Фотовидеопрезентации внешнего облика как метод изучения воспринимаемого возраста человека

632

Аннотация

В статье описана процедура фотовидеопрезентации внешнего облика в качестве метода изучения воспринимаемого возраста человека. Она разработана на основе социально-психологического подхода к внешнему облику человека В.А. Лабунской и мировой практики изучения воспринимаемого возраста. Воспринимаемый возраст рассматривается как результат восприятия внешнего облика человека, представляет собой возраст объекта восприятия, приписанный ему субъектом восприятия. Внешний облик человека и его компоненты выступают в качестве маркеров его возраста, который может быть изучен с помощью предъявления фото- и видеоизображений людей различных возрастов субъектам восприятия (оценщикам). В статье обсуждается ряд методических проблем, возникающих при изучении воспринимаемого возраста человека, а именно: что предъявлять (фото/видео, лицо/тело), кому предъявлять (экспертам/обычным людям, мужчинам/женщинам, молодым/пожилым) и какому количеству оценщиков предъявлять. На основании современных исследований в статье предложен ряд методических подходов к конструированию комплектов фото- и видеоизображений внешнего облика для изучения воспринимаемого возраста человека.

Общая информация

Ключевые слова: внешний облик, презентации внешнего облика, фотография, возраст, воспринимаемый возраст, восприятие возраста

Рубрика издания: Методический инструментарий

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2018090311

Для цитаты: Воронцова Т.А. Фотовидеопрезентации внешнего облика как метод изучения воспринимаемого возраста человека // Социальная психология и общество. 2018. Том 9. № 3. С. 104–117. DOI: 10.17759/sps.2018090311

Полный текст

 

Воспринимаемый возраст является результатом восприятия внешнего облика человека и представляет собой возраст объекта восприятия, приписанный ему субъектом восприятия. В современной науке наблюдается всплеск интереса к изучению воспринимаемого возраста человека и его факторов, так как воспринимаемый возраст напрямую связан с биологическим возрастом человека и является маркером продолжительности жизни. Учеными изучены генетические, экологические, медико-эстетические факторы, влияющие на воспринимаемый возраст человека (обзор представлен в одной из наших работ [12]). При этом влияние социально-психологических и психологических факторов на воспринимаемый возраст, а также роль воспринимаемого возраста в процессах общения, взаимодействия людей, конструирования ими возрастной идентичности практически не изучено. Для достижения этих целей нами предлагается процедура фо­товидеопрезентации внешнего облика в качестве метода изучения воспринимаемого возраста человека. Она разработана с опорой, с одной стороны, на существующую на сегодняшний день мировую практику изучения воспринимаемого возраста, с другой — на социально-психологический подход к внешнему облику В.А. Лабунской [4; 5], в рамках которого внешний облик человека определяется как «конструируемая форма объективизации внутреннего мира личности, как феномен, отражающий различные этапы жизненного пути на основе динамичных, вариабельных взаимосвязей трех компонентов: 1) физического, 2) социального облика, 3) экспрессивного поведения» [4, c. 202]. Также данная процедура опирается на отечественную традицию изучения индивидуально-психологических и личностных особенностей человека по его изображению, в первую очередь по изображению лица [1; 2].

 

Специфика изучения воспринимаемого возраста человека состоит в том, что для его анализа необходим и объект, и субъект восприятия. Следовательно, исследователь при разработке дизайна исследования должен ответить как минимум на два вопроса: как будет представлен объект восприятия (на фотографии, видеозаписи или непосредственно) и кто будет оценивать его возраст (эксперты или обычные люди)? Для анализа мировой практики в изучении воспринимаемого возраста нами проведен анализ более чем 100 работ, полученных из базы данных «Скопус», в которых словосочетание «воспринимаемый возраст» встречается либо в названии статьи, либо в списке ключевых слов. В данной статье опустим ту часть работ, которые посвящены изучению воспринимаемого возраста по голосу человека, несмотря на то что паралингвистические и экстралинг- вистические компоненты речи являются элементами экспрессивного поведения и, соответственно, входят во внешний облик человека. При этом подобные исследования нуждаются в принципиально иных методических решениях, чем те, которые обсуждаются в данной статье.

Итак, в подавляющем большинстве исследований воспринимаемого возраста использованы фотографии незнакомых людей. Значительная часть исследований посвящена изучению воспринимаемого возраста по фотографиям лица, который далее соотносится с показателями здоровья пожилых людей: их уровня глюкозы крови [28], уровня кортизола [29], биологического возраста [14], риска ранней смерти [19], возрастного атеросклероза сонной артерии [21]. Эти и другие исследования позволили ученым сделать вывод, что воспринимаемый возраст является лучшим предикто­ром состояния здоровья и смертности, чем хронологический возраст.

Целая группа исследований посвящена изучению эффекта медицинских, косметологических процедур, эстетических операций на воспринимаемый возраст и привлекательность пациентов [3; 13; 30; 31]. Как правило, в данном случае оценщикам предлагаются для оценки возраста предоперационные и послеоперационные фотографии или фото до и после омолаживающих процедур. Также участники исследования оценивают привлекательность пациентов на фотографиях. В качестве измеримого эффекта после эстетических процедур рассматриваются «спасенные годы» [31] (хронологический возраст минус воспринимаемый возраст) и изменение оценок привлекательности после эстетической хирургии лица. В исследовании A.J. Zimm и коллег [31] обнаружена очень важная для понимания связи внешнего облика, возраста и отношения к человеку закономерность: при значительном снижении воспринимаемого возраста (диапазон «спасенных лет» в результате эстетических операций варьируется от 4 до 9,4 года) привлекательность воспринимаемых людей не увеличивалась. То есть омоложение внешнего облика человека не гарантирует увеличения привлекательности. Также выявлена взаимосвязь между биофизическими свойствами кожи, визуальными особенностями старения кожи и воспринимаемым возрастом на основании восприятия фотографий лиц китайских женщин [22], европейских женщин [27], российских женщин [23]. В данном случае обученный эксперт выполнял визуальную оценку атрибутов кожи лица, которая далее сопоставлялась с воспринимаемым возрастом женщин, определенным с помощью оценщи- ков-неэкспертов.

В нашумевшей в прессе серии исследований T. Ganel и коллег [16; 17], посвященных влиянию улыбки на воспринимаемый возраст, участникам также было предложено оценить по фотографии возраст людей, имеющих улыбающееся, нейтральное или удивленное выражение лица.

Таким образом, для изучения воспринимаемого возраста в мировой практике в первую очередь используется фотография лица, реже — всего тела, практически никогда — видеозапись. В ряде исследований использованы фото глаз [18], участков кожи лица [22]. Только в одном исследовании нами была обнаружена видеозапись — для изучения способности сотрудников магазина оценивать возраст своих клиентов для предотвращения незаконных продаж табака и алкоголя несовершеннолетним лицам [24]. Как правило, фотографии лица делаются под бестеневой лампой с использованием цифровой камеры высокого разрешения [21].

Отдельной проблемой является ответ на вопрос, кто должен выступать в качестве субъектов восприятия — оценщиков и какого их количества достаточно, чтобы определить воспринимаемый возраст человека. Ученые по-разному отвечают на этот вопрос. В работе A.J. Zimm и коллег [31] в качестве экспертов-оценщиков выступали 50 человек, не осведомленных о целях исследования; в другом исследовании [21] воспринимаемый возраст оценивали 19 профессиональных медсестер, работающих с пожилыми людьми. Также в качестве оценщиков выступали: три независимых дерматолога [30]; три группы оценщиков: 20 медсестер, 10 молодых мужчин и 11 женщин старшего возраста [14]; 48 экспертов (20 мужчин и 28 женщин в возрасте 22—64 лет) [27]; 10 медсестер [19]; 12 молодых взрослых [15]. В большом исследовании [20] был сделан вывод, что возраст субъекта оценивания, пол оценщика, его национальность, возраст и опыт в оценке возраста мало влияют на полученные данные о возрасте, что позволяет использовать для оценки воспринимаемого возраста людей без определенной подготовки. При этом для получения воспроизводимых
данных требуется не менее 10 оценщиков. Также специальное исследование [25] показало, что на оценку воспринимаемого возраста в основном влияет фотопрезента­ция, а не клинический опыт оценщика.


Рис. 1. Пример портретной и ростовой фотографии из комплекта № 1

На основании вышеизложенного нами разработана процедура фотовидеопрезен­тации внешнего облика, которая включает в себя четыре разных комплекта фото- и видеопрезентаций внешнего облика. В комплект № 1 входит набор фотографий для анализа компонентов внешнего облика в структуре восприятия возраста. Для создания комплекта были сфотографированы люди различных возрастов, профессий и типажей (профессиональная фотосъемка с правильно подобранным светом, единообразным фоном, но без применения технологий «фотошоп»). В комплект включены 40 фотографий, отвечающих следующим требованиям: по 2 женские и мужские портретные и ростовые фотографии из каждого десятилетия начиная с 1950 года рождения и заканчивая 1999-м (т. е. на одно десятилетие приходится 4 человека и 8 фото). Фотографии помещены в альбом таким образом, чтобы испытуемый мог видеть только одно фото и не переходил к следующему, не оценив предыдущего, при этом сначала показывается карточка с ростовым изображением человека, затем — с портретным.

К данной процедуре прилагается набор вопросов, который содержит помимо социально-демографических сведений о субъекте восприятия следующие вопросы относительно каждой из 40 фотографий: 1) «Сколько лет человеку на данном фото?»; 2) «Что во внешнем облике этого человека позволяет вам сделать этот вывод?»

Схема анализа полученного материала представлена в одной из наших работ [11]. Нами было показано, что компоненты внешнего облика представлены в структуре восприятия возраста неравномерно. Центральное место в структуре восприятия визуальных презентаций возраста занимает физический внешний облик; далее — социальный облик (оформление внешнего облика); на третьем месте — экспрессивное поведение. При этом нами в качестве ограничения исследовательской процедуры рассматривался тот факт, что субъектам восприятия были представлены фотографии, а не видеозаписи, что затрудняет изучение динамического компонента внешнего облика (экспрессивного поведения) в структуре восприятия возраста. Снять это ограничение призван следующий набор стимульного материала.

В комплект № 2, созданный для оценки влияния динамического компонента внешнего облика на воспринимаемый возраст человека, входит набор фото- и видеоизображений внешнего облика. Для создания комплекта в качестве моделей (объектов восприятия) для оценивания возраста выступили 8 человек: двое мужчин и шесть женщин. Хронологический возраст всех моделей (за исключением одной) находился в пределах от 21 до 23 лет. Возраст одной из моделей (женщины, далее — возрастная модель) был в 2 раза больше — 45 лет. Все модели были сфото­
графированы на нейтральном фоне в полный рост в непринужденных, выбранных ими, позах. Фотографии предъявлялись респондентам в случайном порядке, который был одинаков для всех.

Также все модели были сняты на видео во время исполнения ими спонтанного танца, который рассматривается в данном контексте как особая (ритмизи­рованная) форма экспрессивного поведения [6]. Видеозаписи с танцующими моделями предъявлялись респондентам в том же порядке, что и фотографии. Респонденты, которые оценивали возраст моделей по фото, не видели видео, и наоборот. Всем респондентам задавались два вопроса: 1) «Сколько лет человеку на данном фото/видео?»; 2) «Что во внешнем облике этого человека позволяет вам сделать этот вывод?»

Рис. 2. Набор фотоизображений из комплекта № 2 (в верхнем ряду справа — возрастная модель)

Результаты исследования c использованием данного комплекта [12] показали значимые различия в воспринимаемом возрасте моделей, представленных на фото или видео. Обнаружена следующая закономерность: если динамический компонент внешнего облика человека доступен для оценки его возраста, то он воспринимается другими как более молодой, чем тогда, когда представлен только на фото. При этом оценки возраста моделей, полученные на основании фото- и виде­
оизображений, сходны. Так, возрастная модель при наличии молодежного стиля экспрессии все равно распознана оценщиками как женщина среднего возраста вне зависимости от того, как она была представлена — на фото или на видео. Этот вывод, с одной стороны, доказывает некоторую ограниченность метода фотографии, но с другой — демонстрирует обоснованность его применения для изучения воспринимаемого возраста с учетом его возможностей с точки зрения получения больших массивов данных.

Комплект № 3 разработан для изучения связи отношения к человеку и его воспринимаемого возраста. В данный комплект входят наборы фотоизображений моделей, находящихся на различных этапах жизненного пути. В первом случае в качестве модели выступает голливудская киноактриса Мэй Уэст, фотографии которой в открытом доступе имеются в сети интернет. Для создания данного комплекта подобраны 8 фотографий модели, сделанных с промежутком в 7—14 лет между ними (в среднем 10 лет), а именно: возраст модели на фотографиях составляет 17 лет, 27 лет, 41 год, 50 лет, 57 лет, 64 года, 72 года, 80 лет.

Фотографии предъявляются испытуемым в случайном порядке. Испытуемый оценивает возраст модели, а также измеряется его отношение к модели с использованием «Цветового теста отношений А.М. Эткинда» и шкал симпа- тии/антипатии, уважения/неуважения, близости/отдаленности, разработанных на основе классификации видов отношений к другому В.В. Столина и Н.И. Голосовой [9]. Результаты исследования, полученные с использованием данного комплекта, представлены в одной из наших работ [10].

Во второй вариант комплекта № 3, разрабатываемый нами совместно с Ю.В. Те- нишевой, входят фотографии, которые респондент самостоятельно выбирает из своего личного фотоархива. При подборе фотографий нами выбран временной интервал в 5 лет. На первом этапе респондент выбирает фотографии, на которых он изображен в следующих возрастных периодах: 15 лет, 20 лет, 25 лет и т. д. до настоящего возраста, и озаглавливает их. Цель второго этапа — получение наррати­вов, которые рассматриваются нами вслед за другими авторами [7; 8] как способ организации человеком своего личного опыта и упорядочивания эмоционального отношения к себе, своему внешнему облику, возрастным изменениям внешнего облика. Интервью с респондентом проводится по следующим блокам вопросов:

А. Описание себя и отношение к себе как к объекту восприятия (пример: Что нравится мне в человеке на фото? Что не нравится?).

Б. Ретроспективная рефлексия (пример: Что мне нравилось в себе тогда? Что не нравилось?).

В. Косвенное самоотношение через представление об отношении к своему внешнему облику других (пример: Что бы о человеке на снимке сказали его друзья?).

Г. Ранжирование респондентом фотографий по степени приятия (от наиболее приятной для респондента до наименее приятной).

Д. Диагностика отношения к себе и своей внешности на различных этапах жизненного пути с помощью теста «Цветовой тест отношений» Эткинда и шкал симпатии/антипатии, уважения/неува- жения, близости/отдаленности.

Е. Отношение к возрастным изменениям внешнего облика и старости (пример: Какие возрастные изменения вашей внешности беспокоят вас сейчас и беспокоят ли вообще?)

В комплект № 4, разрабатываемый нами в настоящий момент для изучения влияния социально-психологических факторов на воспринимаемый возраст человека, входят портретные и ростовые фотографии моделей, предварительно протестированные с использованием комплекса социально-психологических методик. Далее фотографии моделей будут предложены субъектам восприятия для оценки их воспринимаемого возраста и с помощью специальных математических процедур будет выявлено влияние изучаемых переменных на воспринимаемый возраст человека.

Во всех четырех комплектах (за исключением первого варианта комплекта № 3, в который вошли изображения, размещенные в открытом доступе в сети интернет) участвующие в них респонденты были предупреждены о дальнейшем использовании их фото- и видеоизображе­ний в психологических исследованиях.

Заключение

В статье внешний облик человека и его компоненты рассматриваются в качестве маркеров его возраста. Воспринимаемый возраст представляет собой результат восприятия внешнего облика человека, в качестве которого выступает возраст объекта восприятия, приписанный ему субъектом восприятия. В статье рассматривается, что воспринимаемый возраст может быть изучен с помощью предъявления фото- и видеоизображе­ний людей различных возрастов субъектам восприятия (оценщикам).

Нами предложена процедура фото­видеопрезентации внешнего облика в качестве метода изучения воспринимаемого возраста человека, которая разработана на основе социально-психологического подхода к внешнему облику человека [4; 5] как феномену, отражающему различные этапы жизненного пути человека, конструируемому на основе взаимосвязей трех компонентов: физического, социального облика и экспрессивного поведения, а также мировой практики изучения воспринимаемого возраста. Процедура фотовидео­презентации внешнего облика включает в себя четыре разных комплекта фото- и видеопрезентаций внешнего облика, которые позволяют решать задачи изучения структуры восприятия возраста, влияния социально-психологических факторов на воспринимаемый возраст, а также выявления роли воспринимаемого возраста в процессах общения, взаимодействия людей и конструирования ими возрастной идентичности. Данные комплекты не являются окончательными и конечными и могут быть модифицированы и расширены в зависимости от целей и задач исследования.

Финансирование

Работа выполнена при финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 17-18-01260.


[*] Шкурко Татьяна Алексеевна — кандидат психологических наук, доцент, Южный федеральный университет (ФГАОУ ВО ЮФУ), Ростов-на-Дону, Россия, shkurko@sfedu.ru

[†] Shkurko Tatyana A. — Ph.D. in Psychology, Associate Professor, Southern Federal University, Rostov-on-Don, Russia, shkurko@sfedu.ru

Литература

  1. Барабанщиков В.А., Беспрозванная И.И., Ананьева К.И. Оценка индивидуально- психологических свойств человека в зависимости от конфигурационных изменений его лица // Российский психологический журнал. 2017. Т. 14. № 4. С. 49—77. doi: 10.21702/rpj.2017.4.3
  2. Барабанщиков В.А. Восприятие личностных особенностей человека по выражению лица // Социальный и эмоциональный интеллект: От процессов к измерениям / Под ред. Д.В. Люсина, Д.В. Ушакова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2009. С. 40—59.
  3. Белопольская Н.Л., Виссарионова В.В., Шафирова Е.М. Определение хронологического возраста по лицу человека // Лицо человека как средство общения: Междисциплинарный подход / Отв. ред. В.А. Барабанщиков, А.А. Демидов, Д.А. Дивеев. М.: Когито-Центр, 2012. С. 33—44.
  4. Лабунская В.А., Дроздова И.И. Теоретико-эмпирический анализ влияния социально-психологических факторов на оценки, самооценки молодыми людьми внешнего облика // Российский психологический журнал. 2017. Т. 14. № 2. С. 202— 226. doi: 10.21702/rpj.2017.2.12
  5. Лабунская В.А., Капитанова Е.В. Обеспокоенность и удовлетворенность студентов своим внешним обликом как предикторы самооценок его компонентов и характеристик // Российский психологический журнал. 2016. № 1. C. 167—183.
  6. Лабунская В.А., Шкурко Т.А. Развитие личности методом танцевально- экспрессивного тренинга // Психологический журнал. 1999. Т. 20. № 1. С. 31—38.
  7. Лакосина Н.В. Возрастная динамика показателей отношения к жизни в результате фотовизуализации жизненных событий // Северо-Кавказский психологический вестник. 2010. Т. 8. № 1. С. 42—45.
  8. Лакосина Н.В. Динамика удовлетворенности жизнью в результате фотовизуализации жизненных событий // Российский психологический журнал. 2009. Т. 6. № 3. С. 65—67.
  9. Столин В.В., Голосова Н.И. Факторная структура эмоционального отношения человека к человеку // Психологический журнал. 1982. № 2. С. 62—67.
  10. Шкурко Т.А., Лабунская В.А. Динамика отношения к воспринимаемому субъекту в связи с восприятием визуальных презентаций его возраста // Фундаментальные и прикладные исследования современной психологии: результаты и перспективы развития / Отв. ред. А.Л. Журавлёв, В.А. Кольцова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2017. С. 1762—1769.
  11. Шкурко Т.А., Николаева Е.Г. Компоненты внешнего облика в структуре восприятия визуальных презентаций возраста // Социальная психология и общество. 2015. Т. 6. № 4. С. 78—90. doi: 10.17759/sps.2015060406
  12. Шкурко Т.А., Сериков Г.В. Влияние динамического компонента внешнего облика на восприятие визуальных презентаций возраста другого человека // Российский психологический журнал. 2017. № 3. С. 190—209. doi: 10.21702/rpj.2017.3.10
  13. Chauhan N., Warner J.P., Adamson P.A. Perceived age change after aesthetic facial surgical procedures: Quantifying outcomes of aging face surgery // Archives of Facial Plastic Surgery. 2012. № 14 (4). Р. 258—262. doi: 10.1001/archfacial.2011.1561
  14. Christensen K., Thinggaard M., McGue M., Rexbye H., Hjelmborg J.V.B., Aviv A., Gunn D., van der Ouderaa F., Vaupel J.W. Perceived age as clinically useful biomarker of ageing: Cohort study // BMJ (Online). 2009. Vol. 339. № 7735. P. 1433. DOI: 10.1136/bmj.b5262 Available at: https://www.bmj.com/content/bmj/339/bmj.b5262.full.pdf (accessed 3 September 2018).
  15. Dykiert D., Bates T.C., Gow A.J., Penke L., Starr J.M., Deary I.J. Predicting mortality from human faces // Psychosomatic Medicine. 2012. No. 74 (6). Р. 560—566. doi: 10.1097/ PSY.0b013e318259c33f
  16. Ganel T. Smiling makes you look older // Psychonomic Bulletin and Review. 2015. Vol. 22. Iss. 6. P. 1671—1677. doi: 10.3758/s13423-015-0822-7
  17. Ganel T., Goodale M.A. The effects of smiling on perceived age defy belief // Psychonomic Bulletin and Review. 2018. Vol. 25. Iss. 2. P. 612—616.
  18. Gründl M., Knoll S., Eisenmann-Klein M., Prantl L.The blue-eyes stereotype: Do eye color, pupil diameter, and scleral color affect attractiveness? // Aesthetic Plastic Surgery. 2012. Vol. 36. № 2. Р. 234—240. doi: 10.1007/s00266-011-9793-x
  19. Gunn D.A., Larsen L.A., Lall J.S., Rexbye H., Christensen K. Mortality is Written on the Face // Journals of Gerontology — Series A Biological Sciences and Medical Sciences. 2015. Vol. 71. №. 1. Р. 72—77. doi: 10.1093/gerona/glv090
  20. Gunn D.A., Murray P.G., Tomlin C.C., Rexbye H., Christensen K., Mayes A.E. Perceived age as a biomarker of ageing: A clinical methodology // Biogerontology. 2008. Vol. 9. № 5. Р. 357—364. doi: 10.1007/s10522-008-9141-y
  21. Kido M., Kohara K., Miyawaki S., Tabara Y., Igase M., Miki T. Perceived age of facial features is a significant diagnosis criterion for age-related carotid atherosclerosis in Japanese subjects: J-SHIPP study // Geriatrics and Gerontology International. 2012. Vol. 12. № 4. Р. 733—740. doi: 10.1111/j.1447-0594.2011.00824.x
  22. Mayes A.E., Murray P.G., Gunn D.A., Tomlin C.C., Catt S.D., Wen Y.B., Zhou L.P., Wang H.Q., Catt M., Granger S.P. Ageing appearance in China: Biophysical profile of facial skin and its relationship to perceived age // Journal of the European Academy of Dermatology and Venereology. 2010. Vol. 24. № 3. P. 341—348. doi: 10.1111/j.1468- 3083.2009.03418.x
  23. Merinville E., Grennan G.Z., Gillbro J.M., Mathieu J., Mavon A. Influence of facial skin ageing characteristics on the perceived age in a Russian female population // International Journal of Cosmetic Science. 2015. № 37. Р. 3—8. doi: 10.1111/ics.12252
  24. Merrill R.M., Stanford E.J., Lindsay G.B., Neiger B.L. The relationship of perceived age and sales of tobacco and alcohol to underage customers // Journal of Community Health. 2000. Vol. 25. № 5. Р. 401—410. doi: 10.1023/A:1005132018031
  25. Nielsen B.R., Linneberg A., Christensen K., Forman J.L., Schwarz P. The Influence of Clinical Experience and Photographic Presentation on Age Assessment of Women // Gerontology. 2016. Vol. 62. № 2. Р. 191—199. doi: 10.1159/000438825
  26. Nielsen B.R., Linneberg A., Christensen K., Schwarz P. Perceived age is associated with bone status in women aged 25—93 years // ?Journal of the American Aging Association. 2015. Vol. 37 № 6. Р. 11. doi: 10.1007/s11357-015-9842-5
  27. Nkengne A., Bertin C., Stamatas G.N., Giron A., Rossi A., Issachar N., Fertil B. Influence of facial skin attributes on the perceived age of Caucasian women // Journal of the European Academy of Dermatology and Venereology. 2008. Vol. 22. № 8. P. 982—991. doi: 10.1111/j.1468-3083.2008.02698.x
  28. Noordam R., Gunn D.A., Tomlin C.C., Maier A.B., Mooijaart S.P., Slagboom P.E., Westendorp R.G.J., De Craen A.J.M., Van Heemst D. High serum glucose levels are associated with a higher perceived age // Age. 2013. Vol. 35. № 1. Р. 189—195. doi: 10.1007/s11357- 011-9339-9
  29. Noordam R., Gunn D.A., Tomlin C.C., Rozing M.P., Maier A.B., Slagboom P.E., Westendorp R.G.J., van Heemst D., De Craen A.J.M. Cortisol serum levels in familial longevity and perceived age: The Leiden Longevity Study // Psychoneuroendocrinology. 2012. Vol. 37. № 10. Р. 1669—1675. doi: 10.1016/j.psyneuen.2012.02.013
  30. Taub A.F., Sarnoff D., Gold M., Jacob C. Effect of multisyringe hyaluronic acid facial rejuvenation on perceived age // Dermatologic Surgery. 2010. Vol. 36. № 3. Р. 322—328. doi: 10.1111/j.1524-4725.2009.01436.x
  31. Zimm A.J., Modabber M., Fernandes V., Karimi K., Adamson P.A. Objective assessment of perceived age reversal and improvement in attractiveness after aging face surgery // JAMA Facial Plastic Surgery. 2013. Vol. 15. № 6. Р. 405—410. doi: 10.1001/jamafacial.2013.268

Информация об авторах

Воронцова Татьяна Алексеевна, кандидат психологических наук, Руководитель отделения психологии, доцент кафедры социальной психологии Академии психологии и педагогики, ФГАОУ ВО «Южный федеральный университет» (ФГАОУ ВО ЮФУ), Преподаватель спецфакультета психокоррекции, глубинной психологии и психоанализа факультета психологии, педагогики и дефектологии Донского государственного технического университета и Ростовского отделения Европейской конфедерации психоаналитической психотерапии. Член федерального УМО в системе высшего образования по укрупненным группам специальностей и направлений подготовки 37.00.00 Психологические науки., Ростов-на-Дону, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1717-7059, e-mail: shkurko@sfedu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1464
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 3

Скачиваний

Всего: 632
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 2