Современные представления о роли социальных факторов в развитии интернет-зависимого поведения у детей и подростков (по материалам зарубежных исследований)

398

Аннотация

Цель. Проанализировать имеющиеся к настоящему времени данные о социальных факторах риска и их влиянии на формирование интернет-зависимости (ИЗ). Определить возможные перспективы дальнейших исследований в области интернет-зависимого поведения у детей и подростков.Контекст и актуальность. Чрезмерное использование интернета среди детей и подростков представляет серьезную проблему для общественного здравоохранения, однако факторы влияния и механизмы формирования ИЗ остаются в значительной степени неизвестными. Значение социальных факторов в формировании зависимого поведения бесспорно, однако на сегодняшний день отмечается крайняя ограниченность данного рода исследований. До сих пор не выявлены многие механизмы, объясняющие вклад семейных и школьных факторов в развитие ИЗ. Остается открытым вопрос, почему при наличии одинаковых условий воспитания у одних подростков развивается ИЗ, а у других — нет.Основные выводы. Качество семейных отношений и школьное окружение оказывают существенное влияние на формирование ИЗ у молодых людей. Это влияние опосредуется через развитие определенных черт характера, которые либо способствуют усвоению социальных норм и правил, либо провоцируют зависимое поведение. В то же время социальные факторы влияния нельзя назвать абсолютными. Наличие у подростков таких качеств, как высокий уровень самоконтроля и волевая саморегуляция, обеспечивает устойчивость к развитию ИЗ. Феномен устойчивости является чрезвычайно актуальной, но малоизученной областью, что определяет перспективы дальнейших научных поисков, в том числе и для проблематики интернет-зависимого поведения у детей и подростков.

Общая информация

Ключевые слова: интернет-зависимость, дети, подростки, факторы риска, семья, школа

Рубрика издания: Теоретические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2022130102

Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 18-29-22032\20.

Получена: 24.02.2021

Принята в печать:

Для цитаты: Семенова Н.Б. Современные представления о роли социальных факторов в развитии интернет-зависимого поведения у детей и подростков (по материалам зарубежных исследований) // Социальная психология и общество. 2022. Том 13. № 1. С. 22–32. DOI: 10.17759/sps.2022130102

Полный текст

Введение

Чрезмерное использование интернета среди детей и подростков представляет серьезную проблему для общественного здравоохранения, однако факторы влияния и механизмы формирования интернет-зависимости (ИЗ) остаются в значительной степени неизвестными. До сих пор не существует формализованной номенклатуры для обозначения ИЗ [38], хотя большинство исследователей сходятся во мнении, что данное расстройство относится к сфере поведенческих нарушений и характеризуется «чрезмерной озабоченностью или плохо контролируемым поведением, направленным на возможность использования интернета, приводящим к ухудшению общего состояния или дистрессу» [29, с. 353].

На сегодняшний день существует несколько теоретических моделей, объясняющих формирование патологического использования интернета. Социально-когнитивная модель использования и удовлетворения Р. ЛаРоуз (R. LaRose) объясняет ИЗ как удовлетворение личной потребности в самопрезентации на фоне бегства от реальности [28; 29]. Когнитивно-поведенческая модель Р. Дэвиса [12] рассматривает ИЗ как следствие оперантной обусловленности (или влияния случайно полученного стимула на изменение дальнейшего поведения), при которой зависимое поведение развивается в ответ на положительное подкрепление. Компонентная модель М. Гриффитса [16; 25] трактует ИЗ как расстройство привыкания, механизм которого включает шесть основных компонентов: значимость стимула, изменение настроения, толерантность, симптомы абстиненции, конфликты и рецидивы.

С точки зрения вышеперечисленных моделей чрезмерное использование интернета рассматривается преимущественно в контексте индивидуальных факторов риска. Однако механизмы формирования ИЗ более сложны и разнообразны. Поэтому в настоящее время общепризнанной считается биопсихосоциальная модель, которая рассматривает патологическое использование интернета как расстройство привыкания и объясняет его развитие как следствие сочетанного взаимодействия биологических [1; 33; 43; 46], психологических [2; 22; 26; 37] и социальных [24; 49] факторов.

Значение социальных факторов в формировании зависимого поведения у детей и подростков бесспорно, однако подчеркивается крайняя ограниченность данного рода исследований [6; 8]. До сих пор не выявлены многие механизмы, объясняющие вклад семейных и школьных факторов в развитие ИЗ. Остается открытым вопрос о том, почему при наличии одинаковых условий воспитания у одних подростков развивается ИЗ, а у других — нет. Поэтому изучение социальных факторов, их роли в формировании ИЗ является актуальной проблемой и привлекает все большее внимание исследователей [54].

Цель исследования. Проанализировать имеющиеся к настоящему времени данные о социальных факторах риска и их влиянии на формирование интернет-зависимого поведения у подростков. Определить возможные перспективы дальнейших исследований в этой области.

Роль семейных факторов

Семья считается одним из главных социальных факторов, участвующих в формировании психического здоровья детей и определяющих их дальнейшую модель поведения. Что касается роли семейных факторов, то в настоящее время доказано влияние на формирование ИЗ низкого социально-экономического статуса семьи, в том числе бедности [7; 9; 40], низкого образовательного уровня родителей [45], проживания в бедном районе [5]. Отмечено, что в бедных районах имеются широкий доступ к компьютерным кафе и агрессивное воздействие рекламы, которые провоцируют и поддерживают интерес к разнообразному онлайн-контенту [10].

Важное значение в формировании ИЗ играет состояние здоровья семьи. Показано, что наличие в семье близких родственников, страдающих психическими заболеваниями, такими как аффективные расстройства или депрессия [27], алкогольная или наркотическая зависимость, существенно увеличивает риск ИЗ у детей и подростков [24].

Большое влияние на формирование зависимого поведения оказывает психологическое неблагополучие семьи и такие его составляющие, как состав и численность семьи, качество семейных отношений. В целом ряде исследований показано, что чрезмерное использование интернета чаще встречается у подростков, воспитывающихся в неполных семьях, в семьях с наличием внутрисемейных конфликтов и низкой сплоченностью [6; 9; 27; 40; 49; 50]. Среди семейных факторов наиболее важными являются качество детско-родительских отношений и степень эмоционального контакта [4; 17; 41]. В благополучных семьях формирование психического здоровья определяется балансом между эмоциональной теплотой, любовью и заботой и адекватным родительским контролем, обеспечивающим усвоение социальных норм и правил социального взаимодействия [15]. В неблагополучных семьях, где присутствуют жестокость и насилие, отсутствует эмоциональная поддержка, риск формирования ИЗ у детей довольно высок. Это происходит как при эмоциональном отвержении (непринятие, игнорирование), так и при индифферентном отношении (равнодушие, холодное отношение, отсутствие сопереживания).

Выявлено, что дефицит эмоциональных контактов приводит к нарушению распознавания, вербализации и регуляции эмоций [20]. У детей, испытывающих эмоциональное отвержение, нарушается восприятие окружающего мира, появляется негативно-настороженное отношение к окружающим людям, что приводит к трудностям социальной адаптации и является предиктором ИЗ [19; 50].

В настоящее время активно изучаются механизмы влияния неблагоприятных семейных факторов на формирование ИЗ у детей и подростков, таких как жестокое обращение, чрезмерный родительский контроль, физическое или психологическое насилие и других. Так, при изучении взаимосвязи между жестоким обращением в детстве и зависимостью от мобильных телефонов выявлено, что у подростков, испытавших насилие со стороны родителей, появляется чувство одиночества, которое опосредует формирование зависимого поведения [35]. Эффект влияния одиночества на формирование зависимости сильнее выражен у подростков с низким самоконтролем, то есть самоконтроль в данном случае рассматривается как модератор.

Другие авторы [8; 51] объясняют причину влияния жестокого обращения в детстве на предрасположенность к ИЗ тем фактом, что у детей и подростков, переживших насилие, в ответ на психотравму появляются нарушения со стороны психического здоровья, в частности, депрессивные расстройства, которые являются связующим звеном между перенесенным насилием и ИЗ. Эта связь была показана при изучении семейного анамнеза у подростков, страдающих зависимостью от интернет-контента [8], в том числе от онлайн-игр [51].

Изучено влияние стиля семейного воспитания на чрезмерное использование интернета у подростков. Так, в одном из недавних исследований, проведенных Hwang с соавт. [17], была выявлена ассоциация между зависимостью от онлайн-игр у подростков и отсутствием системы родительского вознаграждения. Также показана роль родительского контроля как фактора, влияющего на формирование зависимости от интернета [14] и от онлайн-игр [32]. Механизм возникновения зависимого поведения в обоих случаях был одинаков и объяснялся девиантной принадлежностью к сверстникам, которая развивалась вследствие недостаточного или избыточного родительского контроля и оказывала опосредованное влияние на формирование игровой зависимости. C. Лин с соавт. (S. Lin et al.) показали, что воздействие эффекта не было линейным, так как механизм влияния включал также психологические параметры, такие как самоконтроль [32]. У подростков с достаточным уровнем самоконтроля не происходила интеграция в девиантные группы даже при отсутствии контроля со стороны родителей. В то время как молодые люди с низким уровнем самоконтроля нуждались в надзоре со стороны взрослых, отсутствие которого предсказывало девиантную принадлежность.

В ряде исследований, проведенных в Южной Корее [18; 21; 44], изучена роль отца в механизме развития зависимости от онлайн-игр у подростков. Выявлено, что негативный стиль общения отца с ребенком (унижение, агрессия) вызывает ответное агрессивное поведение у подростка, приводит к нарушению социализации и опосредует развитие игровой зависимости [21]. То есть механизм формирования ИЗ в данном случае включает несколько звеньев одной цепочки. Анализ отношений «мать—ребенок» не показал такого воздействия.

Другие исследователи продемонстрировали, что недостаточное участие отца в воспитательном процессе представляет собой не единственную проблему, а является одним из компонентов общего семейного неблагополучия. Так, M. Трувала c соавт. (M. Throuvala et al.) обнаружили в таких семьях общий дефицит эмоционального тепла [44], а Х. Чон c соавт. (H. Jeong et al.) выявили наличие частых конфликтов [18]. И в том, и в другом случаях присутствовало эмоциональное отвержение ребенка собственным отцом либо недостаточное участие отца в процессе воспитания. Как следствие игнорирования у детей формировалась низкая самооценка, которая была одним из звеньев в механизме формирования зависимого поведения. Авторы пришли к единому мнению о том, что отцам следует прилагать больше усилий для улучшения навыков открытого и позитивного общения со своими детьми.

По мере взросления эффект воздействия семейного окружения на зависимое поведение детей и подростков снижается, и на первый план выходит влияние подростковой среды. Это было подтверждено в одном из исследований, проведенном в Испании Л. Баденес-Риберой (L. Badenes-Ribera et al.) при изучении ассоциации зависимости от социальных сетей (Facebook1) с родительской привязанностью у подростков 11—17 лет [3]. В младшем подростковом возрасте отношения с родителями играют значительную роль, и нарушения детско-родительских отношений (игнорирование, непринятие, конфликт) увеличивают риск зависимости от социальных сетей. В то время как для старших подростков на первый план выходят отношения со сверстниками, и нарушение именно этого вида отношений увеличивает риск формирования зависимости. Данное исследование демонстрирует, что в соответствии с законами возрастной психологии влияние родителей и сверстников приобретает разную силу в младших и старших возрастных группах подростков.

Влияние семьи может выступать как в роли фактора риска, так и защитного фактора. Установлено, что семейная сплоченность, позитивные внутрисемейные отношения, хорошие отношения подростка с родителями, отсутствие семейных конфликтов и адекватный родительский контроль обеспечивают защиту от формирования онлайн-зависимости [17; 47]. В одном из последних исследований, проведенном в Китае [54], на примере влияния виктимизации на формирование ИЗ была доказана защитная функция семьи. Авторы раскрыли двойной механизм этой связи, показав, что связь между виктимизацией и ИЗ частично опосредуется девиантным поведением подростка. При этом у подростков из благополучных семей эта связь была слабее, вследствие чего авторы пришли к выводу о том, что поддержка со стороны близкого семейного окружения является модератором между виктимизацией и девиантным поведением.

Таким образом, качество семейных отношений, сплоченность семьи и эмоциональный контакт оказывают существенное влияние на частоту использования интернета у детей и подростков.

Влияние школьных факторов

Влияние школьных факторов в появлении ИЗ у подростков изучено в меньшей степени. Известно, что к основным школьным факторам, влияющим на формирование здоровья детей и подростков, относится школьный климат, который складывается из многих составляющих — сплоченности или разобщенности классного коллектива, доброжелательности или враждебности педагогического состава и так далее. Позитивный школьный климат включает нормы и ценности, которые создают и поддерживают чувство физической, эмоциональной и социальной безопасности, способствуют личностному развитию учащихся.

Недавние проспективные исследования, проведенные Ю. Лью с соавт. (Y. Liu et al.), показали, что благоприятный школьный климат способствует групповой сплоченности и развивает чувство принадлежности к сверстникам [34]. Это играет важную роль в формировании психологической безопасности и в конечном итоге снижает риск ИЗ у подростков.

Негативный школьный климат приводит к противоположным результатам и часто ассоциирован с патологическим использованием интернета у учащихся [55]. Механизм данной ассоциации Б. Чжай с соавт. (B. Zhai et al.) объясняют появлением симптомов депрессии вследствие групповой разобщенности школьного коллектива, что потенцирует риск формирования ИЗ [55]. Также обнаружена связь негативного школьного климата [53] и буллинга [51] с зависимостью от компьютерных игр. C. Ю с соавт. (C. Yu et al.) обосновывают эту связь развитием чувства одиночества у учащихся [53]. Стремление к компьютерным играм в данном случае более выражено у подростков с низкой волевой саморегуляцией. Полученные результаты подчеркивают, что развитие эмоциональных нарушений — чувства одиночества или депрессии — является потенциальным связующим звеном между неблагоприятным школьным климатом и патологическим увлечением подростков интернетом.

Еще один механизм, объясняющий связь между разобщенностью школьного коллектива и проблемным использованием интернета, был раскрыт Д. Ли с соавт. (D. Li et al.). В их работах было показано, что низкая включенность подростков в школьное сообщество способствует интеграции в другую социальную среду, которая часто бывает девиантной [31]. Тенденция принадлежности к девиантной среде выше у подростков с низким самоконтролем.

Дж. Тан c соавт. (J. Tang et al.) считают, что влияние неблагоприятного школьного климата на развитие ИЗ может быть опосредовано неадаптивным стилем совладающего поведения, который потенцирует эффект стрессовых школьных событий, увеличивая риск формирования зависимости [42].

Изучена роль враждебного отношения со стороны педагогов на увеличение риска патологического использования интернета [13] и игровой зависимости [51]. Механизм этой связи был раскрыт группой ученых из Испании [13], которые обнаружили, что враждебное отношение педагога способствует формированию у подростка неадаптивной временной перспективы и фаталистического отношения к будущему. В то же время доброжелательное отношение со стороны педагогов в сочетании с поддержкой автономии у учащихся являются важными защитными факторами от игровой зависимости, а удовлетворение основных психологических потребностей и участие школы являются основными посредниками в этой ассоциации [52]. Авторы пришли к выводу, что для предотвращения ИЗ необходимо повышать самооценку и уверенность подростка в личном потенциале путем позитивного взаимодействия с учителями и признания достижений учащегося в учебном процессе.

Низкая академическая успеваемость также ассоциирована с ИЗ, в частности, с зависимостью от компьютерных игр. Однако низкая успеваемость — это не единственная проблема у зависимых подростков. В исследованиях, проведенных европейскими учеными [6; 48], было выявлено, что у таких подростков также отмечаются проблемы в семье, они несут бремя психопатологических проблем, у них формируются такие особенности характера, как сенситивность и неуверенность, отмечаются нарушения в сфере межличностных взаимоотношений, отсутствие друзей. Все это свидетельствует о множественных факторах риска, которые приводят к зависимости от интернета у подростков, и многочисленных проблемах, которые ее сопровождают.

Заключение

Таким образом, семья и школа являются важными факторами, определяющими психическое здоровье и успешность социализации детей и подростков. Социальная среда, качество семейных отношений и школьное окружение оказывают существенное влияние на формирование ИЗ у молодых людей. Это влияние опосредуется через развитие определенных черт характера, которые либо способствуют усвоению социальных норм и правил, либо провоцируют зависимое поведение. Дальнейшее изучение механизмов влияния семейных и школьных факторов является актуальным направлением с точки зрения разработки мер профилактики интернет-зависимого поведения и своевременного вмешательства.

В то же время социальные факторы влияния нельзя назвать абсолютными. Наличие у подростков таких качеств, как высокий уровень самоконтроля и волевая саморегуляция, обеспечивает устойчивость к развитию ИЗ. Данные характеристики, скорее всего, имеют биологическую природу, что подтверждает биопсихосоциальную модель интернет-зависимости. Феномен устойчивости является чрезвычайно актуальной, но малоизученной областью [11; 36], что определяет перспективы дальнейших научных поисков, в том числе и для проблематики интернет-зависимого поведения у детей и подростков.

 

________________________________________

1 C 21 марта 2022 года официально запрещен на территории России.

Литература

  1. Терещенко С.Ю., Смольникова М.В. Нейробиологические факторы риска формирования интернет-зависимости у подростков: актуальные гипотезы и ближайшие перспективы // Социальная психология и общество. 2020. Т. 11. № 1. С. 55—71. DOI:10.17759/sps.2020110104
  2. Ayas T., Horzum M. Relation between depression, loneliness, self-esteem and internet addiction // Education. 2013. Vol. 133. № 3. Р. 283—290.
  3. Badenes-Ribera L., Fabris M.A., Gastaldi F.G.M. et al. Parent and peer attachment as predictors of facebook addiction symptoms in different developmental stages (early adolescents and adolescents) // Addict Behav. 2019. Vol. 95. Р. 226—232. DOI:10.1016/j.addbeh.2019.05.009
  4. Ballarotto G., Volpi B., Marzilli E. et al. Adolescent Internet Abuse: A Study on the Role of Attachment to Parents and Peers in a Large Community Sample // Biomed Res Int. 2018. Vol. 8:5769250. DOI:10.1155/2018/5769250
  5. Blinka L., Šablatúrová N., Ševčíková A. et al. Social constraints associated with excessive internet use in adolescents: the role of family, school, peers, and neighbourhood // Int J Public Health. 2020. Vol. 65. № 8. Р. 1279—1287. DOI:10.1007/s00038-020-01462-8
  6. Bonnaire C., Phan O. Negative perceptions of the risks associated with gaming in young adolescents: An exploratory study to help thinking about a prevention program // Arch. Pediatr. 2017. Vol. 24. № 7. Р. 607—617. DOI:10.1016/j.arcped.2017.04.006
  7. Bonnaire C., Phan O. Relationships between parental attitudes, family functioning and Internet gaming disorder in adolescents attending school // Psychiatry Res. 2017. Vol. 255. Р. 104—110. DOI:10.1016/j.psychres.2017.05.030
  8. Bussone S., Trentini C., Tambelli R. et al. Early-Life Interpersonal and Affective Risk Factors for Pathological Gaming // Front Psychiatry. 2020. Vol. 15. № 11. Р. 423. DOI:10.3389/ fpsyt.2020.00423
  9. Chen H.C., Wang J.Y., Lin Y.L. et al. Association of Internet Addiction with Family Functionality, Depression, Self-Efficacy and Self-Esteem among Early Adolescents // Int J Environ Res Public Health. 2020. Vol. 17. № 23. Р. 8820. DOI:10.3390/ijerph17238820
  10. Chung S., Lee J., Lee H.K. Personal Factors, Internet Characteristics, and Environmental Factors Contributing to Adolescent Internet Addiction: A Public Health Perspective // Int J Environ Res Public Health. 2019. Vol. 16. № 23. Р. 4635. DOI:10.3390/ijerph16234635
  11. Cousijn J., Maartje L., Feldstein S. Adolescent resilience to addiction: a social plasticity hypothesis // Lancet Child Adolesc Health. 2018. Vol. 2. № 1. Р. 69—78. DOI:10.1016/S2352- 4642(17)30148-7
  12. Davis R.A., Flett G.L., Besser A. Validation of a new scale for measuring problematic internet use: implications for pre-employment screening // Cyberpsychol Behav. 2002. Vol. 5. № 4. Р. 331—345.
  13. Díaz-Aguado M.J., Martín-Babarro J., Falcón L. Problematic internet use, maladaptive future time perspective and school context // Psicothema. 2018. Vol. 30. № 2. Р. 195—200. DOI:10.7334/ psicothema2017.282
  14. Ding Q., Li D., Zhou Y. et al. Perceived parental monitoring and adolescent internet addiction: A moderated mediation model // Addict Behav. 2017. Vol. 74. Р. 48—54. DOI:10.1016/j. addbeh.2017.05.033
  15. Faltýnková A., Blinka L., Ševčíková A. et al. The Associations between Family-Related Factors and Excessive Internet Use in Adolescents // Int J Environ Res Public Health. 2020. Vol. 17. № 5. Р. 1754. DOI:10.3390/ijerph17051754
  16. Griffiths M. A “components” model of addiction within a biopsychosocial framework // Journal of Substance Use. 2005. Vol. 10. № 4. P. 191—197. DOI:10.1080/14659890500114359
  17. Hwang H., Hong J., Kim S.M. et al. The correlation between family relationships and brain activity within the reward circuit in adolescents with Internet gaming disorder // Sci Rep. 2020. Vol. 10. № 1. Р. 9951. DOI:10.1038/s41598-020-66535-3
  18. Jeong H., Yim H.W., Lee S.-Y. et al. A partial mediation effect of father-child attachment and self-esteem between parental marital conflict and subsequent features of internet gaming disorder in children: a 12-month follow-up study // BMC Public Health. 2020. Vol. 20. № 1. Р. 484. DOI:10.1186/s12889-020-08615-7
  19. Kalaitzaki A.E., Birtchnell J. The impact of early parenting bonding on young adults’ internet addiction, through the mediation effects of negative relating to others and sadness // Addict Behav. 2014. Vol. 39. № 3. Р. 733—736. DOI:10.1016/j.addbeh.2013.12.002
  20. Karaer Y., Akdemir D. Parenting styles, perceived social support and emotion regulation in adolescents with internet addiction // Compr Psychiatry. 2019. Vol. 92. Р. 22—27. DOI:10.1016/j. comppsych.2019.03.003
  21. Kim E., Yim H.W., Jeong H. et al. The association between aggression and risk of Internet gaming disorder in Korean adolescents: the mediation effect of father-adolescent communication style // Epidemiol Health. 2018. Vol. 40. e2018039. DOI:10.4178/epih.e2018039
  22. Kim J., LaRose R., Peng W. Loneliness as the Cause and the Effect of Problematic Internet Use: The Relationship between Internet Use and Psychological Well-Being // Cyberpsych & Behaviour. 2009. Vol. 12. № 4. Р. 451—455
  23. .Kircaburun K., Griffiths M., Billieux J. Psychosocial factors mediating the relationship between childhood emotional trauma and internet gaming disorder: a pilot study // Eur J Psychotraumatol. 2019. Vol. 10. № 1. 1565031. DOI:10.1080/20008198.2018.1565031
  24. Ko C.H., Wang P.W., Liu T.L. et al. Bidirectional associations between family factors and Internet addiction among adolescents in a prospective investigation // Psychiatry Clin Neurosci. 2015. Vol. 69. № 4. Р. 192—200.
  25. Kuss D.J., Shorter G.W., Rooij A.J. et al. Assessing internet addiction using the parsimonious internet addiction components model — A preliminary study // International Journal of Mental Health and Addiction. 2014. Vol. 12. № 3. Р. 351—366. DOI:10.1007/s11469-013-9459-9
  26. Kuss D.J., Shorter G.W., Van Rooij A.J. et al. The Internet addiction components model and personality: establishing construct validity via a nomological network // Computers in human behaviour. 2014. Vol. 39. Р. 312—321.
  27. Lam L.T. Parental mental health and Internet Addiction in adolescents // Addict Behav. 2015. Vol. 42. Р. 20—23. DOI:10.1016/j.addbeh.2014.10.033
  28. LaRose R., Eastin M.S. A social cognitive theory of Internet uses and gratifications: Toward a new model of media attendance // Journal of Broadcasting & Electronic Media. 2004. Vol. 48. № 3. Р. 358—377.
  29. LaRose R., Mastro D., Eastin M.S. Understanding internet usage — A social-cognitive approach to uses and gratifications // Social Science Computer Review. 2001. Vol. 19. № 4. Р. 395—413.
  30. Lee Y.S., Han D.H., Kim S.M. et al. Substance abuse precedes internet addiction // Addict Behav. 2013. Vol. 38. № 4. Р. 2022—2025.
  31. Li D., Li X., Wang Y. et al. School connectedness and problematic internet use in adolescents: a moderated mediation model of deviant peer affiliation and self-control // J Abnorm Child Psychol. 2013. Vol. 41. № 8. Р. 1231—1242. DOI:10.1007/s10802-013-9761-9
  32. Lin S., Yu C., Chen J. et al. The Association between Parental Psychological Control, Deviant Peer Affiliation, and Internet Gaming Disorder among Chinese Adolescents: A Two-Year Longitudinal Study // Int J Environ Res Public Health. 2020. Vol. 17. № 21. Р. 8197. DOI:10.3390/ ijerph17218197
  33. Liu M., Luo J. Relationship between peripheral blood dopamine level and internet addiction disorder in adolescents: a pilot study // International journal of clinical and experimental medicine. 2015. Vol. 8. № 6. Р. 9943—9948.
  34. Liu Y., Li D., Jia J. et al. Perceived school climate and problematic internet use among Chinese adolescents: Psychological insecurity and negative peer affiliation as mediators // Psychol Addict Behav. 2020. Vol. 5. DOI:10.1037/adb0000684
  35. Ma S., Huang Y., Ma Y. Childhood Maltreatment and Mobile Phone Addiction Among Chinese Adolescents: Loneliness as a Mediator and Self-Control as a Moderator // Front Psychol. 2020. Vol. 12. № 11. Р. 813. DOI:10.3389/fpsyg.2020.00813
  36. Masten A.S., Barnes A.J. Resilience in Children: Developmental Perspectives // Children. 2018. Vol. 5. № 7. Р. 98. DOI:10.3390/children5070098
  37. Müller K.W., Koch A., Dickenhorst U. et al. Addressing the question of disorder-specific risk factors of internet addiction: a comparison of personality traits in patients with addictive behaviours and comorbid internet addiction // Biomed. Res. Int. 2013. 546342. DOI:10.1155/2013/546342
  38. Pontes H.M., Kuss D., Griffiths M. Clinical psychology of Internet addiction: a review of its conceptualization, prevalence, neuronal processes, and implications for treatment // Neuroscience and Neuroeconomics. 2015. Vol. 4. Р. 11—23. DOI:10.2147/nan.s60982
  39. Shaw M., Black D.W. Internet addiction: definition, assessment, epidemiology and clinical management // CNS Drugs. 2008. Vol. 22. № 5. Р. 353—365.
  40. Snyder S., Li W., O’Brien J. et al. University Students’ Problematic Internet Use on Family Relationships: A Mixed-Methods Investigation // PLoS One. 2015. Vol. 10. № 12. e0144005. DOI:10.1371/journal.pone.0144005
  41. Sugaya N., Shirasaka T., Takahashi K. et al. Bio-psychosocial factors of children and adolescents with internet gaming disorder: a systematic review // Biopsychosoc Med. 2019. Vol. 14. № 13. Р. 3. DOI:10.1186/s13030-019-0144-5
  42. Tang J., Yu Y., Du Y. et al. Prevalence of internet addiction and its association with stressful life events and psychological symptoms among adolescent internet users // Addict Behav. 2014. Vol. 39. № 3. Р. 744—747. DOI:10.1016/j.addbeh.2013.12.010
  43. Tereshchenko S., Kasparov E. Neurobiological Risk Factors for the Development of Internet Addiction in Adolescents // Behav Sciences. 2019. Vol. 9. № 6. Р. 62.
  44. Throuvala M., Janikian M., Griffiths M. et al. The role of family and personality traits in Internet gaming disorder: A mediation model combining cognitive and attachment perspectives // J Behav Addict. 2019. Vol. 8. № 1. Р. 48—62. DOI:10.1556/2006.8.2019.05
  45. Tian Y., Yu C., Lin S. et al. Sensation Seeking, Deviant Peer Affiliation, and Internet Gaming Addiction Among Chinese Adolescents: The Moderating Effect of Parental Knowledge // Front Psychol. 2019. Vol. 11. № 9. Р. 2727. DOI:10.3389/fpsyg.2018.02727
  46. Vink J.M., Beijsterveldt T.C., Huppertz C. et al. Heritability of compulsive Internet use in adolescents // Addiction biology. 2016. Vol. 21. № 2. Р. 460—8. DOI:10.1111/adb.12218
  47. Wartberg L., Aden A., Thomsen M. et al. Relationships between family interactions and pathological internet use in adolescents: an review // Z Kinder Jugendpsychiatr Psychother. 2015. Vol. 43. № 1. Р. 9—17. DOI:10.1024/1422-4917/a000328
  48. Wartberg L., Zieglmeier M., Kammerl R. Accordance of Adolescent and Parental Ratings of Internet Gaming Disorder and Their Associations with Psychosocial Aspects // Cyberpsychol Behav Soc Netw. 2019. Vol. 22. № 4. Р. 264—270. DOI:10.1089/cyber.2018.0456
  49. Wu C.S.T., Wong H.T., Yu K.F. et al. Parenting approaches, family functionality, and internet addiction among Hong Kong adolescents // BMC Pediatr. 2016. Vol. 16. № 1. Р. 130. DOI:10.1186/ s12887-016-0666-y
  50. Yan W., Li Y., Sui N. The relationship between recent stressful life events, personality traits, perceived family functioning and internet addiction among college students // Stress Health. 2014. Vol. 30. № 1. Р. 3—11. DOI:10.1002/smi.2490
  51. Yang X., Jiang X., Mo P.K.-H. et al. Prevalence and Interpersonal Correlates of Internet Gaming Disorders among Chinese Adolescents // Int J Environ Res Public Health. 2020. Vol. 17. № 2. Р. 579. DOI:10.3390/ijerph17020579
  52. Yu C., Li W., Liang Q. et al. School Climate, Loneliness, and Problematic Online Game Use Among Chinese Adolescents: The Moderating Effect of Intentional Self-Regulation // Front Public Health. 2019. Vol. 30. № 7. Р. 90. DOI:10.3389/fpubh.2019.00090
  53. Yu C., Li X., Zhang W. Predicting adolescent problematic online game use from teacher autonomy support, basic psychological needs satisfaction, and school engagement: a 2-year longitudinal study // Cyberpsychol Behav Soc Netw. 2015. Vol. 18. № 4. Р. 228—233. DOI:10.1089/cyber.2014.0385
  54. Zhai B., Li D., Jia J. et al. Peer victimization and problematic internet use in adolescents: The mediating role of deviant peer affiliation and the moderating role of family functioning // Addict Behav. 2019. Vol. 96. Р. 43—49. DOI:10.1016/j.addbeh.2019.04.016
  55. Zhai B., Li D., Li X. et al. Perceived school climate and problematic internet use among adolescents: Mediating roles of school belonging and depressive symptoms // Addict Behav. 2020. Vol. 110:106501. DOI:10.1016/j.addbeh.2020.106501

Информация об авторах

Семенова Надежда Борисовна, доктор медицинских наук, главный научный сотрудник клинического отделения соматического и психического здоровья детей, Научно-исследовательский институт медицинских проблем Севера — обособленное подразделение ФИЦ КНЦ СО РАН (НИИ МПС), Красноярск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6120-7860, e-mail: snb237@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 1091
В прошлом месяце: 31
В текущем месяце: 43

Скачиваний

Всего: 398
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 7