Психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях детского оздоровительного лагеря

317

Аннотация

Цель. Изучение психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в детском оздоровительном лагере в разных социальных ситуациях и в разном социальном окружении. Контекст и актуальность. Негативные эффекты воспитания детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в государственных учреждениях возможно компенсировать за счет их пребывания в альтернативных условиях социализации, в том числе — в детском оздоровительном лагере. Важным является изучение психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях оздоровительного лагеря как фактора, определяющего эффективность их социализации. Дизайн исследования. В работе изучалось влияние на психологическое самочувствие детей- сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в лагере двух факторов — типа социальной ситуации и состава социального окружения. Наличие связи проверялось через применение U-критерия Манна-Уитни, критерия Краскела-Уоллиса. Участники. Воспитанники центров содействия семейному воспитанию (N=115), находящиеся на отдыхе в детских оздоровительных лагерях в смешанных отрядах (N=64) и в обособленных отрядах (N=51). Из них 55 мальчиков и 60 девочек в возрасте от 12 до 15 лет. Методы (инструменты). Опрос с использованием методики самооценки эмоциональных состояний А. Уэссмана и Д. Рикса, включенное программированное наблюдение. Результаты. У подростков в смешанных отрядах («семейные» подростки и дети-сироты и оставшиеся без попечения родителей) психологическое самочувствие более благоприятно в ситуации общения с вожатыми, наименее благоприятно — в ситуации совместной деятельности со сверстниками. В отрядах, состоящих только из детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, самочувствие более благоприятно в ситуациях совместной деятельности и повседневного общения. В целом дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, в обособленных отрядах чувствуют себя более комфортно по сравнению со своими сверстниками, находящимися в смешанных отрядах. Основные выводы. Тип социальной ситуации и состав социального окружения являются детерминантами психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в детском оздоровительном лагере.

Общая информация

Ключевые слова: психологическое самочувствие, дети-сироты, летний лагерь, социальная ситуация

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2021120206

Для цитаты: Филинкова Е.Б., Ковалев П.А. Психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях детского оздоровительного лагеря // Социальная психология и общество. 2021. Том 12. № 2. С. 94–109. DOI: 10.17759/sps.2021120206

Полный текст

 

Введение

Несмотря на эффективность деинсти­туционализации, значительное количество детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, продолжают проживать в центрах содействия семейному воспитанию (далее — ЦССВ), которые характеризуются сниженной эмоциональной насыщенностью контактов со взрослыми, окружением сверстниками, имеющими последствия психологических травм, дефицитом возможностей выбора видов деятельности и способов ее осуществления. Ограниченность контактов с окружающими людьми, отношение к себе как к никому не нужному, бесперспективность будущего, сложности устройства подростков-сирот в семьи граждан меняют уверенность в себе, нарушают доверие к миру [8; 12; 13; 19; 24; 25]. В связи с этим для воспитанников ЦССВ приобретает особое значение пребывание в условиях, где эти негативные особенности частично или даже полностью элиминируются, и появляются возможности для проявления социальной активности, освоения новых моделей поведения со сверстниками и взрослыми. Наиболее распространенным примером таких условий являются детские оздоровительные лагеря (далее — ДОЛ): ежегодно тысячи детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, отправляются отдыхать туда на 2—3 месяца.

Исследований, посвященных жизнедеятельности детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ, к настоящему времени немного, большинство из них посвящены педагогическим аспектам организации отдыха детей, но не затрагивают проблем их самочувствия в данный период [2; 4; 11; 21]. Между тем изучение особенностей психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, во время пребывания в лагере позволит выявить имеющиеся у них сложности в установлении контактов с семейными сверстниками и даст ориентиры для выстраивания эффективного взаимодействия вожатых с воспитанниками-сиротами, что в конечном итоге будет способствовать более успешной социализации последних.

Большинство авторов рассматривают психологическое самочувствие как психологическое состояние, считая его ядром эмоционально-оценочную сферу [5; 9; 14; 18; 22; 23]. Мы понимаем психологическое самочувствие как «субъективное состояние, детерминированное воздействием внешних макро-и микро- социальных условий. Это воздействие осуществляется не напрямую, а опосредованно, через систему личностных свойств, смыслов, ценностей» [6, с. 154]. Основываясь на позиции Л.В. Куликова [7], мы выделяем следующие характеристики самочувствия как состояния: эмоциональные, активационные (интенсивность психических процессов), тонические (ресурс сил индивида), тензионные (степень напряжения).

Анализ исследований, посвященных психологии детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, показал, что в качестве главного внутреннего фактора, определяющего психологическое самочувствие детей, их устойчивость к психотравмирующим воздействиям, авторы выделяют качество сформированных привязанностей [1; 3; 12; 13; 15; 17]. Специфика привязанностей данной категории детей определяется ситуацией психической депривации, связанной с развитием вне семьи и отсутствием надежных и предсказуемых отношений со взрослым. Исследования показали превалирование ненадежных типов привязанности у воспитанников интернатных учреждений, что проявляется в том числе в неадекватных крайних позициях ребенка во взаимоотношениях со взрослыми и сверстниками — от полного отстранения до крайней эмоциональной зависимости и «цепляния» [3; 17]. В то же время исследователи подчеркивают чрезвычайно важную роль взрослого (воспитателя), которую он играет в формировании психологического благополучия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей [10; 26]. В ДОЛ у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, появляется новый широкий круг общения (вожатые и сверстники из семей), вследствие чего создаются условия для воспроизведения неэффективных моделей привязанности.

Целью нашего исследования было изучение самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ. Предметом исследования выступили факторы, определяющие психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ.

Задачи исследования:

1.   изучить особенности психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ в зависимости от состава социального окружения (обособленные отряды — только сироты или смешанные — сироты и «семейные» дети);

2.   изучить особенности психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ в зависимости от типа ситуации взаимодействия (общение или совместная деятельность со сверстниками, общение со взрослыми);

3.   сравнить внутренние и внешние показатели психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ.

Гипотеза исследования: психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ определяется составом социального окружения и типом ситуации взаимодействия.

Метод

В исследовании принимали участие 115 воспитанников ЦССВ, находящихся на отдыхе в ДОЛ в летний период. Из них 64 человека находились в смешанных отрядах, 51 человек — в обособленных отрядах. В исследовании приняли участие 55 мальчиков и 60 девочек, возраст участников исследования — от 12 до 15 лет. Также в исследовании приняли участие 5 вожатых из обособленных отрядов и 10 вожатых из смешанных отрядов, выступивших в качестве наблюдателей.

В качестве методов эмпирического исследования были использованы опрос и включенное программированное наблюдение. Опрос подростков проводился в письменной форме с использованием методики самооценки эмоциональных состояний А. Уэссмана и Д. Рикса [16], модифицированной нами для данного исследования. Методика основана на субъективном оценивании участниками исследования собственного психологического самочувствия путем выбора из утверждений опросника тех, которые в большей степени его характеризуют. Са­мооценивание происходило на завершающем этапе пребывания в ДОЛ на следующий день после деловой игры. Выбор характеристик самочувствия подростки совершали трижды — относительно каждой из изучаемых ситуаций (повседневного общения со сверстниками, деловой игры, общения со взрослыми). Методика позволяет изучить основные показатели самочувствия: спокойствие — тревожность, энергичность — усталость, приподнятость — подавленность, уверенность в себе — беспомощность и определить интегральный показатель психологического самочувствия. В результате количественной обработки данных определяется уровень выраженности каждого из показателей самочувствия (высокий, средний или низкий) относительно каждой ситуации.

Наблюдение велось вожатыми лагеря, включенными непосредственно в разные виды деятельности подростков в ДОЛ с применением разработанной программы (схемы). Относительно каждой из трех ситуаций вожатые отмечали наличие или отсутствие конкретных характеристик психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, относящихся к одной из трех групп показателей. Первая группа показателей соотносится с мотивационно­деятельностными проявлениями самочувствия и включает в себя мотивацию (проявляет ли ребенок желание общаться со сверстниками, со взрослыми, участвовать в игре), характеристику отношений в процессе игры и общения (положительные/нейтральные/отрицательные), отношение к результату деятельности (доволен/недоволен). Вторая группа показателей, выделенных для наблюдения, соотносится с эмоциональными проявлениями самочувствия и предполагает выбор характеристик активности (возбужден/активен/пассивен), степени напряжения (апатичен/спокоен/тревожен), модальности эмоционального состояния (весел/грустен/подавлен).

Методы статистической обработки данных: описательная статистика, U-критерий Манна-Уитни, критерий Краскела-Уоллиса.

Результаты

В результате исследования получены данные, характеризующие психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в смешанных и обособленных отрядах в разных ситуациях (табл. 1).

Представленные результаты показывают, что в двух группах подростков выявлен средний уровень психологического самочувствия в целом по трем ситуациям.

Для выявления значимости различий по показателям психологического самочувствия подростков в разных ситуациях и в разном социальном окружении был проведен статистический анализ. Первоначально с помощью критерия Краскела-Уоллиса проводилось сравнение сразу трех ситуаций по каждому из показателей самочувствия отдельно для смешанных и обособленных отрядов (табл. 2).

Для выявления значимости различий между показателями психологического самочувствия подростков из смешанных и обособленных отрядов в каждой из трех ситуаций проведен статистический анализ с применением U-критерия Манна-Уитни (табл. 3).

Обсуждение результатов

Рассмотрим психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ситуации «Игра», которая предполагала объединение подростков в микрогруппы и необходимость их взаимодействия для достижения общего результата. По самоотчетам подростков из смешанных отрядов их самочувствие в игре можно охарактеризовать как напряженное, неуверенное,проявляющееся в безынициативности, пассивности, нерешительности. У подростков из обособленных отрядов все показатели самочувствия в ситуации игры находятся в диапазоне средних: они охарактеризовали свое состояние как достаточно сдержанное и уравновешенное, отмечали умеренную степень активности, энергичности и решительности.

Таблица 1

Психологическое самочувствие детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей, в разных типах ситуаций
в условиях ДОЛ
(N=115)

Таблица 2

Значимость различий показателей психологического самочувствия
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей,
в разных ситуациях взаимодействия


 

Таблица 3

Значимость различий показателей психологического самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из смешанных и обособленных отрядов в разных ситуациях взаимодействия

 

 

Субъективная (внутренняя) оценка детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, своего состояния не вполне совпадает с внешней его оценкой вожатыми по результатам наблюдения. По данным вожатых, в ситуации игры отношения сирот в смешанных отрядах чаще оценены как безразличные (60,5% от общего количества оценок, равного количеству детей). Высокая активность в игре у подростков-сирот наблюдалась в 41,9% случаев, треть (34,9%) детей проявляли заметную пассивность, оставшиеся (23,2%) демонстрировали чрезмерное возбуждение, проявляющееся через громкие высказывания, перебивающие ход обсуждения, в некоторых случаях через агрессивные реакции. При этом внешние проявления тревожности у подростков во время игры вожатые наблюдали не часто, по их мнению, большинство детей (60,5%) из ЦССВ во время игры были спокойны. Вероятно, в смешанных отрядах подростки-сироты не рассчитывали, что их поведение будет оценено положительно или их похвалят. Поэтому они старались показать свое безразличие к деятельности в игре, были недостаточно активны, возбуждены, проявляли некоторую агрессивность, так как в непривычных условиях ДОЛ еще не освоили новые формы взаимоотношений со сверстниками, взрослыми и продолжали вести себя так, как привыкли в ЦССВ.

Психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, из обособленных отрядов, с точки зрения наблюдателей, было несколько иным: отношения во время игры носили положительный характер (в 54,0% случаев), однако тревожность проявлялась немного чаще (как «спокойное» состояние оценивалось только в 49,2% случаев). Уровень активности подростков в обособленных отрядах практически не отличался от аналогичного уровня у детей из смешанных отрядов, однако имелись качественные отличия: вожатые из обособленных отрядов описывали эту активность как во многом беспорядочную, не ориентированную на конечный результат. Возможно, что в обособленном отряде подростки-сироты видели примеры иного поведения и пытались копировать их, что приводило к необходимости планировать свою деятельность. Это умение у них было развито плохо, так как их деятельность всегда была зарегламентирована и контролировалась воспитателями. Вожатые же из смешанных отрядов отмечали, что подростки-сироты, глядя на семейных сверстников, пытались ориентироваться на задачи игры, решать поставленную проблему.

Сравнение внешних и внутренних оценок самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, во время игры позволяет заметить следующие факты. Во-первых, уровень активности подростков из смешанных отрядов внешними наблюдателями оценивался более высоко, чем самими участниками игры. Мы связываем это с тем, что сироты понимают активное поведение как во многом неограниченное извне, неупорядоченное, поэтому свое целенаправленное поведение в игре подростки в смешанных отрядах не оценили как достаточно активное. Во-вторых, расходятся внешние и внутренние оценки спокойствия-тревожности: достаточно спокойными себя чувствовали только подростки в обособленных отрядах, в то время как вожатые, напротив, оценивали их как тревожных чаще, чем сверстников из смешанных отрядов. Расхождение результатов возможно объяснить сдержанностью эмоциональной экспрессии подростками из смешанных отрядов в новом социальном окружении и, наоборот, большей раскованностью детей в привычном окружении.

Мы полагаем, что существуют общие факторы, определяющие негативное влияние ситуации игры на самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, вне зависимости от состава социального окружения. С одной стороны, игра представляет собой внешне спланированное мероприятие (есть элемент принуждения), в то время как для сирот очень значимым является свободный, самостоятельный выбор деятельности [20]. С другой стороны, игра предполагает конкурирование между группами в новой для сирот среде, в присутствии новых взрослых, что может быть некомфортным для детей в силу негативного характера их самооценки и самопринятия. Возможно, что дополнительным фактором, определяющим негативные показатели самочувствия у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в смешанных отрядах, является ощущение противопоставления своей социальной группы (детей из ЦССВ) «семейным» подросткам.

Рассмотрим далее психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ситуации «Общение со сверстниками». Оценка самочувствия сиротами в смешанных отрядах показывает, что они ощущают себя достаточно спокойными и уравновешенными, но при этом отмечают свою малоинициативность, несмелость, пассивность. Подростки в обособленных отрядах также отмечают у себя в ситуации общения со сверстниками спокойствие и уравновешенность, но при этом выше оценивают собственную активность и решительность.

Самооценка подростками психологического самочувствия в данном случае практически совпадает с внешней его оценкой. Вожатые описывали активность большинства подростков как высокую (65,1% и 62,0% в смешанных и обособленных отрядах соответственно), при этом оценка «пассивен» чаще появлялась в результатах наблюдения вожатых смешанных отрядов (20,9% и 14,1%), тогда как оценка «возбужден» — вожатых обособленных отрядов (23,9% и 14%). Эмоциональное состояние большинства подростков наблюдателями расценивалось как «спокойное» (76,7% и 64,8% соответственно), в смешанных отрядах отмечено большее количество проявляющих тревожность подростков, чем в обособленных (14,0% и 7,0% соответственно).

Проанализируем далее психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в ситуации «Общение с вожатыми». Подростки из смешанных отрядов оценили свое самочувствие в этой ситуации наиболее высоко, они ощущают себя спокойными, активными, чувствуют эмоциональный подъем. Самооценки подростков из обособленных отрядов также благоприятны по всем показателям: они чувствуют себя спокойными, энергичными и работоспособными. Ситуация общения с вожатыми — единственная из всех изученных, в которой показатели самочувствия подростков в смешанных отрядах выше, чем в обособленных.

Активность подростков смешанных отрядов в отношениях со взрослыми в ДОЛ в большинстве случаев охарактеризована вожатыми как достаточно высокая (оценка «активен», 74,4%), среди подростков обособленных отрядов этот показатель составил только 44,1%. При этом оценка «возбужден» (гиперактивен) в обособленных отрядах встречается в 29,4% случаев, а в смешанных — всего в 4,7%. Вожатые смешанных отрядов отмечали продуктивный характер активности подростков в общении, в обособленных отрядах многие подростки предпринимали попытки привлечения внимания вожатых непродуктивными формами поведения — нарушением правил ДОЛ, демонстративными проявлениями взрослости и пр. Эмоциональное состояние подростков в общении со взрослыми характеризовалось вожатыми как спокойное (76,7% и 66,2% в смешанных и обособленных отрядах соответственно). Вожатые смешанных отрядов отмечали большую уравновешенность подростков, избегание ими в общении крайностей (равнодушия и тревоги). Вожатые обособленных отрядов отмечали проявления у подростков демонстративных, наигранных состояний апатии, возбуждения, тревоги и пр.

Полученные данные указывают на то, что в ситуации общения с вожатыми самочувствие подростков-сирот благоприятное. Мы объясняем это особенностями сформированных у детей-сирот моделей привязанности: опыт семейной депривации и особенности отношений с педагогами ЦССВ приводят к формированию у части детей привязанности тревожно-амбивалентного типа, характеризующегося неуверенностью ребенка в получении помощи со стороны взрослого, что приводит к крайней эмоциональной зависимости от взрослого и стратегии «цепляния». Эта модель может быть перенесена в ситуацию пребывания в ДОЛ, когда у сирот быстро возникает тревожная, но чрезвычайно сильная эмоциональная привязанность к вожатым, и взаимодействие с ними становится условием положительного самочувствия. При этом общение с вожатыми в лагере в целом более значимо для благоприятного психологического самочувствия подростков в смешанных отрядах. Мы полагаем, что фигура опекающего взрослого в лице вожатого позволяет подросткам легче переживать нахождение в непривычном социальном окружении. Благоприятное психологическое самочувствие подростков-сирот при руководстве их деятельностью вожатыми показывает, что это удовлетворяет реализацию потребностей в установлении близких отношений со взрослыми вне организации для детей-сирот. Они долго вспоминают вожатых после возвращения из лагеря, ведут с ними переписку, звонят им.

В результате сравнения сразу трех ситуаций по каждому из показателей самочувствия отдельно для смешанных и обособленных отрядов было обнаружено, что различия по всем показателям психологического самочувствия у подростков из смешанных отрядов являются значимыми (p<0,01). При этом наименее благоприятной ситуацией для их самочувствия в период их пребывания в ДОЛ являлась ситуация игры, наиболее благоприятной — ситуация общения с вожатыми. Различия в самочувствии подростков из обособленных отрядов по всем изученным показателям в трех описанных ситуациях не являются значимыми. Таким образом, психологическое самочувствие подростков из обособленных отрядов не зависит от ситуации в условиях ДОЛ (см. данные, представленные в табл. 2).

В результате статистического анализа показателей психологического самочувствия подростков из смешанных и обособленных отрядов в каждой из трех ситуаций установлено, что для ситуации «Игра» различия между выборками подростков из смешанных и обособленных отрядов являются значимыми (p<0,01) по всем показателям психологического самочувствия, в ситуации «Общение со сверстниками» различаются четыре показателя из пяти (кроме параметра «спокойствие-тревожность»), а самочувствие в общении с вожатыми практически не зависит от того, в каком социальном окружении находятся дети-сироты, значимые различия найдены только по вторичному, итоговому показателю состояния (см. данные, представленные в табл. 3).

Полученные результаты показывают, что психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях ДОЛ более благоприятно в привычном социальном окружении (сверстники из ЦССВ) и в привычных ситуациях взаимодействия (общение с вожатыми, которое подростки воспринимают как подобие общения с воспитателями ЦССВ). Отрицательное психологическое самочувствие подростков связано с нетипичными для них ситуациями взаимодействия с «семейными» сверстниками, особенно внешне заданными (запланированные игры и другие мероприятия). Предполагаем, что приверженность детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, привычным для них ситуациям взаимодействия может препятствовать формированию новых моделей поведения и общения, и социализирующий потенциал ДОЛ в связи с этим не будет использован в полной мере.

Практическая значимость данного исследования заключается в возможности разработки на его основе рекомендаций для педагогических работников ДОЛ о возможностях помощи детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в условиях лагеря. Основной задачей педагогического коллектива ДОЛ, исходя из полученных данных, мы считаем содействие детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, в интеграции с «семейными» сверстниками. Трудности детей-сирот в новой социальной среде, в том числе в ситуациях конкурентного взаимодействия со сверстниками из семей, необходимо рассматривать как зону их развития, а условия социализации ДОЛ — как среду, задающую новые возможности развития.

Мы полагаем, что полученные данные являются доказательством необходимости специальной подготовки вожатых к работе с детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, а в содержании этой подготовки необходимо уделять особое внимание проблеме взаимодействия детей именно в условиях смешанных отрядов.

Представленное исследование открывает значительные перспективы дальнейшей работы как в научном, так и в практическом плане. С научной точки зрения следует выявить механизмы возникновения негативного социального самочувствия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в смешанных отрядах и прояснить причины резкого его ухудшения в ситуации конкурентной игры с «семейными» сверстниками. В практическом плане понимание механизмов возникновения негативного психологического самочувствия позволит сформулировать содержание конкретных мер помощи детям как в условиях ДОЛ, так и центрах содействия семейному воспитанию. В первом случае мы видим необходимость осознанного планирования педагогическим коллективом ДОЛ программы мероприятий с учетом сложностей восприятия детьми-сиротами ситуаций конкуренции с «семейными» сверстниками, создание в ДОЛ эмпатичной, принимающей, доброжелательной среды, способствующей, прежде всего, продуктивному взаимодействию сирот и подростков из семей. Во втором случае (в условиях ЦССВ) возможно вести работу, направленную на устранение причин осложненного взаимодействия со сверстниками (нарушенные модели привязанности, трудности коммуникативного развития и пр.) и подготовку детей-сирот к взаимодействию в новой социальной среде ДОЛ.

Выводы

1.   Психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в условиях детского оздоровительного лагеря в целом не является очень благоприятным и характеризуется средними или низкими значениями показателей спокойствия, энергичности, приподнятости, уверенности.

2.   Обнаружены серьезные различия в самочувствии детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в зависимости от состава социального окружения. У подростков из обособленных отрядов психологическое самочувствие характеризуется умеренными показателями, они достаточно сдержаны, уравновешены, активны и уверены в себе. Подростки-сироты из смешанных отрядов чувствуют себя в целом менее комфортно, но их самочувствие сильно варьирует в зависимости от ситуации, в которой они находятся.

3.   Психологическое самочувствие детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в лагере может определяться социальной ситуацией. Этот фактор имеет значение только для подростков, находящихся в смешанных отрядах. Наиболее некомфортно подростки-сироты чувствуют себя в ситуации игры, они ощущают себя тревожными, пассивными, напряженными. Мы связываем это со взаимодействием сирот с «семейными» сверстниками в ситуации конкуренции и с непринятием подростками из ЦССВ внешне запланированных мероприятий. Это необходимо учитывать при комплектовании отрядов в ДОЛ. Нахождение подростков-сирот в смешанных отрядах будет способствовать их социализации, овладению новыми видами деятельности, общению со сверстниками, благоприятному психологическому благополучию, а также являться зоной их развития.

4.   Наиболее благоприятна для подростков-сирот из смешанных отрядов ситуация общения с вожатыми: вероятнее всего, в этой ситуации взаимодействия актуализируется сформированная в результате опыта депривации неустойчивая тревожно-амбивалентная модель привязанности ко взрослым, вследствие чего быстро возникает сильная эмоциональная привязанность к вожатым. Общение с вожатыми не только приносит детям-сиротам позитивные эмоции, но и позволяет им легче переживать нахождение в непривычном социальном окружении семейных сверстников. Это требует подготовки вожатых к работе с данным контингентом подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, учитывать их потребность в нахождении значимого взрослого вне ЦССВ.

5.   Обнаружены расхождения внутренних и внешних оценок отдельных показателей психологического самочувствия у детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: в наиболее некомфортной для них ситуации игры подростки недооценивали уровень своей активности, а вожатые-наблюдатели в этой же ситуации недооценивали тревожность подростков. Отличия в оценках активности объясняются разным ее пониманием подростками и вожатыми: для подростков активность включает в себя неограниченное извне, неупорядоченное поведение, отсутствие такового в игре как целенаправленной внешне заданной деятельности снижает их общую оценку собственной активности. Расхождение внешних и внутренних оценок тревожности мы связываем со стремлением подростков к снижению эмоциональной экспрессии в новом социальном окружении и, наоборот, большей их раскованностью в привычном окружении.

6.   Перспективным направлением в изучении может быть проведение сравнительного исследования психологического благополучия детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, разных возрастов и различных типов ДОЛ.

 

 

 

 

Литература

  1. Авдеева Н.Н. Теория привязанности: современные исследования и перспективы // Современная зарубежная психология. 2017. Том 6. № 2. С. 7—14. DOI:10.17759/ jmfp.2017060201
  2. Байбородова Л.В., Симонова Г.И., Харисова И.Г. Педагогические основы деятельности детских оздоровительных лагерей // Ярославский педагогический вестник. 2019. № 2(107). С. 8—16. DOI:10.24411/1813-145X-2019-10345
  3. Бардышевская М.К. Развитие привязанности у эмоционально депривированных детей // Дефектология. 2006. № 1. С. 6—20.
  4. Бубнова А.Н. Особенности социализации подростков, находящихся в трудной жизненной ситуации, в рамках специализированной лагерной смены // Образование личности. 2017. № 4. С. 134—138.
  5. Кашкина Л.В. Психологическое самочувствие населения многопрофильного города европейского севера // Экология человека. 2013. № 2. С. 46—51.
  6. Ковалев П.А. Психологическое и социальное самочувствие: анализ содержания понятий // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2019. Том 8. № 6—1. С. 146—156. DOI:10.34670/AR.2020.46.6.168
  7. Куликов Л.В. Регулятивные функции настроения // Материалы Всероссийской научно- практической конференции с международным участием «Саморегуляция личности в контексте жизнедеятельности» (г. Омск, 5—6 октября 2016 г.). Омск: Издательство Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, 2017. С. 38—41.
  8. Лопатина И.А., Никитина А.А. Особенности культурного опосредования переживания подростков из детских домов // Преподаватель XXI века. 2017. № 4(1). С. 165—175.
  9. Маленова А.Ю., Федотова Е.Е. Эмоциональное самочувствие как индикатор психологического благополучия молодежи // Материалы третьей Международной научной конференции «Психология состояний человека: актуальные теоретические и прикладные проблемы» (г. Казань, 8—10 ноября 2018 г.). Казань: Изд-во Казанский (Приволжский) федеральный университет, 2018. С. 318—320.
  10. Отинова Е.П. Проблемы социальной адаптации детей из центров содействия семейному воспитанию // Научные исследования и современное образование. Сборник материалов II Международной научно-практической конференции. Чебоксары: Общество с ограниченной ответственностью «Центр научного сотрудничества «Интерактив плюс», 2018. С. 102—107. DOI:10.21661/r-470161
  11. Пак Л.Г., Харитонова Е.В. Образовательно-воспитательный потенциал детского оздоровительного лагеря как средство социализации воспитанников // Современные наукоемкие технологии. 2017. № 6. С. 152—156.
  12. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Особенности развития личности детей, воспитывающихся в условиях материнской депривации // Психологическая наука и образование. 2009. Том 14. № 3. С. 5—12.
  13. Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротства. СПб.: Питер, 2007. 456 с.
  14. Прохоров А.О. Ментальные репрезентации психических состояний: феноменологические и экспериментальные характеристики // Экспериментальная психология. 2016. Том 9. № 2. С. 23—37. DOI:10.17759/exppsy.2016090203
  15. Самохвалова А.Н., Олиярник Ю.И. Коммуникативные трудности детей-сирот и условия их преодоления // Вестник КГУ им. Н.А. Некрасова. 2016. Т. 22. № 2. С. 244—248.
  16. Сонин В.А. Психодиагностическое познание в профессиональной деятельности. СПб.: Речь, 2004. 408 с.
  17. Станибула С.А. Роль нарушений привязанности в развитии детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Вестник Псковского государственного университета. 2017. № 5. С. 76—80.
  18. Тугайбаева Б.Н., Харитонова Е.В., Холондович Е.Н. Психологическое самочувствие современной личности // Человек. Искусство. Вселенная. 2019. № 1. С. 146—153.
  19. Усынина Т.П., Степанова Н.В. Особенности социального интеллекта у детей-сирот // Материалы 1-й Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Личность, интеллект, метакогниции: исследовательские подходы и образовательные практики» (г. Калуга, 20—21 мая 2016 г.). Калуга: Издательство ИП Стрельцов И.А., 2016. С. 538—544.
  20. Филинкова Е.Б., Ковалев П.А. Понимание детьми-сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, психологического самочувствия у себя и у других // Вестник Московского государственного областного университета. 2020. № 2. С. 71—86. DOI:10.18384/2310-7235-2020-2-71-86
  21. Фильчагина Т.В., Нугаева О.Г. Особенности организации работы педагога-психолога в летнем оздоровительном лагере для детей-сирот // Материалы межрегиональной научно- практической конференции студентов, аспирантов, магистрантов и слушателей «Изучение и образование детей с различными формами дизонтогенеза» (г. Екатеринбург, 25—26 апреля 2019 г.). Екатеринбург: Изд-во Уральский государственный педагогический университет, 2009. С. 222—223.
  22. Харитонова Е.В. Психологическое самочувствие личности и его составляющие // Человек. Искусство. Вселенная. 2018. № 1. С. 166—171.
  23. Холондович Е.Н. Психологическое самочувствие человека как психологическая проблема // Социальная и экономическая психология. 2018. Т. 3. № 4(12). С. 61—81.
  24. Чижова К.И. Психологические особенности эмоциональной сферы детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей // Наука и образование в современной конкурентной среде. 2016. № 1(3). С. 84—88.
  25. Шевякова Н.А. Социализация детей старшего возраста в условиях центра содействия семейному воспитанию // Бюллетень науки и практики. 2018. Т. 4. № 4. С. 516—519. DOI:10.5281/zenodo.1218475
  26. Шульга Т.И. Осознанность подростков-сирот и подростков, оставшихся без попечения родителей, как фактор психологического благополучия // Психологическая наука и образование. 2019. Т. 24. № 4. C. 36—50. DOI:10.17759/pse.2019240403

Информация об авторах

Филинкова Евгения Борисовна, кандидат психологических наук, доцент кафедры социальной психологии, Московский государственный областной университет, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9802-4497, e-mail: Jane421@yandex.ru

Ковалев Павел Александрович, аспирант кафедры социальной психологии, Московский государственный областный университет (ГОУ ВО МО МГОУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0898-8434, e-mail: pavelkovalev0611@gmail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 822
В прошлом месяце: 34
В текущем месяце: 23

Скачиваний

Всего: 317
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 1