Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 105Рубрики 53Авторы 8859Новости 1768Ключевые слова 5095 Правила публикацииВебинарыRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

27 место — направление «Психология»

0,516 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,551 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Психология и право

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (online): 2222-5196

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2010 года

Периодичность: 4 номера в год

Формат: сетевое издание

Доступ к электронным архивам: открытый

«Психология и право»

мобильное приложение
для iPad и iPhone

Доступно в App Store
Скачайте бесплатно

 

Аналитический обзор исследований по проблеме агрессивного общественно опасного поведения молодежи 191

Гребнева Н.Н.
кандидат юридических наук, Доцент кафедры уголовного права и процесса, БУ ВО «Сургутский государственный университет», Сургут, Россия
e-mail: natalia_grebneva1302@mail.ru

Слободенюк М.А.
Ассистент кафедры уголовного права и процесса, БУ ВО «Сургутский государственный университет», Сургут, Россия
e-mail: 150592@mail.ru

Вариясова Е. В.
кандидат философских наук, Доцент кафедры уголовного права и процесса, БУ ВО «Сургутский государственный университет», Россия
e-mail: justina2302@mail.ru

Полный текст

Введение

Изучению проблемы возникновения, развития и профилактики агрессии посвятили свои работы ученые практически всего мира, но вопрос до настоящего времени остается открытым. Агрессия — это проблема или тренд? Агрессивный маркетинг, агрессивная реклама, агрессивная молодежь, агрессивное поведение — что со знаком плюс, а что со знаком минус? В наши дни ответ на данный вопрос не так очевиден. Сегодня во всем мире отмечается всплеск агрессивного общественно опасного поведения молодежи, участились случаи массовых насильственных преступлений в школах и колледжах, которые поражают своей жестокостью. Причины такого поведения разнообразны и связаны со многими сферами жизнедеятельности человека, поэтому среди ученых возникли некоторые разногласия относительно генезиса агрессивного общественно опасного поведения молодежи, в связи с чем эта проблема является актуальной не только для социально-гуманитарных наук, например, психологии, социологии, криминологии, но и для ряда естественно-технических наук, таких как биофизика, биохимия, генетика и др., изучающих данное явление с позиций разных научных направлений.

Целью настоящего исследования явилось обобщение теоретических взглядов на агрессивное общественно опасное поведение молодежи на основе трудов отечественных и зарубежных авторов.

Понятие и классификация агрессии

Среди ученых наиболее распространенным является понимание агрессии (от лат. aggredere — нападать) как индивидуального или группового поведения, направленного на причинение психического, физического или материального вреда себе, другим людям или обществу. Это определение подходит для широкого круга различных явлений — от словесных оскорблений до мировых войн [9, с. 9]. Однако, с точки зрения криминологии, более предметно было бы дополнить понимание агрессии признаками умышленного и противоправного общественно опасного воздействия; таким образом, мы отграничиваем криминальную агрессию от других ее видов агрессии, например, спортивной и защитной [7, с. 69—72]. Со стороны общественно опасных последствий агрессия может быть общественно нейтральной (защита лица, вынужденного отражать нападение) или даже общественно полезной (применение силы при реализация мер уголовно-процессуального, административного, уголовно-исполнительного принуждения).

Принято выделять следующие формы агрессии: физическая и вербальная, активная и пассивная, прямая и косвенная. При этом сочетание различных форм агрессии образует восемь видов агрессивного поведения: вербальная, физическая, косвенная, аутоагрессия, подозрительность, обида, негативизм и раздражение [20]. Отметим, что указанное деление достаточно условно. Зарубежными исследователями, например, Р. Лобером, отмечается, что агрессия среди детей со временем становится все более жестокой, так как обычные подростковые драки в более старшем возрасте часто трансформируются в групповые формы молодежного насилия [34]. Данные выводы подтверждают и ряд других исследований, которые показали, что агрессивность у двух третей детей с взрослением становится постоянной моделью поведения [37].

Отметим, что в условиях глобализации появились новые формы агрессии, которые ранее были не свойственны молодежи, такие как моббинг и буллинг. Моббинг проявляется в виде психологического давления и травли коллективом одного из его членов, что выражается в насмешках, оскорблениях и демонстративном игнорировании, в связи с чем у жертвы моббинга появляются заболевания на нервной почве и чувство социальной неполноценности [13, с. 124]. Отдельного внимания заслуживает существование в общеобразовательных учреждениях такого явления, как буллинг — агрессивное поведение лиц в возрасте от 7 до 17 лет, направленное на физическое и психическое насилие над сверстниками с целью получения ощущения превосходства и демонстрации силы [35]. По данным Всемирной организации здравоохранения в 2017 г. в России произошло значительное увеличение случаев унижения и нападения школьников на своих одноклассников: 44% российских детей в возрасте 11 лет и 27 % 15-летних подростков стали объектами издевательств [19]. Такие групповые нападения сопровождаются физическим насилием и неоправданной жестокостью, что нередко приводит к летальному исходу.

Зарубежные ученые (Д. Генри, Н. Гуэра, Р. Хьюсман, П. Толан, Л. Эрон) считают, что насилие среди подростков является актом включения индивида в социальную среду и рассматривается в контексте характеристик групп и групповых норм, так как именно поведение окружающих, реакция сверстников на проявление жестокости, совместный выбор жертвы и планирование издевательства являются ключевыми элементами насилия среди школьников [32]. Исследования мотивов такого поведения дают противоречивые результаты. Так, проведенное в Монреале (Канада) исследование показало, что половину нападений молодые люди совершают ради удовольствия и развлечения участников своей группы [33]. В то же время Р. Агнев указывает на то, что мотивация поиска «острых ощущений» присуща не всей молодежи, а в основном лицам, не достигшим возраста 20 лет [31].

Таким образом, причины и мотивы агрессивного поведения в полной мере остаются не исследованы, несмотря на обилие попыток раскрыть природу агрессивного общественно опасного поведения.

Биологическое направление изучения агрессивного общественно опасного поведения

Первым, с исторической точки зрения, зародилось биологическое направление исследования причин агрессивного поведения человека. Еще древнегреческие философы задавались вопросом о наличии некоторой связи между преступным поведением человека и его наследственностью. Однако более-менее стройное научное объяснение данного явления появилось только в XIX веке.

Австрийский исследователь, врач Ф. Галль явился основателем френологии — учения о том, что определенные психические способности локализуются в отдельных частях головного мозга. Он считал, что данные способности может обнаружить врач путем ощупывания черепа и нахождения в результате этого в человеческом мозге участка, который заставляет человека совершать противоправные действия [11].

Идеи Галля трансформировались в работах Ч. Ломброзо, который в своей книге «Преступный человек» выдвинул предположение о врожденной обусловленности преступного насилия у людей с признаками-атавизмами: низкий лоб, сросшиеся брови, асимметричные лицо и череп, выступающие вперед челюсти, очень длинные руки. Ученый делает такие выводы, основываясь на сравнении антропометрических параметров преступников и законопослушных людей [15]. Теория Ломброзо первоначально имела большой успех, но позже была подвергнута бурной критике, так как в ней не учитывались этические моменты стигматизации и полностью игнорировалось влияние социальных факторов.

В России теория врожденности преступного насилия не была воспринята большинством ученых, живой интерес к ней проявили немногие. Например, Д.А. Дриль в 1884 г. писал, что агрессивное и преступное поведение наследуется, родители передают анатомические и психофизиологические особенности своим детям. Пороки психофизической организации, возникающие в условиях бедности и духовной нищеты или под влиянием развращающего безделья и роскоши, наследственно переходят из поколения в поколение и создают многочисленные разновидности вырождения расы, которыми и пополняется население тюрем и заведений для душевнобольных. Дриль также отмечал влияние других факторов «вырождения потомства», таких как разврат, нищета и преступления [5].

С.В. Познышев считал, что теория прирожденного преступника не может быть признана состоятельной, так как не могут быть прирожденными психологические переживания, результатом которых становится преступление. При этом он не отрицает, что среди преступников существует много лиц «... с более или менее ясной печатью вырождения, неуравновешенности, недоразвития и духовного оскудения», но все эти черты являются обычными признаками вырождения, а не чертами преступности [21, с. 26].

Биосоциальное направление изучения агрессивного общественно опасного поведения

Впервые на взаимосвязь между психофизиологическими особенностями человека и его склонностью к выбору преступных форм поведения указал Ж. Пинатель, который считал, что в условиях криминогенной ситуации может проявить себя некая склонность человека к общественно опасному поведению (опасное состояние человека); т. е. будучи спровоцированным социальными условиями, человек может совершить преступление [36].

Немецкий психиатр и психолог Э. Кречмер в конце двадцатых годов XX века изучал зависимость характера и психических заболеваний от строения и конституции человека. Кречмер утверждал, что атлетическое сложение человека больше всего указывает на склонность к совершению тяжкого насилия по отношению к другим людям [14].

В 1949 г/вышла в свет книга американского психолога У. Шелдона «Виды преступной молодежи: введение в конституционную психиатрию», где автор на основе визуального антроскопического метода разделил всех людей на три группы и обосновал, что наиболее склонен к преступному поведению соматонический тип, который характеризуется энергичностью, холодностью в общении, склонностью к авантюрам и скрытностью [22].

Данный вопрос с точки зрения психофизиологии также исследовал З. Фрейд. Он утверждал, что агрессивное поведение инстинктивно по своей природе, при этом одновременно действуют два инстинкта: один направлен на созидание (эрос), а другой на разрушение (танатос). Если действие инстинкта к разрушению не будет воплощено на окружающих, то это приведет к саморазрушению, поэтому в большинстве случаев агрессия направлена на других людей [27]. Похожие взгляды высказывал К. Лоренц, согласно которому агрессия берет начало, прежде всего, из врожденного инстинкта борьбы за выживание [16].

Другую точку зрения высказывали К. Роджерс [23] и А. Маслоу [17], указавшие на то, что агрессия — не инстинкт, но подобна инстинкту, поэтому она является вынужденной реакцией человека на ограничение его свободы.

В отличие от вышеназванных авторов, Э. Фромм указывал на некорректность сравнения человека с животными, так как на человека, кроме инстинктов, действует еще множество социальных факторов. Биологически обусловленная агрессия направлена на самосохранение организма и не ведет к уничтожению противника, в то время как социальные условия (пороки образа жизни) вызывают в человеке желание разрушать, господствовать над другими людьми [28].

В России обширно научные труды, соединившие в себе биологические и социальные подходы к объяснению природы антиобщественных поступков и путях их предупреждения, стали появляться в России только в конце XX века. Яркими представителями этого направления были такие отечественные ученые, как И.И. Дубинин, И.И. Карпец, В.Н. Кудрявцев, которые считали, что некорректными являются попытки некоторых криминологов построить концепцию, согласно которой причины преступности в целом являются социальными. В то же время они указывали на то, что недопустим перекос и в сторону биологического направления в объяснении причин преступности, так как биологические мутации, хоть и могут изменить характеристику организмов, но они не могут, даже в массе, повлиять на природу и причины социальных явлений [6].

Социальное направление изучения агрессивного общественно опасного поведения

Одним из самых ярких представителей социального направления был французский ученый Г. де Тард, который считал, что преступниками становятся в силу развития дурных пороков, чувств и страданий, возникающих при попадании лица в «дурное» общество, поэтому необходимо оберегать подрастающее поколение от неблагополучной социальной среды [25, с. 44]. В этих целях Э. Дюркгейм предлагал регламентировать социальные процессы, так как невозможно полностью избавиться от преступности, ее можно только ограничить. Причина преступности, по мнению Э. Дюркгейма, заключается в социальной дезорганизации (аномии), возникающей в условиях рассогласования индивидуальных ценностей и общественных норм [8].

Идея принятия личностью одних ценностей и отрицания других также развивалась Э. Сатерлендом, который предложил теорию дифференциальных связей. Сатерленд утверждал, что молодежь обучается общественно опасному поведению через криминальные образцы поведения. Дифференциальные связи детерминируют поведение ребенка через восприятие им криминальных образцов поведения [26].

Аналогично этому А. Бандура предположил, что агрессия представляет собой усвоенное человеческое поведение через образец, поэтому существенное значение здесь уделяется обучению и влиянию первичных посредников социализации — родителей на обучение детей агрессивному поведению. Вместе с тем существенное значение имеет результативная агрессия, т. е. достижение успеха и превосходства при демонстрации агрессивного поведения [1]. В некоторой степени агрессия здесь трактуется как эволюционный инструмент выживания. Эти положения стали основой для изучения влияния изображения агрессии в средствах массовой информации на агрессивное поведение молодежи.

Одним из наиболее актуальных и эффективных путей исследования проявления агрессии в целом является исследование вербальной агрессии. В век «повышенных скоростей», индивидуалистических ориентаций и принципов поиска самоидентификации человек пользуется в повседневном общении эмоциями, инстинктами, импульсами и не следит за «экологичностью» общения, не подчиняет критическому осмыслению последствия общения. Вербальная агрессия становится нормой, а местами даже трендом общения в школе, на улице или деловом коллективе, в СМИ, на телевидении, в социальных сетях и это явление привлекает внимание различных исследователей, занимающихся этим вопросом.

Вербальная агрессия — инструмент, негативно влияющий на экологию общения и установление эффективных коммуникативных связей. В современной лингвистике существует множество определений термина «вербальная агрессия». По мнению Ю.В. Щербининой, «... сложность определения понятия “вербальная агрессия” заключается прежде всего в том, что данный феномен нельзя считать единой формой поведения, отражающей какое-то одно побуждение. Этот термин употребляется применительно к самым разнообразным речевым действиям, весьма неоднородным по мотивации, ситуациям проявления, формам словесного воплощения, интенциональной направленности, и потому не может быть исчерпывающе определен посредством таких обобщенных понятий, как «патогенная коммуникация», «негативное речевое воздействие», «грубость речи» и т. п.» [30, с. 14].

Исследователь Ю.Б. Можгинский вербальную агрессию трактует как «... действия и высказывания, направленные на причинение вреда, душевной и физической боли другому существу» [18, с. 10].

Е.Ю. Сидорова, как специалист психолог, вербальную агрессию рассматривает как выражение негативных эмоций по отношению к кому-либо или чему-либо [24, с. 10]. Т.А. Воронцова считает, что «... с позиций коммуникативной лингвистики важно не только, как сказано, но и для чего сказано» [4, с. 4].

Бихевиористы, представителями которых являются А. Басс и Л. Беркович, пришли к выводу об особой роли внешней стимуляции в порождении агрессивных действий. В основе бихевиоризма лежит идея о том, что поведение человека определяется приобретенными в социуме и культуре факторами. Повышение проявления агрессии, в том числе вербальной, как маркетингового хода в массовой культуре, не могло не отразиться на поведении современного общества и особенно молодежи. Мир вокруг становится все более агрессивным, поэтому интерес к проблемам вербальной агрессии и экологичного общения только возрастает. Огромное количество компьютерных игр милитаристской направленности, агрессивная реклама, так называемые группы смерти, «творческие блокноты» с заданиями деструктивного характера — все это способствует развитию агрессии как феномена современной жизни. Тем не менее, остаются мало изученными экспрессивные элементы языка и формы речи, которые позволяют на ранней стадии идентифицировать и предупредить агрессию в молодежной среде [3, с. 70].

Перспективные направления изучения феномена агрессии

Более перспективными в настоящее время являются многофакторные концепции взаимосвязи биологических, социальных и психологических причин. Например, Э. Шур не только делает упор на взаимосвязи социально-культурных факторов и общественно опасного поведения, но и показывает влияние противоречий в области уголовного законодательства, полиции, внешней политики и социального неравенства [29].

Профессор Л. Берковиц, изучая влияние ситуации на агрессивное поведение, проводил не только лабораторные эксперименты, но и обращался к полевым интервью с людьми, совершившими насильственные преступления в США и Англии. Он исследовал проблемы человеческой агрессии, причины этого деструктивного поведения и наиболее эффективные способы снижения вероятности агрессивного поведения [2].

На сегодняшний момент в России попытки междисциплинарного исследования агрессии осуществляют, прежде всего, психологи, например, А.С. Калашникова, Н.В. Дворянчиков, Т.Г. Василенко, которые делают вывод о том, что проблема ингибиторов агрессии стоит на пороге нового этапа изучения, заключающегося в создании целостной модели противоправного агрессивного поведения, не только учитывающей социально-психологические характеристики «агрессора» и его жертвы, личностные структуры, способствующие проявлению агрессии, но и охватывающей широкий спектр ингибиторов агрессии, действующих через различные психологические механизмы [12].

Криминологические аспекты идентификации и профилактики ненависти, насилия и агрессии в молодежной среде разрабатываются многими зарубежными исследователями, например, A. Стаейнберг, M.Д. Джейн Брукс [38], которые пришли к выводу о необходимости более глубокого понимания эпидемиологии и характера преступлений на почве ненависти как наиболее яркой формы агрессивного поведения. Данную точку зрения разделяет также К. Вахл, который в своем исследовании обобщает результаты серии междисциплинарных эмпирических исследований ксенофобии и агрессии, проводимых Немецким институтом молодежи (Мюнхен) в сотрудничестве с университетами Мюнхена и Йены. Было выявлено, что некоторые модели поведения и эмоции (гнев, ненависть, гиперактивность, беспокойство, страх, горе) предшествуют агрессивному общественно опасному поведению и могут быть обнаружены в раннем детстве, поэтому профилактика должна концентрироваться на ранней эмоциональной социализации и социальном обучении [39].

В.А. Иванюшина, В.В. Титкова, Д.А. Александров, изучая проблемы подростковой агрессии, делают вывод о зависимости групповых норм от социального статуса среди сверстников, так как агрессивное поведение повышает популярность подростка среди друзей и знакомых. Авторы отмечают необходимость дальнейшего исследования «культуры насилия» в подростковых коллективах, эти исследования могли бы дать основания для создания действенной методики предупреждения агрессивных форм общественно опасного поведения в молодежной среде [10].

Заключение

На современном этапе развития исследований феномена агрессивного общественно опасного поведения молодежи большинство ученых в мире все-таки сошлись во мнении, что нельзя объяснить его природу только биологическими или социальными факторами. Оказались несостоятельны теория лишней Y-хромосомы, концепция «генов-генералистов», система «ген-признаков»; было доказано, что не существует «гена агрессии». Не подтвердились и наследственные теории, расовые теории, теории субкультуры, теория социальных противоречий. В то же время нет исследований микро реакций и бессознательных движений человека в контексте агрессивного общественно опасного поведения, предшествующих такому поведению внешних проявлений агрессии. Таким образом, перспективным видится изучение агрессивного общественно опасного поведения через новые биомеханические системы, которые позволят обогатить эмпирические наблюдения данными о микро движениях человека в мирном состоянии и в момент проявления агрессии. Корме того, многие ученые упускают из виду необходимость изучения миролюбивого поведения и экологии общения, поэтому в будущем необходима попытка раскрыть генезис и взаимосвязь агрессивных форм общественно опасного поведения молодежи через факторы, тормозящие агрессию. Результаты таких исследований позволят разработать действенную методику диагностики и предупреждения подверженности молодежи агрессивным формам общественно опасного поведения.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Бандура А. Теория социального научения. СПб.: Евразия, 2000. 320 с.
  2. Берковиц Л. Агрессия: причины, последствия и контроль [Электронный ресурс] // URL.:https://protivnarko63.ru/data/documents/Leonard-Berkovic.-Agressiya-prichiny-posledstviya-i-kontrol.pdf) (дата обращения: 10.10.2018).
  3. Виноградов В.В. Итоги обсуждения вопросов стилистики // Вопросы языкознания. 1955. № 1. С. 70.
  4. Воронцова Т.А. Речевая агрессия: коммуникативно-дискурсивный подход: автореф. дисс. д-ра филол. наук. Челябинск, 2006. С. 4.
  5. Дриль Д.А. Преступность и преступники. Учение о преступности и мерах борьбы с нею. М.: ИНФРА-М, 2006. 770 с.
  6. Дубинин Н.П., Карпец И.И., Кудрявцев В.Н. Генетика, поведение, ответственность: (О природе антиобщественных поступков и путях их предупреждения). М.: Политиздат, 1982. 304 с.
  7. Дышлевой А.Ю. Агрессия как форма противоправного сексуального поведения // Международный медицинский журнал. 2002. Т. 8. № 4. С. 69—72.
  8. Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М.: Канон, 1995. 352 с.
  9. Жмуров Д. В. Криминальная агрессия подростков. Монография. Иркутск, 2007. С. 9.
  10. Иванюшина В.А., Титкова В.В., Александров Д.А. Подростковая агрессия: групповые нормы и социальный статус среди сверстников // Социологический журнал. 2016. Т. 22. № 1. С. 54—71
  11. История медицины. Галль Франц Йозеф [Электронный ресурс] // URL: http://www.historymed.ru/encyclopedia/doctors/index.php?ELEMENT_ID=4898 (дата обращения: 13.10.2018).
  12.  Калашникова А.С., Дворянчиков Н.В., Василенко Т.Г. Обзор исследований по проблеме ингибиторов агрессии (часть II) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2014. № 2. С. 46—61. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2014/n2/69862.shtml (дата обращения: 15.10.2018).
  13. Ковальчишина Н.И. Особенности психологического насилия (моббинга) в условиях эмиграции [Электронный ресурс] // Психология и право. 2017. Т. 7. № 1. С. 122—130. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2017/n1/85420.shtml (дата обращения: 15.10.2018).
  14. Кречмер Э. Строение тела и характер [Электронный ресурс]. URL: http://www.psychology-online.net/articles/doc-1833.htm (дата обращения: 14.10.2018).
  15. Ломброзо Ч. Преступный человек [Электронный ресурс]. URL:http://www.rulit.me/books/prestupnyj-chelovek-sbornik-read-275908-1.html (дата обращения: 14.10.2018).
  16. Лоренц К. Агрессия (так называемое «зло»): пер. с нем. М.: Издательская группа «Прогресс»; «Универс», 1994. 272 с.
  17. Маслоу А. Мотивация и личность 3-е изд. СПб.: Питер, 2003. 351с.
  18. Можгинский Ю.Б. Агрессивность детей и подростков. М.: Когито-центр, 2009. 181 с.
  19. Отчет ВОЗ «Поведение детей школьного возраста в отношении здоровья» [Электронный ресурс]. URL: https://www.psychologies.ru/roditeli/children/bulling-bolezn-vlasti/ (дата обращения: 07.10.2018).
  20. Палагина А. О. Формы проявления агрессии по классификации А. Басса в русской классической литературе // Образование и воспитание. 2016. № 4. С. 1—4.
  21. Познышев С. В. Криминальная психология. Преступные типы. О психологическом исследовании личности как субъекта поведения вообще и об изучении личности преступника — в частности. М.: ИНФРА-М, 2007. 302 с.
  22. Райгородский Д.Я. Психология и психоанализ характера // Самара: Бахрах-М, 2009. 640 с.
  23. Роджерс К. Консультирование и психотерапия: новейшие подходы в области практической работы. М.: Апрель-Пресс, 1999. 463 с.
  24. Сидорова Е.Ю. Вербальная агрессия как коммуникативно-прагматическое явление // Вестник Томского государственного университета. 2009. № 319. С. 10.
  25. Тард Г. Преступник и преступление. Сравнительная преступность. Преступление толпы. М.: ИНФРА-М, 2009. 391 с.
  26. Учебник для вузов [Электронный ресурс] / Под общей редакцией доктора юридических наук, профессора А. И. Долговой. М.: Издательство НОРМА (Издательская группа НОРМА-ИНФРА-М), 2001. 784с. URL: https://www.e-reading.club/chapter.php/1001912/79/Dolgova_-_Kriminologiya_2001.html (дата обращения: 02.10.2018).
  27. Фрейд З. Избранное. Кн. 1. М.: Московский рабочий; Вся Москва, 1990. 160 с.
  28. Фромм Э. Анатомия человеческой деструктивности. М.: 2014. 624 с.
  29. Шур Э.М. Наше преступное общество. М.: Прогресс, 1977. 327 с.
  30. Щербинина Ю.В. Русский язык: Речевая агрессия и пути ее преодоления: учеб. пособие. М.: Флинта, 2012. 224 с.
  31. Agnew R. The origins of delinquent events: an examination of offender accounts // Journal of Research in Crime and Delinquency. 1990. Vol. 27. P. 267—294.
  32. Henry D., Guerra N., Huesmann R., Tolan P., Van Acker R., Eron L. Normative influences on aggression in urban elementary school classrooms // American Journal of Community Psychology. 2000. Vol. 28. № 1. P. 59—81.
  33. Le Blanc M., Frechette M. Male criminal activity from childhood through youth // Springer-Verlag New York Ink. 1989. p. 228.
  34. Loeber R. et al. Developmental pathways in disruptive child behavior // Development and Psychopathology. 1993. Vol. 5. P. 103—133.
  35. Olweus D. Bullying at school: What we know and what we can do // Blackwell Publishing. p. 140.
  36. Pinate1 J. Criminologie «Traite de droit penal et de criminologie» // Revue internationale de droitcomparé. 1963. Vol. 15. № 4.Р. 772—774.
  37. Stattin H., Magnusson D. The role of early aggressive behavior in the frequency, seriousness, and types of later crime // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1989. Vol. 57. P. 710—718.
  38. Steinberg A., Jane Brook M.D. Youth hate crimes: identification, prevention, and intervention // Am J. Psychiatry. 2003. Vol. 160. № 5. Р. 979—89.
  39. Wahl K. Development of xenophobia and aggression // International Journal and Applied Criminal Justice. 2002. Vol. 26. № 2.Р. 247—256.
Статьи по теме
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License Репозиторий открытого доступа

Яндекс.Метрика