера взаимосвязи креативности и девиантного поведения.

Мы предположили, что взаимосвязь креативности и ценностей принципиально различна по своему характеру в группах с разным уровнем агрессии. Для подтверждения основной гипотезы были выдвинуты частные гипотезы-следствия: 1) о существовании различий в ценностях у представителей групп с разными уровнем агрессии и футбольных болельщиков; 2) о существовании различий в показателях креативности у представителей групп с разным уровнем агрессии и футбольных болельщиков, обусловленных характеристиками проблемной ситуации; 3) об опосредовании разными ценностями уровня показателей антисоциально направленной креативности в проблемных ситуациях у представителей групп с различным уровнем агрессии.

В качестве испытуемых (N = 124) выступили группа футбольных болельщиков численностью 22 человека, средний возраст 18 лет; группа учащихся 9-10 классов двух общеобразовательных школ г. Москвы - 102 человека.

Был использован «Портретный ценностный опросник - пересмотренный PVQ-R», в основе которого находится усовершенствованная теория 19 базовых индивидуальных ценностей, которые объединяются в ценности высшего порядка [7]. Важно, что дальнейшая работа по апробации опросника состоит «в исследовании связи данных ценностей и широкого набора типов поведения, которые данные ценности должны предсказывать» [6]. Также применялся опросник TCI-125 К. Клонингера (TCI-125) [1]; для диагностики аффективного, когнитивного и инструментального компонентов агрессии - опросник Басса-Перри (ОБ-П) [2], а также опросник «The malevolent creativity behavior scale» (MCBS) [9], состоящий из трех шкал: «Нанесение вреда», «Ложь» и «Злые шутки». В ситуациях обыденной жизни антисоциально направленная (malevolent) креативность проявляется в том числе и в перечисленных формах поведения. Респондентам предлагалось выбрать один ответ в соответствии с частотой каждого действия в обыденной жизни: «никогда» (0 баллов), «редко» (1 балл), «иногда» (2 балла), «часто»(3 балла) или «всегда/обычно» (4 балла). Баллы суммировались: чем больше баллов, тем выше показатель вредоносной креативности. Оригинальная версия опросника показала высокие репрезентативность, надежность и конвергентную валидность. Кроме того, было показано, что индивиды, имеющие высокие баллы по вредоносной креативности, предпочитают решать возникающие проблемы креативными способами и с нанесением вреда, а показатель коррелирует с агрессией, экстраверсией и открытостью опыту [9], характеристиками, ассоциируемыми с креативностью [3]. Опросник был переведен на русский язык для апробации на российской выборке.

Испытуемым был предложен блок из двух социальных ситуаций для выявления креативного потенциала: задание придумать как можно больше оригинальных идей поздравления близкого человека с днем рождения (просоциальная креативность) и ситуация с негативной коннотацией - придумать как участник ситуации смог бы анонимно отомстить за нанесенный ему ущерб (месть за разбитый телефон) [9]. При обработке полученных данных учитывался показатель «беглость» fluency»), т.е. количество ответов в предлагаемых для решения социальных ситуациях. Полученные данные обрабатывались с помощью статистических процедур программы SPSS 23.0., включая методы корреляционного, регрессионного анализа и анализа значимости различий.

Процедура обработки полученных данных включала два этапа.

Учитывая, что одним из видов девиантного поведения является агрессивное поведение, в качестве испытуемых мы выбрали подростков с повышенными показателями агрессии. На первом этапе выборка учащихся была разделена на две подгруппы по критерию уровня агрессии: в первую подгруппу вошли испытуемые со значением агрессии ниже среднего значения (АН), полученного при адаптации методики Басса - Перри на российской выборке, составившего M = 26,42 (SD = 6,22) [2]. Во вторую подгруппу были включены испытуемые с уровнем агрессии выше среднего значения (АВ), т.е. больше или равно 26. У выделенных подгрупп и выборки футбольных болельщиков (ФБ) изучалась связь шкалы MCBS, компонентов агрессии и ценностей.

На втором этапе изучались связи уровня креативности - показатель беглости решений в социальных ситуациях - и ценностей.

Результаты исследования

Первый этап: связь шкалы MCBS, компонентов агрессии и ценностей

В результате непараметрических сравнений по критерию Манна - Уитни были выявлены следующие различия:

                          между подгруппами АН и АВ по уровню выраженности MCBS (p < 0,000), гнева (p < 0,05) и враждебности (p < 0,05). Уровни выраженности гнева и враждебности выше у АВ, в то время как MCBS ниже. Различий в выраженности ценностей выявлено не было;

                          между ФБ и двумя подгруппами АВ и АН по выраженности уровня: агрессии, ценностям (уровни значимости p < 0,01 и p < 0,05 соответственно) и MCBS (уровень значимости p < 0,05). У ФБ по сравнению с АВ уровень выраженности агрессии и ценностей личностного фокуса («Самостоятельность - Действия» и «Репутация») ниже. В подгруппе АН выраженность уровня агрессии меньше, а MCBS и ценностей «Самостоятельность - Действия», «Репутация», «Достижение успеха в соответствии с социальными стандартами», «Безопасность - Общественная» и «Универсализм - забота о других» выше, чем у ФБ.

В подгруппе АН выявлены корреляции MCBS: положительные с гневом и ценностями «Гедонизм», «Стимуляция» и «Власть - Доминирование» и отрицательные с ценностями

«Конформизм - Правила» и «Традиция» (табл. 1). Регрессионный анализ показал, что 32% дисперсии значений шкалы MCBS обусловлены влиянием ценностей «Стимуляция» и «Традиции» (в = 0,402 и -0,351; значимость 0,000 и 0,002 соответственно).

Таблица 1

Корреляции по Спирмену в группе испытуемых со значениями агрессии ниже среднего значения

Параметры

Гнев

He

POD

ST

COR

TR

Шкала MCBS

0,345**

0,359**

0,313*

0,403**

-0,295*

-0,315*

Условные обозначения * - корреляция значима на уровне p< 0,05; ** - корреляция значима на уровне p < 0,01; He - ценности гедонизма (Ш. Шварц); POD - «Власть - Доминирование» (Ш. Шварц); ST - «Стимуляция» (Ш. Шварц); COR - «Конформизм - Правила» (Ш. Шварц); TR - «Традиция» (Ш. Шварц).

 

В подгруппе АВ выявлены корреляции шкалы MCBS: положительные - с гневом и враждебностью, и отрицательные - с ценностями «Безопасность - Общественная», «Конформизм - Правила», «Традиция» и «Универсализм - Забота о природе» (табл. 2). Регрессионный анализ показал, что 33% дисперсии значений шкалы MCBS обусловлены влиянием ценности «Конформизм - Правила» и «Гневом» (в = -0,481 и 0,364; значимость 0,001 и 0,007 соответственно).

Таблица 2

Корреляции по Спирмену в группе испытуемых со значениями агрессии выше среднего значения

Параметры

Гнев

ВР

SES

UNN

COR

TR

SEP

COI

Шкала

MCBS

0,318*

0,403**

-0,369*

-0,349*

-0,446**

-0,491**

-0,457**

-0,482**

 

Условные обозначения: * - корреляция значима на уровне p < 0,05; ** - корреляция значима на уровне p < 0,01; ВР - враждебность (ОБ - П); SES - ценности «Безопасность - Общественная» (Ш. Шварц); UNN - «Универсализм - Забота о природе» (Ш. Шварц); COR - «Конформизм - Правила» (Ш. Шварц); TR - «Традиция» (Ш. Шварц); SEP - «Безопасность - Личная»; COI - «Конформизм - Межличностный».

В группе ФБ выявлены положительные корреляции шкалы MCBS с враждебностью (в = 0,560**; значимость корреляции p < 0,01) и отрицательные с ценностями «Самостоятельность - Мысли» (в = -0,774*; значимость корреляции p < 0,01). Регрессионный анализ показал, что 90% дисперсии значений шкалы MCBS обусловлены влиянием ценностей «Самостоятельность - Мысли» и «Традиции», а также враждебности (в = -0,729; -0,548 и 0,304; значимость 0,001; 0,004 и 0,05 соответственно).

Обсуждение полученных результатов

Согласно результатам непараметрических сравнений, различия в выраженности ценностей были выявлены между футбольными болельщиками и подгруппами с разным уровнем агрессии. По выраженности агрессии футбольные болельщики занимают промежуточное место между подгруппами. В этой выборке уровень выраженности ценностей, входящих в состав ценностей социального фокуса, меньший, чем в подгруппе с низким уровнем агрессии («Безопасность общественная» и «Достижения в соответствии с социальными стандартами»), а входящих в личностный фокус - меньший, чем в подгруппе с высоким уровнем агрессии («Самостоятельность мысли» и «Репутация»). Таким образом, первая частная гипотеза подтверждается. Характерно, что с ростом уровня агрессии наблюдается повышение значимости ценностей личного фокуса и снижение значимости ценностей социального фокуса, что соответствует данным зарубежных исследований о высокой вероятности делинквентного поведения среди тех подростков, у которых ценности индивидуального фокуса высоки, а ценности социального фокуса имеют низкие значения [11].

Полученные данные регрессионного анализа в двух подгруппах и выборке ФБ показывают, что антисоциально направленная креативность может опосредоваться разными ценностями и сочетаться с различными компонентами агрессии:

                           враждебностью и ценностями «Самостоятельность мысли» и «Традиции» - (на примере ФБ), что не противоречит полученным данным на выборке осужденных за мошенничество и корыстно-насильственные преступления [5]. Однако ценности у выборок различны: у преступников - низкое значение ценности «Универсализм - Толерантность» (УТ), концептуальное определение которой, с точки зрения мотивационной цели[I], состоит в непринятии тех, кто отличается [7], что сочеталось у осужденных с продуцированием идей мести. Для испытуемых ФБ оказалось не важным развивать собственные идеи и способности, поддерживать и сохранять культурные, семейные или религиозные традиции [6]. Иными словами, в основе реализации антисоциально направленной креативности в поведении (ложь, злые шутки, сознательное нанесение вреда) могут находиться разные мотивационные цели. Особенно важным представляется в данном случае, что девиантное поведение может опосредоваться сниженной значимостью для субъекта как собственного развития, так и норм/традиций общества, что также не противоречит данным зарубежных исследований о вероятности делинквентного поведения у подростков с повышенным уровнем индивидуальных ценностей и сниженным ценностей социального фокуса [11]. Что касается враждебности, то враждебность включает в себя компонент цинизма, и это находит отражение и выход во лжи и злых шутках над окружающими и, в том числе, в физическом насилии;

                           ценностью «Конформизм - Правила» и «Гневом» (на примере подгруппы с повышенным значением агрессии). Мотивационная цель данной ценности состоит в соблюдении правил, законов и формальных обязательств [7]. Получается, что подростки, часто испытывающие эмоции гнева, для которых не является значимым соблюдение правил, норм и обязательств, находятся в зоне риска, так как могут совершать антисоциально направленные поступки, лгать, сквернословить в отношении тех людей, которые вызывают эмоции гнева;

                           ценностями «Стимуляция» (С) и «Традиции» (Т) (на примере подгруппы с пониженным значением агрессии). Концептуальное определение перечисленных ценностей с точки зрения мотивационных целей состоит в стремлении к возбуждению, новизне и переменам (С) и поддержании и сохранении культурных, семейных или религиозных традиций (Т) [7]. В данной подгруппе поиск острых ощущений в сочетании с не значимостью традиций объясняет возможность реализации креативного потенциала в девиантном поведении. Полученные нами результаты о связи ценностей «Стимуляции» и креативности согласуются с результатами исследований зарубежных авторов, показавших связь высокой креативности (предметной и просоциальной - Н.В.Мешкова) и характеристик темперамента (опросник TCI-125): высоким поиском новизны и низким избеганием вреда (см. [3; 4]), т.е. стремлением к новому опыту и независимостью от мнения окружающих. Новизна наших результатов заключается в том, что полученные данные показывают связь наносящей вред креативности в социальном взаимодействии и ценностей, мотивационные цели которых заключаются в открытости опыту и сниженной ориентации на социальный фокус, незначимостью для субъекта правил, традиций, принятых в обществе.

Таким образом, в группах с разным уровнем агрессии и футбольных болельщиков антисоциально направленная креативность опосредуется разными ценностями, а регуляция поведения, которое может нанести вред, может осуществляться в большей степени ценностями личного фокуса («Стимуляция» и «Самостоятельность мысли») при невыраженности ценностей социального фокуса («Традиция» и «Конформизм - правила»), что подтверждает третью частную гипотезу.

Второй этап: Показатель креативности - беглости в социальных ситуациях

Изучение продуцирования идей мести проводилось на школьниках общеобразовательных учреждений (N = 52). Выборка была разделена на две подгруппы по следующим основаниям: испытуемые первой подгруппы декларировали, что месть - это плохо и мстить нельзя, в то время как испытуемые второй подгруппы мстить не отказывались и придумали решения для мести.

Непараметрические сравнения не выявили каких-либо различий между выделенными подгруппами, поэтому мы проанализировали полученные данные с точки зрения возможности реализации в поведении идей, наносящих вред.

В первой подгруппе были выявлены корреляции шкалы MCBS со следующими параметрами: положительные - с гневом и враждебностью и отрицательные с ценностями «Конформизм - Правила», «Традиция», «Универсализм - Забота о природе» (Ш. Шварц) и «Самонаправленностью» (TCI-125)(табл. 3). Регрессионный анализ показал, что в первой подгруппе ценности «Конформизм - Правила» (Ш. Шварц) и «Самонаправленность» (TCI- 125) объясняют 68% дисперсии значений шкалы MCBS (в = -0,543 и -0,455; значимость 0,003 и 0,01 соответственно).

Таблица 3

Корреляции шкалы MCBS в первой подгруппе

Параметры

Гнев

Враждебность

COR

TR

UNN

Самонаправленность

Шкала

MCBS

0,537*

0,606**

-0,650**

-0,692**

-0,509*

-0,677**

 

Условные обозначения: * - корреляция значима на уровне p < 0,05; ** - корреляция значима на уровне p < 0,01; UNN - «Универсализм - Забота о природе» (Ш. Шварц), COR - «Конформизм - Правила» (Ш. Шварц), TR - «Традиция» (Ш. Шварц).

 

Во второй подгруппе выявлены отрицательные корреляции шкалы MCBS с ценностью «Конформизм - Правила» (Ш. Шварц) (коэффициент корреляции -0,381, корреляция значима на уровне р < 0,05). Регрессионный анализ показал, что во второй подгруппе 23% дисперсии значений шкалы MCBS объясняются ценностью «Конформизм - Правила» (в = -0,445; значимость 0,005).

Что касается беглости в просоциальной ситуации, то в группе учащихся были выделены ответы, которые можно было расценивать как наносящие вред (поздравить друга с днем рождения в 4 утра, облить его холодной водой, позвонить в 24.00, вызвать полицию, чтобы друга забрали и спасти его). Таким ответам присваивался ранг 1. Тем же ответам, которые не отличались агрессией, был присвоен ранг 0. Непараметрические сравнения выявили различия в группах по уровням выраженности беглости в ситуации с отрицательной коннотацией и характеристикой темперамента «Поиск новизны» (TCI-125) (уровни значимости различий р < 0,01 и 0,05 соответственно). Беглость в ситуации с отрицательной коннотацией оказалась выше у тех, кто в просоциальной ситуации предлагал ответы, которые можно было квалифицировать как наносящие вред. Поиск новизны в данной подгруппе оказался ниже. Регрессионный анализ показал, что 43% таких ответов объясняются ценностями «Репутация» (в = -0,481; значимость 0,039).

Обсуждение полученных результатов

Полученные нами результаты показывают, что большую роль в реализации креативного потенциала в агрессивном поведении может играть ценность «Конформизм - Правила», т.е. чем ниже мотивационная цель соблюдать правила и обязательства, тем выше вероятность реализации креативного потенциала для нанесения вреда другим, в данном случае в ситуации анонимной мести за нанесенный материальный ущерб. Данный факт согласуется с данными, полученными на выборке агрессивно-насильственных преступников: отказ от мести в аналогичной социальной ситуации сочетался в данной выборке с высокими значениями ценностей социального фокуса (толерантностью к другим) [5]. Важно, что в подгруппе, отказавшейся мстить, вторым показателем, объясняющим дисперсию значений вредоносной креативности, стал параметр «Самонаправленность». Согласно автору опросника TCI-125 К. Клонингеру, главным в самонаправленности является наличие способности к самоконтролю и саморегуляции своего поведения в различных ситуациях, причем в согласии с самостоятельно выбранными ценностями [1]. Таким образом, самоконтроль и саморегуляция личности, а также мотивация соблюдать правила и обязательства сочетаются с низким уровнем вредоносной креативности.

Для нас важным результатом является тот факт, что предиктором идей в просоциальной ситуации, которые можно было классифицировать как наносящие вред другому, стала ценность «Репутация». Концептуальное определение данной ценности, с точки зрения мотивационной цели, состоит в защите и влиянии посредством поддержания публичного имиджа и избегании унижения [7]. Это говорит о том, что подростки, для которых не важна собственная репутация, могут продуцировать идеи, наносящие вред, в любых ситуациях, независимо от коннотации, и они готовы декларировать эти идеи, хотя и в условиях анонимного обследования.

У ФБ значимо ниже значения вредоносной креативности по шкале MSBC и ценностей «Самостоятельность мысли» (СМ) и «Универсализм - Забота о других» (УЗД). Концептуальное определение данных ценностей, с точки зрения мотивационной цели: СМ - свобода развивать собственные идеи и способности, а УЗД - Стремление к равенству, справедливости и защите всех людей [7]. Таким образом, испытуемые с разными уровнями агрессии отличаются по ценностям и уровню значений вредоносной креативности в ситуациях с отрицательной коннотацией и просоциальной ситуации, что подтверждает вторую частную гипотезу.

Полученные в нашем исследовании результаты подтвердили выдвинутые частные гипотезы - следствия, что, в свою очередь, подтверждает основную гипотезу о том, что взаимосвязь креативности и ценностей различна по своему характеру в группах с разным уровнем агрессии.

Выводы

Полученные результаты позволяют сделать следующие выводы:

1.  У подростков с разным уровнем агрессии, а также у футбольных болельщиков креативность, наносящая вред в заданной ситуации, опосредуется разными видами ценностей. Увеличение значений агрессии сопровождается значимостью ценностей личностного фокуса, таких как «Самостоятельность действий» и «Репутация».

2. Особая роль в продуцировании креативных идей в ситуациях с отрицательной коннотацией и просоциальной, наносящих вред, принадлежит ценностям «Репутация». Подростки, для которых не важна собственная репутация, могут продуцировать идеи, наносящие вред, в любых ситуациях, независимо от коннотации, и они готовы декларировать эти идеи, хотя и в условиях анонимного обследования.

3.   Реализацию креативного потенциала в девиантных формах поведения в ситуации анонимной мести может опосредовать сниженная значимость для подростков ценности «Конформизм - Правила». И наоборот, значимость данной ценности в совокупности с высоким самоконтролем и саморегуляцией снижают вероятность использования креативного потенциала для нанесения вреда другим людям.

4.   У футбольных болельщиков антисоциально направленная креативность опосредуется низкой ориентацией на новизну (ценность «Самостоятельность мысли») и низкой ориентацией на социальный фокус («Традиции»), а также высоким значением когнитивного компонента агрессии - враждебности.

Заключение

В исследовании были получены и проанализированы данные взаимосвязи креативности и ценностей у подростков с разным уровнем агрессии и футбольных болельщиков. Результаты показали неоднозначную связь ценностей и вредоносной креативности, понимаемой нами как креативный потенциал, используемый для нанесения вреда другим людям. У одних индивидов эта связь опосредуется ценностями личного фокуса, у других индивидов - сочетанием ценностей личного и социального фокуса, у третьих - ценностями и личностными характеристиками (например, враждебностью или самонаправленностью). Полученные взаимосвязи и закономерности демонстрируют, что ценности в группах с разным уровнем агрессии различаются.

Наше исследование имеет ограничение, состоящее в том, что мы не учитывали результаты у девушек и юношей. В дальнейшем следует принять во внимание гендерные особенности связи ценностей и разных видов агрессии.

Еще одним направлением исследования может стать выявление связи ценностей на продуцирование зловредных идей при отсутствии анонимности опроса, а также расширение спектра ситуаций (зависть, ревность и т. д.).

Педагогам и психологам полученные нами результаты могут быть полезны для разработки интервенций и тренингов по снижению агрессии. Особенно важным в данном случае представляется формирование ценностей социального фокуса у подрастающего поколения как профилактическая мера по снижению риска реализации креативного потенциала в девиантном поведении.



[I] Здесь и далее используется термин автора методики Ш. Шварца [7].

 

Литература

  1. Ениколопов С.Н., Ефремов А.Г. Апробация биосоциальной методики Клонинжера «Структура характера и темперамента» // Материалы 1 международной конференции, посвященной памяти Б.В. Зейгарник. М.: 2001. С. 104–105.
  2. Ениколопов С.Н., Цибульский Н.П. Психометрический анализ русскоязычной версии опросника диагностики агрессии А. Басса и М. Перри // Психологический журнал. 2007. № 1. С. 115–124.
  3. Мешкова Н.В., Ениколопов С.Н. Направления исследований креативности в социальном взаимодействии // Вопросы психологии. 2016а. № 4. С. 118–128.
  4. Мешкова Н.В., Ениколопов С.Н. О психологических исследованиях асоциальной креативности // Психологические исследования. 2016б. Т. 9, № 50. С. 3. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 03.01.2017).
  5. Мешкова Н.В., Дебольский М.Г., Ениколопов С.Н., Масленков А.А. Особенности креативности в социальном взаимодействии у осужденных, совершивших корыстные и агрессивно-насильственные преступления [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Т. 8. № 1. С. 147–163. doi:10.17759/psylaw.2018080111
  6. Собкин В.С., Тян А.А. Самоидентификация футбольных хулиганов в социальном пространстве неформальных групп // Социальная психология и общество. 2012. № 2. С. 127–142.
  7. Шварц Ш., Бутенко Т.П., Седова Д.С., Липатова А.С. Уточненная теория базовых индивидуальных ценностей: применение в России //Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2012. Т. 9. № 1. С. 43–70.
  8. Cropley D.H., Cropley A.J., Kaufman J.C., Runco M. (eds.). The dark side of creativity. New York: Cambridge University Press, 2010. doi:10.1017/CBO9780511761225
  9. Hao N., Tang M., Yang J., Wang Q., Runco M.A. A New Tool to Measure Malevolent Creativity: The Malevolent Creativity Behavior Scale // Front. Psychol. 2016. Vol. 7. P. 682. doi: 10.3389/fpsyg.2016.00682
  10. Harris D.J., Reiter-Palmon R. Fast and Furious: The Influence of Implicit Aggression, Premeditation, and Provoking Situations on Malevolent Creativity // Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts. 2015. Vol. 9, №. 1. P. 54–64. doi: 10.1037/a0038499
  11. Molero Jurado M.D.M. et al. Interpersonal Values and Academic Performance Related to Delinquent Behaviors // Front. Psychol. 2016. Vol. 7. P. 1480. doi: 10.3389/fpsyg.2016.01480
  12. Patrick C.J., Fowles D.C., Krueger R.F. Triarchic conceptualization of psychopathy: developmental origins of disinhibition, boldness and meanness. Dev. Psychopathol. 2009. Vol. 21. P. 913–938. doi:10.1017/S0954579409000492

Информация об авторах

Мешкова Наталья Владимировна, кандидат психологических наук, доцент кафедры теоретических основ социальной психологии, факультет социальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3965-9382, e-mail: nmeshkova@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1915
В прошлом месяце: 12
В текущем месяце: 6

Скачиваний

Всего: 1049
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 2