Оценка детского благополучия: международный и российский опыт в рамках теории новой социологии детства*

125

Аннотация

В статье рассмотрены подходы к определению и операционализации понятия «субъективное благополучие детей» в российской и зарубежной практике. Проведены анализ развития теории новой социологии детства и уточнение теоретических конструктов. Проанализированы достоинства и недостатки метода исследования детского благополучия путем измерения его индекса, что перспективно с точки зрения временной парадигмы. Сделаны выводы о динамике единого сводного показателя, который получают исследователи, т.к. его можно проследить во времени.

Общая информация

* Статья подготовлена по результатам проведения исследований в рамках Программы фундаментальных исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ).

Ключевые слова: дети-сироты, благополучие детей, инструменты измерения, социальные практики, защита детства

Рубрика издания: Возрастная психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/ssc.2022030208

Получена: 24.11.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Телицына А.Ю. Оценка детского благополучия: международный и российский опыт в рамках теории новой социологии детства [Электронный ресурс] // Социальные науки и детство. 2022. Том 3. № 2. С. 120–131. DOI: 10.17759/ssc.2022030208

Полный текст

Введение

Современные государства для повышения своей роли и значимости на мировой арене заимствуют стратегии государственного управления из стратегического менеджмента, теоретики которого развивали их с 1950—60-х гг.

Активное участие в развитии данного направления приняли такие ученые, как И. Ансофф, П. Друкер, Г. Минцберг, М. Портер и др. [1; 5]. Одной из разновидностей стратегий развития государства является социально-эффективная стратегия, которая концентрируется на защите населения от роста цен, падения доходов, сдерживает рост уровня безработицы и в целом нивелирует негативные социально-экономические факторы [6].

Одним из инструментов оценки успешности данной стратегии являются индексы оценки того или иного параметра. Так, например, международные организации (ООН и др.) оценивают степень развития стран и регионов по универсальным интегральным показателям. В 1990-м году в рамках Программы развития ООН был разработан индекс развития человека (Human Development Index) [8; 30]. Он ежегодно рассчитывается экспертами Программы развития Организации Объединенных Наций (ПРООН) совместно с группой независимых международных экспертов, использующими в своей работе, наряду с аналитическими разработками, статистические данные национальных институтов и международных организаций.

Социология, которую мы можем рассматривать как инструмент измерения социально-экономических процессов путем их изучения и отображения в статистических данных, на сегодняшний день уделяет внимание изучению различных возрастных групп членов социума для лучшего понимания динамики и перспективы развития общественно значимых процессов.

Наука на пути своего развития часто имеет дело с сомнениями, которые могут быть либо опровергнуты в ходе познания, либо встретиться с неразрешимыми противоречиями, вызванными многообразием взглядов исследователей на тот или иной объект, который, по мнению одной группы ученых, обладает измеримыми и качественными характеристиками, в то время как их коллеги по научной среде утверждают, что объект автономен в своей непознанности в силу непредсказуемости воздействия факторов, влияющих на его развитие. Ярким примером такого научного разногласия является порождение двух концепций социологии идентичности и социальной деятельности, которые описал в своей статье «The sociology of childhood as scientific communication: Observations from a social systems perspective» М. Кинг. Исследователь размышляет о тесной связи между образом детей, созданным несколькими социологами, работающими в рамках новой социологии детства, и требованиями и амбициями сторонников прав детей на автономию. В рамках изучения данного социологического противоречия М. Кинг приходит к выводу, что социология как наука, использующая статистический метод для отображения результатов исследований, равно как и средства массовой информации, теперь может производить только информацию, а не факты о детях [26].

«Новая социология детства» — междисциплинарный подход, объединяющий не только социологов, но и психологов, антропологов, педагогов, историков и географов, основан на представлении о детстве как о социальном конструкте [21; 28].

Индексы детского благополучия

В международной практике используются индексы детского благополучия, отражающие уровень субъективного и объективного благополучия в разных сферах жизни. Сбор данных по показателям таких индексов в динамике позволяет проводить системный анализ качества жизни детей и принимать управленческие решения при внедрении политик, программ и услуг для поддержки детей и их семей [5].

Индексы стали удобным инструментом оценки социальных и экономических явлений, в 2004 году в США Фонд детского развития разработал и опубликовал Индекс детского благополучия (Child Well-being Index), который включал семь основных показателей, среди которых:

1. экономическое/финансовое благополучие семьи;

2. состояние взаимоотношений ребенка с семьей и сверстниками;

3. состояние здоровья ребенка;

4. поведение ребенка, в т.ч. ведущее к снижению уровня безопасности его жизни (употребление наркотиков, алкоголя и т.п.);

5. образовательные достижения ребенка;

6. включенность ребенка в жизнь группы, сообщества (участие в образовательных, экономических и политических институтах);

7. эмоциональное благополучие ребенка [22].

По мнению специалистов (Детский фонд ООН — ЮНИСЕФ), критерием состояния дел в любом государстве является то, насколько хорошо в этой стране заботятся о детях, их состоянии здоровья и защищенности, материальном благополучии, образовании и социализации. Особым маркером являются любовь и уважение к детям в семье и обществе в целом [13]. ЮНИСЕФ отождествляет благополучие детей с реализацией их прав и обеспечением оптимальных условий для наиболее полного их развития, учитывая при этом и субъективный аспект — «восприятие, оценки и ожидания детей в отношении их собственной жизни» [3].

Мониторинг детского благополучия проводится ЮНИСЕФ по пяти параметрам: материальное благополучие, здоровье и безопасность, образование, поведение и риски, условия жизни и среда [16]. В общей сложности этот анализ проводится по 26 сравнимым индикаторам. В 2013 году опубликован очередной отчет ЮНИСЕФ, посвященный сравнительному анализу ситуации в 29 развитых странах [22]. Согласно данным, лидером по индексу детского благополучия являются Нидерланды, на втором месте находятся Финляндия, Исландия, Норвегия и Швеция.

Россия не попала в отчет ЮНИСЕФ, однако в 2019 году международная организация «Save the Children» («Спасем детей») опубликовала ежегодный отчет «End of Childhood Index 2019» по 176 странам, в котором Россия заняла 38 место. Первое место занял Сингапур, второе — Швеция, а третье место поделили три страны: Финляндия, Норвегия и Словения [24].

В рамках достижения целей Национальной стратегии развития в России Президент России объявил 2018—2027 гг. Десятилетием детства [19]. Правительство Российской Федерации 23 января 2021 года утвердило план мероприятий, проводимых в рамках данной программы [17]. Для оценки усилий органов власти федерального уровня и регионов, для согласованной работы и ее оценки на промежуточных этапах необходим измеримый количественный показатель, который из безликих цифр статистики «высветит» необходимые данные для изучения явления детского благополучия в России. Это позволит оценить цели и задачи программы с точки зрения их выполнения, а также увидеть сильные и слабые стороны проведенной работы с перспективы дальнейшей деятельности в данном направлении.

Методы и методики исследования Индекса детского благополучия

Концепт благополучия как предмет интереса психологии и социологии располагает внушительным инструментарием для его измерения, среди которых основным методом является опрос (интервью), поскольку такая оценка носит субъективный характер.

В разных культурных контекстах успешно прошли апробацию и применяются следующие методы оценки: «Многофакторная шкала удовлетворенности жизнью у школьников» («Multidimensional Students’ Life Satisfaction Scale», MSLSS, Е.С. Хюбнер) [25], «Краткая многофакторная шкала удовлетворенности жизнью у школьников» («Brief Multidimensional Students’ Life Satisfaction Scale», BMSLSS), разработанная на базе MSLSS как «экономный» ее вариант, «Индекс личного благополучия» («Personal Well- Being Index», PWI), опросник «KINDL-R», опросник «TedQL» и др. [2; 4; 7].

Вышеперечисленные методы измерения используются исследователями как по отдельности, так и во взаимодействии (в совокупности) друг с другом.

Индекс детского благополучия в России

Отчеты международных организаций носят глобальный характер и хороши для оценки всемирного уровня благополучия детей, но малоинформативны для отдельно взятой страны, поэтому в России стартовали собственные исследования индекса детского благополучия. Так, в апреле-июне 2021 года Центр полевых исследований Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС при Президенте Российской Федерации провел пилотные онлайн-опросы детей в возрасте 10—17 лет включительно и родителей детей аналогичного возраста сначала в Тамбовской области, а потом еще в четырех регионах России — Республика Башкортостан, Ленинградская область, Ульяновская область и Ханты-Мансийский автономный округ [10]. Для построения индекса детского благополучия взяты шесть сфер (доменов): образование, безопасность, здоровье, материальное благополучие, социальные отношения и самореализация [10]. Результаты исследований были ранжированы по четырем группам: «Образование», «Здоровье», «Безопасность», «Насилие в семье». Согласно полученным данным, родители и дети сходятся в оценках образовательной системы, здоровья детей и их безопасности. Исследователи пришли к выводу, что при ответах на вопросы группы «Насилие в семье» детям мог быть не вполне ясен смысл формулировок «физическое насилие», «применение силы», «семейные ссоры или скандалы». С точки зрения оценки благополучия малолетние и несовершеннолетние респонденты предложили свои варианты вопросов, которые оценили как более понятные и близкие. Исследователи отметили это как положительный момент исследования, поскольку такое участие детей указывает на их вовлеченность и заинтересованность темой исследования, а самое главное — желание высказываться на предложенную тему. Такой искренний отклик респондентов указывает на актуальность и своевременность исследования индекса детского благополучия.

Индекс детского благополучия находится в поле внимания исследователей различных областей знания, не только социально-гуманитарных наук, но и наук экономических. Так, например, в октябре 2021 года в рамках практического исследования экономического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова с учетом имеющегося международного и российского опыта были разработаны многомерный индекс детского благополучия и индекс субъективного детского благополучия для оценки положения детей и подростков в России в целом и в субъектах Российской Федерации в частности [10]. При построении индекса детского благополучия (ИДБ) сначала были выбраны типы результатов — конечные результаты, непосредственные результаты, индикаторы среды жизнедеятельности, затратные (бюджетные) результаты. Затем были учтены основные направления плана реализации до 2027 г. программы Десятилетия детства: здоровье и сбережение жизни, материальное благополучие, развитие, безопасность жизнедеятельности. Также исследователи учли, что в конечных результатах можно измерить только основные показатели человеческого капитала ребенка — здоровье и развитие. В связи с тем, что активная работа в направлении создания и измерения индекса детского благополучия началась не так давно, у исследователей возникли затруднения, связанные с недостатком некоторых показателей, которые были решены использованием альтернативных показателей.

Индекс субъективного детского благополучия был построен на аналогичных принципах, что и многомерный индекс. Необходимость в создании двух отдельных индексов исследователи объясняют возможностью сопоставлять отдельный взгляд взрослых и детей на положение вещей. В ходе исследования индекс субъективного детского благополучия не был апробирован ввиду отсутствия необходимых данных, однако при применении индекса детского благополучия путем использования двух методов расчета исследователи выяснили, что первое место заняли Санкт-Петербург и Ленинградская область. Важной характеристикой разработанного индекса детского благополучия является возможность сравнения регионов не только по значению сводного индекса, но также в разрезе его параметров, компонентов и показателей, что позволяет не только получить «общую картину» положения детей в регионах России, но и определить слабые места и возможности роста для каждого региона [11].

Особого внимания заслуживает изучение благополучия детей, проживающих вне своей биологической семьи, а в специализированных учреждениях для детей-сирот. Наиболее заметным исследованием в этом направлении является социологическое исследование В.А. Одиноковой, М.М. Русаковой, Н.М. Усачевой «Опыт оценки благополучия детей в учреждениях для детей-сирот». География исследования: детские дома Санкт-Петербурга, Екатеринбурга и Республики Башкортостан. Для оценки благополучия детей был выбран метод опроса (индивидуального интервью) с использованием структурированного вопросника. Изучаемые домены благополучия: настроение и эмоциональное состояние, самочувствие, физическая активность, образование, отношения с другими детьми и взрослыми, безопасность, условия жизни в детском доме, участие в принятии решений и знание прав.

Исследователи справедливо отмечают, что субъективный и объективный взгляды на благополучие могут не совпадать, поэтому важно учитывать точку зрения детей и включать их в оценку и мониторинг их благополучия. При обсуждении результатов исследования ученые пришли к заключению, что шкала благополучия действительно может рассматриваться как валидная мера благополучия детей, проживающих в учреждениях для детей-сирот [13].

В ходе исследования В.Н. Ослон, Г.В. Семья с соавторами (2021) субъективного благополучия детей-сирот было установлено, что уровень субъективного благополучия зависит от возможности сохранения стереотипов организации жизни и взаимоотношений, сформировавшихся в детском доме: чем ниже уровень требований к самостоятельности и реальная автономия жилья, тем выше доля выпускников с высоким уровнем субъективного благополучия [14].

Детство, по мнению исследователей, представляется скорее ландшафтом с неограниченным количеством возможностей и потенциальных сценариев становления и развития, а не четко выраженной траекторией с определенным результатом, поэтому данное явление нуждается в социокультурном анализе [18; 30].

Обсуждение и результаты

Как мы можем резюмировать, в фокусе внимания современного цивилизованного общества находится ребенок — как будущий взрослый, как надежда поколения, как здоровая и всесторонне развитая личность. Внимание к благополучному развитию каждого ребенка — хороший показатель высокого уровня развития гражданского общества и государства. При этом дети — не пассивные объекты социализации, а социальные акторы и деятельные участники событий (в рамках новой социологии детства).

Исследование жизненных условий ребенка путем числовых показателей индекса детского благополучия, не взирая на критическое восприятие населением отдельных стран [12], далеко ушло от «сухой» и строгой, но пугающе емкой статистики, которая за цифрами мешает увидеть проблему, срок решения которой давно прошел. Россия уверенно следует пути антикризисного и предупредительного планирования, когда риски просчитаны и «обезврежены» еще до их реального возникновения. Индекс благополучия ребенка необходим всем: и государству в лице профильных министерств и государственных органов власти, и образовательным учреждениям, и учреждениям для детей-сирот, и семьям. Здоровое и счастливое детство каждого маленького гражданина — это тот ресурс, от которого выиграет все российское общество, и недооценивать гармоничное развитие и становление личности представителя молодого поколения недальновидно и преступно опасно. Государство много сил вкладывает в улучшение социально-экономических условий: образование, медицина, повышение уровня жизни, укрепление национальных связей и взаимоотношений, борьба с преступностью. Эти сферы общественного существования — многое, но не все, что влияет на формирование личности ребенка. Для лучшего контроля за деятельностью в области детского развития и за тем, что еще можно усовершенствовать, индекс детского благополучия является подходящим с точки зрения валидности, наглядности полученных данных и универсальности методом исследования.

Безусловно, в свете исследования социологии детства как научной коммуникации перед учеными разных специальностей встает этический вопрос изучения ребенка с позиции объекта научного интереса, поскольку выявленное противоречие между автономностью личности ребенка и необходимостью исследования ее становления с целью обеспечения ее качественного развития накладывает на цивилизованное общество обязанность уважать и соблюдать личные границы индивидуума. Социологические статистические данные в рамках данной теории больше не рассматриваются как факты, а только как данные, которые не нуждаются в оценке со стороны других, а лишь в наблюдении и фиксации.

Однако данные, которые являются целью применения индекса детского благополучия, ошибочно и вредно расценивать как излишнее вмешательство в автономное развитие ребенка, тоталитарный контроль со стороны государства, некомпетентность исследователей, чьи труды, по мнению М. Кинга, стоит воспринимать лишь как «данные», а не факты, по аналогии с продуктом творческой деятельности СМИ [26]. Методы опроса и интервьюирования, которые составляют научный инструментарий индекса детского благополучия, могут быть использованы в самой «мягкой», например, игровой форме с соблюдением всех прав и законных интересов личности, гарантированных каждому гражданину Российской Федерации на законодательном уровне. В целом основной недостаток данного метода исследования лежит как раз в правовой области, о чем речь пойдет ниже.

Заключение

Исследование детского благополучия путем измерения его индекса перспективно с точки зрения временной парадигмы, то есть динамику единого сводного показателя, который получают исследователи, можно проследить во времени. Главным недостатком данного метода исследования нам представляется ограничение респондентов по возрастному критерию в силу субъективности метода исследования (как правило, использование опросов и интервьюирование). Это означает, что принять участие в исследовании могут дети, которые понимают суть и смысл задаваемых вопросов и обладают достаточно развитым мышлением и речью, чтобы выразить свое отношение и дать ответ на вопросы, следовательно, из количества респондентов автоматически выбывают малолетние в возрасте до 7—10 лет.

С правовой точки зрения получение таких результатов и их обработка подпадают под действие Федерального закона № 152-ФЗ «О персональных данных» [20]. Закон не запрещает несовершеннолетнему, достигшему 14-летнего возраста, давать согласие на обработку своих персональных данных самостоятельно, без посредничества законного представителя, однако в отношении малолетних и несовершеннолетних лиц, не достигших 14 лет, объем их частичной дееспособности данным законом не оговаривается, соответственно, исходя из положений Гражданского кодекса Российской Федерации, согласие на обработку персональных данных лиц, не достигших 14 лет, могут давать только их родители, усыновители, опекуны [9]. Такое вмешательство пусть и родных и близких лиц ребенка уже может стать помехой для получения релевантных и пертинентных данных. Представляется важным то, что для совершенствования данного метода необходима синергия усилий психологов, социологов, экономистов и правоведов, поскольку домены, которые исследуются путем оценки индекса детского благополучия, находятся в поле деятельности этих четырех областей знания.

Литература

  1.  Ансофф И. Новая корпоративная стратегия. СПб.: Питер, 1999. 416 c.
  2. Антонова Н.А., Ерицян К.Ю., Цветкова Л.А. Субъективное благополучие подростков и молодежи: концептуализация и измерение [Электронный ресурс] // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2018. № 187. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/subektivnoe-blagopoluchie-podrostkov-i-molodezhi-kontseptualizatsiya-i-izmerenie (дата обращения: 13.08.2022).
  3. Арчакова Т.О., Гарифулина Э.Ш. Измерение субъективного благополучия детей в России: от локальных социальных практик до федеральной стратегии [Электронный ресурс] // Мониторинг. 2020. № 1(155). DOI:10.14515/monitoring.2020.1.11
  4. Арчакова Т.О., Веракса А.Н., Зотова О.Ю., Перелыгина Е.Б. Субъективное благополучие у детей: инструменты измерения и возрастная динамика // Психологическая наука и образование. 2017. Том 22. № 6. С. 68—76. DOI:10.17759/pse.2017220606
  5. Васильев Ю.П. Внутрифирменное управление в США. М.: Мысль, 1970. 403 c.
  6. Ведута Е.Н. Стратегия и экономическая политика государства. М.: Академический проспект, 2004. 456 с.
  7. Гарифулина Э.Ш., Ипатова А.А. Опрос детей как обязательный элемент формирования индекса детского благополучия // Психологическая наука и образование. 2021. Том 26. № 6. С. 139—148. DOI:10.17759/pse.2021260611
  8. Горбунова О.Н. Индекс человеческого развития: изменение методики. Индекс России в мире и среди стран постсоветского пространства [Электронный ресурс] // Социально-экономические явления и процессы. 2012. № 11. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/indeks-chelovecheskogo-razvitiya-izmenenie-metodiki-indeks-rossii-v-mire-i-sredi-stran-postsovetskogo-prostranstva (дата обращения: 13.08.2022).
  9. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая. Федеральный закон от 30 ноября 1994 года № 51-ФЗ [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. 1994. URL: https://www.consultant. ru/document/cons_doc_LAW_5142/ (дата обращения: 13.08.2022).
  10. Индекс детского благополучия: увидеть за цифрами ребенка. Результаты пилотного исследования Фонда Тимченко и РАНХиГС при поддержке АСИ в пяти регионах [Электронный ресурс] // Фонд Тимченко и РАНХиГС. 2021. URL: http://rcnyagan.ru/images/14.02.2022/index.pdf (дата обращения: 13.08.2022).
  11. Калабихина И.Е., Казбекова З.Г. Методология построения индексов детского благополучия для мониторинга положения детей в рамках реализации десятилетия детства в России [Электронный ресурс] // Государственное управление. Электронный вестник. 2021. № 88. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/metodologiya-postroeniya-indeksov-detskogo-blagopoluchiya-dlya-monitoringa-polozheniya-detey-v-ramkah-realizatsii-desyatiletiya (дата обращения: 13.08.2022).
  12. «Наши дети не подопытные»: в новом законе некоторые углядели угрозу [Электронный ресурс] // Экспресс К. 2021. URL: https://exk.kz/news/116516/nashi-dieti-nie-podopytnyie-v-novom-zakonie-niekotoryie-ughliadieli-ughrozu (дата обращения: 13.08.2022).
  13. Одинокова В.А., Русакова М.М., Усачева Н.М. Опыт оценки благополучия детей в учреждениях для детей-сирот [Электронный ресурс] // Мониторинг. 2017. № 2(138). URL: https://cyberleninka. ru/article/n/opyt-otsenki-blagopoluchiya-detey-v-uchrezhdeniyah-dlya-detey-sirot (дата обращения: 13.08.2022).
  14. Ослон В.Н., Семья Г.В., Колесникова У.В., Яровикова О.А. Субъективное благополучие выпускников организаций для детей-сирот в различных условиях проживания // Психологическая наука и образование. 2021. Том 26. № 6. С. 211—224. DOI:10.17759/pse.2021260617
  15. Поливанова К.Н. Детство в меняющемся мире [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2016. Том 5. № 2. С. 5—10. DOI:10.17759/jmfp.2016050201
  16. Проблема детской бедности в перспективе. Обзор благополучия детей в богатых странах [Электронный ресурс] / Доклад Исследовательского центра «Инноченти». Флоренция: Исследовательский центр ЮНИСЕФ «Инноченти», 2007. № 7. URL: https://www.unicef-irc.org/publications/ pdf/rc7_rus.pdf (дата обращения: 13.11.2022).
  17. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 23.01.2021 № 122-р (ред. от 25.05.2022) «Об утверждении плана основных мероприятий, проводимых в рамках Десятилетия детства, на период до 2027 года» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. 2021. URL: https:// www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_375249/f62ee45faefd8e2a11d6d88941ac66824f848bc2/ (дата обращения: 13.08.2022).
  18. Рейтинг стран по Индексу человеческого развития [Электронный ресурс] // Гуманитарный портал. 2022. URL: https://gtmarket.ru/ratings/human-development-index (дата обращения: 13.11.2022).
  19. Указ Президента Российской Федерации от 29.05.2017 № 240 «Об объявлении в Российской Федерации Десятилетия детства» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Президента Российской Федерации. 2017. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/41954 (дата обращения: 13.08.2022).
  20. Федеральный закон от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных» [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс. 2006. URL: https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_61801/ (дата обращения: 13.08.2022).
  21. Alanen L. Rethinking Childhood // Acta Sociologica. 1988. Vol. 31. № 1. P. 53—67. DOI: 10.1177/000169938803100105
  22. Child Well-being in Rich Countries: A comparative overview / Innocenti Report. Florence: UNICEF Office of Research, 2013, card 11.
  23. Ghemawat P. Competition and Business Strategy in Historical Perspective. Harvard: Harvard Business Publishing Education, 1997. 32 p.
  24. Global childhood report 2019 [Электронный ресурс] // Save the children. 2022. URL: https://www. savechildren.or.jp/scjcms/dat/img/blog/2952/1558500313393.pdf (дата обращения: 13.08.2022).
  25. Huebner E.S. Preliminary development and validation of a Multidimensional Life Satisfaction Scale for Children // Psychological Assessment. 1994. Vol. 6(2). P. 149—158. DOI:10.1037/1040-3590.6.2.149
  26. King M. The Sociology of Childhood as Scientific Communication: Observations from a social systems perspective // Childhood. 2007. № 14(2). P. 193—213. DOI:10.1177/0907568207078327
  27. O’Hare W., Mather M., Dupuis G. Analyzing State Differences in Child Well-Being // Foundation for Child Development. 2012. P. 14. DOI:10.1007/s12187-012-9173-3
  28. Prout A., James A. (eds). Constructing and Reconstructing Childhood: Contemporary Issues in the Sociological Study of Childhood. London; Washington, D.C.: Falmer Press, 1997. 246 p.
  29. Rees G., Savahl S., Lee B.J., Casas F. (eds.). Children’s views on their lives and well-being in 35 countries: A report on the Children’s Worlds project [Электронный ресурс] // Children’s Worlds Project. Jerusalem, Israel (ISCWeB). 2020. URL: https://isciweb.org/wp-content/uploads/2020/07/Childrens-Worlds-Comparative-Report2020.pdf (дата обращения: 20.11.2022).
  30. Uncertain Times, Unsettled Lives: Shaping our Future in a Transforming World [Электронный ресурс] // Human Development Reports. 2022. URL: https://hdr.undp.org/ (дата обращения: 13.08.2022). 

Информация об авторах

Телицына Александра Юрьевна, кандидат биологических наук, старший научный сотрудник, Центр исследований гражданского общества и некоммерческого сектора, доцент, департамент политики и управления, факультет социальных наук, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» (ФГАОУ ВО «НИУ ВШЭ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0186-3989, e-mail: atelitsyna@hse.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 475
В прошлом месяце: 33
В текущем месяце: 17

Скачиваний

Всего: 125
В прошлом месяце: 24
В текущем месяце: 10