Практика проведения судебной психолого-педагогической экспертизы в ситуации развода родителей

542

Аннотация

В статье приводятся данные исследования, проведенного в рамках судебной психолого-педагогической экспертизы. Задача — показать, как должен действовать психолог-эксперт в ситуации, когда к нему приходит запрос из суда. В статье представлены вопросы, заданные судом, описание ситуации, основных законодательных актов. Также описаны методы и формы работы психолога по данному конкретному запросу. В связи с возрастом ребенка для исследования были выбраны игровые методики, которые были очень хорошо восприняты ребенком, приводится описание взаимодействия с ребенком, интерпретация полученных результатов. Особенно интересны данные, полученные из беседы с родителями, в них очень ясно прослеживается различие позиций отца и матери по отношению к ребенку, очень хорошо видны особенности отношений ребенка к родителям, родителей к ребенку. Они позволяют ответить на вопросы суда, эти ответы также приведены в статье. Статья сопровождается рисунками и данным исследований ребенка, которые обогащают восприятие результатов. У слушателя возникает собственная картина трагедии семьи, переживаний ребенка. Он вместе с экспертом отвечает на вопросы суда. Несомненно, статья поможет обратить внимание на психологическую помощь детям в ситуации развода родителей и семье в ситуации развода.

Общая информация

Ключевые слова: экспертиза, развод, родители, ребенок, исследование

Рубрика издания: Аксиологическая и личностно-ориентированная основа сотрудничества и взаимодействия субъектов образовательной среды

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/bppe.2019160211

Для цитаты: Якиманская И.С. Практика проведения судебной психолого-педагогической экспертизы в ситуации развода родителей [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2019. Том 16. № 2. С. 75–86. DOI: 10.17759/bppe.2019160211

Полный текст

 

Защита детства подразумевает разные виды защиты: социальную, социально-педагогическую, правовую [1; 2]. В качестве одного из видов правовой защиты детства можно назвать судебную. Защитить интересы ребенка в сложной ситуации развода родителей по суду или в ситуации, когда ребенок является жертвой насилия, призвана судебная психолого-педагогическая экспертиза [4; 6; 7].

Необходимость ее проведения в уголовном и гражданском процессе возникает все чаще, в том числе при возникновении вопросов о месте проживания ребенка, то есть о том, кто из родителей будет заниматься непосредственным воспитанием ребенка [5; 9; 10].

Судебная психолого-педагогическая экспертиза представляет собой специальное исследование, проводимое в отношении личности человека (родителя(ей), ребенка) и/или ситуации, инициируемое сторонами или судом при наличии для этого определенных оснований и выполняемое экспертом (экспертами) в соответствии с определением суда [3; 8; 11].

Эксперт (психолог-педагог) или два эксперта (психолог и педагог), привлекаемый(ые) судом в качестве исполнителя(ей), в ходе исследования устанавливает(ют) свойства обследуемой личности, психологические установки, особенности интеллектуально-познавательных процессов и т. д. Сами по себе отдельные выявленные факты не имеют никакого доказательственного значения. Однако полное заключение специалиста такого профиля является одним из самых весомых доказательств по судебному делу [12; 13].

Целью работы эксперта в области педагогики и психологии является профессиональная оценка психологических процессов, состояний и свойств каждой исследуемой личности; ее отношения к конкретной сложившейся ситуации; влияния этого отношения на поведение ребенка с педагогической точки зрения; обобщение полученных данных о личности. При рассмотрении конкретных споров о воспитании ребенка ставится задача провести психолого-педагогический анализ личности ребенка, матери, отца, их систем морально­нравственных ценностей, эмоционального отношения к ребенку и друг к другу. На основе полученных результатов экспертом даются рекомендации относительно того, с кем конкретно из родителей должен проживать ребенок и какое участие второй родитель будет принимать в его воспитании и образовании [4]. При этом должны быть максимально устранены психотравмирующие ребенка последствия развода родителей, обеспечено гармоничное и разностороннее развитие личности ребенка.

Следует заметить, что процедура экспертизы является исследовательской процедурой и с трудом поддается формализации, ее определяют вопросы, поставленные судом, и общие требования к организации исследования, принятые психологической наукой. Мы рассмотрим практику экспертизы на конкретном ее примере. Следует заметить, что от участников было получено осведомленное согласие на конфиденциальную публикацию ее результатов. Итак, перед экспертизой были поставлены следующие вопросы.

1.   Насколько психологически благоприятен (безопасен) для ребенка ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, микроклимат семьи отца ХХХХ?

2.   Насколько психологически благоприятен (безопасен) для ребенка ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, микроклимат семьи матери ХХХХ?

3.     Каково отношение несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к отцу ХХХХ, к семье ХХХХ?

4.    Каково отношение несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к матери ХХХХ, к семье ХХХХ?

5.     Имеет ли место отрицательное психологическое воздействие на ребенка ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, со стороны отца ХХХХ и со стороны матери ХХХХ?

6.      Какова степень привязанности несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к отцу ХХХХ?

7.      Какова степень привязанности несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к матери ХХХХ?

8.      Какое место жительства ребенок считает своим домом (с матерью, либо с отцом, либо в полной семье)?

Судом установлено:

ХХХХ обратился в суд с вышеуказанным заявлением, в обосновании которого указал, что состоял в зарегистрированном браке с ХХХХ. От этого брака у них имеется общая несовершеннолетняя дочь ХХХХ, 21 января 2012 года рождения. Решением мирового судьи судебного участка ХХХХ брак между ними прекращен.

На основании решения и.о. мирового судьи ХХХХ с него взысканы в пользу ХХХХ алименты на содержание несовершеннолетней дочери ХХХХ, 21.01.2012 года рождения, в размере 1/6 части всех видов заработка.

До ХХХ дочь проживала с ответчицей, он платил алименты на содержание ребенка. ХХХХ поступило сообщение о том, что его дочь ХХХХ была обнаружена сотрудниками ГИБДД ХХХХ в ночное время около 23.00 часов в районе ул. ХХХХ в домашних тапочках и кофте. Как ему стало известно, мать девочки ХХХХ, будучи в состоянии алкогольного опьянения, поругалась со своим сожителем, избила дочь ХХХХ, схватила за волосы и поцарапала лицо. Испугавшись происходящего, ХХХ выбежала из квартиры, на улице она попросила незнакомых людей вызвать сотрудников полиции по адресу, в дальнейшем дочь была доставлена в инфекционное отделение больницы г. ХХХХ.

С ХХХХ дочь проживает с ним. С этого времени ответчица самоустранилась от воспитания дочери, не заботится о ее здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии. Не приходит в школу на родительские собрания, жизнью дочери не интересуется. У ответчика в настоящее время другая семья.

Просит определить место жительства несовершеннолетней ХХХХ с отцом, прекратить взыскание алиментов в пользу ХХХХ, взыскать с ХХХХ алименты на содержание несовершеннолетней дочери ХХХХ в размере 1/4 доли заработка.

ХХХХ года определением ХХХ городского суда в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечен отдел опеки и попечительства управления образования администрации г. ХХХХ.

На судебном заседании истец ХХХХ заявленные исковые требования поддержал по основаниям, изложенным в исковом заявлении. Ответчик ХХХХ возражала против удовлетворения иска. Представитель отдела образования администрации ХХХХ, исполняющего полномочия органа опеки и попечительства в интересах несовершеннолетнего ребенка, ХХХХ в судебном заседании не возражала против удовлетворения иска.

Стороны не пришли к взаимному соглашению об определении места жительства несовершеннолетней ХХХХ, однако оба родителя имеют равные права на общение с ребенком, а сам ребенок имеет право на общение с обоими родителями, где бы они ни находились.

Выслушав мнение лиц, участвующих в деле, суд пришел к следующему:

Согласно ч. 1 ст. 79 ГПК РФ, при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

Поскольку для принятия законного и обоснованного решения по делу необходимы специальные познания в области психологии, суд считает необходимым по делу назначить судебно-психологическую экспертизу детско-родительских отношений. Суд считает возможным проведение экспертизы поручить специалисту ХХХХ.

Стороны не возражали против назначения по делу экспертизы и предложенного судом специалиста.

При назначении специалиста для проведения исследования по делу суд исходит из того, что поручение проведения исследования именно указанному судом специалисту необходимо с целью своевременного рассмотрения дела, а также во избежание затягивания сроков проведения экспертизы.

Принимая во внимание, что согласно требованиям п.1 ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом, то имеются основания считать, что назначение экспертизы проведено в соответствии с нормами п.1 ст. 57 ГПК РФ, в связи с чем, суд считает необходимым возложить расходы по оплате исследования на истца и ответчика в равных долях.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 79, 166, 216 ГПК РФ, суд определил:

Назначить по гражданскому делу по иску ХХХХ к ХХХХ об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка, прекращении алиментных обязательств, взыскании алиментов, судебную психолого-педагогическую экспертизу.

Проведение экспертизы и дачу заключения поручить специалисту ХХХХ.

Экспертов предупредить об уголовной ответственности за отказ от дачи заключения и дачу суду заведомо ложного заключения по ст. 307-308 УК РФ.

Экспертом было проведено психолого-педагогическое исследование познавательных процессов, личностных особенностей и социальной ситуации развития ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, методами арт-терапии (игра с песком и игрушками, рисунок «Свободное рисование», рисунок «Подарок папе и маме», игра с бутербродами, игра с «открытками»). Проводилась беседа с матерью ХХХХ и отцом ХХХХ. Работа с ребенком проводилась 3 раза по 60 минут в присутствии отца и матери, беседа с отцом и матерью — индивидуально и в разное время.


Рисунок 1

Песочные картины ХХХХ, 21 января 2012 года рождения

 


Рисунок 2

Рисунок ХХХХ, 21 января 2012 года рождения

 

В силу индивидуально-психологических и возрастных особенностей ребенка были выбраны игровые техники исследования, позволяющие в безопасных условиях прояснить характеристики эмоциональной сферы ребенка, его потребности, желания и источники психологической травматизации.

При использовании метода «Игра с песком и игрушками» были получены картины, представленные на рисунке 1.

Интерпретация проводилась по Хоменко И.Н. «Коррекционно-диагностический комплекс «Песочная магия» (СПб: ИМАТОН, 2009).

Обнаружены следующие особенности ХХХХ, 21 января 2012 года рождения: глубокие переживания и травмы, связанные с утратой, одиночество и душевная пустота, потребность в защите, печаль, переживаемая актуально. Перегруженность деталями, изображение конфликта, скрытых агрессивных действий по отношению к объектам среды. Существование сторон конфликта — явный приоритет, переживание внутреннего и внешнего конфликта, усталость, амбивалентность сторон конфликта.

Можно предположить, что девочка переживает распад семьи, непроясненность отношений с отцом, матерью, боится потерять мать и отца, находится в кризисном состоянии, с сомнениями относительно отца и матери вследствие непроясненных правил взаимодействия с тем и другим. Ребенок демонстрирует внутренний конфликт и отрицание по отношению к ситуации, что является следствием этой неопределенности. Она любит своих родителей и не может спокойно, не травмируясь, присутствовать при их конфликтах. В настоящее время данные тенденции присутствуют в скрытом, замаскированном виде в сюжете игры ребенка.

В песочных картинах ребенка отсутствует центр контроля, система «Я», что затрудняет саморегуляцию, самоуправление, поведением управляют частные потребности, картина мира эклектична, отдельные части не связаны между собой, что еще больше порождает тревожные состояния, являющиеся предтечей проявления агрессивных тенденций, направленных чаще не на окружающих, а на себя. Травматический опыт капсулируется, вытесняется, отрицается, но продолжает влиять, блокируя развитие.

Девочка трудно приспосабливается к новой обстановке, отличается сниженным творческим воображением, фантазией, с трудом создает сюжет, который отличается репродуктивным характером и ориентирован на первичные потребности (пищевые, безопасности и др.).

Рисунок 2. Интерпретация. Рисунок показал наличие в личности девочки внутреннего психотравмирую­щего конфликта: с одной стороны, личностью ребенка управляют враждебные чувства, тенденции к замкнутости, аутоагрессивность, плохая адаптация.


Рисунок 3

Игра с бутербродами ХХХХ, 21 января 2012 года рождения

Может присутствовать некоторая враждебность, постоянное желание избегать, тревога, страх. С другой стороны, обнаруживается подчинение, быстрая истощаемость, нерешительность, сниженная активность. В деятельности проявляется робость, тревога. Погруженность в себя. Боязливость. Отключение (ребенок замирает и не контактирует). Ощущение своей малой ценности, ничтожности. Напряжение. Ощущение недостаточности достигнутого. Тревожность, опасливость. Незащищенность. Лучше выполняется репродуктивная деятельность, чем творческая, что свойственно детям с психологической травматизацией. ХХХХ нарисовала себя в семье матери, а отца — одного, рядом с домом.

Можно сделать предположение о хорошем уровне психического развития, выражающемся в развитии речи и особенностях познавательных процессов, проявленных в ходе игры.

В конце работы девочке были предложены материалы для изготовления бутербродов. ХХХХ приготовила 3 бутерброда: для мамы, папы и себя (рисунок 3).

Вид бутербродов мамы и папы частично похожи, но у мамы бутерброд меньше по размеру, чем папин, что, возможно, говорит об ожидаемом одинаковом типе отношений при большем внимании к отцу, бутерброды для них были приготовлены во вторую очередь. Бутерброд, приготовленный для себя, собирался отдельно, резко отличался по виду и содержанию от бутербродов мамы и папы, он был сделан в первую очередь из специально выбранных деталей, что говорит о собственном приоритете.


Рисунок 4

Игра с открытками ХХХХ, 21 января 2012 года рождения

 

 Таким образом, можно констатировать очень бережное отношение к матери и папе, но отделение себя от взрослых, приоритет собственной позиции, попытка дистанцироваться от родителей.

Было предложено выбрать открытки и разделить их — папе, маме и себе. Открытки для себя — «красивые», можно предположить, что есть ассоциации с красотой, цветами, открытки папы — с изображением сильных животных, можно предположить, что папа ассоциируется с силой; у мамы — с изображением паутины, лишайников, общая цветовая гамма повторяет открытки, выбранные для папы. Можно предположить, что девочка испытывает фрустрацию по поводу контактов с папой и мамой и не находит себе место в этих отношениях, данное предположение подтверждает то, что при игре девочка интенсивно строила дома для всех действующих героев.

В целом, деятельность ХХХХ носит циклический репродуктивный характер, что косвенно свидетельствует о наличии психологической травматизации.

Данные беседы (по стенограмме работы с родителями)

Текст прямой речи родителей дается с минимальными правками.

Вопросы беседы:

— Как Вы общаетесь с ребенком?

— Как другая сторона, по Вашему мнению, общается с ребенком?

— Как чувствует себя ребенок в существующих обстоятельствах?

— Как Вы будете вести себя при одном и другом разрешении судом Вашей конфликтной ситуации?

— Как Вы и ваш партнер влияет на ребенка?

— Каково отношение ребенка к Вам и вашему партнеру?

В беседе с матерью установлено ее мнение относительно ее влияния на ребенка и влияния со стороны отца. Она поясняет:

«Общаемся с дочерью мы хорошо, я стараюсь с ней быть подругами. Мы и на роликах катаемся, и на коньках катаемся. На водохранилище купаемся, но этим летом не получилось, потому что ее забрал отец. Она мне готовить помогает. Режет салаты, помидоры, огурцы. Уроки с ней всегда делаем. Если она с подружками бегает, гуляет, потом рассказывает: мама, мы с ХХХХ поругались. Я спрашиваю, что случилось. Говорит, что она не хочет с ней играть, что-то они там не поделят. Ну и ладно, тогда говорю: сиди дома, не играй. Она рассказывает в процессе их игры, она мне это все рассказывает. Я знаю друзей дочери, они вместе в садике были и сейчас видятся. В ХХХХ друзей у нее нет, она там одинока. Мы с ней вместе гуляем, ходим. Школу выбрали без перехода дороги.

В данный момент ХХХХ не хочет с папой никак, категорически, потому что ХХХХ ее там обижала. Я не знаю, как там на самом деле, это по словам ребенка. У нас было так, что отец не давал ни видеться, ни встречаться, я приезжала, бабушка приезжала, он ее отгородил от нас, платья привезли, ХХХХ их порезала. Это ХХХХ нам потом рассказывала. А потом он звонит мне и говорит, что ХХХХ сейчас привезет, что не знает, что с ней делать. Я расплакалась, сказала маме. Он привозит ее. Документы отдает, они зашли домой и мне рассказывали целый час какая у меня дочь плохая. Я-то ребенка знаю, что не ворует, не врет. ХХХХ рассказывала, что у папы постоянно наказана была, не гуляла, жаловалась, обижали, я стояла в углу, когда уже все спали, она ничего не делала, а все говорили, что я воровала, не знаю, но я верю ребенку. Я говорю с ее слов.

Я так обрадовалась, когда ее вернули. Я не понимаю, началось все с того, что ХХХХ был против того, чтобы ХХХХ общалась с ХХХХ. До этого она ХХХХ не нужна была, а как только мы с ХХХХ сошлись, то проснулась отцовская любовь. У нас произошел конфликт с гражданским мужем, ХХХХ выбежала, мы за ней побежали, милиция, все остальное, потом он ее забрал из больницы и увез в ХХХХ, не давал видеться. По поводу конфликта — мы обсуждаем. Я ее спрашиваю: почему она убежала, а она говорит, что испугалась, выбежала и побежала. Она говорит, что больше так не будет делать, она маленькая еще.

Сейчас бывший супруг вообще не общается. Как он ее вернул, так ни разу не позвонил, не узнал, в какую школу пойдет, есть ли деньги одеть, обуть. ХХХХ говорит, что папа был постоянно на работе, ХХХХ ее забирала, бабушка с ней делала уроки. Папа все время был на работе. Он раньше приезжал, брал ее, а последнее время я звонила, а он говорил, что у него денег нет, такие отмазки. Он, когда не было семьи, он приезжал, брал ее, а как новая семья появилась — у него нету денег, ему некогда, он работает, она рассказывала, что походили по магазинам, не особо довольна была.

Я стараюсь дочь приучать к порядку, чтобы постель сама заправляла, все аккуратненько складывала, школьные вещи, на улицу, все отдельно, говорю расчесываться, она готовить помогает, мы нанимали репетитора, чтобы уметь читать и писать. Дочь успешна в школе, учим таблицу умножения, читаем, ходим в библиотеку, диктант писали, я хочу, чтобы она хорошо училась. Отдаем в школу со спортивным уклоном, важно, чтобы она чем-то увлекалась. Спрашиваю, что интересно, она говорит, что учитель скажет. Беспокоюсь, разговариваю с учителем, она говорит, что больше в классе мальчиков, чем девочек, нормально все будет.

Буду с учительницей разговаривать. Она стесняется, с опаской, если не знает человека, а потом все хорошо. Девочки играют втроем, она не командует. Заботиться ХХХХ умеет, у нас две кошки, она добрая, мягкая. Но проявляет вредность, просит что-то купить, потом обижается, но быстро перестает. Снова разговаривает.

Бывший супруг толком с ней не общается, если приходит от папы — то видно, к ХХХХ плохо относится, а она говорит, что папа ей сказал, что у нее один только папа и она должна его любить, я говорю, что мы живем вместе, но она говорит, что папа так сказал. Я позвонила бывшему супругу и попросила не настраивать ребенка против ХХХХ, сказала, что если он так будет делать, то я не буду давать ребенка. Сейчас ХХХХ говорит, что не пойдет к папе. Она боится ХХХХ, жить туда не хочет. Папа не заступался за нее, и ХХХХ так отреагировала. Говорит, что ругались с детьми, прятали одежду, а говорили, что она ворует, она всегда была виновата.

ХХХХ хочет забыть это как страшный сон, сама так говорит. Тема закрыта. Я уверена, что ко мне она хорошо относится, я доверяю, свое ей рассказываю, она мне — свое. Доверительные отношения. Никогда ничего не скрывает, рано или поздно выразит. После папы приезжала — все рассказывала. Слушается меня, советуемся в наклейках, я ей предлагаю, она слушается, я говорю свое мнение, она учитывает, в одежде. Я пытаюсь договориться, если я ей прикажу, она сделает по-своему или сделает по-моему, но это будет уже не так. Не от души, не от сердца, радости это не принесет, она веселая, рыбок ей купили.

Я люблю животных, у нас две кошки. Поначалу ей сложно приспосабливаться, тихая девочка, но потом адаптируется. Застенчивая она. В новом коллективе у нее есть такое, а если с подружками — она дома нормальная, веселая, и поет, и пляшет. Рисовать любит, разукрашивать, вместе катаемся на роликах, на коньках, велосипед купили, всегда важно с мамой. Читать не особо. Вопросы задает, интересуется. Бабушка как-то ей предложила спросить у папы, а она говорит, что не может, стесняется его. Он же с нами не живет, он чужой для нее. Он ее начинает целовать, а она отстраняется.

Сейчас она не хочет разговаривать о папе. Раньше, когда он звонил, я спрашивала: «Дочь, поедешь к папе?» Говорила, что поедет. Она сама никогда не просилась, только если папа предлагал. Она папу не знает, он же не жил с нами. Она, когда была у папы, просилась домой, но папа ей сказал, что нельзя. Теперь ты будешь жить с папой. Ну она и осталась.

На данный момент ХХХХ чувствует себя хорошо, гуляли, фотографировались, намочилась в фонтане. Она не хочет вспоминать события, хочет забыть, не говорить о том, что было, спит хорошо, не нервная, хочет не вспоминать, забыть все. Думаю, что она не настолько травмирована, ей было плохо, сейчас ей хорошо, замечательно. Поначалу она видела страшные сны, но теперь все прошло. То, что случилось, стало для нее уроком, говорит, что туда, в семью отца, больше не хочет.

Изменений в поведении я не вижу. Она рада, что у нас новая семья, она хочет с нами жить, в новой семье. Ревности нет, она подружилась с ХХХХ. Мы разошлись, когда она не осознавала, она не знает папу. Я познакомила с ХХХХ, постепенно начала общаться, поначалу папой называла, но ХХХХ ей сказал, что папа у нее один, и чтобы не думала никого любить, только он один. Теперь она говорит, что у нее два папы. Она спокойно это говорит, но ХХХХ воспринял это агрессивно. Она воспринимает, что папа живет по-своему, а мы живем по-своему, она меня знает с рождения, папу она не знает. Я ей всегда говорила, что папа — это папа, я не препятствую общению, но сейчас ребенок сам не хочет, а до этого он ее сам не брал.

Дочь активно не просила встреч с папой, но если предлагали — то соглашалась. Если решение будет в его пользу — я буду оспаривать, до конца добиваться, чтобы ХХХХ жила с мамой. Я буду давать гулять на выходные, препятствовать я не собираюсь, я спрошу у ХХХХ, как она хочет встречаться с папой. Как ему будет удобно, так пусть и встречается с дочерью, может, у него и не возникнет этого желания. Есть телефон, всегда можно договориться.

Думаю, что его не волнует, как ребенок, он не звонит, не спрашивает. У ХХХХ негатив, говорит, что ХХХХ боится, думаю, что вначале ей не нужно видеть ХХХХ, гулять отдельно с папой. Для ХХХХ важна мама, ребенок должен жить с мамой, папа останется папой. Если ее выбор — жить с отцом, я не буду препятствовать, она мне скажет, как, почему, за что».

В беседе с отцом установлено его мнение относительно его влияния на ребенка и влияния со стороны ее матери. Он поясняет: «Сразу после развода мне не давали видеться с дочерью, мы жили в разных городах. Периодически звонил, ей трубку не давали. Когда жили вместе, то был с дочерью, по больницам, комиссии ходили, гуляли, к бабушкам ездили, сам гулял, ко мне нормальное отношение было.

Первый раз, когда приехал, она вывела дочку на улицу, хотя дочка маленькая, но видно, скучала по папе. Сначала неразговорчивая была, потом повеселела, рассказывает, как у нее, какие игрушки. Вначале гуляли, потом привел к маме — начала плакать, не уезжай, они меня провожали. Говорил, что папа любит, будет приезжать. Мама стала давать дочь, периодически приезжал, начали ко мне ездить, на всякие развлечения. Новый год — традиция — отмечать с папой. На празднике мы встречались с сестрой, ее детьми. Они игрались, она себя в обиду не давала. Я наблюдал со стороны. Сейчас она задирается, и она себя в обиду не дает, просила построить дом из Лего, спрашивала, как строить, вместе играли.

Супруга, не знаю, как общается, я близко не был. Предполагаю, что, строгая, вспыльчивая. Когда брал дочку на выходные, дочь говорила, что не хочет к маме, со слезами. Приводил домой, она не хотела, чтобы я уходил. Уходила плакать, все время говорила, что хочет к папе. Мама говорила, если хочешь встретиться с дочерью, то нужно что-то купить. По магазинам ХХХХ любит ходит, складывать в корзинку. Помогала убирать игрушки, но сейчас начала лениться, показывать свой характер. Вначале у нее были дружеские отношения, я потихоньку ее приучал к новой семье, супруга возила в школу. ХХХХ общалась с новой семьей нормально, конфликтов не было, все рассказывала, как в школе. Потом мне звонят, что у ХХХХ живот болит, но потом началось это постоянно, заметили, что совпадает с ритмикой.

Девочка ленивая, ей неохота развиваться, поэтому так себя ведет. Потом она призналась, что не хочет заниматься на ритмике. Я сказал, что тяжело, но надо. Пока жила с мамой, она никуда не ходила, а мы хотели записать. Делали с детьми вечеринку, движения показывали. Потом начала выкидывать свои фокусы, поняла, что папа живет в семье, ей никуда не деться, ей хотелось, чтобы все внимание было только ей, она самая главная. Поняла, что свободы не будет, внимание и другим детям, игрушки всем покупали. Она старшая среди детей. И все, начали пропадать игрушки у детей.

Раньше такого не было, Спрашивали ХХХХ, а потом у нее начали находить, а она не признавалась, потом начала писать матерщинные записки, откуда она этого набралась. Говорила, что хочет одна, она королева, все ей должны подчиняться. Я ей объяснял, что папа не может быть один, что ему нужна семья. Писала ХХХХ записки. ХХХХ не умеет ценить игрушки, а другие дети ценят. Мы начали заставлять, говорили, что нужно учиться, заниматься, ей это не понравилось. Она ничего не говорила, молчала, она говорила, что хочет, чтобы папа жил один. Я ей объяснял, но она говорила, чтобы я жил один. Она поставила ультиматум и шла к своей цели любыми путями.

Мы общаемся сейчас, разговариваем. ХХХХ все рассказывает, делится, о подругах, что делает. Я теперь ей говорю, что воровство плохо, к тебе будут плохо относиться, могут побить, вещи пропадали, а она говорит это не я. Проснется плачет, я спрашиваю, что случилось, а она говорит, боюсь, что сейчас опять что-то пропадет и скажут, что это я украла. Супруга говорит, что такого не было. Я старался ей показать в Интернете, могут в школу-интернат отправить за воровство, рассказывал, что дальше может быть. Я говорю, что надо учиться, а она ленится, она ленивая, походит-походит и все, вялая, говорю, надо развиваться, на танцы будешь ходить, к учебе ленится, не заставишь. Она пытается, может целый день учить, вроде учит, но никак. Мы добивались, говорили надо учиться, сказки неинтересно, расплывется-растекается вся в кресле, ей неинтересно смотреть.

Был у нее телефон, я купил, вот смотрит страшилки. От телефона отучили, забрали, интернет по школе. Влияю через указания, все надо учиться, сказки читает не запоминает, она не может понять суть, смысл, она должна знать, должна прочитать. Прочитала говорю, что может, молодец, захочет может, просто ленится. Нужно заставлять, а то совсем обленится, мама ее научила, что все можно купить, все за деньги.

Я говорю, что всего надо самим добиваться, пытаюсь сделать, чтобы сама, а ей нужно все тыкать пальцем, когда начали жить, перестала мыть за собой, в туалете не смывает, приходилось ей все говорить, даже в ванну пойти купаться. Приучаю к самостоятельности, но пока не скажешь, не проконтролируешь не помоет. Нравится пропылесосить, когда вместе, папа помогает она активность проявляет.

Мама с ней особо не занимается, говорит не надо, у нас пустое портфолио, ничего нет, только моя нынешняя супруга что-то делала, я ей говорю, что будут смотреть портфолио, что надо. Мама влияет по- всякому, мама вспыльчивая, может и стукнуть, и поругать, она торопыжничает и ленится, неряшлива, все испачкается. Избавляться от этого надо, постепенно как-то. Больше смотрит на маму, на ее поведение, говорит, что хочет, как мама, чтобы приносили деньги, я говорю, что так не будет, что нужно самой всего добиваться. Говорю ей, что в этой жизни все нельзя купить за деньги, здоровье ты не купишь, объясняю.

У дочери хорошее ко мне отношение, она меня любит. Один год гуляли, она говорит загадывала желание, чтобы жить с папой. Может, мама обижает нет, говорит, просто хочу с папой. Научилась писать СМС, тянется к папе, спрашивает, когда приеду, всегда папа-папа-папа. Она слушалась, пока я жил один, хотела быть одна, когда она узнала, что есть семья, хотела добиться, чтобы папа был один. У нее есть чувство собственность, папа только ее. Говорит не хочу к маме, мы говорим надо общаться, она только не хочу.

Один раз позвонила, а мама занята, а потом она перехотела. Когда мама звонила не хотела разговаривать. Не знаю, что между ними происходит, когда меня нет, причину не объясняет, я думаю, что ее обижают, она боится маму. Даже не знаю. Сейчас, когда договорились ей с мамой хорошо, а раньше не хотела, хотела, чтобы папа один и мама одна. Я ей объяснял, что так нельзя. Не хочет, чтобы папа с мамой жили вместе, но чтобы больше никого не было. Дети не хотели, чтобы она с ними жила. Рассказывает о семье мамы, что бьет, ругает, переживает. Сейчас ее отношение к маме улучшилась, сейчас к папе не просится. Она поняла, что у папы семья.

Папе тяжело одному, а тебя с папой по суду не оставят, папа работает, говорит, что она будет сама приходить, будет домой приходить, готовить, лишь бы папа был один. Я ей объясняю. Может в глубине души на меня обиделась, она проиграла, не так было, как она хотела, видит, что папа не один, ей не уделяет внимание. В нашей семье начали приучать к распорядку, она не приучена к распорядку, ничего не кушала. Не знала, что гречку можно с сахаром, мясо не ела, только шашлык, потом начали объяснять, что сладкого много нельзя, болячки начнутся, мы не запрещаем, но слишком много в больших количествах начнется диатез.

Надо кушать разную еду, и гречку, и макароны, и мяско, потому что организм растущий — объясняем. Это полезно, это тоже полезно, стала все кушать. Но везде говорит, что в другой семье плохо — кормят плохо, жалуется, что не кормят, обижают, всегда жалуется, врала все время. Хочет, чтобы все внимание было только ей, по магазинам только ей, выбирает самое дорогое, самое большое, хочет, чтобы все для нее, все только ей.

Она радуется, улыбается, когда моя нынешняя супруга встречала ее со школы, улыбалась, радовалась, детей встречала — обнималась. Рассказывала, что играла, к доске вызывали, все рассказывает. Внимание ей даем, а ей мало, больше, чем всем. Я говорю, что всех любят одинаково. «Зачем ты, — говорю, — воруешь? Подойди, спроси, она что — тебе не даст?» «Не знаю», — говорит.

Начала воровать и врать, чтобы папа не жил в семье, чтобы папа был один и сама она предоставлена себе, чтобы никто не трогал, хочет все для себя. Стараюсь объяснять, переубедить, с таким отношением в школе подруг не будет, нужно учиться, читать, вот пойдешь с кем-нибудь, тебе даже поговорить не о чем будет. Потому что не знаешь ничего, человек развивается, и память развивается, и все, а она этого не хочет, она ленится. С детьми ничего не сможешь, что ты им расскажешь?

У нее есть план, чтобы папа был один, и она специально это все делает, и ворует, и врет. Уже раскусили, начали объяснять, и в угол ее поставили, все равно молчит, не признается. Девочка вроде маленькая, а условия ставит, как взрослый человек, и мыслит, и все. Начала записки писать, прочла какую-то книгу и написала записку: пусть все, кто будет счастливы, чтоб болели. Она желает зла, я ей объясняю, что будет плохо, если будешь болеть. Такие записки писала, у мамы спрашивал — говорит, такого не было.

Она решила выходками привести к тому, чтобы жить отдельно с папой. Она добрая, игрушками делится, все вместе играют, она не жадная. Может, детская ревность, она привыкла, что папа один, я объясняю, что новая семья, может ребеночек появиться, если решение суда в мою пользу, я не буду запрещать видеться с мамой, мы не прекратим общение, это мой ребенок, я его не брошу. Я объясняю, что дочь должна видеться, общаться с мамой, если иск не удовлетворят, я не буду отстаивать, мы договорились, что она будет жить с мамой, я ей говорил, что папа так же папа, тебя не забудет, будет приезжать, в гости, с ночевкой. Мы договорились с бывшей супругой, буду принимать участие, платить алименты».

Таким образом, данные психолого-педагогического исследования и беседы позволяют следующим образом ответить на вопросы экспертизы.

1.   Насколько психологически благоприятен (безопасен) для ребенка ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, микроклимат семьи отца ХХХХ?

По данным опроса отца можно сделать предположение о частичной благоприятности микроклимата его семьи для ХХХХ, сама ХХХХ вытесняет негативные эмоции, связанные с позицией папы, отрицает и пытается забыть.

2.   Насколько психологически благоприятен (безопасен) для ребенка ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, микроклимат семьи матери ХХХХ?

По данным опроса матери можно сделать предположении о благоприятности микроклимата ее семьи для ХХХХ, данные, полученные в исследовании: рисунки, песочные картины, — говорят о принятии ХХХХ новой семьи матери, но некоторого дистанцирования от имеющихся проблем.

3.      Каково отношение несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к отцу ХХХХ, к семье ХХХХ?

ХХХХ любит отца, испытывает привязанность, отличает отношение к нему от отношений к матери, но для нее важен отец, она отрицает его новую семью, что присутствует на рисунке, в песочных картинах, ХХХХ сепарируется от родителей в силу имеющихся конфликтов и непроясненностей.

4.    Каково отношение несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к матери ХХХХ, к семье ХХХХ?

ХХХХ любит мать, испытывает привязанность, отличает отношение к ней от отношений к отцу, но для нее важна мать. Но присутствует и некоторая амбивалентность в отношениях в силу происшедших событий, она принимает ее новую семью, что присутствует на рисунке, в песочных картинах, ХХХХ сепарируется от родителей в силу имеющихся конфликтов и непроясненностей

5.    Имеет ли место отрицательное психологическое воздействие на ребенка ХХХ, 21 января 2012 года рождения, со стороны отца ХХХХ и со стороны матери ХХХХ?

Отрицательное воздействие родителей имеет место частично и приводит к сепарации девочки, негативный опыт взаимодействия с новой семьей отца, присутствие конфликтов в новой семье матери вызывают чувства неопределенности и небезопасности, которые приводят к дистанцированию от родителей, выражаются в тревожности, особенно в незнакомых местах. ХХХХ только начинает принимать развод родителей, для нее важно контактировать и с мамой, и с папой.

6.     Какова степень привязанности несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к отцу ХХХХ?

ХХХХ привязана к отцу, демонстрирует желание видеть его и общаться с ним.

7.      Какова степень привязанности несовершеннолетней ХХХХ, 21 января 2012 года рождения, к матери ХХХХ?

ХХХХ привязана к матери, обращается к ней с игрушками, показывает что-то, что вызывает у нее интерес, мать важна для нее.

8.     Какое место жительства ребенок считает своим домом (с матерью, либо с отцом,, либо в полной семье)?

Наиболее вероятно, что своим домом ХХХХ считает дом матери.

Что касается перспективы развития судопроизводства и, в частности, осуществления в его рамках психолого-педагогической экспертизы несовершеннолетних, нам близка позиция Ю.Ф. Малининой и Т.Ц. Тудуповой о необходимости прикрепления к ювенальным судам судебных «экспертов-психологов», которые на стадии следствия и судебного разбирательства могли бы не только грамотно провести экспертизу, но и более плотно поработать по индивидуальному плану психокоррекционных действий с каждым несовершеннолетним...» [8]. И, как результат, посредством применения психологических и педагогических знаний способствовать повышению объективности и всесторонности решения юридически значимых проблем, возникающих в процессе судебных разводов.

 

Литература

  1. Александренко Е.В. Ошибки при назначении и проведении судебных экспертиз // Эксперт-криминалист. 2010. № 4. С. 36–39.
  2. Алехина Е.В., Донская А.Д. Особенности проведения судебной психолого-педагогической экспертизы в отношении несовершеннолетних детей // Детство как антропологический, культурологический, психолого-педагогический феномен: Материалы IV Международной научной конференции в рамках проекта «А.З.Б.У.К.А. детства». 2018. С. 185–189.
  3. Горошко Е.Ю. К вопросу об оформлении заключений комплексных экспертных исследований // Эксперт-криминалист. 2009. № 3. С. 13–16.
  4. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (ред. от 19.12.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) [Электронный ресурс] // Система КонсультантПлюс. URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/ (дата обращения 15.08.2019).
  5. Каминский М.К. Руководство по подготовке, назначению и проведению судебных экспертиз. Ижевск: Детектив-информ, 1999. 104 с.
  6. Курмаева Н.А. Проблемы назначения и производства комплексных психологических экспертиз по уголовным делам с участием несовершеннолетних // Актуальные проблемы российского права. 2010. № 4. С. 206–216.
  7. Малинина Ю.Ф., Тудупова Т.Ц. К вопросу о перспективах развития судебно-психологической экспертизы несовершеннолетних на современном этапе // Теория и практика судебной экспертизы. 2011. № 4 (24). С. 231–234.
  8. Мардер Л.Д. Опыт судебно-психологической экспертизы по вопросам о воспитании и месте жительства детей: измерение рисков // Психология и право. 2013. № 1. С. 1–17.
  9. Мустаев Т.И. Особенности использования специальных знаний при расследовании преступлений, совершенных несовершеннолетними // Материалы XI Международной научно-практической конференции молодых ученых «Зажги свою звезду»: Сборник научных трудов / Науч. ред. С.П. Акутина. М.: Перо, 2016. С. 103–106.
  10. Тункина К.А., Манылова М.В. Психолого-педагогическая экспертиза несовершеннолетних в судебном процессе // Общество. Наука. Инновации (НПК-2017): Сборник статей Всероссийской ежегодной научно-практической конференции. Киров: Вятский государственный университет, 2017. С. 6306–6311.
  11. Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Система Гарант. URL: http://base.garant.ru/12123142/#friends (дата обращения 15.08.2019).
  12. Цевелева И.В. Судебно-психологическая экспертиза несовершеннолетних // Фундаментальные и прикладные исследования: проблемы и результаты. 2014. № 15. С. 202–207.
  13. Якиманская И.С. Некоторые аспекты надежности, валидности, объективности судебной психолого-педагогической экспертизы // Антология российской психотерапии и психологии: Материалы Всероссийского конгресса с международным участием «Отечественная психотерапия и психология: становление, опыт и перспективы развития (к 85_летию отделения неврозов и психотерапии Национального центра психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева)». М., 2018. С. 143.

Информация об авторах

Якиманская Ирина Сергеевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры клинической психологии и психотерапии, ФГБОУ ВО «Оренбургский государственный медицинский университет», Оренбург, Россия, e-mail: yakimanskay@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1550
В прошлом месяце: 14
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 542
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 16