Правовые и психологические аспекты справедливости судебной деятельности

78

Аннотация

Статья посвящена проблеме обеспечения справедливости судебной защиты в аспекте единства правовых и психологических факторов. Судебная деятельность, являясь строго урегулированной процессуальными нормами, во многом обусловлена личностью судьи как носителя судебной власти. Обращено внимание на то, что при назначении судей мало внимания уделяется их психологическим особенностям; но практика показывает, что выявленные впоследствии недостатки в работе судьи обусловлены не только пробелами в знании правовых вопросов, но и отсутствием необходимых чисто психологических навыков либо особенностей личности судьи. Беспристрастность судьи не может быть обеспечена только правовыми нормами, это должна быть внутренняя готовность судьи противостоять пристрастиям и предубеждениям. Обращено внимание на необходимость разработки дополнительных программ по психологической подготовке судей. «Принцип ореола» и ложь в ходе судебного разбирательства могут существенно повлиять на законность и обоснованность судебного решения, а, следовательно, оно будет несправедливым. Психологическая наука разработала множество методик, которые могут помочь в распознании лжи, в разрешении конфликтов, а также выработать способность противостоять попыткам влияния участников процесса на принятие судьей решений. Эти методики необходимо изучать в ходе профессиональной подготовки и переподготовки судей, ведь участники процесса довольно часто используют особенности личности судьи и приемы влияния, чтобы добиться благоприятного для себя результата. Положения и выводы статьи могут послужить основой для дальнейших научных исследований по психологии судебной деятельности.

Общая информация

Ключевые слова: судья, справедливость, психологические особенности личности, ложь, предубеждения

Рубрика издания: Междисциплинарные исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2023130415

Получена: 02.05.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Ильина О.Ю., Туманова Л.В. Правовые и психологические аспекты справедливости судебной деятельности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2023. Том 13. № 4. С. 216–226. DOI: 10.17759/psylaw.2023130415

Полный текст

Введение

Справедливость является многогранным понятием и имеет толкование в самых различных аспектах, а в праве справедливость выступает общеправовым принципом. Но при этом нет четко сформулированной дефиниции, которая бы отражала сущность и признаки принципа справедливости. В зависимости от отрасли права и предмета исследования выделяют конкретные признаки. Так, в уголовном праве основное проявление принципа справедливости предполагает соразмерность наказания совершенному деянию и учет всех отягчающих и смягчающих обстоятельств. В административном судопроизводстве справедливость обусловливает принцип распределения обязанности по доказыванию в пользу «слабой» стороны, что предполагает возложение основного бремени доказывания на представителей властных структур, действия которых обжалует гражданин, а также активность суда. В гражданском и арбитражном процессе, напротив, справедливость предполагает состязательный характер процесса с равенством обязанностей сторон по доказыванию. При этом независимо от вида судопроизводства главным гарантом обеспечения принципа справедливости выступает суд, который должен принять законное и справедливое решение, используя свои полномочия и право на судейское усмотрение. Именно судья должен определить, какое наказание будет справедливым, с кем будет проживать несовершеннолетний ребенок, будет ли родитель лишен родительских прав, какое конкретно имущество получит каждый наследник, какие меры административного надзора следует применить, нуждается ли человек в принудительном лечении в психоневрологическом стационаре и многое другое.

Судья определяет справедливость на основе норм права, что может не всегда совпадать с субъективным пониманием справедливости конкретного человека. Можно привести самый простой пример такого несовпадения: по закону, если сделка должна быть заключена в простой письменной форме, в суде нельзя ссылаться на свидетельские показания (ч. 1 ст. 162 ГК РФ) [3]. А ведь в нашей жизни очень многие считают, что неловко попросить расписку у родственника или знакомого, но если такой должник не вернет деньги, то подтвердить в суде сделку будет невозможно. И суд вынесет решение, которое будет законным, но истец и многие другие сочтут его несправедливым.

Этот пример показывает, что справедливость — очень сложное понятие, имеющее субъективное восприятие, которое очень часто не совпадает со справедливостью, основанной на законе.

Надо учитывать, что справедливость содержит в себе и некоторый элемент несправедливости, что обусловлено правом, моралью, экономическими и другими факторами [4, с. 148—151]. Поступки людей в большинстве случаев бывают обусловлены именно субъективным пониманием справедливости, которое может для человека служить оправданием даже его противоправного поведения. Таким крайним проявлением субъективной справедливости являются поступки, продиктованные чувством мести, которое человек считает восстановлением справедливости.

Перефразируя определенным образом известную латинскую поговорку, можно сказать: что позволено простому человеку, не позволено судье. Действительно, мы часто не задумываемся о том, какое тяжкое бремя несет на своей мантии судья; его высокий статус дает ему право вершить правосудие и вменяет в обязанность обеспечивать справедливость каждого судебного решения. Идеальная ситуация — когда, покидая зал судебного заседания, потерпевший и подсудимый, истец и ответчик признают вынесенный судебный акт справедливым.

Но так бывает далеко не всегда в силу уже отмеченного субъективного восприятия справедливости. Гораздо опаснее, когда судебное решение является объективно несправедливым. Тому может быть много причин: недостаточная квалификация судьи, умелая фальсификация доказательств или, еще хуже, — наличие конфликта интересов или коррупционная составляющая.

Таким образом, для обеспечения справедливости судебного решения ключевым являются личность самого судьи, его независимость и беспристрастность и умение распознавать как умышленную, так и неумышленную ложь в процессе. Каждый из названных факторов имеет как правовую, так и психологическую составляющие.

Личность судьи как основной фактор
справедливости судебного разбирательства

Назначение на должность судьи предполагает достаточно сложную процедуру отбора кандидатов, в том числе обязательность получения рекомендации соответствующей квалификационной коллегии судей. Участие органов судейского сообщества в процессе подбора кадров в той или иной степени имеет место во всех государствах, что отличает судебную власть от законодательной и исполнительной. Процесс получения рекомендации предполагает всестороннее изучение соответствия кандидата установленным в законе требованиям с учетом особенностей его личности. Но на практике основное внимание обращается на формальные требования, установленные в статье 4 Закона РФ «О статусе судей в Российской Федерации» [5]. Эти требования условно можно подразделить на положительные и отрицательные. К положительным (тем, которые должны быть) относятся: возраст (не моложе 25 лет), высшее юридическое образование, стаж по юридической профессии не менее 5 лет, полная дееспособность, гражданство Российской Федерации и владение государственным языком. При этом у кандидата не должно быть другого гражданства или вида на жительство, счетов в зарубежных банках, заболеваний, препятствующих исполнению полномочий судьи, в том числе алкоголизма, наркомании и токсикомании, и, разумеется, судимости. Впервые назначаемые на должность судьи должны сдать квалификационный экзамен и пройти психологическую диагностику. Обобщающим все названные требования и отражающим смысл профессии судьи является требование безупречной репутации.

На первый взгляд, закон предусматривает все, но ведь личность человека гораздо многограннее, чем любые формальные показатели. Ученые-психологи выделяют различные классификации типов личности, с помощью которых можно прогнозировать поведение человека. Конечно, никто не может дать точного ответа сразу, подходит ли соответствующий психотип личности для судебной работы или нет, но определенные риски могут быть выявлены. То минимальное психологическое тестирование, которое проходит кандидат в судьи, не может дать полной картины его личности. Еще очень важно, что при дальнейших карьерных продвижениях судьи эти вопросы вообще остаются вне зоны контроля.

Безусловно важно определить результаты качества и оперативности рассматриваемых дел, но не менее важно подумать и о том, насколько даже очень хороший судья способен стать председателем суда, ведь для этого требуются совершенно другие личностные качества. Нельзя забывать и о таком явлении, как «профессиональное выгорание», которое на начальном этапе может заметить только специалист. Судья в своей деятельности испытывает колоссальные психологические нагрузки, почти постоянный стресс. Минимальны риски профессионального выгорания у тех судей, которым присущи оптимизм, вера в свои силы (а не самоуверенность), умение распределять свое время, что сейчас принято именовать «тайм-менеджментом», и многие другие качества, известные специалистам-психологам.

Для того чтобы выявить необходимые психологические качества личности судьи, недостаточно одного тестирования. Необходимо более длительное наблюдение. Условно необходимые психологические качества судьи можно классифицировать следующим образом: познавательные, коммуникативные, организационные, лингвистические, социально- гуманитарные. Каждая группа предполагает набор качеств, имеющих специфическое содержание именно для судебной деятельности [10]. Так, к познавательным в первую очередь следует отнести: наблюдательность, концентрацию внимания; память, аналитическое мышление. К основным коммуникативным качествам следует отнести: умение поддерживать психологический контакт; умение не просто слушать, а слышать; преодоление своего эмоционального состояния. Судья — всегда организатор процесса, что предполагает умение не только эффективно распределять время, но и управлять ходом судебного заседания, преодолевать возможные конфликты между участниками процесса. На первый взгляд, лингвистические свойства судьи не являются определяющими, но на практике именно отличное владение устной и письменной речью является залогом того, что все участники процесса правильно поймут суть того, что происходило в ходе судебного заседания, а также содержание судебного решения не потребует последующего толкования и не вызовет сомнений в проверочных инстанциях. Но, как представляется, главными качествами, определяющими статус судьи, являются социально-гуманитарные, поскольку они объединяют такие понятия, как долг, совесть, гуманизм, справедливость, честь и достоинство.

Таким образом, чтобы судья мог осуществлять правосудие по буквальному смыслу этого слова, психологическая структура его личности, т. е. «совокупность социально-значимых свойств, качеств, позиций, алгоритмов действий и поступков, сложившаяся в течение жизни и определяющая его поведение и деятельность» [8, с. 145], должна соответствовать избранной профессии. Помимо этого, необходимо определить и мотивационную составляющую, причем не так формально, как сейчас — когда, завершая автобиографию, каждый кандидат пишет, почему он хочет стать судьей или занять соответствующую судейскую должность. Для этого нужны научно-обоснованные методики. Важно, чтобы на начальном этапе и сам кандидат осознал, насколько его личностные качества соответствуют судебной деятельности, чтобы потом не было разочарований.

Судебный процесс — это всегда определенный конфликт, поэтому способность к урегулированию конфликтов между участниками процесса выступает очень важным показателем профессионализма судьи [1], для чего недостаточно только правовых знаний, а нужны знания по конфликтологии и общей психологии. Однако эти знания не входят в обязательную часть обучения юристов и не проверяются в ходе квалификационного экзамена на должность судьи. Но именно это является более важным, поскольку изменить свойства своего характера, привычки не получится по «щелчку клавиши компьютера», как можно изменить взгляд на существо спора в случае новелл законодательства.

Личность судьи определяет, будут ли процесс по делу законным, а решение обоснованным и справедливым. Ю.А. Цветков, основываясь на своем судейском опыте, предложил интересную классификацию, выделив пять типов судей [12, с. 260—271]: судья режиссерского типа, судья менторского типа, судья статусного типа, судья конвейерного типа, судья следственного типа. Причем по каждому типу выявлены сильные и слабые стороны. Судья режиссерского типа тяготеет к театральным эффектам, что не всегда дает положительный результат, но при этом он способен в ходе судебного разбирательства поменять свою позицию. У судьи менторского типа преобладает воспитательный момент, при этом из его наставлений и напутствий можно сделать вывод об уже сформированной позиции по делу. Судья статусного типа демонстрирует свое особое положение; не снисходит до пояснений и документов, осознавая свою исключительность; может принять нестандартное решение. Судья конвейерного типа заботится о количестве рассмотренных дел, плохо переносит нестандартные ситуации. Судья следственного типа старается в буквальном смысле вести судебное следствие; у такого судьи есть шанс для обеих сторон быть услышанными, но при этом он допускает процессуальные нарушения. Приведенную классификацию, как и любую типологию, нельзя принимать как неоспоримую аксиому, но ценность определения типов личности судьи состоит в том, чтобы во время повышения квалификации, конференций и совещаний обращать внимание на эти особенности, чтобы судья мог «включить режим самоконтроля» и избежать негативных последствий. Для этого необходим анализ личностных качеств всех судей, особенно в первые годы работы, когда формируется тот или иной стиль работы.

Правовая и психологическая характеристика беспристрастности судьи

Независимость и беспристрастность судьи являются важнейшими условиями справедливости судебной защиты, поэтому обеспечиваются многими законодательными гарантиями, но никакой закон не даст результата, если судья не обладает соответствующими качествами. Вот почему вызывает опасения наметившаяся в последние десятилетия тенденция назначения на должности судей работников аппаратов судов. Бесспорно, они обладают тем преимуществом, что знают судебное делопроизводство, сам процесс, внутреннюю организацию суда, но вот научились ли они принимать самостоятельные решения и действовать без оглядки на «старших», могут ли противостоять своим внутренним предубеждениям, большой вопрос. Независимость в большей степени формализована, и тем самым меньше заметно отсутствие у судьи этого внутреннего качества, поскольку он непосредственно сам совершает процессуальные действия и руководит процессом. Поэтому даже если какой-то судья все согласовал заранее, допустим, с председателем суда, это не будет очевидно для участников процесса. Сложнее обстоит с беспристрастностью. Можно утверждать, абсолютной беспристрастности не существует, поскольку это противоречит человеческой природе. Судья, как и любой человек, имеет свои убеждения и предпочтения, поэтому, хотя закон и требует беспристрастности (причем этот принцип присущ всем судебным системам), на самом деле судья должен «обеспечивать внешнее проявление беспристрастности при исполнении своих судебных функций» [9, с. 16]. И здесь уже не правовая, а чисто психологическая проблема. Лучшего совета, чем выразил А.С. Пушкин: «Учитесь властвовать собой…», дать трудно.

Вот только, как и где судье учиться, сказать трудно, поскольку специальных тренингов на эту тему практически нет. Хотя достаточно много исследований и специальных пособий о том, как манипулировать людьми, правда, в них есть и советы по приемам защиты. Со всевозможными манипуляциями и попытками воздействия на принятие решений каждый человек сталкивается многократно, но это приобретает особую опасность, если умелый манипулятор является участником судебного процесса и судья должен выдержать этот «бой».

Надо учитывать, что даже если нет умышленных манипуляций, подсознание часто само создает угрозу беспристрастности. В связи с этим можно упомянуть о двух таких психологических явлениях, как «эффект ореола» и «эффект красоты» [7, с. 209]. Эти эффекты основаны на чисто визуальном восприятии человека, причем это могут быть самые разные признаки, по которым судья либо начинает невольно испытывать симпатию к участнику процесса и доверие к его словам, либо наоборот. А красота всегда является мощным отвлекающим фактором. Вот от этих факторов и нужны приемы самозащиты для судей, которые может дать только психология.

Судья должен оценить все доказательства по делу по своему внутреннему убеждению, поэтому очень важно, чтобы это убеждение формировалось свободно. Разумеется, внутреннее убеждение судьи должно основываться на законе, но закон является общим для всех, а применить его надо к каждому конкретному случаю [2, с. 241]. Поэтому следующий аспект, для которого беспристрастность имеет решающее значение, — это судейское усмотрение. Значительное число правовых норм уже непосредственно в тексте предполагает судейское усмотрение. Так, законодатель использует оценочные категории, например «тяжелое материальное положение», «жестокое обращение с ребенком» и многое другое. Очень важно судье не ожесточиться и в то же время не поддаться исключительно чувству жалости. Это очень сложно, но если человек не способен преодолевать это или хотя бы минимизировать свои эмоции, то вряд ли он может быть беспристрастным судьей без дополнительной специальной подготовки.

Что касается правового аспекта беспристрастности, то это, скорее, меры, которые направлены на то, чтобы не вызывать сомнений у участников процесса, поэтому все процессуальные кодексы содержат основания к отводу судьи, связанные с той или иной возможной заинтересованностью судьи или опасностью того, что он уже сформировал свое мнение. Особое внимание уделяется возможному конфликту интересов, хотя чаще всего никакой реальной основы для такого конфликта нет. А относительно коррупционной составляющей, к сожалению, становится известно только при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении судьи.

Очень важно обратить основное внимание при назначении на должность судьи именно на психологическую сторону беспристрастности, а не на формально-правовую, когда судье может быть отказано в рекомендации на должность судьи только по тому основанию, что в этом регионе его родственник работает в прокуратуре или является адвокатом.

Особенности характера и поведения судьи нередко являются причиной того, что он не только может получить отвод по основанию нарушения беспристрастности, но и быть привлечен к дисциплинарной ответственности. Современная тенденция фиксации всех моментов своей жизни и размещение этого в соцсетях, равно как и участие в каких-либо обсуждениях, даже просто отправленный «лайк» могут дать повод предполагать предвзятое отношение судьи к чему-то или кому-то или даже стать фактом умаления авторитета судебной власти. Характер человека трудно изменить, но контролировать свое поведение судья обязан, и для этого также существуют психологические тренинги, надо только самому осознать эту проблему.

Решение, которое вынесено судьей на основе его предубеждения или заблуждения относительно оценки сведений, полученных от участников процесса, является незаконным, необоснованным и несправедливым.

Проблема распознания неискренности в ходе судебного разбирательства

Решение суда не может быть основано на личных знаниях и ощущениях самого судьи, выводы суда являются результатом исследования и оценки доказательств, которые предусмотрены в законе и должны быть получены в точном соответствии с ним. Но, как уже было отмечено, восприятие и оценка доказательств связаны непосредственно с особенностями личности судьи и его способности проявлять беспристрастность, т. е. преодолевать свои предубеждения — как отрицательные, так и позитивные. Не менее значимо для судьи умение распознавать ложь и противодействовать этому в ходе судебного разбирательства.

Казалось бы, все воспринимают ложь как негативное явление, при этом психологи во всем мире утверждают, что каждый человек ежедневно в той или иной ситуации говорит неправду. По степени, характеру и причинам ложную информацию можно подразделить на множество категорий и видов, есть даже такое устойчивое выражение — «ложь во спасение». Но применительно к судебной деятельности любая ложь способна привести к судебной ошибке, и хотя кто-то может искажать факты, полагая, что так будет восстановлена справедливость, на самом деле справедливость всегда только там, где установлена истина.

С опытом большинство судей приобретают способность распознавать ложь, тем более, что никогда все доказательства не могут быть ложными или сфальсифицированными, следовательно, выявляются определенные противоречия в показаниях одного участника процесса объяснениям другого или каким-либо письменным материалам. Для судьи важно распознать ложь, но при этом не поддаться необоснованным сомнениям в правдивости информации.

Американский психолог Пол Экман в своих работах предостерегает от ошибок «неверия правде» и «веры лжи» и от того, чтобы, заподозрив в обмане кого-либо, начать считать все слова и действия ложными [14, с. 229—237]. Такое предостережение особенно важно для судьи, ведь для многих участников процесса ложные показания могут послужить основой для привлечения их к уголовной ответственности. Конечно, самым негативным последствием того, что судья не сумел разобраться, где правда, а где ложь, является вынесение незаконного и необоснованного решения.

Очень важно понять характер и причины лжи в ходе разбирательства дела. Прежде всего судья должен учитывать особенности человеческой памяти, которая способна сохранять события в искаженной форме, а также «стирать» определенные факты. Да и само восприятие информации человеком во многом определяется его эмоциональным состоянием и способностью не просто смотреть, а видеть. (Это очень хорошо показано в рассказах о Шерлоке Холмсе на примере восприятия его и доктора Ватсона.) Поэтому ложные по сути показания свидетеля будут ничем иным, как его добросовестным заблуждением, в основе которого способность, а вернее, неспособность, наблюдать и запоминать.

Особые свойства восприятия были наглядно подтверждены психологическими экспериментами: «Нападение», когда все участники эксперимента совершенно по-разному описали как само нападение, так и число нападавших; «Ученый и убийца», где участникам были даны различные указания о том, кто изображен на фотографии, и в соответствии с этим получили совершенно различные описания одного и того же лица; «Обе белые», когда под влиянием ошибочного утверждения «подставных» участников, что черная пирамидка тоже белая, испытуемые тоже начали называть ее белой [13, с. 224—229]. Способом преодолеть «эффект белой пирамидки» в суде является правило о том, что свидетелей удаляют из зала судебного заседания и вызывают строго по одному. Однако нет гарантий, что они не обсуждали проблему, по которой вызваны в суд ранее, например в коридоре суда до приглашения в зал судебного заседания. Все это должен учитывать судья.

Сложнее, когда ложь является хорошо подготовленной, в этом случае судье необходимы специальные навыки распознания лжи. Необходимо помнить, что слова обычно являются наиболее контролируемыми лжецом, в меньшей степени поддаются контролю жесты, позы, и чаще всего человека выдает его мимика. Поэтому судью необходимо обучить расшифровке скрытого смысла жестов, поз и мимики [6]. Особенность судебного процесса в том, что судья не может, как это происходит на уровне бытового общения, сказать участнику процесса: «Не верю!», — а тем более: «Это ложь». Необходимо подтвердить эту ложь, что достигается умело заданными вопросами, как относительно показаний самого участника процесса, так и в связи с другими доказательствами по делу. Когда судья не демонстрирует, что считает показания ложными, а напротив, как будто выражает доверие и спокойно задает уточняющие е вопросы, лжец скорее допустит ошибку.

Оценивая степень правдивости показаний, судья должен проявлять особую беспристрастность, не поддаваться искушению делать выводы только по внешнему виду и приемам «понравиться», ведь психологию поведения и методы управления людьми [11] изучают не только судьи, но и адвокаты, которые на этом основывают свою позицию по делу и стратегию защиты своего доверителя.

Невозможно искоренить ложь из человеческого общения, однако судья должен уметь ее распознавать и минимизировать негативные последствия всех ее проявлений, в том числе неумышленной, и добросовестного заблуждения. Но, к сожалению, это то, чему не учат на юрфаках.

Выводы

Предлагаемое исследование имеет целью показать неразрывную связь психологии и права в сфере судебной деятельности. Судья как носитель судебной власти является человеком, и его личность уникальна, но при этом может быть определенными образом классифицирована с учетом особенностей темперамента, характера, познавательных и мыслительных способностей, памяти, коммуникативности и много другого. Все эти психологические черты личности иногда в большей степени, чем уровень его правовой подготовки, влияют на возможность в принципе осуществлять правосудие и качество работы в статусе судьи.

Справедливость, являясь процессуальным принципом, объективно основана на законности и обоснованности судебного решения, но в субъективном восприятии она связана с представлением каждого конкретного человека о добре и зле и соотношении деяния и возмездия или вознаграждения за него. От такого восприятия справедливости не свободен и судья, равно как и от возникающих предубеждений и невольных симпатий, поэтому беспристрастность судьи — это умение противостоять собственным личностным оценкам.

Все это обусловливает необходимость осуществлять отбор кандидатов на должность судьи с учетом его личности и психологической готовности к преодолению предвзятости. Разумеется, очень важна безупречная репутация, но сведения о ней зачастую носят формальный характер: справки о доходах, имуществе, характеристики с мест работы, что не дает никаких гарантий того, что судья окажется склонным к коррупционным поступкам, безразличным к тем, чьи судьбы решает, неспособным преодолевать свои пристрастия и антипатии.

Необходимы научно обоснованная программа психолого-юридической подготовки кандидатов на должности судей и изучение их личности. В программу квалификационного экзамена на должность судьи должны быть включены ролевые игры, которые бы позволяли выявить не только знание процессуальных норм, но и способность руководить ходом судебного заседания, разрешать конфликты, противостоять провокационному поведению участников процесса, проявлять навыки распознавания лжи.

Заслуживает внимания и содержание подготовки юридических кадров, нужна более серьезная психологическая составляющая, причем именно практической направленности.

Судья обладает очень широкими полномочиями, каждое решение, по сути, является итогом не просто применения норм права, а результатом мыслительного и психологического процесса. Несмотря на то, что все судьи руководствуются едиными процессуальными правилами, в зависимости от личности судьи процесс протекает по-разному, и во многом от судьи зависит, поверят ли участники процесса в справедливость судебного решения.

Опытные адвокаты стремятся изучить стиль работы и особенности личности судьи с тем, чтобы максимально обеспечить защиту прав и интересов своих клиентов. Судья должен помнить о «принципе ореола», поскольку его умело могут формировать опытные участники процесса.

Данное исследование имеет целью обозначить основные аспекты проблемы достижения справедливого и беспристрастного суда в единстве правовых и психологических проблем.

Литература

  1. Ахмедшин Р.Л. Лекции по правовой психологии: Учебное пособие. Томск: Издательский Дом Томского государственного университета, 2019. 454 с.
  2. Большаков Е.В., Назаров И.Д. Этические аспекты правосудия (философско-правовое исследование): Монография. Иваново: Ивановский издательский дом, 2021. 172 с.
  3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 16.04.2022) [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_5142/ (дата обращения: 04.2023).
  4. Зайцев С.А. К вопросу о понятии справедливости // Вестник Омского университета. 1999. № 4. С. 148–151.
  5. Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации» от 26.06.1992 № 3132-1 (ред. от 18.03.2023) [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_648/ (дата обращения: 04.2023).
  6. Мессинжер Ж. Как читать людей. Расшифровка скрытого смысла 1000 жестов, поз и мимики. М.: РИПОЛ классик, 2022. 720 с.
  7. Пелехатый М., Спирица Е. Боевое НЛП: техники и модели скрытых манипуляций и защиты от них. СПб: Питер, 2022. 256 с.
  8. Психология оперативно-розыскной деятельности: Учебное пособие. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА: Закон и право, 2023. 391 с.
  9. Соловьев А.А. Судейская этика: зарубежные модели правового регулирования: Монография. М.: Буки Веди, 2023. 240 с.
  10. Судейская этика: Учебник / И.И. Аминов и др. 3-е изд., перераб. и доп. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2023. 225 с.
  11. Темплар Р. Правила управления людьми: Как раскрыть потенциал каждого сотрудника. М.: Альпина Паблишер, 2019. 236 с.
  12. Цветков Ю.А. Игры, в которые играют судьи. Деконструкция правосудия и судебной деятельности в парадигме правового реализма: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2023. 383 с.
  13. Шавырина А.А. Психологические эксперименты. Реальные истории. М.: АСТ, 2023. 320 с.
  14. Экман П. Психология лжи. Обмани меня, если сможешь. СПб: Питер, 2018. 384 с.

Информация об авторах

Ильина Ольга Юрьевна, доктор юридических наук, профессор, декан юридического факультета, Тверской государственный университет (ФГБОУ ВО «ТвГУ»), Тверь, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1939-9712, e-mail: Ilina.OY@tversu.ru

Туманова Лидия Владимировна, доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры судебной власти и правоохранительной деятельности юридического факультета, Тверской государственный университет (ФГБОУ ВО «ТвГУ»), Тверь, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2438-7428, e-mail: Tumanova.LV@tversu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 320
В прошлом месяце: 61
В текущем месяце: 21

Скачиваний

Всего: 78
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 3