Особенности внутренней позиции матери у участниц программы ЭКО

1420

Аннотация

Целью данной работы является изучение особенностей внутренней позиции матери у участниц программы ЭКО (экстракорпорального оплодотворения), которые определяют процесс освоения родительства и характер детско-родительских отношений. В исследовании приняли участие 20 диад мать—младенец группы спонтанной беременности и 23 диады группы ЭКО (возраст младенцев 6—12 месяцев). Матери группы ЭКО демонстрируют высокую способность к безусловному принятию ребенка, стремятся к телесному контакту с ним, однако они меньше склонны поддерживать инициативу ребенка, чем матери группы спонтанной беременности. Особенности детско-родительского взаимодействия находят отражение в особенностях развития ребенка: младенцы, чьи матери поддерживают их инициативу, склонны проявлять большую активность. Стремление к телесному контакту с матерью более выражено у младенцев, чьи матери чаще прикасаются к ребенку, обнимают и берут на руки. Участницы программы ЭКО положительно относятся к выполнению родительских функций, в то же время испытывают сомнения в собственной родительской компетентности, склонны устанавливать повышенные требования к себе в роли матери.

Общая информация

Ключевые слова: психология родительства, вспомогательная репродуктивная технология ЭКО, бесплодие, детско-родительские отношения, материнство при использовании ЭКО

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2016120105

Для цитаты: Якупова В.А., Захарова Е.И. Особенности внутренней позиции матери у участниц программы ЭКО // Культурно-историческая психология. 2016. Том 12. № 1. С. 46–55. DOI: 10.17759/chp.2016120105

Полный текст

Целью данной работы является изучение особенностей внутренней позиции матери у участниц программы ЭКО (экстракорпорального оплодотворения), которые определяют процесс освоения ро­дительства и характер детско-родительских отношений. В исследовании приняли участие 20 диад мать—младенец группы спонтанной беременности и 23 диады группы ЭКО (возраст младенцев 6—12 месяцев). Матери группы ЭКО демонстрируют высокую способность к безусловному принятию ребенка, стремятся к телесному контакту с ним, однако они меньше склонны поддерживать инициативу ребенка, чем матери группы спонтанной беременности. Особенности детско-родительского взаимодействия находят отражение в особенностях развития ребенка: младенцы, чьи матери поддерживают их инициативу, склонны проявлять большую активность. Стремление к телесному контакту с матерью более выражено у младенцев, чьи матери чаще прикасаются к ребенку, обнимают и берут на руки. Участницы программы ЭКО положительно относятся к выполнению родительских функций, в то же время испытывают сомнения в собственной родительской компетентности, склонны устанавливать повышенные требования к себе в роли матери.
 Характер детско-родительских отношений в семьях, воспользовавшихся репродуктивной технологией ЭКО, находится в поле внимания зарубежных исследователей достаточно продолжительное время. Поскольку процедура ЭКО получает все более широкое распространение в нашей стране, тема исследования родительства при использовании вспомогательных репродуктивных технологий становится актуальной для отечественной психологии, но в данный момент только начинает свое развитие. Данные, полученные в разнообразных зарубежных исследованиях, носят несколько противоречивый характер. Так, в исследовании привязанности F.L. Gibson и др. [9] не было выявлено различий в чувствительности матерей группы ЭКО и группы естественной беременности по отношению к младенцам. Большинство младенцев обеих групп демонстрировали надежный тип привязанности к матери. В исследовании H. Colpin и др. [8] не было обнаружено различий в уровне эмоциональной поддержки двухлетних детей матерями из группы ЭКО и матерями, родившими естественным путем. Однако по данным F. van Balen [12] матери группы ЭКО демонстрируют большую эмоциональную вовлеченность в отношения с ребенком, испытывают больше радости от взаимодействия с ним, чем матери с естественной беременностью. В исследовании S. Golombok и др. [11], напротив, участницы программы ЭКО демонстрируют более низкий уровень чувствительности по отношению к ребенку, чем матери, зачавшие ребенка естественным путем. Такой разброс данных может быть обусловлен различиями в эмпирических процедурах и подборе выборки. При изучении родительства с использованием ЭКО важно учитывать такие факторы, как длительная история бесплодия в анамнезе женщины, ее возраст, поскольку он зачастую выше среднего возраста рождения первого ребенка, характер осложнений во время беременности и т. д. Возраст ребенка, наличие других детей также являются значимыми факторами детско-родительского взаимодействия. Причины своеобразия материнской позиции участниц программы ЭКО в настоящее время остаются за пределами внимания исследователей. Влияние особенностей детско-родительского взаимодействия на развитие ребенка также остается малоизученным. Таким образом, тема родительства при ЭКО безусловно нуждается в дальнейшей разработке и изучении.

В отечественной психологии родительство рассматривается как социокультурный феномен [6]. Любое общество предъявляет к родителю определенные требования по воспитанию и заботе о ребенке, которые закреплены в социальной роли родителя. Принимая на себя ту или иную социальную роль, человек вырабатывает личностное эмоциональное отношение к ее содержанию [1]. Таким образом, освоение родительской роли — это индивидуальный вариативный процесс, который во многом определяется отношением человека к ее компонентам. В данной работе мы исходим из положения о том, что внутренняя позиция матери, как система отношений к выполнению родительских функций, к себе в роли матери и к ребенку, определяет процесс освоения родительской роли и характер детско-родительского взаимодействия. Основываясь на положении о компонентах внутренней позиции матери, нами было проведено лонгитюдное исследование материнства при ЭКО. На первом этапе исследования изучался процесс формирования материнской позиции у участниц программы ЭКО в период беременности. В период беременности внутренняя позиция матери у участниц программы ЭКО обладает следующими особенностями. В сравнении с группой женщин со спонтанной беременностью, участницы программы ЭКО склонны к большей идеализации ребенка и родительства. При выраженном стремлении к материнству участницы программы ЭКО демонстрируют сниженный интерес к выполнению родительских функций. Основная мотивация участниц группы ЭКО сосредоточена на самом факте беременности и рождения ребенка [7]. В данной статье мы хотели бы осветить данные второго этапа исследования — особенности внутренней позиции матери у участниц программы ЭКО в первый год жизни ребенка. Динамика становления материнской позиции при использовании ЭКО является предметом обсуждения для отдельной статьи.

Метод

Выборка. Исследование проводилось на базе ФГБУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии имени В.И. Кулакова». В исследовании приняли участие 43 диады. Группу ЭКО составили 23 человека, группу спонтанной беременности (СБ) — 20 человек. К участию в исследовании в группу спонтанной беременности приглашались только женщины, перенесшие осложненную беременность, поскольку все участницы программы ЭКО столкнулись с соматическими осложнениями во время беременности. На момент проведения исследования с рождения ребенка прошло от 6 до 12 месяцев. Женщины успели адаптироваться к появлению ребенка, приобрести опыт заботы о нем, у них уже сформировалось представление о себе как о матери. Для участниц исследования опыт материнства является первым. Все участницы исследования состоят в браке. В табл. 1 представлены параметры выборки матерей и младенцев, принявших участие в исследовании.

Психическое развитие младенцев, принявших участие в исследовании, соответствует возрастной норме.

Важно отметить, что в группе ЭКО участие в исследовании было предложено 46 женщинам, из которых 50% дали согласие. В группе СБ участие в исследовании было предложено 73 женщинам, из которых дали согласие 27%. В группе ЭКО на участие в исследовании значимо реже соглашаются мамы старше 36 лет (критерий углового преобразования Фишера, ф = 2,218, р < 0,05) и женщины, имеющие более двух попыток ЭКО в анамнезе (ф = 1,777, р < 0,05).

Методики. В целях изучения эмоционального отношения женщин к ребенку, к себе в роли матери и выполнению родительских функций нами была разработана методика «Неоконченные предложения». Методика состоит из трех блоков:

1.   Отношение к выполнению родительских функций.

•   Я провожу время с ребенком...

•   Заботиться о ребенке.

•   Быть мамой.

•   Трудности.

2.   Отношение к себе в роли матери, особенности переживание материнства.

•   Я мама.

•   Став мамой, я.

•   Как маме мне не удается.

•   Как маме, мне удается.

•   Я очень хочу.

•   Меня охватывает тревога.

•    Если бы было можно

•    Иногда мне кажется, что я...

3.       Эмоциональное отношение к ребенку.

•    Когда я смотрю на своего ребенка.

•    Иногда мой ребенок.

•    Я хочу, чтобы мой ребенок.

•    Когда я держу своего ребенка на руках.

Ответы респонденток на предложения были объединены в категории, в зависимости от отношения к ребенку, к выполнению родительских функций и к себе в роли матери. На основе ответов респонден­ток по методике «Неоконченные предложения» нами было выделено 4 типа отношения к материнству, к себе в роли матери и эмоционального отношения к ребенку: адекватный, амбивалентный, эйфорический и отвергающий (табл. 2).

Для изучения эмоциональной стороны детско-родительского взаимодействия в работе был использован опросник ОДРЭВ, разработанный Е.И. Захаро­вой [2]. Анализ процесса реального взаимодействия матери и ребенка был осуществлен с помощью системы наблюдения, предложенной Е.И. Захаровой и А.И. Тюриной [3]. Наблюдение проводилось в среднем 40 минут в домашней обстановке во время беседы с матерью и выполнения ребенком заданий методического комплекса Денвер II. Тестовая методика Денвер II позволила определить уровень общего психического развития младенца [10].

Результаты

Отношение к выполнению родительских функций. По данным методики «Неоконченные предложения» большинство матерей в обеих группах проводят время с ребенком с радостью, получают удовольствие от материнства. Подчеркивается, что материнство — это большое счастье. Значительная часть матерей обеих групп демонстрируют адекватное отношение к материнству после рождения ребенка (табл. 3). Они испытывают удовольствие от выполнения родительских функций, но в то же время признают, что забота о ребенке связана с некоторыми ограничениями, которые они готовы принять. Матери группы ЭКО охотно называют реальные трудности, с которыми они столкнулись, при общей установке на то, что трудности носят временный характер и вполне преодолимы.

17,4% матерей группы ЭКО склонны идеализировать материнство, с восторгом говоря о своем опыте, не упоминая никаких трудностей. К примеру: «Трудности — не знаю таких слов», «У меня нет трудностей». В группе СБ нет ни одного ответа в эйфорическом стиле. Важно отметить, что в группе ЭКО не наблюдается эмоционального отвержения материнства. В группе СБ, напротив, присутствует эмоциональное непринятие материнства — 15% матерей не упоминают положительных эмоций, связанных с заботой о ребенке, воспринимают материнство как ограничение собственной свободы, испытывают негативные чувства в связи с ущемлением собственных потребностей.

Отношение к себе в роли матери. Согласно данным методики ОДРЭВ в группе ЭКО нет ни одной матери, которая была бы полностью довольна собой в качестве родителя. Большинство женщин в обеих группах удовлетворены собой как родителем на среднем уровне (табл. 4). 9% матерей в группе ЭКО и 20% в группе СБ полностью недовольны собой как родителями. В группе СБ оценки оказались более разнообразными, достаточно большое количество матерей не довольны собой как родителем, 15% женщин, напротив, полностью удовлетворены собственной родительской компетентностью. Матери группы ЭКО значимо чаще сообщают о среднем уровне удовлетворенности собой в качестве родителя (ф = 2,185, р < 0,05), однако они вовсе не испытывают полного удовлетворения собой в качестве родителей в сравнении с матерями группы СБ.

Важно отметить, что среди женщин, ожидавших беременности менее года, значимо больше высоких оценок собственной родительской компетентности, чем от года ожидания и более (ф = 1,838, р < 0,05).

Результаты, полученные по методике ОДРЭВ, дополняют данные по проективной методике «Неоконченные предложения». Большинство матерей обеих групп положительно воспринимают собственное материнство. Около четверти матерей высказывают пожелания дольше оставаться в декрете, не выходить на работу. Около трети матерей в обеих группах говорят о счастье и новом смысле жизни, которые принесло им материнство. Матери группы СБ склонны больше подчеркивать личностные изменения, которые произошли с ними после рождения ребенка, также им легче привести собственные характеристики как мамы. В группе ЭКО женщины также отмечают личностные изменения, связанные с материнством. К примеру: «Став мамой, я стала снисходительнее», «Став мамой, я повзрослела, стала ответственнее». Матери группы ЭКО склонны подчеркивать, что материнство принесло им счастье, исполнение мечты, и что очень важно — ощущение собственной полноценности. Участницы программы ЭКО выражают сожаление, что им не удавалось родить раньше. Материнство вызывает у некоторых участниц программы ЭКО чувство гордости. В группе СБ отсутствуют упоминания о чувстве собственной полноценности и гордости в связи с материнством.

При этом треть матерей в группе ЭКО говорят о невозможности удовлетворить свои потребности в сне, отдыхе, свободном времени и т. д. Также около трети матерей группы ЭКО говорят об ощущении усталости, в то время как в группе СБ таких женщин всего 10%. Не стоит забывать, что в группе ЭКО 11 матерей двоен, которые испытывают повышенную нагрузку. С другой стороны, они активнее привлекают помощников — как уже упоминалось ранее, в семьях с двойнями, как правило, с мамой постоянно присутствует кто-то из родственников или, в редких случаях, няня. Матери группы СБ испытывают более острую потребность в помощниках — около трети хотели бы иметь больше помощи от близких и лучшие условия жизни.

Усталость матерей группы ЭКО может быть связана не только с повышенной нагрузкой при воспитании двойни, но и с повышенными требованиями к себе. Женщины группы ЭКО делают акцент на необходимости вести домашнее хозяйство, заботиться о ребенке, уделять внимание мужу, все успевать. Это является отдельным предметом гордости для них. Женщины группы СБ не ставят себе подобных целей. Они склонны делать акцент на развитии ребенка, для них предметом гордости являются конкретные умения, связанные с заботой о ребенке: умение вовремя заметить признаки усталости, успокоить, отвлечь ребенка, наладить режим дня и т. д. То есть матери группы СБ ставят себе более реалистичные цели, чем матери группы ЭКО, у них нет потребности быть идеальными и «делать все правильно». В группе СБ около четверти женщин считают, что в целом им как родителям все удается, в то время как в группе ЭКО таких мам всего 9%. 72% матерей группы ЭКО испытывают тревогу, связанную с собственной родительской компетентностью: им кажется, что они что- то делают не так в отношениях с ребенком, оказались плохими мамами. Для матерей группы ЭКО очень важно быть хорошей матерью.

В целом около половины матерей обеих групп выражают амбивалентное отношение к себе в роли матери: взаимодействие с ребенком доставляет им много удовольствия, материнство воспринимается как большое счастье и обретение нового смысла в жизни. В то же время, подчеркиваются сложность выполнения родительских функций, депривация собственных потребностей, сомнения в собственной родительской компетентности. Небольшой процент матерей в обеих группах выражают эйфорическое отношение к себе как к матери: материнство описывается с восторгом, трудности и неудачи не упоминаются. Около трети матерей в обеих группах выражают адекватное отношение к себе в роли матери: материнство приносит им удовольствие, они мирятся с ограничениями, понимая их временный характер, чувствуют уверенность своих силах.

Эмоциональное отношение к ребенку. У большинства матерей в обеих группах способность к безусловному принятию ребенка выражена на среднем уровне (табл. 6). Им достаточно легко принять особенности своего ребенка, любить его таким, какой он есть.

Однако в группе СБ значимо больше женщин со слабо выраженным принятием ребенка, чем в группе ЭКО (ф = 1,665, р < 0,05). Такие женщины с трудом принимают особенности ребенка, они часто чувствуют разочарование и недовольство ребенком. Данные, полученные по методике ОДРЭВ, находят свое отражение в методике «Неоконченные предложения». При выраженной направленности на счастье и здоровье ребенка, стремлении создать для него хорошие условия существуют некоторые различия между матерями группы ЭКО и СБ. Матери группы ЭКО чаще упоминают положительные характеристики своего ребенка, говорят о своей радости от контакта с ним. Женщины группы СБ не склонны говорить о положительных характеристиках ребенка. Упоминая собственные ощущения от контакта с ребенком, четверть матерей группы СБ замечают, что держать ребенка на руках тяжело и дискомфортно, что согласуется со сниженным стремлением к телесному контакту по методике ОДРЭВ и говорит о сложности эмоционального принятия ребенка. По результатам методики неоконченных предложений можно выделить 4 типа эмоционального отношения к ребенку (см. табл. 2 и 7). Женщины с отвергающим отношением к ребенку выполняют родительские функции, не испытывая при этом положительных эмоций. Они не упоминают о своем ребенке, его особенностях, чертах, удовольствии от контакта с ним. При эйфорическом отношении к ребенку мать с восторгом говорит о ребенке, однако редко упоминает о его субъектных характеристиках, подчеркивая только его миловидность и трогательную внешность. Положительные эмоции скорее связаны не с процессом взаимодействия, а с фактом наличия ребенка. При амбивалентном отношении к ребенку матери доставляет удовольствие взаимодействие с ним, однако ей хотелось бы, чтобы он обладал определенными чертами, порой ей бывает сложно сдерживать свое раздражение и гнев на ребенка. При принимающем эмоциональном отношении к ребенку матери интересуются самим процессом его развития, с удовольствием отмечают проявления его индивидуальности, инициативы, свидетельствующие о становлении его как субъекта действия, отмечают его индивидуальные характеристики, принятие особенностей ребенка дается им без труда. Они с пониманием и спокойствием относятся к тому, что ребенок может периодически капризничать, вести себя непредсказуемо.

В группе ЭКО нет ни одной матери с отвергающим и эйфорическим эмоциональным отношением к ребенку, большинство матерей демонстрируют принимающее отношение к ребенку (табл. 7). Таким образом, группа ЭКО оказалась более благополучной, чем группа СБ в отношении принятия ребенка на эмоциональном уровне.

Детско-родительское взаимодействие. Качество детско-родительского взаимодействия в среднем по обеим группам является достаточно высоким (табл. 8). Наиболее слабо выраженными характеристиками детско-родительского взаимодействия являются способность к сопереживанию ребенку и ориентация на его состояние. Матерям обеих групп бывает сложно разделить чувства ребенка, проникнуться его эмоциональным состоянием. Зачастую женщины не считают нужным подстраиваться под состояние ребенка, менять в связи с этим какие-либо планы, делать режим дня достаточно гибким, что согласуется с результатами других исследований [5].

Особенности материнской позиции, зафиксированные с помощью методики «Неоконченные предложения», находят отражение в особенностях детско-родительского взаимодействия по ОДРЭВ (табл. 9).

Положительные чувства во взаимодействии и способность матери оказывать ребенку эмоциональную поддержку тесно связаны с принимающим отношением к материнству и ребенку. Принятие материнства соотносится с общим положительным фоном детско-родительского взаимодействия. Матерям, которые принимают своего ребенка, лучше удается воздействовать на его состояние, регулировать поведение ребенка. Лучше понимать состояние ребенка и ориентироваться на него удается женщинам, принимающим себя в качестве матери.

Однако женщины, которые принимают свою родительскую роль, родительские функции, реже ориентируются на состояние ребенка в режимных и бытовых моментах. Возможно, одной из родительских компетенций в их понимании является строгое соблюдение режима. Таким образом, эмоциональное принятие социальной позиции родителя проявляется в характере взаимодействия матери с ребенком, что повышает надежность и достоверность использованных нами проективных методов исследования.

Матери группы ЭКО и СБ значимо различаются по степени выраженности положительных эмоций во взаимодействии с ребенком (критерий х2 = 6,509, р < 0,05). В группе ЭКО нет ни одной женщины с низкой степенью выраженности положительных чувств во взаимодействии, большая часть матерей испытывают радость и удовольствие от контакта с ребенком, раздражение и утомление во взаимодействии возникают достаточно редко. Эти результаты согласуются с высокой способностью матерей к безусловному принятию ребенка.

Степень выраженности положительных чувств во взаимодействии с ребенком значимо выше у женщин с историей бесплодия более 5 лет по сравнению с женщинами, не имеющими длительной истории бесплодия (ф =1,83, р < 0,05). В группе СБ также значимо больше матерей со сниженным стремлением к телесному контакту с ребенком (ф = 2,057, р < 0,05), что может говорить о наличии некоторых трудностей безусловного принятия ребенка, поскольку стремление к телесному контакту положительно связано с эмоциональным принятием ребенка (r= 0,425, p < 0,01).

Примечание: «*» — p< 0.05, «**» — p< 0.01.условного принятия ребенка, поскольку стремление к телесному контакту положительно связано с эмоциональным принятием ребенка (r= 0,425, p < 0,01).

Результаты по методике ОДРЭВ согласуются с данными, полученными в ходе наблюдения за реальным взаимодействием матерей с младенцами. В табл. 10 представлены параметры детско-родительского взаимодействия, зафиксированные в процессе наблюдения. В обеих группах во взаимодействии преобладает положительный эмоциональный фон, матери и младенцы часто общаются и улыбаются друг другу.

Как уже упоминалось ранее, у матерей группы СБ наблюдается сниженное стремление к телесному контакту с ребенком по сравнению с матерями группы ЭКО. В наблюдении за реальным взаимодействием также проявляется данная закономерность. В группе ЭКО матери чаще прикасаются к ребенку, чем в группе СБ (U-критерий, р < 0,000). Младенцы группы ЭКО также чаще стремятся приблизиться к матери, чем младенцы группы СБ (U-критерий, р < 0,01).

В группе ЭКО матери менее склонны поддерживать инициативу ребенка, подбадривать его словом или жестом, чем в группе СБ (U-критерий, р < 0,05). Особенно ярко это проявляется в ходе выполнения заданий методического комплекса Денвер II. Матери группы СБ обращают внимание ребенка на задание, поддерживают его в ходе выполнения задания, поощряют его успех. Матери группы ЭКО реагируют на выполнение заданий ребенком более нейтрально, если что-то не получается у ребенка, не стараются его подбодрить. Матери группы ЭКО не склонны интересоваться успешностью выполнения заданий ребенком в отличие от матерей группы СБ. Поведение младенцев группы СБ также отличается большей активностью и инициативностью (U-критерий, р < 0,01). У младенцев группы ЭКО реже вызывает интерес новый предмет или игрушка, принесенные экспериментатором, они чаще отвлекаются от заданий, не демонстрируют инициативы в действии с предметами.

Обсуждение

В обеих исследуемых группах наблюдается достаточно благополучная картина материнства: большинство женщин положительно относятся к выполнению родительских функций, получают удовольствие от контакта с ребенком, уверены в своей родительской компетентности. По данному параметру различий между группами СБ и ЭКО не обнаружено. Материнство воспринимается женщинами в группе ЭКО и в группе СБ как большое счастье, обретение нового смысла жизни и личностное развитие. Часть матерей группы ЭКО гордятся своим материнством. Возможно, чувство гордости связано с преодолением препятствий, стоявших на пути к материнству. По данным методики «Неоконченные предложения» для некоторых женщин группы ЭКО материнство означает обретение полноценной семьи. Чувство полноценности может говорить как о мотивации родительства, так и о влиянии бесплодия на самооценку и самоощущение женщины.

Матери группы ЭКО отличаются высокой способностью к безусловному принятию ребенка, положительным эмоциональным отношению к чертам его характера и особенностям поведения. Полученные результаты соотносятся с данными исследований F. van Balen [12]. Матери группы ЭКО чаще испытывают удовольствие и положительные эмоции от взаимодействия с ребенком, стремятся выразить свою любовь и нежность через телесный контакт с ним. Важно отметить, что данная характеристика детско-родительского взаимодействия присуща матерям с длительной историей бесплодия, т. е. связана с именно депривацией материнской сферы, а не участием в программе ЭКО.

При условии положительного эмоционального фона, взаимодействие матерей с младенцами в группе ЭКО обладает специфической особенностью. Матери группы ЭКО не склонны поддерживать инициативу ребенка. Их в меньшей степени интересуют успехи ребенка, они делают меньший акцент на его развитии. Таким образом, матери группы ЭКО демонстрируют высокий уровень эмоционального принятия ребенка при низкой поддержке его активности. Они еще не в достаточной мере воспринимают его как субъекта действия. Возможно, в связи с длительной депривацией материнской сферы для части матерей группы ЭКО главным является само существование ребенка. Невыраженный интерес матери к деятельности ребенка способствует снижению его активности и инициативности. Явно выраженный локус обладания создает благоприятные условия для установления близких эмоциональных отношений, но может стать препятствием на пути личностного и познавательного развития, становления автономии ребенка, для которого ключевое значение приобретает опережающая инициатива взрослого.

У участниц программы ЭКО при положительном эмоциональном отношении к ребенку и материнству в отношении к себе как к матери наблюдается амбивалентность. Они склонны к сомнениям в собственной родительской компетентности. Матери группы ЭКО реже испытывают полное удовлетворение собой в качестве родителей. Им кажется, что они не очень хорошо справляются с ролью матери, выражают желание повысить собственную родительскую компетентность. Основываясь на полученных в нашем исследовании данных, можно говорить о том, что отсутствие полной удовлетворенности собой в качестве родителя связано с длительной историей бесплодия, а не с самим фактом прохождения процедуры ЭКО.

Матери группы ЭКО склонны ставить себе труд­нодостижимые цели быть во всем идеальными, все успевать. Не удивительно, что они чаще говорят об усталости. Нереалистично высокие требования к себе связаны с длительной историей бесплодия, и, возможно, носят компенсаторный характер. Также можно предположить, что женщина, достигнув столь желанного материнства, отказывает себе в праве испытывать недовольство, жаловаться на усталость, просить о помощи т. д. Поскольку в период лечения от бесплодия и во время беременности их представления о материнстве носили идеалистический характер [7], у части матерей из группы ЭКО сохраняется эйфорическое отношение к материнству. Идеализация материнства может являться своеобразным защитным механизмом, проявлением неосознаваемого неприятия его сложных негативных сторон [4].

В нашей работе показана связь положительного отношения к себе в роли матери с таким параметром детско-родительского взаимодействия, как чувствительность по отношению к состоянию и потребностям ребенка. По-видимому, чуткие матери склонны больше доверять себе, полагаться на свои ощущения и интуицию во взаимодействии с ребенком. В этом смысле можно говорить об источнике сниженной чувствительности по отношению к ребенку у матерей, которые имеют длительную историю бесплодия в анамнезе, выявленной в работе S. Golombok [11]. Таким образом, постоянная тревога и сомнения матери в себе могут стать фактором риска эмоционального благополучия ребенка.

При обсуждении результатов не стоит забывать об особенностях выборки — в исследовании соглашались принять участие более молодые женщины с одной-двумя попытками ЭКО. Возможно, они составляют наиболее благополучную группу участниц программы ЭКО, тогда как женщины старше 36 лет с множественными попытками ЭКО, которые отказывались принимать участие в исследовании, составляют группу риска. Отказ может быть связан с высокой интенсивностью и значимостью переживаний, нежеланием допускать кого-то до частной жизни, поскольку в процессе лечения от бесплодия и беременности в достаточно интимную сферу жизни семьи осуществлялось постоянное вмешательство врачей. Возможно, женщины испытывают трудности адаптации к материнству, делегировали родительские функции няням или родственникам.

Выводы

На основании полученных результатов можно сделать следующие выводы.

1.   Женщины группы ЭКО демонстрируют высокую способность к безусловному принятию ребенка. Эмоциональная сторона детско-родительского взаимодействия в группе ЭКО носит выраженный положительный характер.

2.   Сомнения в собственной родительской компетентности связаны с длительной историей бесплодия, а не с самим фактом прохождения процедуры ЭКО.

Якупова В.А., Захарова Е.И. Особенности внутренней позиции...

Yakupova V.A., Zakharova Ye.I. Features of Inner Position of Mother...

 

3.   Для матерей группы ЭКО сниженную значимость имеют успехи и ход его развития, что может говорить о задержке восприятия субъектности ребенка как последствии высокой неопределенности исхода беременности.

4.   Способ наступления беременности не является препятствием к развитию гармоничного взаимодействия с ребенком.

5.   Характер детско-родительского взаимодействия находит отражение в особенностях развития ребенка. Младенцы, чьи матери поддерживают их инициативу, склонны проявлять большую активность при выполнении заданий. При выраженном стремлении матери к телесному контакту ребенок также проявляет инициативу к телесному контакту с матерью.

Литература

  1. Захарова Е.И. Развитие личности в ходе освоения родительской позиции // Культурно-историческая психология. 2008. № 2. C. 24—28.
  2. Захарова Е.И. Опросник исследования эмоциональ- ной стороны детско-родительского взаимодействия // Семейная психология и семейная терапия. 1997. Т. 1. № 1. С. 15—21.
  3. Захарова Е.И., Тюрина А.И. Особенности взаимодей- ствия матери с ребенком младенческого и раннего возраста в зависимости от характера привязанности к собственной матери // Пренатальная психология и психология репро- дуктивной сферы. 2013. № 3.С. 90—111.
  4. Петрова А.А. Материнские представления об ин- дивидуально-психологических особенностях ребенка как фактор детско-родительского эмоционального взаимодей- ствия: дис. … канд. психол. наук. М., 2008. 225 с.
  5. Кляйн М. Зависть и благодарность и другие работы 1955—1963 гг. Психоаналитические труды Мелани Кляйн: в 7 т. Т. VI. Ижевск: ERGO. 2012. 332 с.
  6. Филиппова Г.Г. Психология материнства: учеб. по- собие. М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. 240 с.
  7. Якупова В.А., Захарова Е.И. Внутренняя материн- ская позиция женщин, беременность которых наступила с помощью ЭКО // Национальный психологический жур- нал. 2015. № 1(17). С. 96—104.
  8. Colpin H., Demyttenaere K., Vandemeulebroecke L. New reproductive technology and the family: The parent-child re- lationship following in vitro fertilization // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 1995. Vol. 36. P. 1429—1441.
  9. Gibson F.L., Ungerer J., McMahon C., Leslie G.,  Saun- ders D. The mother–child relationship following in vitro fer- tilisation (IVF): infant attachment, responsivity, and maternal sensitivity // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 2000. Vol. 41 (8). P. 1015—1023.
  10. Glascoe F.P.,  Byrne K.E.,  Chang B., Strickland  B., Ash- ford L., Johnson K. The Accuracy of the Denver-II in Develop- mental Screening // Pediatrics. 1992. Vol. 89. P. 1221—1225.
  11. Golombok S., MacCallum F., Goodman E. The “test-tube” generation: parent — child relationships and the psychological well-being of in vitro fertilization children at adolescence // Child Development. 2001. Vol. 72 (2). P. 599—608.
  12. Van Balen F. Child rearing following in vitro fertiliza- tion // Journal of Child Psychology and Psychiatry. 1996. Vol. 37. P. 687—693.

Информация об авторах

Якупова Вера Анатольевна, кандидат психологических наук, научный сотрудник факультета психологии, Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова (ФГБОУ ВО МГУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9472-8283, e-mail: vera.a.romanova@gmail.com

Захарова Елена Игоревна, доктор психологических наук, доцент кафедры возрастной психологи, факультет психологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия, e-mail: E-I-Z@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2688
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 3

Скачиваний

Всего: 1420
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 3