Становление медиации в Российской Федерации

1349

Аннотация

Обобщены точки зрения о препятствиях в распространении медиации и возможных мерах по ее развитию в России, высказываемых в отечественной литературе. Обнаружено, что высказываются различные, а порой и взаимоисключающие мнения, рекомендации о способах развития медиации в России. Выявлено, что внимание этим вопросам уделяется преимущественно со стороны исследователей, представляющих правовые и смежные науки, однако обоснование мнения вытекает из эмпирического опыта и/или обосновывается теоретическими, чаще всего правовыми гипотезами и конструкциями. При этом установлено, что научные фундаментальные исследования и обзоры, обосновывающие те или иные предложения, практически отсутствуют. Сделан вывод, что для успешного развития медиации и создания доверия к новому институту необходимо, чтобы меры, направленные на развитие медиации, основывались на доказательных исследованиях, подтверждающих эффективность медиации для урегулирования определенных видов споров.

Общая информация

Ключевые слова: медиация, альтернативное разрешение споров, урегулирование конфликтов, законодательство о медиации

Рубрика издания: Медиация

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Тюльканов С.Л. Становление медиации в Российской Федерации // Психологическая наука и образование. 2014. Том 19. № 2. С. 34–40.

Полный текст

В условиях принятия законодательства о медиации в Российской Федерации1 , когда в одних регионах уже сложилась практика оказания медиативных услуг и услуг в области обучения медиации, а в других она только формируется [2, с. 207–230], вопросы о препятствиях, стоящих на пути ее развития в России как метода разрешения споров, о возможностях способствования ее развитию, становятся все более актуальными. Однако до сих пор, насколько нам известно, не было попыток систематизации указанных сведений.

В статье представлен обзор основных точек зрения по поводу развития медиации в России, высказываемых специалистами в области разрешения споров, представителями профессиональных сообществ и органов власти. Следует учесть, что по данным сайта Российской государственной библиотеки, на данный момент насчитывается уже около 90 изданий по теме медиации [3], без статей периодических изданий. Защищено 8 диссертаций кандидатов юридических наук, 1 диссертация кандидата социологических наук. Также учтены данные, полученные в ходе исследований, проведенных федеральным государственным бюджетным учреждением «Федеральный институт медиации» [2].

Следует учесть, что медиация по своей сути – междисциплинарная область знания (в частности, рассматривается представителями таких наук, как конфликтология и психология), а термин является заимствованным из иностранных языков. Поэтому оценить количество публикаций, посвященных вопросам медиации, но под иными терминами: «посредничество», «согласительные» или «примирительные» процедуры – достаточно сложно.

Обзор основных рекомендаций по развитию медиации в России

В статье обобщены основные сложности/ препятствия, которые эксперты рекомендуют преодолевать различными способами. Основные идеи указаны тезисно и в сжатой форме, в связи с чем не указаны конкретные подробные меры, предлагаемые экспертами. Вначале сформулирована основная проблема, затем указаны рекомендации по ее преодолению.

1. Социально-обусловленные препятствия в распространении медиации. В российском обществе низки социальная потребность в медиации, ее сформированность как социального института, что обусловлено низкой правовой культурой в обществе, высоким общим уровнем конфликтности в обществе и низкой степенью готовности к внесудебному, дружественному разрешению споров и пр. [1, с. 102; 7; 9; 15; 10, с. 85; 12, с. 1–13; 15, с. 17; 17, с. 6; 20]. Эксперты расходятся во мнении, насколько сформировались социальная потребность в медиации, понимание обществом медиации и ее возможностей. Соответственно, в основном рекомендации экспертов сконцентрированы:

  • на формировании государственной политики в сфере развития медиации и альтернативного разрешения споров в виде финансовой поддержки медиации (разработка материальных стимулов к использованию медиативной процедуры, субсидировании медиации), а также организации специальных мероприятий, направленных на ее популяризацию и распространение;
  • повышении культуры поведения людей в конфликтных ситуациях, правовой культуры и общем снижении конфликтности в обществе, в том числе при использовании обширного потенциала медиации для установления социальной стабильности и повышения деловой этики [14], также путем интеграции элементов медиации в сферу семьи и образования [16].

2. Недостаточная информированность о медиации

1) со стороны населения [9; 10, с. 85; 37]. Многие граждане до сих пор видят в суде единственный способ разрешения любых противоречий, часто не имеют доступа к информации о медиации и, как показывает опыт, соглашаются пройти процедуру медиации только после особых разъяснений суда;

2) со стороны большого числа представителей профессий, занятых в системе разрешения споров, прежде всего юридических профессий, а также их недостаточная компетентность в сфере медиации [2, с. 120–121].

Рекомендации экспертов в данном случае сфокусированы на необходимости ведения информационно-просветительской деятельности самими медиаторами о медиации, ее сущности, особенностях, возможностях и преимуществах как в отношении широких слоев населения, возможных потребителей медиативных услуг, так и профессиональных сообществ. Кроме того, необходимо эффективное взаимодействие с судебной системой, в том числе ее специальная подготовка, чтобы сама судебная система стала одним из основных проводников медиации и могла эффективно и компетентно информировать население о возможностях применения медиации [8, с. 34; 14; 12, с. 161; 17, с. 17; 58], одновременно решая задачу повышения качества и доступности правосудия.

3. Недостаточное число профессиональных медиаторов и центров их подготовки, неравномерность их представленности по регионам и часто удаленность от потенциальных потребителей, ограниченные возможности по качественной подготовке медиаторов, а также недостаток юристов, которые могли бы компетентно сопровождать стороны в ходе проведения медиации [2, c. 207–230; 12, с. 17]. Одновременно встает проблема появления большого числа медиаторов и центров по их подготовке, качество оказания услуг которыми вызывает вопросы.

Соответственно, рекомендации экспертов сконцентрированы на расширении возможностей по качественной подготовке медиаторов, а также на создании общефедеральных ресурсов, которые бы консолидировали информацию о медиаторах, провайдерах медиативных услуг и образовательных организаций в сфере медиации и были доступны для ознакомления потенциальным потребителям и судам. Кроме того, необходимо разработать механизмы обеспечения доступа к медиативным услугам из удаленных районов. Однако экспертами высказываются сильно различающиеся, иногда противоположные точки зрения по вопросам: требования к образованию медиаторов, требования к образованию и опыту преподавателей в сфере медиации, а также сам функционал медиатора, и, как следствие, говорится о необходимости создания общих стандартов профессиональной деятельности медиаторов, системы контроля качества их работы и обучения.

4. Разобщенность провайдеров медиативных услуг и несформированность экспертного сообщества [2, с. 143]. В условиях отсутствия в стране общефедеральных объединений, которые бы безусловно признавались большинством специалистов в сфере медиации, рекомендации направлены, с одной стороны, на дальнейшее развитие системы саморегулирования в медиации, а с другой – на стимулирование интеграционных процессов между самими медиаторами при содействии государственных органов и организаций.

5. Несовершенство законодательства о медиации, а также иные юридические ограничения в ее распространении и применении, которые в том числе выражаются в сложностях взаимодействия медиаторов и судов.

Мы обобщили мнения различных экспертов и сформулировали основные проблемы, решение которых может потребовать дополнительного правового регулирования [2, с. 224; 5; 8; 10, V–VI; 12, с. 11, 14–25, 18–19, 58–70, 79, 81, с. 82–88, 126–138, 146–153, 154, 165, 175–184, 185–193, 209–216, 239–246; 13, 15; 19; 20]:

1) размытый характер новых, законодательно закрепленных формулировок об образовании профессионального медиатора, который только усилил дискуссии, какое образование и какую подготовку должны проходить медиаторы, их преподаватели и должны ли вообще;

2) отсутствие закрепленного нормативно унифицированного, хотя бы примерного порядка проведения процедуры медиации;

3) часто возникающие вопросы правового регулирования результата процедуры медиации – медиативного соглашения, в том числе отсутствие возможности принудительного исполнения медиативного соглашения, если процедура медиации проводилась до начала судебного разбирательства, а также сущностные различия между медиативным соглашением и мировым соглашением, если процедура медиации проводится после начала судебного разбирательства;

4) несогласованность сроков проведения медиации и сроков рассмотрения гражданских дел в судах общей юрисдикции;

5) неясность возможности и порядка получения юридической помощи в ходе проведения процедуры медиации;

6) неясность законодательного регулирования возможности или обязанности раскрытия конфиденциальной информации медиатором в определенных случаях, необходимость дополнительных гарантий конфиденциальности;

7) соотношение принципа добровольности медиации и возможности проведения медиации в качестве обязательного досудебного порядка урегулирования споров, а также возможности понуждения сторон спора к попытке начать процедуру медиации;

8) ограниченные возможности суда по инициированию процедуры медиации, которые обусловлены действующим законодательством;

9) неясность в отношении требований к оформлению соглашений о применении и проведении процедуры медиации;

10) противопоставление в законе медиации третейскому суду. При наличии медиативной оговорки спор не может быть передан на разрешение третейского суда;

11) невозможность ведения медиативной деятельности юрисдикционными органами, в том числе действующими судьями, нотариусами и судьями в отставке, несмотря на то что мировая практика показала, что некоторые судьи и нотариусы, прошедшие специальную подготовку по медиации, могут эффективно работать медиаторами, и такая практика была бы чрезвычайно полезна для развития института медиации;

12) отсутствие в налоговом кодексе РФ особенностей налогообложения медиативной деятельности при ее непредпринимательской природе, как это установлено в законе о медиации;

13) узкая сфера применения процедуры медиации в соответствии с законом о медиации и необходимость ее расширения, а также наличие иных нормативных ограничений, которые препятствуют участию в процедурах медиации, например, государственных и муниципальных организациях.

Основные выводы, наличие противоречий в литературе

При составлении обзора мы столкнулись со сложностью, связанной с обилием различных, порой взаимоисключающих мнений. На наш взгляд, это прежде всего связано с тем, что существует различное понимание самой процедуры медиации, и уже как следствие – различное видение специалистами способов ее развития в нашей стране

При наличии большого числа отечественных работ, посвященных вопросам медиации, отсутствуют (либо не опубликованы для общего обозрения) доказательные исследования в этой области. Практически все указанные выше работы строятся на использовании таких общих методов исследования, как аналитический, индуктивный, дедуктивный, сравнительный, системный, также различных специально-юридических методов познания. Отсутствуют научные исследования, которые подтверждали бы эффективность и предсказуемость (возможность прогнозирования успешности) медиации как метода разрешения споров в тех или иных случаях – и это несмотря на проведение нескольких правовых экспериментов в Уральском федеральном округе [11], Санкт-Петербурге [6], Карелии [4], наличие опубликованных материалов о ходе их проведения и полученных результатах.

Как справедливо отмечает Ц. А. Шамликашвили, обоснование проводимых процедур медиации часто ограничено эмпирическим опытом медиаторов и организаций, оказывающих медиативные услуги, имеются данные только из смежных наук, которые не объединены для целей медиации [50]. Очевидно, что, как следствие, выделение критериев применимости или неприменимости медиации для урегулирования конкретного спора становится очень субъективным. Таким образом, можно констатировать, что в целом рекомендации о способах развития медиации в России зачастую строятся на неподтвержденных доказательно (но, возможно, в некоторых случаях подтвержденных эмпирически) гипотезах эффективности или неэффективности тех или иных мер, а также на юридически возможных вариантах, которые, однако, могут исходить из неверного понимания самой процедуры медиации [2, c. 224].

Предложения по преодолению данной проблемы

На наш взгляд, в условиях становления в России медиации как института для эффективного ее развития назрела необходимость формулирования мер по продвижению медиации, которые бы были основаны на объективно доказанных данных, подтверждающих эффективность применения медиации в тех или иных спорах, а также дающих возможность предсказать результаты медиации, результаты тех или иных предлагаемых мер. Таким образом, появится возможность проверить на жизнеспособность теоретические наработки, которые уже сформулированы российскими специалистами, но пока не подкреплены необходимой доказательной базой.

Кроме того, крайнее различие мнений по различным аспектам продвижения медиации говорит о том, что необходимо решение некоторых доктринальных проблем в самой сфере медиации. Представляется, что проведение доказательных исследований также может способствовать решению данной проблемы.

 

1. В силу общности многих замечаний мы не стали делать ссылки на авторов в каждом конкретном случае.

Литература

  1. Аллахвердова О. В., Карпенко А. Д. Медиация – конструктивное разрешение конфликтов: Учебное пособие. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2008. 178 с.
  2. Бюллетень Федерального института медиации. 2013 год / научн. ред. Ц. А. Шамликашвили. М.: Изд. ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2013. 290 с.
  3. Единый электронный каталог Российской го- сударственной библиотеки [Электронный ре- сурс] – URL: http://www.rsl.ru/ru/s97/s339/ (дата обращения: 13.04.2014).
  4. Информация о проекте «Медиация в дей- ствии» (Карелия) [Электронный ресурс] – URL:http://671601.ru/index.php/proekt-mediatsiya- v-dejstvii/o-proekte/73-projectinfo (дата обращения: 13.04.2014).
  5. Калашникова С. И. Медиация в сфере гражданской юрисдикции. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2011. 284 с.
  6. Лебедева  Д. С.   Медиация   в   судах   общей юрисдикции / Пушкинский районный суд города Санкт-Петербурга. Журнал «Судья». 2012. № 3 [Электронный ресурс] – URL: http://psh.spb.sudrf.ru/modules.php?name=information&rid=83 дата обращения – 13.04.2014).
  7. Материалы «круглого стола» на тему «Процедура медиации: проблемы  законодательного регулирования и правоприменительной практики, пути их решения», прошедшего 23 апреля 2013 года в Совете Федерации РФ. [Электронный ресурс] – URL: http://council.gov.ru/activity/activities/roundtables/31868 (дата обращения – 13.04.2014).
  8. Медиация в практике нотариуса  /  Отв.  ред. С. К. Загайнова, Н. Н. Тарасов, В. В. Ярков. М.: Инфотропик Медиа. 2012. 336 с.
  9. Медиация: быть или не быть? [Электронный ресурс] // Юридическая газета. 2011. № 22. Июнь – URL: www.yur-gazeta.ru (дата обращения: 13.04.2014).
  10. Понасюк А. М. Медиация и адвокат: новое направление адвокатской практики. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2012. 384 с.
  11. Правовой эксперимент «Разработка и апробация механизмов интеграции медиации в гражданское судопроизводство»: итоги 2012 года / Центр  медиации  Уральской   государственной юридической академии [Электронный ресурс] – URL: http://медиация-урал.рф/index.php/aboutmediation (дата обращения: 13.04.2014).
  12. Развитие медиации в России: теория, практика, образование: Сборник статей  /  под  ред. Е. И. Носыревой, Д. Г. Фильченко. М.: Инфотропик Медиа; Берлин, 2012. 320 с.
  13. Севастьянов Г. В., Цыпленкова А. В. Тенденции развития институциональных начал альтернативного разрешения споров // Вестник ВАС РФ. 2007. № 3–4; СПС КонсультантПлюс. С. 63–75.
  14. Теперь начинается самое главное // Медиация и право. Посредничество и примирение. 2007. № 6. С. 15.
  15. Форум на фоне больших перемен // Медиация  и  право.  Посредничество  и  примирение. № 22. 2011. С. 17.
  16. Хаванский С. Н. Медиация в социальной сфере:  основы  применения  //  Коченовские  чтения «Психология и право в современной  России». М.: МГППУ, 2012. С. 245–246.
  17. Шамликашвили Ц. А. Медиация как альтернативная процедура урегулирования  споров. Что необходимо знать судье, чтобы компетентно предложить сторонам обращение к процеду- ре медиации: Учебное пособие для вузов, обучающих по специальности «Юриспруденция». – М.: Межрегиональный центр управленческого и по- литического консультирования, 2010. 160 c.
  18. Шамликашвили Ц. А. Медиация – междисциплинарная наука // Сборник материалов обще- российской научно-практической дистанционной конференции «Психология и педагогика: современные методики и инновации, опыт практического применения». Липецк, 27 сентября 2013 г. Липецк: Кватра, 2013. С. 5–9.
  19. Шамликашвили Ц. А. Основы медиации как процедуры урегулирования споров. М.: Изд-во ООО «Межрегиональный центр управленческого и политического консультирования», 2013. 128 с.
  20. Яковлев В. Ф. Нам нужно обрести культуру диалога // Медиация и право: Посредничество и примирение. 2012. № 24. С. 14–30.

Информация об авторах

Тюльканов Сергей Леонидович, преподаватель кафедры «Медиация в социальной сфере», ФГБОУ ВО МГППУ, Научный консультант, Федеральное Государственное Бюджетное Учреждение «Федеральный институт медиации», Москва, Россия, e-mail: tyulkanov@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 4103
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 20

Скачиваний

Всего: 1349
В прошлом месяце: 1
В текущем месяце: 1