Миграционные установки аспирантов: к вопросу об «утечке мозгов»

238

Аннотация

В статье излагаются результаты анкетного опроса 803 учащихся аспирантуры тех организаций, которые занимаются подготовкой аспирантов в области наук об образовании. Рассмотрены два сюжета, касающиеся миграционных установок аспирантов: наличие желания работать за рубежом по контракту и наличие желания переехать за рубеж на постоянное место жительства. При анализе полученных материалов учитывается влияние социально-демографических и социально-стратификационных факторов. Помимо этого, проведено сопоставление установок аспирантов и научных сотрудников на временную или постоянную миграцию. Данные обработаны с помощью методов математической статистики. Результаты исследования свидетельствуют о том, что миграционные установки аспирантов определяются влиянием ряда социально-демографических (пол, возраст, наличие и состав семьи) и социально-стратификационных (материальное положение, образовательный статус родителей) факторов. Сопоставление мнений аспирантов и научных сотрудников показало, что миграционные установки как на временную миграцию, так и на эмиграцию за рубеж шире распространены среди аспирантов, чем среди научных сотрудников.

Общая информация

Ключевые слова: аспирантура, миграционные установки, миграционные планы, трудовая миграция, утечка умов, социально-демографические факторы, социально-стратификационные факторы

Рубрика издания: Психология образования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2020120304

Для цитаты: Собкин В.С., Смыслова М.М., Коломиец Ю.О. Миграционные установки аспирантов: к вопросу об «утечке мозгов» [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2020. Том 12. № 3. С. 61–79. DOI: 10.17759/psyedu.2020120304

Полный текст

 

Введение

Институт аспирантуры на сегодняшний день во многих странах переживает период интенсивных перемен, необходимых для успешного перехода к «экономике знаний» и адаптации к глобальному рынку интеллектуального труда. В принятой распоряжением Правительства Российской Федерации от 17.11.2008 № 1662-р Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года[I] сказано, что переход экономики государства на инновационный тип развития возможен лишь при условии формирования конкурентоспособной национальной инновационной системы, создание которой требует в том числе повышения эффективности сектора генерации знаний (фундаментальной и прикладной науки) [12;                                               25]. Таким образом, укрепление кадрового потенциала науки как одна из первоочередных задач аспирантуры выступает производной от ее доминантной роли в экономике инновационного развития [16].

В настоящее время в стране отмечается дефицит высококвалифицированных научных кадров, занятых в исследовательских организациях. Он обусловлен рядом причин, таких как: малый приток в науку молодых специалистов, уход значительной части научной молодежи из системы научных учреждений в более благополучные секторы экономики, а также эмиграция ученых в те страны, где высококвалифицированный труд оплачивается существенно выше [5].

Таким образом, важным для коррекции кадрового дисбаланса в науке становится изучение вопросов, касающихся мобильности ученых. Исследователи выделяют несколько ее типов:                         внутрисекторальную (движение кадров внутри государственного и предпринимательского секторов науки), межсекторальную (движение кадров между государственным и предпринимательским секторами) и международную мобильность [6].

В зарубежных исследованиях принято различать такие виды международной интеллектуальной мобильности, как «утечка мозгов» (brain drain) и циркуляция мозгов (brain circulation). Первое понятие выражает особенности миграционных процессов, характерные для развивающихся стран, второе - представляет специфику мобильных процессов развитых стран [3].

C точки зрения теории «притяжения-выталкивания» (push-pull) решение о миграции принимается под воздействием факторов выталкивания, действующих в стране проживания, и факторов притяжения потенциальной страны эмиграции [27]. При этом вполне обоснованно считать, что для России наиболее характерна именно «утечка мозгов», поскольку перемещение за рубеж в основном обусловлено действием «выталкивающих» факторов (прежде всего, низкой оплатой труда, инфраструктурной необеспеченностью науки) [22].

Вопросам интеллектуальной миграции (международной мобильности ученых или «утечки мозгов») сегодня посвящено большое число работ [1; 3; 6; 7; 8; 11; 14; 17; 22; 28; 29; 30 и др.]. Однако публикаций, касающихся миграционного поведения или миграционных планов аспирантов, немного [5; 18; 26]. В них приведены результаты анкетных опросов учащихся аспирантуры, включающие анализ профессиональных планов в целом и наличия миграционных намерений как их части.

В целом в миграционном процессе принято выделять три стадии: подготовительную (на которой происходит формирование территориальной подвижности населения), основную (собственно переселение) и заключительную (на которой происходит адаптация мигрантов на новом месте) [13; 20]. В данной работе мы остановимся на изучении миграционных установок аспирантов как значимом индикаторе международной мобильности потенциальной интеллектуальной элиты страны.

Исследование строится на следующих предположениях: 1) семейный статус аспиранта (наличие детей в семье) является важным фактором, оказывающим влияние на его миграционные планы; 2) социально-психологические особенности миграционных установок аспирантов определяются влиянием таких социально-стратификационных факторов, как уровень дохода респондента и уровень образования в его семье; 3) миграционные установки среди аспирантов более выражены, чем среди научных сотрудников, в связи с незавершенным процессом профессионального самоопределения.

Методы

Настоящая статья основана на материалах исследования, проведенного в 2019 году Информационно-аналитическим центром РАО. Анкетный опрос проводился среди учащихся аспирантуры научно-исследовательских организаций, занимающихся подготовкой аспирантов в области наук об образовании, а также педагогических вузов Москвы и регионов России. В рамках исследовательской программы была разработана анкета, включающая 62 вопроса (закрытых, шкальных и открытых). Они сгруппированы относительно пяти основных содержательных блоков: жизненные ориентации и социальное самочувствие аспирантов, мобильность аспирантов, особенности мотивации обучения в аспирантуре и работы в сфере науки, оценка удовлетворенности обучением в аспирантуре, особенности взаимодействия с научным руководителем. Важное место в программе исследования занимает выявление особенностей планов аспирантов, связанных с временной или постоянной миграцией за рубеж.

В исследовании приняли участие 803 респондента. Среди них 26,4% мужчин и 73,6% женщин. Распределение респондентов по возрасту: 21,2% - аспиранты младше 25 лет, 39,1% - от 26 до 30 лет, 28,3% - от 31 до 40 лет, 11,4% - старше 40 лет. Эмпирические данные обрабатывались с использованием методов математической статистики (пакеты статистических программ SPSS и StatSoft Statistica).

В целом данная работа продолжает линию исследований ИАЦ РАО, посвященных изучению социально-психологических особенностей исследователей в сфере образования, где особое внимание уделяется анализу социального самочувствия и профессиональной мобильности ученых [23; 24]. Это позволяет провести сопоставление ответов аспирантов и научных сотрудников в сфере образования, что представляется крайне важным, поскольку дает возможность охарактеризовать общие тенденции в профессиональном становлении ученого.

В статье материал проведенного исследования структурно разделен на две части. В первой - рассмотрены планы аспирантов, связанные с трудовой миграцией; во второй - проанализированы установки аспирантов, связанные с миграцией на постоянное место жительства за рубеж. Полученные материалы рассматриваются с учетом влияния социально­демографических (пол, возраст, состав семьи) и социально-стратификационных (уровень дохода, образование родителей) факторов. Помимо этого, проведено сопоставление установок аспирантов и научных сотрудников на временную или постоянную миграцию.

Результаты

1.     Работа за рубежом: трудовая миграция. В ряде исследований отмечено, что международная миграция ученых позитивно сказывается как на их профессиональном опыте и академической карьере, так и на их научной продуктивности [3]. Таким образом, трудовая миграция за рубеж может выступать в качестве привлекательной перспективы для потенциальной научной элиты. В этой связи особый интерес представляет исследование установок аспирантов, связанных с международной трудовой миграцией. С этой целью им был задан вопрос: «Хотели бы Вы работать за рубежом?». В качестве ответов на вопрос были предложены утверждения, фиксирующие как готовность работать за рубежом, используя данный канал миграции в качестве возможности выехать за границу временно или на постоянное место жительства, так и нежелание работать за рубежом. Общее распределение ответов аспирантов и гендерные различия в ответах на вопрос об их желании работать за рубежом приведены в табл. 1.

Таблица 1

Распределение ответов аспирантов на вопрос об их желании работать за рубежом (%)

Варианты ответов

Общее

N=659

Мужч ины N=174

Женщины N=485

Уровень значимости различий (р)

Да, хотел(-а) бы найти постоянную работу за рубежом и эмигрировать из России

11,1%

16,1%

9,3%

,01

Да, хотел(-а) бы попробовать поработать за рубежом по контракту, не эмигрируя при этом из России

36,9%

39,1%

36,1%

 

Нет, я не испытываю желания работать за рубежом

31,0%

29,9%

31,3%

 

Я не вижу перспектив для профессиональной самореализации за рубежом

6,4%

4,0%

7,2%

 

Я не задумывался(-лась) о такой возможности

14,7%

10,9%

16,1%

 

Из данных, приведенных в табл. 1, видно, что половина (48,0%) аспирантов в целом имеют установки, связанные с переездом за границу временно или на постоянное место жительства. Среди них 36,9% хотели бы поработать за рубежом по контракту, не эмигрируя при этом из России, и еще 11,1% хотели бы найти постоянную работу за рубежом и эмигрировать из России. Лишь треть респондентов отметили нежелание работать за рубежом, при этом 6,4% аспирантов не видят перспектив для профессиональной самореализации за границей.

Отметим, что анализ вспомогательного вопроса о предпочитаемом аспирантами направлении трудовой миграции показал, что 38,6% аспирантов предпочли бы работать в одной из стран Евросоюза. Каждый десятый - хотел бы работать в США. Менее популярны такие направления, как страны БРИКС (в них готовы работать 4,4% респондентов) и страны бывшего СССР (их выбрали только 3,3% опрошенных).

Влияние социально-демографических факторов. Анализ влияния половой принадлежности на желание работать за рубежом среди аспирантов показал, что мужчины в большей степени сориентированы на трудовую миграцию с переездом на постоянное место жительства за границу, чем женщины (соответственно: 16,1% и 9,3%, р=,01). Большая ориентация мужчин на профессиональные достижения в сочетании с большей готовностью к принятию рискованных решений может объяснить подобную тенденцию, поскольку, с одной стороны, международная мобильность выступает в качестве возможности для реализации профессионального потенциала и повышения общего уровня жизни, а с другой - является достаточно рискованной инвестицией.

Особое внимание при интерпретации материалов исследования уделено влиянию возрастного фактора на готовность аспирантов к работе за рубежом (см. рис. 1).

 

Рис. 1. Распределение ответов аспирантов разных возрастных когорт на вопрос об их желании работать за рубежом (%): «□ - до 25 лет»; «□- от 26 до 30 лет»; Ж от 31 до 40 лет»; «2— старше 40 лет»

Анализ ответов аспирантов показал зависимость наличия миграционных установок от возраста аспирантов. Характерно, что установки на профессиональную миграцию с перспективой переезда за границу на постоянное место жительства в большей степени свойственны аспирантам младше 30-ти лет (р<02). Желание попробовать поработать за рубежом по контракту, не эмигрируя из России, часто фиксируют как аспиранты возрастных когорт до 30 лет, так и аспиранты когорты от 31 до 40 лет. При этом учащиеся аспирантуры старшей возрастной когорты (старше 40 лет) существенно реже указывают на желание поработать временно за рубежом (р<,005). Они сориентированы на продолжение профессиональной деятельности в России: чаще более молодые аспиранты отмечают нежелание работать за рубежом (р<,05) и не видят перспектив для профессиональной самореализации за границей (р<,003). Эти результаты могут быть обусловлены как наличием у аспирантов старше 40 лет вполне сформированной профессиональной карьеры в России, так и неготовностью ломать сложившийся уклад жизни (свой, а также значимых других: детей, супругов). Здесь стоит также отметить, что те, кто пользуется преимуществами от миграции более длительный период времени, имеют больше выгод от миграции, чем те, кто владеет ими только несколько лет (например, до выхода на пенсию) [3]. В этой связи больше преимуществ от мобильности получают именно молодые исследователи на ранней стадии карьеры.

Дополнительно остановимся на рассмотрении влияния состава семьи аспиранта на наличие у него желания работать за рубежом. Так, аспиранты, имеющие детей, существенно реже аспирантов без детей отмечают, что хотели бы найти работу за границей и эмигрировать из России (соответственно: 7,9% и 15,6%, р=,009). При этом они значительно чаще указывают на нежелание работать за границей (35,5% и 25,5%, р=,02) и отсутствие перспектив для профессиональной самореализации за рубежом (соответственно: 9,0% и 3,6%, р=,02). Таким образом, наличие детей в семье аспиранта выступает фактором, снижающим интерес аспиранта к попыткам реализовать себя в профессии за границей, поскольку при указанных обстоятельствах работа за рубежом предполагает либо расставание с семьей на длительный срок, либо совместный переезд за границу (ломающий устоявшийся жизненный уклад всей семьи).

Влияние социально-стратификационных факторов. Анализ влияния уровня дохода в семье аспиранта на наличие у него желания работать за рубежом значимых различий не выявил.

Специальный интерес представляет рассмотрение влияния уровня образования родителей аспиранта на наличие у него готовности к работе за рубежом. Распределение ответов аспирантов из семей с разным уровнем образования родителей приведено на рис. 2.

Рис. 2. Распределение ответов аспирантов из семей с разным уровнем образования родителей на вопрос об их желании работать за рубежом (%): «]- оба со средним образованием»; «Е- оба со средним специальным образованием»; « И- оба с высшим образованием»; « - оба кандидаты/доктора наук»

По данным исследования аспиранты, чьи родители имеют ученую степень, более остальных аспирантов сориентированы на работу за рубежом по контракту (р<,007). Характерно, что среди них крайне редко встречаются те, кто бы отметил желание иметь постоянную работу за рубежом и эмигрировать из России. С нашей точки зрения, данный результат показывает, что выходцы из семей, где родители имеют ученые степени, рассматривают работу за рубежом скорее как важный опыт, повышающий их уровень знаний и ценность как специалиста на рынке труда в России, чем как доступный канал эмиграции. Отметим, что хотя мы и говорим в данном случае о временной миграции, часто именно образовательная и трудовая миграция становятся каналами выезда на постоянное место жительства за рубеж [21].

Сопоставление ответов аспирантов и научных сотрудников. Сравнение ответов аспирантов и научных сотрудников на вопрос об их желании работать за рубежом выявило существенные различия в их позициях (см. табл. 2).

Таблица 2

Сравнение ответов аспирантов и научных сотрудников на вопрос об их желании работать за рубежом (%)

Варианты ответов

Аспиранты

N=659

Молодые ученые N=779

Уровень значимости различий (р)

Да, хотел(-а) бы найти

11,1%

6,9%

,007

Как видно из представленных в табл. 2 данных, среди аспирантов существенно более распространены установки, связанные с трудовой миграцией. Также среди них и больше тех, кто утверждает, что никогда не задумывался о работе за границей. При этом научные сотрудники чаще отмечают отсутствие перспектив для их профессиональной самореализации и отсутствие желания работать за рубежом. Иными словами, если многие научные сотрудники уже приняли решение о работе в российских научных организациях и строят свою профессиональную траекторию в сложившихся условиях, то аспиранты еще находятся в процессе своего профессионального самоопределения. Окончание аспирантуры является для них своеобразной «точкой бифуркации», когда будет сделан выбор в пользу той или иной индивидуальной профессиональной траектории, а также в пользу работы в своей стране или за рубежом.

2.     Переезд за границу на постоянное место жительства. Помимо изучения установок аспирантов, связанных с трудовой миграцией за рубеж, важно рассмотреть их отношение к выезду за рубеж на постоянное место жительства. С целью изучения установок аспирантов на постоянную миграцию за рубеж им был задан вопрос: «Хотели бы Вы покинуть Россию и уехать за границу на постоянное место жительства?». В качестве ответа респонденты могли выбрать один из предложенных вариантов, фиксирующих желание переехать жить в одну из стран бывшего СССР, одну из стран Евросоюза, в США, одну из стран БРИКС или отсутствие желания переезжать. Распределение ответов аспирантов на этот вопрос приведено в табл. 3.

Таблица 3

Распределение ответов аспирантов на вопрос об их желании переехать за границу на _________________________ постоянное место жительства (%)_____________________

Варианты ответов

Общее

N=641

Мужч ины

N=171

Женщины N=470

Уровень значимости различий (р)

Да, в одну из стран, ранее входивших в состав СССР

1,2%

2,3%

0,9%

 

Из данных, приведенных в табл. 3, видно, что в целом сориентированы на переезд за границу на постоянное место жительства 20,7% аспирантов (или каждый пятый), 58,2% опрошенных не хотели бы покидать Россию и 21,1% - не задумывались о миграции. Иными словами, каждый пятый современный аспирант имеет сформировавшиеся миграционные установки. При этом ответы фиксируют выраженную ориентацию аспирантов на страны Запада (страны Западной Европы и США). Страны Евросоюза назвали привлекательными для переезда 12,9% опрошенных, США - 4,5%. В странах БРИКС предпочли бы жить 2,0% опрошенных, и лишь 1,2% аспирантов хотели бы жить в странах, ранее входивших в состав СССР.

Характерно, что желание эмигрировать на постоянное место жительства за рубеж как в страны Запада, так и в страны бывшего СССР или страны блока БРИКС аспиранты отмечают существенно реже, чем желание поработать за границей (р< ,04). Соответственно, нежелание переезжать за границу на постоянное место жительства они отмечают существенно чаще, чем нежелание работать за рубежом (58,2% - нет желания эмигрировать, 22,9% - нет желания работать за границей, р=,0001). Таким образом, отношение аспирантов к временной трудовой и безвозвратной миграции принципиально отличается. Если первая форма представляется как мероприятие, требующее меньшей степени ответственности, то вторая - международная миграция на постоянное место жительства - является менее привлекательной, поскольку связана с разрывом ряда важных социальных отношений и переменами, затрагивающими все сферы жизни. При этом возможность вернуться на Родину в случае, если ожидаемые выгоды от миграции на постоянное место жительства за границу не оправдали ожиданий, воспринимается как значительный неуспех, затрудняя принятие решения о переезде.

Влияние социально-демографических факторов. Обратимся к рассмотрению влияния гендерного фактора на миграционные установки аспирантов (см. табл. 3). Так, на желание переехать на постоянное место жительства в страны Евросоюза мужчины указывают существенно чаще женщин: это вариант ответа выбирает каждый пятый среди мужчин и каждая десятая среди женщин (р=,004). При этом женщины чаще отмечали нежелание менять место проживания (р=,003). Эта тенденция повторяет аналогичную, зафиксированную при анализе готовности аспирантов к работе за рубежом: мужчины склонны демонстрировать большую готовность к миграции как в силу более выраженной склонности к принятию решений, сопряженных с определенными рисками, так и в силу того, что женщины в целом стали активными субъектами миграционного процесса не так давно.

Особый интерес также представляет анализ влияния фактора возраста на особенности миграционных установок аспирантов. Ответы аспирантов разных возрастных когорт на вопрос о желании переехать на постоянное место жительства за рубеж приведены на рис. 3.

Рис. 3. Распределение ответов аспирантов разных возрастных когорт на вопрос о желании переехать на постоянное место жительства за рубеж (%): <                    - до 25 лет»; «   - от 26 до 30

лет»; « ЕН от 31 до 40 лет»; «Е- старше 40 лет»

Приведенные на рис. 3 данные показывают, что с возрастом снижается доля аспирантов, желающих переехать за границу на постоянное место жительства. И здесь возраст 30 лет является «переломным». Так, аспиранты младше 30 лет существенно чаще отмечают желание переехать жить в страны Евросоюза (р< ,04), в то время как аспиранты старше 30 лет склонны чаще отмечать нежелание жить за границей (р< ,006).

При этом стоит отметить, что аспиранты возрастной когорты старше 40 лет реже аспирантов возрастных когорт «до 25-ти лет» и «от 26-ти до 30-ти лет» указывают на то, что не задумывались о переезде (р<,05). Результаты свидетельствуют о том, что старшее поколение аспирантов имеет четко выраженную позицию: они не хотят жить за границей (этот вариант ответа указывали 80,8% аспирантов старше 40). Подобный результат может быть обусловлен влиянием ряда факторов: сформировавшейся профессиональной карьерой, сложившимся жизненным укладом, снижением адаптационных ресурсов (а также, возможно, недостаточным знанием иностранного языка).

Отдельно стоит остановиться на анализе влияния наличия и состава семьи у аспиранта на наличие у него миграционных намерений. Материалы опроса показывают, что аспиранты, состоящие в браке, существенно чаще отмечают нежелание переезжать куда-либо из своей страны (соответственно: 63,9% и 53,2%, р=,006). Схожие результаты получены при анализе ответов аспирантов с детьми: они также чаще аспирантов без детей указывают на нежелание менять страну проживания (соответственно: 61,8% и 43,9%, р=,0002) и реже - на желание переехать на постоянное место жительства в страны Евросоюза (соответственно: 10,7% и 19,8%, р=,006). Таким образом, брак и наличие детей являются факторами, удерживающими аспирантов в стране проживания.

Влияние социально-стратификационных факторов. Обратимся к рассмотрению влияния уровня дохода аспирантов на их миграционные установки. Материалы проведенного исследования показывают, что высокообеспеченные аспиранты в меньшей степени сориентированы на переезд на постоянное место жительства за границу, чем низко- и среднеобеспеченные аспиранты (низкообеспеченные - 14,8%, среднеобеспеченные - 14,0%, высокообеспеченные - 6,5%, р<04), и существенно чаще низкообеспеченных аспирантов указывают на нежелание переезжать жить за рубеж (соответственно: 66,4% и 53,3%, р=,04). Можно предположить, что этот результат связан с тем, что жизнь высокообеспеченных аспирантов здесь, в России, вполне благополучна и не требует радикальных перемен. В то же время для менее обеспеченных аспирантов переезд за границу представляется возможной стратегией решения ряда проблем, возможностью повысить свой уровень жизни и материального благосостояния.

Влияние уровня образования семьи на миграционные установки аспирантов также требует особого рассмотрения. Полученные данные показывают, что каждый пятый аспирант, чьи родители имеют ученые степени, сориентирован на миграцию в США. В то же время аспиранты из семей, где родители имеют уровень образования от среднего до высшего, существенно реже выбирают этот вариант ответа (соответственно: родители со средним образованием - 0,4%, родители со средним специальным - 2,1%, родители с высшим образованием - 5,6%, родители имеют ученую степень - 22,2%, р<04). И тут отметим, что этот результат в сочетании с результатом, приведенным выше (88,9% аспирантов, чьи родители имеют ученую степень, хотели бы работать за рубежом по контракту), показывает, что особенно высока вероятность «выбывания» из страны специалистов, наиболее ориентированных в социальной специфике научной деятельности.

Сопоставление ответов аспирантов и научных сотрудников. Проведенное сопоставление ответов аспирантов и научных сотрудников на вопрос об эмиграции показало, что аспиранты в большей степени, чем молодые ученые, сориентированы на эмиграцию в одну из стран Евросоюза (соответственно: 12,9% и 9,1%, р=,02). Среди них существенно меньшее число выразило нежелание переезжать за границу (соответственно: 58,2% и 77,1%, р=,0001). В то же время аспиранты чаще научных сотрудников отмечали, что они о переезде за границу на постоянное место жительство не задумывались (соответственно: 21,1% и 9,9%, р=,0001). Таким образом, полученные результаты показывают, что в целом среди аспирантов больше тех, кто имеет установки на постоянную миграцию за рубеж (преимущественно в страны Западной Европы), чем среди научных сотрудников.

Обсуждение результатов

Перечислим наиболее важные содержательные моменты:

1.        По данным проведенного исследования половина аспирантов сориентирована на работу за границей. При этом каждый пятый аспирант имеет сформировавшиеся установки на миграцию за рубеж на постоянное место жительства. Наиболее привлекательными для временной или постоянной миграции являются страны Западной Европы, реже - США.

2.        Более подробный анализ материалов исследования выявил связь социально­демографических факторов с установками аспирантов на временную и постоянную миграцию за рубеж. Резюмируя результаты, стоит отметить, что в целом миграционные установки шире распространены среди мужчин, чем среди женщин, что обусловлено исторически более поздним вхождением женщин в миграционный процесс и подтверждает тезис о большей миграционной активности среди мужчин [4]. При этом с возрастом число респондентов, желающих работать за рубежом или переехать за границу на постоянное место жительство, снижается. Эти данные совпадают с общей тенденцией, фиксируемой исследователями: молодые ученые составляют категорию наиболее мобильных, поскольку получают больше преимуществ от миграции на ранней стадии профессиональной карьеры [2; 3; 9]. Наличие детей в семье аспирантов выступает фактором, сдерживающим аспирантов в планировании как временной трудовой миграции, так и миграции на постоянное место жительства за рубеж.

3.        Анализ влияния социально-демографических факторов показал, что уровень дохода аспиранта и уровень образования его родителей в существенной степени определяют его миграционные установки. Высокообеспеченные аспиранты реже отмечают желание переехать за рубеж на постоянное место жительства. Таким образом, в рамках рассмотрения влияния уровня дохода наиболее мобильной группой аспирантов являются те, для кого переезд за границу выступает в качестве возможного социального лифта, позволяющего повысить свой материальный статус и улучшить условия жизни. Высокий образовательный статус родителей аспирантов определяет повышение интереса к профессиональной деятельности за границей, а также к возможности переезда за рубеж на постоянное место жительства. При этом важно отметить, что аспиранты, чьи родители имеют ученую степень, более других групп сориентированы как на временную трудовую миграцию, так и на постоянную миграцию за рубеж. Этот результат характеризует высокую потенциальную миграционную активность тех специалистов, кто наиболее сориентирован в социальной специфике научной деятельности и способах построения научной карьеры. Отметим, что поиск возможностей и перспектив для карьерного роста в сфере науки за рубежом (как способа разрешения противоречия между уровнем развития личности, ее потребностями и возможностями для их удовлетворения) является одной из наиболее распространенных причин «утечки мозгов» из России [10].

4.        Сравнение миграционных планов аспирантов и научных сотрудников показало, что миграционные установки, как связанные с временной трудовой миграцией, так и эмиграцией, существенно шире распространены среди аспирантов, чем среди научных сотрудников. С нашей точки зрения, этот результат связан с незавершенным профессиональным самоопределением аспирантов (многие из которых поступили в аспирантуру сразу после окончания вузов). Для некоторых из них обучение в аспирантуре выступает в качестве периода своего рода «психосоциального моратория», позволяющего отсрочить принятие окончательного решения относительно собственного профессионального будущего.

Выводы

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о том, что миграционные установки аспирантов определяются влиянием ряда социально-демографических факторов, таких как пол, возраст, состав семьи. При этом принадлежность к старшим возрастным группам и наличие детей в семье аспиранта выступают в качестве факторов, «сдерживающих» аспирантов в планировании миграции.

Помимо этого, значимое влияние на особенности миграционных установок оказывают социально-стратификационные факторы. Выявлена большая потенциальная эмиграционная мобильность тех групп аспирантов, для которых переезд за границу связан с возможностью повысить свое материальное положение. Показана выраженная ориентация аспирантов, чьи родители имеют ученые степени, на эмиграцию за рубеж.

Сопоставление мнений аспирантов и научных сотрудников выявило различия в установках как на временную миграцию, так и на эмиграцию. При этом потенциальная миграционная мобильность среди аспирантов выше, чем среди научных сотрудников, уже определивших свою профессиональную траекторию.

Последние несколько лет проблема интеллектуальной миграции из России крайне актуальна. По данным исследований, около 40% эмигрантов из России в развитых европейских странах имеют высшее образование, еще треть едет получать образование в магистратуре или аспирантуре [15]. Рост интеллектуальной миграции является серьезной проблемой для стран-доноров. Это обуславливает необходимость изучения широкого круга вопросов, связанных с миграцией потенциальной интеллектуальной элиты.

В статье мы рассмотрели миграционные установки аспирантов как важную составляющую подготовительной стадии миграционного процесса, их потенциальную миграционную активность. При этом стоит отметить, что подобный ракурс рассмотрения миграционного процесса характерен преимущественно для социологических исследований. В то же время сама проблема миграции многоаспектна. Миграционные настроения потенциальной научной элиты связаны с такими психологическими вопросами, как ценностные ориентации аспирантов, их эмоциональное отношение к собственному будущему, наличие у них тех или иных социальных страхов. Эти вопросы, опираясь на данные проведенного исследования, мы планируем рассмотреть в дальнейших наших публикациях.



[I] В соответствии с «Прогнозом долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года» (разработанным Минэкономразвития России) политика в сфере образования на период до 2030 года будет определяться в соответствии с Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, а также задачами, поставленными Президентом Российской Федерации В.В. Путиным в указах от 7 мая 2012 г. № 599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» и № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» [19].

Литература

  1. Аллахвердян А.Г., Аллахвердян В.А. Эмиграционные намерения ученых и студентов — психологов // Вопросы психологии. 2003. № 3. С. 101–109.
  2. Антощук И.А., Леденева В.Ю. Из России в Великобританию: о механизмах миграции молодых ученых в области компьютерных наук [Электронный ресурс] // Социологические исследования. 2019. № 2. С. 108–118. DOI:10.31857/S013216250004015-9.
  3. Ащеулова Н.А., Душина С.А. Мобильная наука в глобальном мире / под ред. В.М. Ломовицкой. CПб.: Нестор-История, 2014. 224 с.
  4. Барсукова М.Е. Женщины и миграция: причины, проблемы последствия [Электронный ресурс] // Женщина в российском обществе. 2012. № 2. URL: https ://e library.ru/item.asp? id=17863599 (дата обращения: 10. 09.2020).
  5. Бедный Б.И., Миронос А.А. Подготовка научных кадров в высшей школе. Состояние и тенденции развития аспирантуры. Монография. Н. Новгород : Изд-во ННГУ, 2008. 219 с.
  6. Дежина И.Г., Киселева В.В. Поощрение мобильности научных кадров как мера кадровой политики // Научные труды ИЭПП. М.: ИЭПП, 2008. С. 126–142.
  7. Долматова С.А. «Утечка умов» и «устойчивое развитие» в России в условиях глобализации // Экономическая политика. 2013. № 5. С. 187–196.
  8. Зайончковская Ж.А. Трудовая эмиграция российских ученых // Проблемы Прогнозирования. 2004. № 4. С. 98–108.
  9. Ионцев В.А., Рязанцев С.В., Ионцева С.В. Новые тенденции и формы эмиграции из России [Электронный ресурс] // Экономика региона. 2016. № 2. C. 499–509. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/novye-tendentsii-i-formy-emigratsii-iz-rossii (дата обращения: 02.10.2020).
  10. Карпович Ю.В. Международное перемещение интеллектуальных ресурсов [Электронный ресурс] // Территория науки. 2019. № 2. С. 18–26. URL: https://elibrary.ru/item.asp?id=41801920 (дата обращения: 01. 10.2020).
  11. Китова Г.А., Кузнецова Т.Е., Кузнецов Б.В. Мобильность научных кадров в России: масштаб, структура, последствия // Проблемы прогнозирования. 1995. Вып. 4. С. 41–56.
  12. Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года [Электронный ресурс] // Правительство Российской Федерации. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/28c7f9e359e8af09d7244d8033c66928fa27e527/ (дата обращения : 03.09.2020).
  13. Кузнецова С.А. Миграционные установки как предмет социально-психологических исследований [Электронный ресурс] // Социальная психология и общество. 2013 № 4. С. 34–45. URL: https://psyjournals.ru/social_psy/2013/n4/65403.shtml (дата обращения : 09.09.2020).
  14. Лазар М.Г. Социальная мобильность ученых и студентов, ее формы и актуальные проблемы // Ученые за писки Российского государственного гидрометеорологического университета. 2014. № 33. С. 168–176.
  15. Мкртчян Н.В., Флоринская Ю.Ф. Квалифицированная миграция в России: баланс потерь и приобретений [Электронный ресурс] // Экономическое развитие России. 2018. № 2. C. 60–63. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/kvalifitsirovannaya-migratsiya-v-rossii-balanspoter-i-priobreteniy (дата обращения: 02.10. 2020).
  16. Осипов Г.В., Савинков В.И. Динамика аспирантуры и перспективы до 2030 года : Статистический и социологический анализ. М. : ЦСП, 2014. 152 с.
  17. Плутова М.И. Интеллектуальная миграция как основной фактор снижения научно-образовательного потенциала страны // Управленец. 2010. № 9-10. С. 14–19.
  18. Портрет современного российского аспиранта / Бекова С.К., Груздев И.А., Джафарова З.И., Малошонок Н.Г., Терентьев Е.А. // Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Институт образования. М. : НИУ ВШЭ, 2017. 60 с.
  19. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года [Электронный ресурс] // Министерство экономического развития РФ. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_144190/e59d0198a6b86d35269590004bc1bb4d18c9fa29/ (дата обращения: 05. 09.2020).
  20. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения (вопросы теории). : М. : ИСПИ, 2003. 239 с.
  21. Рязанцев С.В., Лукьянец А.С. Эмиграция молодежи из России: формы, тенденции и последствия // Вестник ТГУПБП. 2016. № 1. С. 59–72.
  22. Рязанцев С.В., Письменная Е.Е. Эмиграция ученых их России: «циркуляция» или «утечка» умов [Электронный ресурс] // Социологические исследования. 2013. № 4. С. 24–34. URL: https://www.isras.ru/socis_2013_04.html (дата обращения : 09.09.2020).
  23. Собкин В.С., Андреева А.И., Рзаева Ф.Р. Исследователь в сфере образования: эскизы к социально-психологическому портрету. М.: Издательство Московского университета, 2018. 248 с.
  24. Собкин В.С., Андреева А.И., Рзаева Ф.Р. Исследователь в сфере образования: барьеры в реализации научной деятельности // Национальный психологический журнал. 2018. № 2(30). С. 135–145. DOI:10.11621/npj.2018.0214
  25. Собкин В.С., Смыслова М.М., Коломиец Ю.О. Библиографический указатель работ, посвященных проблемам современной аспирантуры. М. : Издательство Московского университета, 2019. 56 с.
  26. Шереги Ф.Э., Стриханов М.Н. Наука в России: социологический анализ. М. : ЦСП, 2006. 456 с.
  27. Lee E.S. A Theory of Migration // Demography. 1966. No. 3. P. 47–57.
  28. Noorden R. Global mobility: Science on the move [Электронный ресурс] // Nature. 2012. Vol. 490. № 7420. P. 326–329. URL: https://www.nature.com/news/global-mobility-science-onthe-move-1.11602 (дата обращения: 09.09.2020).
  29. Novotný J., Feřtrová M., Jungwiertová L. Postgraduate migration behaviour of international university students supported from the Czech Development Cooperation scholarships [Электронный ресурс] // Popul Space Place. 2020. № 2361. URL: https://doi.org/10.1002/psp.2361 (дата обращения : 01.10.2020).
  30. Subbotin А., Samin A. Brain drain and brain gain in Russia: analyzing international mobility of researchers by discipline using Scopus bibliometric data 1996-2020 // MPIDR Working Papers. 2020. 19 р. DOI:10.4054/MPIDR-WP-2020-025.

Информация об авторах

Собкин Владимир Самуилович, доктор психологических наук, пррфессор, академик РАО, руководитель Центра социологии образования, ФГБНУ «Институт управления образованием РАО» (ФГБНУ «ИУО РАО»), руководитель Центра социокультурных проблем современного образования, ФГБНУ «Психологический институт Российской академии образования» (ФГБНУ «ПИ РАО»)., Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2339-9080, e-mail: sobkin@mail.ru

Смыслова Мария Михайловна, Ведущий аналитик, Лаборатория социологических исследований в образовании Центра развития образования, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российская академия образования», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4114-5316, e-mail: smyslovamaria@yandex.ru

Коломиец Юрий Олегович, ведущий аналитик Информационно-аналитического центра РАО, Информационно-аналитический центр РАО, Федеральное государственное бюджетное учреждение «Российская Академия Образования», заместитель руководителя Центра социологии образования ИУО РАО, Центр социологии образования ИУО РАО, Федеральное государственное бюджетное научное учреждение «Институт управления образованием Российской академии образования», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1372-7519, e-mail: uokolomiets@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 525
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 19

Скачиваний

Всего: 238
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 11