Исследование личностных и ситуативных особенностей межгрупповой предубежденности

788

Аннотация

В статье представлены материалы, отражающие результаты эмпирического исследования личностных и ситуативных особенностей такого значимого социального феномена, как межгрупповая предубежденность. Показано, что связь предубежденности и агрессивного поведения обусловлена особенностями полоролевой идентичности и темперамента, «парциальная» предубежденность обнаруживается при «базовой не-враждебности» картины мира, оценки окружающих могут влиять на формирование неадекватной полоролевой идентичности и провоцировать агрессивное поведение у индивидов с гипермаскулинной полоролевой идентичностью.

Общая информация

Ключевые слова: полоролевая идентичность, враждебность, картина мира, агрессивное поведение, межгрупповая предубежденность, предубежденность, тотальная предубежденность, поиск новизны

Рубрика издания: Экспериментальные исследования

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Мешкова Н.В. Исследование личностных и ситуативных особенностей межгрупповой предубежденности // Социальная психология и общество. 2012. Том 3. № 1. С. 73–87.

Полный текст

Постановка проблемы

Предубежденность широко исследуется в западной психологии с 20-х гг. прошлого столетия. В этот и последующие периоды интерес к исследованию проблемы обусловливался реальными событиями в жизнедеятельности социума: расовая дискриминация, межнациональные и межконфессиональные конфликты, дискриминация гомосексуалистов и больных СПИДом — далеко не полный перечень явлений, в которых обнаруживается феномен предубежденности. Изучение этого социально-психологического феномена в рамках межгрупповых отношений привело исследователей к тому, что основные категории факторов предубежденности были обозначены как личностные и ситуативные. В результате были выделены такие личностные особенности предубежденности, как авторитаризм (T. Adorno; B. Altemeyer, и др.), враждебность (Г. Олпорт), низкая самооценка (H. Tajfel; J. Turner), расхождения в полоролевой Я-концепции (P. Theodore, S. Basow; S. Kiliansky), картина мира (J. Duckitt и др.), выраженность этнической идентичности (А. М. Арбитайло; М. В. Котова). Однако, как показывает анализ литературы, ни одна из них не дает исчерпывающего объяснения причин предубежденности, поскольку каждая применима либо к определенному нормативному и социальному контексту, либо к узкому спектру «мишеней», либо не имеет адекватного психологического инструментария для измерения.

В то же время анализ таких ситуативных условий, в которых осуществляются межгрупповые отношения, как социальный контекст (S. Fein, S. Spencer, A. McConnell, J. Leibold, C. Crandall и др.), реалистический конфликт, культурная угроза (M. Zarate и др.) и иные виды угроз (C. Cotrell и др.), показывает, что они, скорее, способствуют проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности, нежели ее возникновению.

Обнаруживаемые проблемы методического и методологического характера значительно сужают перспективы выявления источников предубежденности и расширяют круг нерешенных вопросов. В первую очередь это относится к проявлению предубежденности в поведении (D. Mackie, E. Smith, S. Fiske, C. Brendl, A. Markman, C. Messner). Так, связь между предубежденностью и агрессией подчеркивается многими авторами (E. Dunbar и др.), особенно при наблюдении и анализе «горячих» аспектов межгрупповых отношений (E. Staub, R. Sternberg). Однако факторы, способствующие реализации предубежденности в насильственных действиях, остаются мало изученными (M. Sullaway).

Между тем эта проблема приобретает особое значение в связи с ростом преступлений, совершаемых на почве этнической и расовой ненависти. Особенность таких преступлений состоит в том, что они в решающей степени мотивированы предубежденностью (M. Sullaway, E. Dunbar, D. Green и др.), а именно на ее выявлении часто основана экспертиза подобных деяний (E. Dunbar, J. McDevitt, А. Р. Ратинов, М. В. Кроз, Н. А. Ратинова, Е. И. Галяшина, А. А. Леонтьев и др.).

В российской науке активно исследуется психологически содержательный антипод этнической предубежденности — этническая толерантность (Т. Г. Стефа- ненко, Г. У. Солдатова, Н. М. Лебедева, Ф. М. Малхозова, Е. И. Шлягина и др.). В целом опыт, накопленный отечественными и западными психологами, указывает на необходимость дальнейшего изучения ситуативных и личностных особенностей предубежденности.

Основные характеристики эмпирического исследования

Цель проведенного исследования — изучение связи предубежденности и таких психологических характеристик, как враждебность, агрессия, полоролевая идентичность, картина мира и страх новизны.

Предметом исследования является связь отношения к объектам и индивидуально-психологических характеристик испытуемых, а объектом исследования — особенности психологических характеристик личности и отношение к различным объектам.

Результаты анализа специальной литературы и целенаправленное наблюдение за жизнедеятельностью реально функционирующих групп, привлеченных к эмпирическому исследованию, позволили сформулировать основную гипотезу, согласно которой предполагалось, что межгрупповая предубежденность обусловлена личностными характеристиками, при этом основное значение играет такая, как враждебность, ге­нерализованная в картине мира.

Понятно, что эта основная гипотеза в рамках нашего конкретного исследования требовала качественной содержательной детализации, в связи с чем и были сформулированы частные гипотезы- следствия. Согласно первой из них, предполагалось, что позитивные убеждения о доброжелательности окружающего мира сочетаются с предубежденностью к отдельным объектам. Согласно второй, предполагалось, что ситуативные характеристики обусловливают предубежденность к отдельным объектам, при этом важным фактором в данном случае является страх новизны. Что касается третьей частной гипотезы, то, согласно ей, предполагалось, что структура полоролевой идентичности имеет принципиальное значение при анализе собственно психологической природы конкретного проявления феномена меж­групповой предубежденности.

Уже сам замысел настоящего исследования, не говоря о его результатах, как бы изначально задавал безусловность как его научной новизны, так и теоретической значимости. Что касается научной новизны нашего исследования, то она определяется, в первую очередь, тем, что в нем было запланировано показать роль таких индивидуально-психологических характеристик, как картина мира и структура полоролевой идентичности в предубежденности (враждебность, ге­нерализованная в картине мира, обусловливает «тотальную» предубежденность, в то время как низкая самооценка полоролевой идентичности обусловливает «парциальную» предубежденность к отдельным объектам); комплексную роль полоролевой идентичности и компонентов темперамента в проявлении предубежденности в насильственном поведении (гипермаскулинизация полоро­левой идентичности и высокий поиск новизны способствуют агрессивному поведению по отношению к объектам предубежденности); выделить и проанализировать функцию предубежденности в насильственном поведении (состоящую в том, что она способствует выбору объекта агрессии).

Что касается теоретической значимости, то она определяется прежде всего тем, что в рамках исследования стояла задача содержательно рассмотреть природу предубежденности, а это в конечном счете позволяет развести понятия «враждебность» и «предубежденность» (враждебность как личностная черта проявляется в негативном отношении к человеческой природе в целом, а предубежденность в рамках такого понимания может рассматриваться как опредмеченная враждебность); качественно расширить представления о природе предубежденности (враждебность, генерализованная в картине мира индивида, является причиной негативного отношения вне ситуационного контекста; обладающим такими характеристиками: индивидам для ненависти не нужны причины — они готовы ненавидеть любой объект); выделить два принципиально различных типа предубежденности (зависящая от ситуационного контекста предубежденность и не зависящая от него враждебность к группе; роль социального контекста состоит в том, что он способствует не только формированию, но и проявлению уже имеющейся у индивида предубежденности); выделить индивидуально-психологические факторы связи предубежденности и насильственного поведения (к ним относятся особенности полоролевой идентичности, проявляющиеся в гипермаскулин­ности, и высокий поиск новизны как характеристика темперамента).

Из вышеперечисленных соображений в качестве испытуемых были привлечены молодые люди (средний возраст 22 года), позиционирующие себя как скинхеды (10 человек), члены движения «Русское национальное единство» (10 человек); учительницы (36 женщин, средний возраст 36 лет). В группы сравнения вошли мужчины (30 человек, средний возраст 35 лет) и женщины (38 человек, средний возраст 32 года).

При выборе объектов предубежденности учитывалось следующее: а) преступлениям ненависти наиболее подвержены гомосексуалисты и этнические мигранты; б) в контексте понимания предубежденности, как опредмеченной враждебности, важным критерием является количество объектов; в) неизученность у гетеросек­суалов этнических и культуральных различий в аттитюдах к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией (G. Herek); г) при восприятии группы у индивида активируются стереотипы представлений об этой группе, которые и влияют на суждения и поведение этого индивида в отношении ее представителей (D. Hamilton, J. Sherman, C. Ruvolo, T. Ford, C. Stangor, J. Lange).

В качестве базовых признаков у объектов предубежденности были выбраны пол, сексуальная ориентация и национальность. Чтобы избежать влияния стереотипов, национальность объекта не уточнялась, предоставляя, таким образом, возможность выявить общее отношение к «чужому».

При выборе методического инструментария , используемого в данном исследовании, учитывались простота и доступность применения, возможности совмещения в одном исследовании наибольшего количества «мишеней» предубежденности, исключение влияния са- мопрезентации, социальной желательности и ситуационного контекста. Выбранное сочетание методов позволяет определить качественную и количественную специфику предубежденности: выявить наиболее отвергаемый объект и выделить количество негативно оцениваемых объектов.

Методический аппарат для определения психологических характеристик включал следующие методики.

1.    «Личностный дифференциал» (ЛД) для исследования отношения к объектам с помощью фактора «оценка».

2.    Метод парных сравнений для выявления самого непредпочитаемого объекта.

3.    Опросник Кука-Медли для качественного анализа уровня враждебности.

4.    Опросник Басса-Перри с целью измерения агрессии.

5.    «Шкала базисных убеждений» Р. Яноф-Бульман для анализа базисных убеждений о доброжелательности окружающего мира.

6.    Опросник маскулинности и феми­нинности в модификации Н. В. Дворян- чикова, позволяющий исследовать структурные и содержательные характеристики полоролевой идентичности.

7.    Диагностическая методика TCI- 125 структуры характера и темперамента C. Клонингера для измерения параметра темперамента «поиск новизны», характеризующего готовность к активизации исследовательского поведения в ответ на новизну стимулов.

Математическая обработка данных проводилась с помощью программ SPSS 10.0 и Microsoft Excel. Использовались методы сравнения групп при помощи непараметрического критерия Манна-Уит­ни, процедура факторизации с последующим Варимакс-вращением, исследование корреляционных связей с помощью
коэффициентов корреляции Спирмена и Пирсона.

Результаты исследования

Отношение к объектам

Результаты проведенного исследования продемонстрировали, что предубежденность как негативное отношение на основе групповой принадлежности присутствует у всех испытуемых. Наиболее отвергаемым объектом стали гомосексуа­лы одного с испытуемыми пола (табл. 1).

По числу негативно оцениваемых объектов испытуемые были разделены на две группы. В первую группу вошли скин­хеды и члены движения РНЕ, негативно оценившие 7 из 8 предложенных объектов. Во вторую группу вошли подгруппы учительниц и испытуемых мужчин и женщин из групп сравнения с «парциальной неприязнью» в виде предубежденности к меньшему числу объектов (табл. 2).

Таблица 1

Расстояния между объектами по методу парных сравнений


Результаты парных сравнений показывают, что испытуемые в большей степени отвергают объекты, обладающие комплексом следующих признаков: нетрадиционная сексуальная ориентация, иная национальность и одинаковый с испытуемым пол. Отвергаемые объекты оцениваются негативно и, согласно фактору «оценка» ЛД, наделяются социально неодобряемыми характеристиками. Они воспринимаются как враждебные, закрытые и не склонные к сотрудничеству люди. При этом негативный полюс фактора задан следующими объектами: у испытуемых мужчин группы сравнения и скин- хедов/РНЕ — объектом «мужчина иной национальности», у женщин группы сравнения и учительниц — «женщиной нетрадиционной сексуальной ориентации». Характерно, что испытуемые противоположного пола названные объекты также оценивают негативно. В то же время объект «мужчина нетрадиционной сексуальной ориентации» оценивается учительницами, мужчинами и женщинами из групп сравнения положительно, однако отвергается испытуемыми в большей степени, чем негативно оцениваемый ими «мужчина иной национальности».

Имеющиеся расхождения в данных, полученных с помощью парных сравнений и ЛД, можно объяснить, обращаясь к специфике самих методик. С помощью ЛД определялось отношение испытуемых к объектам с точки зрения оценки личностных черт, заданных авторами методики. В парных сравнениях испытуемые выбирали из двух объектов наиболее приятный, что позволило исследовать эмоционально-оценочное отношение, основанное на их собственных критериях. Таким образом, методики исследуют разные аспекты отношения к объектам и могут не совпадать по валентности. Это говорит о том, что 1) методика «Личностный дифференциал» выявляет предубежденность не ко всем объектам; 2) предлагаемые исследователем критерии для выявления негативного отношения не всегда совпадают с критериями испытуемых.

Психологические характеристики

В результате непараметрических тестов сравнения выявлены следующие особенности психологических характеристик испытуемых.

1.    У скинхедов/РНЕ параметр «базисные убеждения о доброжелательности окружающего мира» значимо ниже по сравнению с испытуемыми из второй группы (р < 0,01) и коррелирует с высокой враждебностью, качественно выраженной настороженностью (р < 0,05). Значимых различий в уровне настороженности между подгруппами остальных испытуемых не выявлено. В табл. 3 приведены результаты измерения настороженности.

Таблица 2

Значения объектов шкалирования по осям выделенных факторов

 

 

Объекты

Факторы

Яр

Яид

Ж

М

Г

Л

ЖН

МН

ЛН

ГН

Скинхе­ды / РНЕ

Сила

0,611

0,79

-0,179

0,764

-0,988

-0,64

-0,945

-0,77

-0,738

-0,956

Оценка

-0,82

-0,464

0,649

-0,34

-0,615

-0,587

-0,374

-0,631

-0,702

-0,656

Активность

-0,052

0,176

0,311

-0,08

-0,361

-0,333

-0,485

-0,64

-0,597

-0,806

Мужчины группы сравнения

Сила

0,062

0,722

-0,371

0,71

-0,982

-0,124

-0,483

0,014

-0,399

-0,739

Оценка

0,165

0,465

0,797

0,167

0,162

-0,184

0,07

-0,718

-0,376

-0,355

Активность

0,145

0,005

-0,011

-0,37

0,323

0,115

-0,23

-0,156

-0,105

0,158

Учительницы

Сила

0,194

0,747

0,084

1,142

-0,785

0,431

-0,17

0,822

0,018

-0,905

Оценка

0,258

0,722

0,988

0,204

0,312

-0,675

0,305

-0,455

-0,533

-0,057

Активность

0,556

-0,085

0,287

-0,72

0,427

-0,306

-0,05

-0,299

-0,229

0,115

Женщины

Сила

0,017

0,732

0,149

1,033

-0,869

0,237

-0,039

0,493

-0,192

-0,552

группы

Оценка

0,248

0,773

0,961

0,308

0,415

-0,594

-0,368

-0,477

-0,461

-0,005

сравнения

Активность

0,752

0,29

0,303

-0,15

0,38

-0,175

0,071

0,151

-0,131

0,134

Условное обозначение.** — уровень значимости различий по критерию Манна-Уитнир < 0,01.

 2.   Полоролевая идентичность. Соотношения структурных и содержательных характеристик полоролевой идентичности.

У скинхедов/РНЕ маскулинность Я- реального не имеет значимых различий с предполагаемыми оценками окружающих мужчин, но оба параметра значимо ниже маскулинности Я-идеального (р = 0,02 и р = 0,04 соответственно), хотя и не имеют значимых различий с маску­линностью стереотипа мужчины. По фе­мининности между составляющими значимых различий не выявлено.

У мужчин из группы сравнения мас­кулинность Я-реального не имеет значимых различий с предполагаемыми оценками окружающих мужчин и женщин, но все из них значимо ниже маскулинности Я-идеального (р = 0,001) и стереотипа мужчины (р = 0,001). По фемининности между составляющими значимых различий не выявлено. Полученные результаты свидетельствуют, что испытуемые недовольны выраженностью своих мас­кулинных характеристик и имеют низкую самооценку по маскулинной составляющей полоролевой идентичности.

Таблица 3
Показатели настороженности в подгруппах испытуемых

 

Скинхеды/ РНЕ

Мужчины группы сравнения

Учительницы

Женщины группы сравнения

Средние значения по группам

45,15

41,47

39,26

41,34

Стат. отклонение

4,0

5,41

6,30

5,88

Скинхеды/РН Е

т

0,009 (**)

0,002 (**)

0,007 (**)

Мужчины контрольной группы

т

т

0,41

0,52

Учителя

т

т

т

0,21

В отличие от мужчин группы сравнения, скинхеды/РНЕ имели высокие значения маскулинности: Я-реального и идеального, стереотипа женщины, реального и идеального сексуальных партнеров, а также Я в представлении окружающих мужчин и женщин, низкие значения параметров фемининности Я-ре- ального, идеального и стереотипа мужчины. Результаты свидетельствуют о ги­пермаскулинности полоролевой идентичности (табл. 4).

У испытуемых учительниц и женщин из группы сравнения не выявлены значимые различия по составляющим полоролевой идентичности. Феминин­ность Я-реального соответствует оценкам со стороны окружающих женщин, однако эти параметры значимо ниже фемининности Я-идеального (учительницы: p = 0,048 и p = 0,007 соответственно; женщины группы сравнения: p = 0,02 и p = 0,009 соответственно) и стереотипа женщины (учительницы: p = 0,001; женщины группы сравнения: p = 0,001). Полученные результаты свидетельствуют, что испытуемые женщины недовольны выраженностью своих фемининных характеристик и имеют низкую самооценку по фемининной составляющей полоролевой идентичности.

Таблица 4

Значимые различия составляющих полоролевой идентичности по критерию
Манна-Уитни между скинхедами/ РНЕ и мужчинами группы сравнения

 

Переменные

U

Р

Маскулинность Я-реального

104**

.000

Маскулинность Я-идеального

181*

.018

Маскулинность в представлениях обо мне мужчин

136**

.002

Маскулинность в представлениях обо мне женщин

171*

.02

Маскулинность стереотипа женщины

130**

.001

Маскулинность реального сексуального партнера

185*

.031

Маскулинность идеального сексуального партнера

170*

.014

Фемининность Я-реального

124**

.000

Фемининность стереотипа мужчины

186*

.024

Фемининность Я-идеального

200*

.046

Примечания: * — значимые различия (р < 0,05) выделены, ** — значимые различия (р < 0,01)

выделены.

3.    У скинхедов/РНЕ выявлены значимо высокое значение агрессии и корреляции этого параметра с маскулинностью Я- реального и маскулинностью «Мужчины считают, что я...» (р < 0,01) (табл. 5).

Таблица 5
Показатели агрессии в группах испытуемых

 

Скинхеды/ РНЕ

Мужчины группы сравнения

Учительницы

Женщины группы сравнения

Средние значения по группам

30,75

22,33

17,08

18,24

Стат. отклонение

6,36

5,97

5,95

5,16

Скинхеды/РН Е

т

0,001 (**)

0,001 (**)

0,001 (**)

Мужчины контрольной группы

т

т

0,001 (**)

0,001 (**)

Учителя

т

т

т

0,23

Показатели агрессии щий экстремальный показатель темперамента и склонность к антисоциальному поведению. Значимых различий между подгруппами других испытуемых по этому параметру не выявлено (табл. 6).

Таблица 6
Показатели поиска новизны в группах испытуемых

 

Скинхеды/ РНЕ

Мужчины группы сравнения

Учительницы

Женщины группы сравнения

Средние значения по группам

11,05

9,24

8,79

9,71

Стат. отклонение

1,43

2,53

3,05

2,98

Таким образом, негативная оценка объектов и отвержение мужчин с нетрадиционной сексуальной ориентацией сочетаются со следующими особенностями психологических характеристик скинхедов/РНЕ: 1) инверсированные в негативную сторону базовые убеждения о доброжелательности окружающего мира, коррелирующие с высокой враждебностью, качественно выраженной настороженностью; 2) гипермаскулинность полоролевой идентичности; 3) высокие значения физической агрессии, коррелирующие с маскулинностью Я-реального и оценками маскулинности Я-реального со стороны окружающих мужчин; 4) высокий поиск новизны.

К психологическим особенностям остальных испытуемых с «парциальной» предубежденностью и отвержением гомосексуалистов одного с ними пола относятся базовая не-враждебность, низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинности у мужчин и фемининно­сти у женщин.

Соотнесение результатов исследования и данных других исследователей

Полученные результаты показывают наличие «тотальной» предубежденности у индивидов с базисными убеждениями о недоброжелательности окружающего мира, что не противоречит результатам других исследователей [15]. Предубежденность испытуемых, воспринимающих мир как угрожающий, обнаружилась в их исследовании только к той этнической группе, которая представляла угрозу для референтной и, таким образом, определялась социальным контекстом.

Выявленное у испытуемых скинхе­дов/РНЕ сочетание базисных убеждений о недоброжелательности окружающего мира с «тотальной» предубежденностью имеет свою специфику, не связанную с социальным контекстом и угрозой.

Базисные убеждения о мире сочетаются у испытуемых этой группы с высокой враждебностью, проявляющейся в переживании чувства несправедливости и ущемленности, неудовлетворенности желаний. Характерно, что враждебность испытуемых качественно выражена высокими значениями параметра «настороженность», что указывает на их мнительность и подозрительность.

Перечисленные характеристики позволяют сделать вывод, что часто испытываемые чувства несправедливости и ущемленности генерализовались в негативной картине мира, отличительной чертой которой стала «базовая враждебность». В результате возникает пристрастность, предвзятость мнений и оценки любого объекта, а не только угрожающего. В данных обстоятельствах предубежденность не зависит ни от ситуации, ни от социального контекста, ни от опыта взаимодействия с объектом.

Полученные данные, что предубежденность к различным группам обнаруживается у людей с высокой враждебностью, согласуются с результатами ряда исследователей [11; 22]. Однако, эти авторы рассматривают враждебность лишь как одну из характеристик авторитарной личности, равнозначную другим чертам.

Напрямую соотносил враждебность и предубежденность Г. Олпорт, рассматривавший предубежденность как смещенную враждебность [7]. Наши результаты дополняют его идею и показывают, что часто испытываемая враждебность, генерализовавшись в картине мира индивида, чревата потенциальной ненавистью ко всем объектам независимо от ситуации. Таким образом, результаты подтверждают основную гипотезу исследования.

Однако картина мира как доброжелательного и низкий уровень враждебности исключают тотальную предубежденность, но не гарантируют отсутствие негативного отношения к каким-либо отдельным объектам, что было выявлено у испытуемых мужчин и женщин групп сравнения и учительниц.

Особенностью данной группы является низкий «поиск новизны», который понимается как готовность к активизации исследовательского поведения в ответ на новизну стимула [14]. Индивиды с низким поиском новизны не желают смены рутинного течения своей жизни и всячески этому сопротивляются, предпочитают жесткий режим, дисциплину и строгий порядок, ригидны. Их привязанности медленно формируются и медленно исчезают, не соотносясь при этом с какой-либо личной выгодой [2], что говорит о высокой эмоциональной ригидности испытуемых.

Сопоставление описанных характеристик с данными Г. В. Залевского о неофо­бии и эмоциональном неприятии новизны у астенического варианта ригидной личности [6] позволяет предположить наличие страха новизны у испытуемых. Он обусловлен низким поиском новизны и особенностями полоролевой идентичности. Низкая самооценка маскулинности у мужчин и фемининности у женщин свидетельствует о том, что в ситуациях новизны мужчины и женщины могут чувствовать свою «гендерную несостоятельность». В наибольшей степени это проявляется при эмоциональном отвержении мужчинами гомосексуалистов, а женщинами — лесбиянок. Все вышесказанное не исключает: а) вне ситуации новизны хорошего отношения к объекту и б) наличия определенной степени «опас- ливости», проявляющейся в недоверии, настороженности к какой-либо группе вследствие негативного опыта взаимодействия. В отличие от людей с высокой враждебностью, негативное отношение у подобных индивидов не должно носить выраженного, устойчивого характера и подвержено редукции. Таким образом, особенности темперамента и полороле­вой Я-концепции являются у данных испытуемых косвенными показателями страха новизны, что подтверждает гипотезу об обусловленности предубежденности к отдельным объектам ситуативными характеристиками.

Результаты исследования полороле­вой идентичности мужчин соответствуют данным, полученным другими исследователями [20; 24], но имеют свои особенности. Во-первых, как маскулиниза­ция, так и низкая самооценка маскулин­ности у мужчин может сочетаться с не- отрицаемой фемининностью в собственной полоролевой идентичности. Этот факт можно объяснить влиянием русской культуральной традиции. В России традиционно черты фемининности не отвергаются самой культурой, что и находит отражение в полоролевой идентичности мужчин. Во-вторых, влияние полоролевой идентичности у испытуемых мужчин и женщин не ограничивается предубежденностью только к людям с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Полученные данные подтверждают гипотезу о важном значении структуры полоролевой идентичности в предубежденности.

Содержательно новым фактом, зафиксированным в данном исследовании, являются выявленные в группе скинхедов корреляции между оценкой собственной маскулинности испытуемых, полороле­вым поведением и уровнем агрессии.

Параметр «полоролевое поведение» выражен у испытуемых через паттерны поведения, демонстрируемые окружающим мужчинам. Представление о собственной маскулинности испытуемых скинхедов/РНЕ полностью соответствует транслируемому ими поведению и не отличается от их представления о куль­туральном стереотипе мужчины. Хотя они и считают себя «настоящими» мужчинами, значимые различия между идеалом и собственной маскулинностью свидетельствуют о наличии определенного психологического дискомфорта. Стремясь его снизить и доказать свой мужской статус, испытуемые могут проявлять агрессивность в отношении «мишеней» предубежденности. Таким образом, агрессивное поведение является частью их полоролевой Я-концепции и проявляется в ситуациях, релевантных поло­ролевой идентичности.

Склонность к антисоциальному поведению испытуемых подтверждается поведенческими характеристиками темперамента — значимо высоким параметром «поиск новизны». По данным исследователей, люди с таким показателем нетерпимы к рутине и постоянно затевают какие-либо начинания [14], а свободное время проводят в экстравагантных приключениях, часто с криминальным уклоном и риском для собственной жизни [2]. Есть основания предполагать, что гипермаскулинность по­лоролевой идентичности и поиск новизны могут влиять на связь предубежденности и агрессивного поведения в отношении ее «мишеней».

Выводы

1.    Психологические факторы позволяют выделить предубежденность, не зависящую от ситуативного и социального контекста. Враждебность, генерализо­ванная в негативных базовых убеждениях о мире, формирует враждебную картину мира и задает пристрастность в оценке любого объекта независимо от ситуации. Это позволяет рассматривать этническую предубежденность, расизм и предубежденность к гомосексуалистам не как особые виды предубежденности, а как частный «продукт» более общего явления. Оно обусловлено враждебной картиной мира. При таком подходе предубежденность понимается как опредме- ченная враждебность.

2.    Связь предубежденности и агрессивного поведения обусловлена особенностями полоролевой идентичности и темперамента. К таким особенностям относятся высокий поиск новизны и гипермаскулинность поло­ролевой идентичности. Особенностью гипермаскулинной полоролевой идентичности является встроенная в нее агрессия.

3.    Парциальная предубежденность обнаруживается при «базовой не- враждебности» картины мира. К особенностям психологических характеристик в этом случае относятся низкий поиск новизны и низкая самооценка маскулинности у мужчин и фе­мининности у женщин. Выделенные характеристики являются косвенными показателями ситуативного страха новизны и проявляются в наиболее негативном отношении к лицам с нетрадиционной сексуальной ориентацией одноименного пола.

4.    Особенности психологических характеристик скинхедов/РНЕ составляют высокий поиск новизны, маскулинизиро­ванная полоролевая идентичность, враждебная картина мира и высокая агрессия. Для людей, обладающих таким набором характеристик, любой объект является потенциальной мишенью для агрессии. Функция предубежденности в данном случае состоит в том, что она намечает жертву для канализации имеющегося у личности агрессивного потенциала.

 

Литература

  1. Гусев А. Н., Измайлов Ч. А., Михалевская М. Б. Измерение в психологии: Общий психологический практикум. М., 1987.
  2. Ениколопов С. Н., Ефремов А. Г. Апробация био)социальной методики Клонинжера «Структура характера и темперамента» // Материалы 1-й Международной конференции, посвященной памяти Б. В. Зейгарник. М., 2001.
  3. Ениколопов С. Н., Мешкова Н. В. Направления исследования предубежденности в западной психологии межгрупповых отношений // Вопросы психологии. 2007. № 1.
  4. Ениколопов С. Н., Мешкова Н. В. Психологические аспекты «преступлений ненависти» // Криминология: вчера, сегодня, завтра: Труды Санкт)Петербургского криминологического клуба. СПб., 2008. № 2 (15).
  5. Ениколопов С. Н., Цибульский Н. П. Психометрический анализ русскоязычной версии опросника диагностики агрессии А. Басса и М. Перри // Психологический журнал. 2007. № 1.
  6. Залевский Г. В. Личность и фиксированные формы поведения. М., 2007.
  7. Олпорт Г. Становление личности (Избранные труды). М., 2002.
  8. Падун М. А. Особенности базисных убеждений у лиц, переживших травматический стресс: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 2003.
  9. Собчик Л. Н. Введение в психологию индивидуальности. М., 1998.
  10. Шмелев А. Г. Психодиагностика личностных черт. СПб., 2002.
  11. Adorno T. W., Frenkel-Brunswik E., Levinson D. J., Sanford R. N. The Аuthoritarian Рersonality. N. Y., 1950.
  12. Allport G. The Nature of Prejudice. Cambridge, 1954.
  13. Altemeyer R. A. The other «authoritarian personality» // Advances in experimental social psychology / Ed. M. P. Zanna. N. Y., 1998.
  14. Cloninger C. R., Svrakic D. M., Przybeck T. R. The Tridimensional Personality Questionnaire: US normative data // Psychol. Rep. 1991. № 69
  15. Duckitt J., Wagner C., Illouize du Plessis, Birum I. The psychological Bases of ideology and prejudice: Testing a dual process model // Journ. of Personality and Social Psychology. 2002. № 83.
  16. Dunbar E., King T., Umemoto K. Geo-mapping hate crimes and aggression analysis: Partnering behavioral science with law enforcement. Paper presented at the 107th Annual Convention of the American Psychological Association. Boston, 1999.
  17. Feldman S. Enforcing Social Conformity: A Theory of Authoritarianism // Political Psychology. 2003. V. 24.
  18. Herek G. M. Stigma, prejudice, and violence against lesbians and gay men // Homosexuality: Research implications for public policy / Eds. J. Gonsiorek, J. Weinrich. Newbury Park, CA, 1991.
  19. Higgins E. T., Klein R., Strauman T. Self)concept discrepancy theory: A psychological model for distinguishing among different aspects of depression and anxiety // Soc. Cognit. 1985. № 3.
  20. Kiliansky S. Explaining heterosexual men`s attitudes toward women and gay men: the theory of exclusively masculine identity // Psychology of men and masculinity. 2003. V. 4. № 1.
  21. Mackie D. M., Smith E. R. Intergroup relations: Insights from a Theoretically Intergrative Approach // Psychological Review. 1998.
  22. Oesterreich D. Flight into Security: A New Approach and Measure of the Authoritarian Personality // Political Psychology. 2005. V. 26. № 2.
  23. Sullaway M. Psychological perspectives on hate crime laws // Psychology, Public Policy and Law. 2004. V. 10. № 3.
  24. Theodore P. S., Basow S. A. Heterosexual masculinity and homophobia: a reaction to the self? // Journal of homosexuality. 2000. № 40.

Информация об авторах

Мешкова Наталья Владимировна, кандидат психологических наук, доцент кафедры теоретических основ социальной психологии, факультет социальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3965-9382, e-mail: nmeshkova@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2594
В прошлом месяце: 16
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 788
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 1