Особенности нарушений речи у финско-русских билингвов

964

Общая информация

Ключевые слова: нарушения речи, билингвизм, недоразвитие речи, коммуникативные нарушения

Рубрика издания: Теория и методология

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Протасова Е.Ю., Ненонен О.В., Овчинников А.В. Особенности нарушений речи у финско-русских билингвов // Аутизм и нарушения развития. 2011. Том 9. № 4. С. 9–18.

Полный текст

 

В настоящее время актуальной становится проблема оценки речевого развития двуязычных детей, вырастающих за пределами России, выявления особенностей и коррекции развития различных компонентов речи в условиях билингвизма. Наряду с исследованием интерференции при двуязычии необходимо вырабатывать методы коррекционной работы, направленные на помощь данному контингенту билингвов.

Общее недоразвитие речи (ОНР) исследовалось у детей разного возраста (Филичева, Туманова, 1999; Филичева, Чиркина, 2004, 2008), причем как в теоретическом, так и в прикладном аспекте. С ОНР связана дефицитарность языковой способности, при которой коммуникативная, ритмическая, познавательная, символическая и другие составляющие речи не развиты; происходит отставание по всем параметрам. В исследованиях А.Н. Корнева (Кор­нев, 2006, 2007; Корнев, Старосель­ская, 2007) показано, что ОНР — явление сложносоставного характера, его синдромологическая картина меняется, конкретные проявления полиморфич- ны. Принципы обследования и коррекции фонетико-фонематического недоразвития у детей развивались в трудах Р.Е. Левиной, Г.А. Каше, Т.Б. Филиче- вой, Г.В. Чиркиной, Б.М. Гриншпуна, С.С. Ляпидевского, М.Ф. Фомичевой, С.Н. Шаховской и др.

В отечественной школе дефектологии давно поставлена проблема оценки правильной речи, классификации речевых расстройств, методов и приемов коррекции различных речевых нарушений (работы В.И. Городиловой, О.С. Орло­вой, Е.И. Радиной, Ф.Ф. Pay). В случае ОНР первые слова появляются в 2-3 года, фразы — к 4-5 годам, существенно расходится по объему экспрессивный и импрессивный словарь: понимание близко к норме, а экспрессивная речь бедная, неточная, невнятная, несистем­ная, аграмматичная. Система склонения и спряжения нарушена, виды глагола смешиваются, прилагательные с существительными и существительные с числительными в роде, числе, падеже не согласовываются; ребенку трудно вычленить морфемы, неверен порядок слов в предложении, мало средств связности. Детям трудно запоминать, выполнять операции анализа, синтеза, сравнения и обобщения. Неполноценность развития компонентов речевой системы приводит к тому, что преобладающими формами связной речи у детей с ОНР выступают ситуативная и вопро­сно-ответная формы. При составлении пересказов, рассказов у дошкольников с ОНР отмечаются нарушения логической последовательности событий, «застревания» на второстепенных деталях выражаемой неречевой ситуации, пропуски событий, повторы эпизодов. При выполнении указанных заданий детьми используются, как правило, простые малоинформативные предложения.

Начиная с учеников Р.Е. Левиной, исследовались нарушения речи у билинг­вов на материале языков народов СССР, позже — России, стран ближнего и дальнего зарубежья: работы Л.И. Аммосовой, М.Ю. Аюповой, Р.А. Аязбекова, С.С. Бак- шихановой, Л.С. Вавина, Л.Р. Вескер, А.С. Винокур, З.К. Габашвили, Р.К. Ге- дрене, Е.О. Голиковой, Е.А. Гордиенко, К.К.Карлепа,Э.Г.Касимовой,С.Б.Кидик- баевой, Ю.Ю. Курбангалиевой, Л.Р. Му- миновой, Б. Пашалакова, Н.А. Румеги, С.Б.Файед,Н.М.Филимошкиной,С.А.Цо- рионова, М.М. Шостак и др. В результате исследований сформулированы общие тенденции формирования языковой способности в разных условиях общественного и семейного двуязычия, и указано на необходимость разграничения явлений речевой патологии и билингвизма. Р.И. Лалаева (1983) считает, что главным патогенетическим механизмом при семейном двуязычии, вызывающем дислексию, является не только психологический и лингвистический конфликт, а более сложные и многозначные факторы, в частности, особенности экспрессивной речи, трудности обучения. Необходимость принятия особых решений и специфической коррекции на каждом из языков подчеркивается в работе Беляковой, Курбангалиевой (2004). М.П. Осиповская (2005) устанавливает, что внешние проявления заикания зависят от уровня владения детьми вторым языком; при координативном билингвизме ребенок заикается одинаково на родном и на втором языках, а при субор- динативном — увеличивается количество и выраженность судорожных запинок в речи на втором (русском) языке, но возможна коррекция в сторону плавности. Во многих работах отмечается, что полноценное владение двумя языками — явление, безусловно, положительное, но не все компоненты речи могут сформироваться одинаково хорошо, причем особенно бросаются в глаза фонетические и коммуникативные нарушения. Если ребенок в подобной ситуации участвует в учебной деятельности, то не всегда можно отличить недостатки когнитивного развития от несформированности вербальных навыков и от ОНР. Именно поэтому остро встает вопрос о диагностике развития речи в условиях мультилинг- вального сообщества.

В Финляндии развитие речи ребенка в норме и патологии описано, например, в работах Kunnari (2000) и Turunen (2003). Специфическое речевое расстройство (СРР) стало в последнее время предметом обсуждения, в частности, выяснялось, чаще ли оно встречается, чем раньше, и идентично ли оно задержке речевого развития. Ретроспективное исследование (Hannus et al., 2009) показало, что хотя в стране благодаря эффективному вмешательству речевое недоразвитие ниже, чем в среднем в мире, однако оно незначительно выросло, особенно у мальчиков. Раньше считалось, что билингвизм может усилить специфические трудности в освоении речи, однако последние работы в этой области показывают, что такое утверждение не должно иметь места. В

Финляндии, где около 6% шведоязычно­го населения, двуязычие распространено достаточно широко, и выборка детей с риском речевого недоразвития значительна. В исследовании (Westman et al.) показано, что есть некоторое количество ошибок, допускаемых при двуязычии, однако нет серьезных нарушений, вызванных билингвизмом. Делается вывод о том, что нет оснований для исключения детей из процесса симультанного овладения двумя языками. Исследовалось и отставание в речевом развитии у детей иммигрантов (Launonen, 2007; Tykkyl inen, 2007); данные такого типа вариативны. Задержка речевого развития наблюдается примерно у 10% детей, а нарушения — лишь у 2-3% (они вызываются дисфазией или афазией). Произнесение Р — наиболее частая ошибка звукопроизношения — относится к числу легких нарушений, но встречаются существенные ошибки в понимании чужой и формулировании своей речи.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ БИЛИНГВОВ С ОСОБЕННОСТЯМИ РЕЧЕВОГО РАЗВИТИЯ

Экспериментальный материал был собран в результате тестирования артикуляции 40 детей-монолингвов (4-6-ти лет) из московского детского сада, 20-ти детей- монолингвов из хельсинкского детского сада, 40 детей-билингвов (4-6-ти лет) из хельсинкских двуязычных детских садов с русским языком обучения и 20 детей- билингвов (4-6-ти лет) с проблемами речевого развития из Ингерманландского центра в г. Хельсинки. Тесты проводились на финском и русском языках. Фо­немный состав 126 слов на двух языках включал все гласные и согласные финского и русского языков в разных позициях и комбинациях. В ходе тестирования был использован метод видео- и аудиозаписи, записи расшифровывались, многократно прослушивались и анализировались. В результате составлены таблицы и схемы, иллюстрирующие овладение детьми звуковой стороной русского и финского языков. Эксперимент сопровождался опросами родителей и воспитателей с целью получения фоновой информации. Результаты эксперимента также сравнивались с данными лингвистического прогноза, составленного на базе сравнения фонетических систем русского и финского языков. Кроме того, одной из задач была проверка тезиса о замедлении темпов речевого развития детей-билингвов по сравнению с детьми-монолингвами.

Отмеченные недостатки произношения отражены в таблицах.

Таблица 1 описывает в процентном отношении нарушения артикуляции указанных звуков (пропуски, искажения и замены) во всех трёх группах (монолинг­вы — ML, билингвы с нормальным речевым развитием — BL, билингвы с ОНР — BL SLI). Она наглядно показывает, что усвоение большинства звуков, особенно самых сложных, таких как дрожащий передненёбный /р/, боковой сонант /л/, фрикативные и аффрикаты, проходит быстрее всего в группе монолингвов и медленнее всего в группе билингвов с ОНР. Типы нарушений в группах также разнятся. Часто билингвы прибегают к особым искажениям и заменам, нетипичным для группы монолингвов в возрасте 4-6-ти лет. Например, встречается целый ряд необычных замен постальвеолярного фрикативного звука /ж/ звуками /з/, /с’/, /ж’/, /ш/, /щ/, /в/, глухим межзубным /0/ и сочетанием /т 0/. Зубной фрикативный /с/ заменяется звуками /щ/, /ж/, /ф’/, а также финским альвеолярным /s/. Альвеолярная, апикальная, свистящая аффри­ката /ц/ в свою очередь заменяется билингвами при помощи сочетаний /тс/, /т’с’/, а также зубным фрикативным /с/ и финским альвеолярным /s/.


Вообще замена фонем одного языка фонемами другого языка, представляющая собой один из показателей фонетической интерференции, — обычное явление при билингвизме. Кроме указанного примера, можно отметить и такие проявления интерференции у финско-русских билингвов как /р/—/г/ (английское);

/ш/, /ц/—/s/ (финское); /л/—/1/ (финское альвеолярное); /ы/,/и/—*/i/ (финское); /т/—/t/ (финское альвеолярное); /д/—/d/ (финское альвеолярное).

Таблица 2 иллюстрирует нарушения, свойственные речи финско-русских билингвов, не встречающиеся в речи русских монолингвов.

Самыми распространёнными ошибками билингвов является недодифферен- циация звонких и глухих и недодиффе- ренциация твёрдых и мягких. Например, 24% билингвов заменяют звонкий /б/ на глухой /п/, а 30% заменяют звонкий /г/ на глухой /к/. Твёрдые /б/, /т/, /н/, /в/ заменяются мягкими парными и наоборот. Эти явления также легко предсказуемы ввиду отсутствия категории твёрдости / мягкости и особенностей различения звонкости / глухости в финском. Кроме того, билингвы иногда с трудом усваивают и такие «лёгкие» для монолингвов фонемы как /т/, /д/ (замена на финский альвеолярный /d/ 12,5%), /j/ (пропуск 5%, замена на /i/ 5%), /и/ (замена на /ы/, замена на финский /i/ 8%). Указанные ошибки, на наш взгляд, также являются видами фонетической интерференции, перенесения свойств финского языка в русский.

Ещё одно проявление интерференции — реализация ударности в словах. Как известно, ударение в русском языке является свободным, разноместным, подвижным и качественно-количественным. В финском языке ударение всегда стоит на первом слоге (за исключением сложных слов, в которых ударными являются соответствующие первые слоги каждого из компонентов слова); качественно и количественно гласные не меняются вне зависимости от того, в каком месте по отношению к ударному слогу они находятся. Фонетический эксперимент позволил обнаружить несколько типов ошибок, связанных с усвоением русской просодики. Возможно смещение ударения на первый слог с редукцией последующих гласных в слогах, например, пАдушка/подушка, пУстый/пустой, сАбаки/собаки. Отмечаются случаи гипер­коррекции — стремления избежать постановки ударения на первом слоге, т.е. смещение ударения с первого слога на следующий без редукции, например, радИо/ рАдио, бабИчка/бАбочка или постановка ударения на каждом слоге, например, ЛОшАд/лОшадь, кАлАбИл/корАбль. В примере звёзда вместо звездА, с одной стороны, ударение в единственном числе переходит на первый слог, как во множественном, с другой стороны, Е > Ё по аналогии со множественным числом.

Фонетический анализ позволяет увидеть различия в артикуляции детей- билингвов с нормальным развитием речи и с проблемами речевого развития. В обеих группах встречаются и одинаковые ошибки, как то указанные ранее неусвое- ние звуков /р/, /л/, недодифференциа- ция фрикативных и аффрикат, глухих и звонких, мягких и твёрдых. Тогда количество ошибок у детей с ОНР многократно превышает количество подобных ошибок в другой группе. Артикуляционные ошибки, в частности, замены фонем у детей с ОНР, часто носят специфический характер. Например, /в’/—/д ’/, /б/

-/!/. /Г ’/,/б ’/-/м/, /д/-/к/, /в/-/н/. Искажения и пропуски также являются нетипичными по сравнению с группой билингвов с нормальным развитием речи. Так, 5-летний ребёнок опускает большинство согласных звуков, а также часто и гласные звуки, например, ууу/стул, па/ падУшка, а-а-а/карандАш, и-кО/цветОк, пО-и/пОезд, а-О-ка/марковка. Фонетическая интерференция, характерная для произношения детей-билингвов с нормальным речевым развитием, не может отчётливо прослеживаться у детей с ОНР в связи со сложной картиной фонетических нарушений.

Некоторые фонетические явления (слоговая элизия, дистантная ассимиляция, метатезис, наращивание), изредка встречающиеся в речи монолингвов, чаще — у билингвов с нормальным речевым развитием, проявляются в речи детей с аномалиями речевого развития с высокой частотностью. Характерными ошибками билингвов с ОНР являются множественные искажения фонетического оформления слов, своеобразные сочетания элизии, метатезиса, ассимиляции и нетипичных замен, например, нОдинтсы (ножницы), тякИ (носки), адидидЯ (звезда), бАгикя (бабочка), кутЮтя (ключ), камОня, упакаОва (корова), катОлика (хорошенькая), пасЮха (подушка), кАп- филь (корабль), кАкусту (кактус).

Результаты эксперимента показывают, что в целом усвоение большинства фонем русского языка проходит у билингвов значительно медленнее, чем у монолинг- вов. Типичной чертой рассматриваемого билингвизма является фонетическая интерференция, проявляющаяся в переносе фонем финского языка в русский, оглушении звонких, замене твёрдыми мягких, постановке ударения на первом слоге, что создаёт впечатление так называемого финского акцента.

Фонетическими особенностями речи билингвов с ОНР по сравнению с билинг­вами с нормальным речевым развитием являются высокая частотность артикуляционных ошибок, нетипичные пропуски, замены и искажения звуков, а также сложная картина нарушений, проявляющаяся во многочисленных и множественных искажениях фонетического состава слов. На фоне сложных фонетических нарушений явление фонетической интерференции практически не наблюдается в речи билингвов с ОНР.

ОСОБЕННОСТИ ЛОГОПЕДИЧЕСКОЙ ПОМОЩИ ДВУЯЗЫЧНЫМ ДЕТЯМ В ФИНЛЯНДИИ

В отличие от представлений начала ХХ в., когда считалось, что раннее погружение в два языка может спровоцировать нарушения речи и замедлить становление родного языка, сейчас принято считать многоязычие средством, способствующим многообразию речевого выражения и интеллектуальному развитию. Однако у мультилингвов частота речевых нарушений такая же, как и у монолингвов, и она вызывается, например, перенесенными болезнями, врожденными особенностями или наследственными факторами. В ситуации иммиграции недоразвитие речи на одном из языков может быть следствием отсутствия комфортного общения со взрослыми и сверстниками, тяжелой семейной ситуацией, недостатком внимания со стороны родителей. Речевая терапия предлагается индивидуально и в группе. Она включает в себя развитие артикуляционного аппарата, общение при помощи жестового языка и картинок. Детские консультации прослеживают развитие ребенка и стараются выявлять особенности как можно раньше, но это не всегда возможно, особенно если фельдшеры не владеют домашним языком ребенка. Обычно инициаторами обращения к логопеду являются родители ребенка, когда тому исполняется 3-5 лет, но и они не всегда сами могут оценить, насколько нормально развитие речи ребенка в многоязычном окружении. Русскоязычные логопеды оказывают помощь семьям, но их представления о дефектах отличаются в силу полученного ими образования и общей культуры. Проверка развития через переводчика может привести к большим проблемам. Чем раньше начать терапию, тем она эффективнее, но в тяжелых случаях особенности сохраняются до конца жизни. Не исключается возможность создания, например, в больших городах группы детей, имеющих речевые недостатки, для оказания им помощи объединенными усилиями логопедов на двух языках в обычном детском саду.

Наше исследование является частью европейского проекта COST (European Cooperation in Science and Technology) Action IS0804, Language Impairment in a Multilingual Society: Linguistic Patterns and the Road to Assessment («Специфическое расстройство речи в многоязычном обществе: лингвистические образцы и возможности оценки»). Оно состоит из ряда экспериментальных проверок развития разных сторон речи финско-русских билингвов с нормальным речевым развитием и отклонениями от него, сбора информации об условиях воспитания в семье, а также проведения логопедической работы.

С декабря 2007 года нуждающиеся в помощи и совете логопеды приглашаются на бесплатную консультацию к специалисту в Инкерикескус (Ингерманландский центр), г. Хельсинки. Консультация организована администрацией общества в рамках трёхгодичного проекта Kettuset («Лисята»). С той поры десятки семей из Хельсинки обратились за помощью логопеда и стали постоянными посетителями консультационного проекта. Такой наплыв свидетельствует о двух важных фактах, требующих внимания. Во-первых, проблема логопедического обслуживания русскоязычных детей остаётся в Финляндии весьма актуальной, что объясняется и растущим количеством нуждающихся в помощи, и очевидной нехваткой практикующих логопедов, особенно вне столицы, учитывая невозможность решать проблему силами финских специалистов. Во-вторых, родители начинают лучше понимать значение своевременной логопедической коррекции: правильная родная речь ребёнка — залог успешной учёбы, здорового психологического фона его общения со сверстниками и взрослыми, овладения финским языком, будущей профессией и залог успешной интеграции в общество. Понимая эту связь, взрослые более ответственно относятся к правильности речи своего ребёнка.

Для детей из русскоязычных или двуязычных семей особенно важно вовремя исправить недочёты родной речи. Нередко можно слышать рассуждения родителей о том, что поскольку ребёнку предстоит обучение на финском языке, то и обращаться нужно к финскому логопеду, а не к русскоязычному. Довольно скоро родители убеждаются в ошибочности этого пути. Финский логопед не возьмётся исправлять звуки русской речи, у него другая специализация; особенно если русский язык уже закрепился у ребёнка как родной. Успех адаптации русскоязычного ребёнка в финноязычной среде зависит от того, насколько хорошо он овладеет финским языком и сможет обучаться на финском языке. Если инструментом мышления, а значит и обучения является родной, то есть русский язык, то нужно создать условия для совершенствования этого инструмента: избавить детскую речь от фонетических дефектов, развивать словарный запас и орфографическую грамотность. Чем лучше ребёнок владеет родной речью, тем лучше он выучит и финский язык, и тем успешнее будет его обучение на финском языке другим общеобразовательным дисциплинам.

В течение 2008-2010 годов среди кон­сультируемых пациентов (более 250 детей, из них 95% дошкольного и 5% младшего школьного возраста) 7% детей побывали на консультации 1-2 раза; 15% детей посещают занятия с логопедом уже 25 и более раз; 78% детей — в среднем 15-20 раз.

Обследуемых детей можно условно разделить на три группы: 1 — неговоря­щие (15% консультируемых), 2 — дети с общим недоразвитием речи (65%), 3 — дети с фонетико-фонематическим недоразвитием речи (20%). Со всеми проводилась работа в соответствии с выделенными типами нарушений.

В результате проведенного опроса родителей мы констатировали, что, с одной стороны, не все родители знакомы с проявлениями двуязычия; с другой стороны, сравнение родителей, имеющих детей с ОНР, и родителей детей с нормальным речевым развитием показывает, что их семейные практики в целом одинаковы, но что ни те, ни другие, как правило, не стремятся насытить свое общение с ребенком речевыми образцами, которые могут ему пригодиться, до тех пор пока они не получают специальные домашние задания от логопеда.

Логопед, занимающийся с детьми с минимальным ОНР, оказывает свои терапевтические услуги в короткий промежуток жизни дошкольника: когда система его родного языка уже почти сформировалась, но какие-то вещи нуждаются в дополнительной проработке, т.е. обычно между пятью и восемью годами. Если у ребенка тяжелые нарушения, вмешательство начинается раньше и заканчивается позже. За это время логопед успевает «провести» ребенка через всю доступную в данном возрасте систему родного языка и проверить, все ли в ней усвоено, готов ли ребенок перейти от устной речи к письменной.

Не только логопед помогает педагогам и родителям, стремящимся сохранить и развить у ребенка русский язык, но и педагоги заимствуют у логопедов приемы работы, особенно по постановке звуков и развитию словарного запаса. В своей деятельности логопед руководствуется определенными принципами (например, подходит к задачам комплексно, опирается на доступные детям моменты, старается выстроить систему помощи в соответствии с возможностями ребенка и т.п.), обращает внимание на то, как справляются с заданиями двуязычные дети, правильно ли развивается речевая способность ребенка, говорящего с детства на двух языках, а если нет, то как можно помочь ее адекватному развитию.

Обследование, на котором детьми описывались картинки, показало, что: 1) дети-монолингвы строят более длинные и подробные, но не обязательно более адекватные задаче высказывания- описания; 2) дети-билингвы строят высказывания, несколько более короткие на каждом из языков, но по совокупности длиннее, чем на одном языке; 3) дети с ОНР до вмешательства логопеда строят высказывания на каждом из языков короче, чем их сверстники-билинг­вы; после проведенной терапии высказывания на каждом из языков удлиняются. В речи детей-билингвов встречаются особенности, свидетельствующие о том, что владение одним языком оказывает влияние на построение фраз на другом языке.

Специфическая помощь детям, связанная с их финско-русским двуязычием, в случаях, когда финский язык доминирует и оказывает влияние на произносительную систему (фонетико-фонологическую, просодическую, интонационную), состоит в увеличении числа упражнений и заданий на различение звуков двух языков (как в искусственных словах, так и при произнесении собственных имен на разных языках); на дифференциацию звуков внутри русского языка (особенно свистящих, шипящих); постановку разноместного ударения, варьирование произнесения искусственного набора слогов в зависимости от места ударения; на имитирование нарочитой интонации в игровых ситуациях, дирижирование, произнесение по схеме и т.п. В плане развития лексики проводилось расширение словаря по тематическому принципу, в сфере грамматики внимание обращалось на работу с описанием картинок, игрушек и на отработку употребления правильных фраз в наглядно-предметных ситуациях. Практические навыки закреплялись в групповой работе (Протасова, Родина, 2005). Все задания такого рода обостряют внимание ребенка к собственной речи, помогают осознанию различий между языками и самокоррекции. Помощь детям-билинг­вам возможна даже в том случае, когда логопед работает только с одним языком из пары, известной ребенку. Более того, общение с воспитателями двуязычных детских садов показало, что они с удовольствием используют в своей практике материалы по логопедии, которые позволяют им лучше ставить звуки, формировать грамматику и связную речь.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Недоразвитие речи у билингвов порождает целый комплекс коммуникативных, языковых, эмоциональных, когнитивных и социальных проблем, что мешает успешной адаптации в обществе, особенно когда язык окружения не совпадает с языком семьи. Фонетические нарушения у детей с проблемами речевого развития часто носят множественный характер и оттого трудно поддаются классификации. Межъязыковая интерференция приводит к неуверенности в собственных возможностях использовать речь. У детей с ОНР на доминантном языке существенно ограничена способность не только к общению, но и к обучению, в том числе второму языку, а в ситуации эмиграции это приводит к большим ограничениям в жизни. Поскольку такие дети нуждаются не только в логопедической помощи, но и в психологической, и в социальной поддержке именно на первом языке — языке семьи, а не просто в более интенсивном погружении в язык принимающего общества, следует рекомендовать заниматься с логопедом вначале на родном языке ребенка.

Таким образом, хотя внешне между некоторыми ошибками монолингва и билингва есть сходство, однако причины, порождающие эти явления, различны. Апробированные методики позволяют выявлять и устранять негативные особенности речи ребенка независимо от того, вызвано ли нарушение интерференцией или фонетико-фонематическим недоразвитием, хотя судить о подлинных причинах нарушений можно, только проводя дифференциацию ошибок на основе сопоставления языковых систем. В результате проведенной коррекции для основного языка ребенка (русского) значительно улучшается и способность детей говорить на втором (финском) языке, о чем свидетельствуют результаты обследования и русскоязычного, и финских логопедов. 

Литература

  1. Белякова Л.И., Курбангалиева Ю.Ю. Особенности речевого развития детей с билингвизмом // Языковое сознание: теоретические и прикладные аспекты / Отв. ред. Н.В. Уфимцева. – М., Барнаул: Институт языкознания РАН, 2004. – С. – 138-144.
  2. Корнев А.Н. Основы логопатологии детского возраста: Клинические и психологические аспекты. – СПб.: Речь, 2006. – 380 с.
  3. Корнев А.Н., Старосельская Н.Е. Говорить, читать и думать учим в диалоге: Пособие для воспитателей, логопедов и внимательных родителей. – М.: Каро, 2007. – 112 с.
  4. Осиповская М.П. Особенности связной речи заикающихся школьников-билингвов в сравнении с нормой: Дисс. ... канд. пед. н. – М., 2005. – 198 с.
  5. Протасова Е.Ю., Родина Н.М. Многоязычие в детском возрасте. – СПб.: Златоуст, 2005. – 276 с.
  6. Филичева Т.Б., Туманова Т.В. Дети с общим недоразвитием речи: воспитание и обучение: учеб.-метод. пособие для логопедов и воспитателей. – М.: Гном-Пресс, 1999. – 127 c.
  7. Филичева Т.Б., Чиркина Г.В. Обучение на занятиях: (обучение и воспитание детей с ФФН) // Логопедия. – 2008. – № 3 (июль-сентябрь). – С. 30-35.
  8. ФиличеваТ.Б., Чиркина Г.В. Устранение общего недоразвития речи у детей дошкольного возраста: практ. пособие. – М.: Айрис-пресс, 2004. – 209 с.
  9. Hannus, S.; Kauppila, T.; Launonen, K. Increasing preval ence of specific language impairment (SLI) in primary healthcare of a Finnish town, 1989-99 // International Journal of Language & Communication Disorders, V. 44, No. 1, 2009, pp. 79-97.
  10. Kunnari, S. Characteristics of early lexical and phonological development in children acquiring Finnish. Acta Universitatis Ouluensis B 34. Oulu: Oulun yliopisto, 2000.
  11. Launonen, K. Monikielisyyden haasteet kielihäiriöiden tunnistamisessa ja kuntoutuksessa. Virittäjä, 2007, s. 240–243. Helsinki: Kotikielen seura.
  12. Turunen, P. Production of word structures: A constraint-based study of 2;6 year old Finnish children at-risk for dyslexia and their controls. Jyväskylä Studies in Languages 52. Jyväskylä: Jyväskylän yliopisto, 2003.
  13. Tykkyläinen, T. Kielihäiriöinen lapsi keskinäisen ymmärtämisen vaalijana // Virittäjä, 2007, s. 182–201.
  14. Westman, M.; Korkman, M.; Mickos, A.; Byring, R. Language profiles of monolingual and bilingual Finnish preschool children at risk for language impairment // International Journal of Language & Communication Disorders, V. 43, No. 6, Nov, 2008, pp. 699-711.

 

Информация об авторах

Протасова Екатерина Юрьевна, доктор педагогических наук, доцент, адъюнкт-профессор отделения языков, Хельсинкский университет, канд. фил. наук, Хельсинки, Финляндия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8271-4909, e-mail: ekaterina.protassova@helsinki.fi

Ненонен Ольга В., филолог, исследователь проблем билингвизма, Хельсинки, Финляндия

Овчинников Александр Васильевич, логопед высший категории, соискатель по кафедре логопедии, Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена, Санкт-Петербург, Санкт-Петербург, Россия, e-mail: orlik-fi@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1371
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 11

Скачиваний

Всего: 964
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 1