Психологические механизмы становления зрелости личности у подрастающего поколения средствами образовательной среды

1171

Аннотация

Целью настоящей статьи является теоретический анализ возможных психологических механизмов, участвующих в становлении зрелости личности у подрастающего поколения в рамках образовательной среды. Актуальность работы определяется значимостью указанного процесса в условиях современной социальной ситуации. В исследовании раскрываются следующие дефиниции: «зрелость личности», «становление личности», «духовно-нравственное становление зрелости личности». Акцент в исследовании делается на анализе духовно-нравственной составляющей зрелости личности. Рассматриваются средства образовательной среды, в качестве которых выступают: ценностно значимая информация, личностно ориентированное преподавание, диалогический характер общения, эмоциональное принятие юношей и девушек. Дается содержательный анализ таких психологических механизмов становления зрелости личности, как персонализация, персонификация, кристаллообразование, когнитивная реконструкция. В статье подчеркивается синергийный характер процесса становления зрелости личности.

Общая информация

Ключевые слова: зрелость, личность, духовность, нравственность, образовательная среда, психологические механизмы, подрастающее поколение, средства

Рубрика издания: Психология религии

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Морозова Е.А., Морозова Е.А. Психологические механизмы становления зрелости личности у подрастающего поколения средствами образовательной среды [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2011. Том 3. № 3. URL: https://psyjournals.ru/journals/psyedu/archive/2011_n3/47072 (дата обращения: 20.06.2024)

Полный текст

Становление зрелости личности у юношей и девушек, в первую очередь ее духовно-нравственной составляющей, с помощью средств образовательной среды является чрезвычайно актуальной проблемой, особенно в сегодняшней социальной ситуации. В рамках образовательного процесса, да и в повседневной жизни, повсеместно приходится наблюдать доминирующую в молодежной среде тенденцию «латентной духовности», которая, как предлагают В.И.Слободчиков и А.В.Шувалов, может быть названа «антропогенией» [12, с. 62]. Это та ситуация, когда юноши и девушки даже не подозревают о возможности духовной жизни и о существовании нравственных законов или имеют об этом весьма слабое представление и живут по принципу «здесь и сейчас», ориентируясь на свои актуальные потребности и желания. Вполне очевидно, что подавление и вытеснение духовного уровня влечет за собой обеднение личности, ее незрелость. Поэтому важно понять, какие средства образовательной среды могут сыграть свою роль в становлении зрелости личности у подрастающего поколения и обсудить возможные психологические механизмы, которые задействованы в этом сложном многоуровневом процессе.

Согласно обобщенной точке зрения ученых, личностная зрелость – это переход к самодетерминации и ответственности, которая проявляется в способности человека жить, исходя из своего осознанного жизненного выбора. По определению С.Л.Братченко и М.Р.Мироновой, «зрелая личность» – это человек как субъект собственной жизни, ответственный за взаимодействие как с внешним миром, включая и других людей, так и с внутренним миром, с самим собой [4, с. 123]. Основным компонентом зрелости личности, с точки зрения Г.Олпорта, является «зрелая совесть» как способ саморуководства [9, с. 124]. Что же лежит в его основе? С богословской позиции, ответ однозначен – это возможность различать добро и зло, исходя из естественного нравственного закона, записанного на «скрижалях сердца». Именно эта способность и составляет сердцевину духовно-нравственной зрелости, которая является базовой детерминантой зрелости личности в целом.

Понятно, что становление зрелости – не одномоментный акт, а процесс длиною в жизнь, который определяет траекторию развития личности к достижению ею определенной вершины – акме. Д.И.Фельдштейн становление личности рассматривает в контексте культурно-исторического воспроизводства индивида как человека, являющегося носителем родовой сущности человечества [13, с. 26]. По словам игумена Георгия (Шестуна), становление зрелости личности происходит в вертикальной системе координат как прорыв за границы Я по направлению к Богу [7, с. 51]. Выход за границы Я становится возможным посредством формирования способности к альтруизму, самопожертвованию, трансцендированию, безусловной любви, служению. Другими словами, становление зрелости личности предполагает, в первую очередь, актуализацию, пробуждение ее духовно-нравственного начала, стремящегося переместиться во внешний мир в форме поступка, являющегося индикатором степени зрелости личности. По словам протоиерея Бориса Ничипорова, «поступок всегда нравственно окрашен, он или поднимает человека ввысь или опускает его в бездну» [8, с. 76]. Любая личность при этом обладает возможностью синергировать как с благодатью, так и с бездной, в чем состоит ее глубинный онтологический выбор.

Конечно, было бы наивным полагать, что педагог в рамках образовательной среды способен в полной мере сформировать духовно-нравственную зрелость у своих учащихся и студентов. Апостол Павел писал: «Я насадил, Аполлос поливал, но взрастил Бог; посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий» (1 Кор. 3; 4–7). Становление и раскрытие духовно-нравственного потенциала личности возможно, конечно, с помощью Божьей. Мы можем лишь свидетельствовать о тайне изменения личности, ее преображении. Если обратиться к этимологии слова «преображение», то в его основе мы увидим корень «ображ» (образ). Чей образ? Образ Бога в человеке. Таким путем мы имеем косвенное указание на Творца, посредством Которого происходит глубинная метаморфоза личности.

Однако следует констатировать, что образовательная среда все же является важным фактором становления духовно-нравственной зрелости молодежи, так как она обладает и аксиологическими возможностями, и менталообразующими функциями. Под «аксиологическими возможностями» можно понимать способность образовательной среды к формированию базовых ценностей, а под «менталообразующими функциями» – ее участие в актуализации корневых смыслов, формирующих, в свою очередь, общую культуру и направленность поступка личности [11, с. 351]. Сформированные корневые смыслы могут стать для личности активной, живой, порождающей формой, конструирующей зрелость личности.

По словам Н.М.Симоновой, «усилия сферы образования в реализации менталообразующих функций должны быть сфокусированы на решении таких главных задач, как трансляция из поколения в поколение и закрепление в каждом последующем поколении наиболее стабильных, исторически сложившихся мировоззренческих и культурных ценностей» [11, с. 352]. Акцентируя внимание на данном высказывании, следует вспомнить слова В.Франкла о том, что «образование не должно ограничиваться и удовлетворяться передачей традиций и знаний, оно должно совершенствовать способность человека находить те уникальные смыслы, которые не задеты распадом универсальных ценностей…Следовательно, образование должно давать человеку средства для обнаружения смыслов» [14, c. 309–310].

Какие же средства в этой связи может дать образовательная среда?

Первым важным средством является, конечно, та информация, которую педагог несет своим учащимся и студентам. Понятно, что это не просто информация, а информация, насыщенная знаниями о духовном мире, его законах, нравственных ориентирах, смысле жизни, предназначении человека. Передача этих знаний возможна в разных контекстах. Во-первых, в рамках преподавания духовно ориентированных дисциплин, например таких, как «Христианская антропология», «Религии мира», а во-вторых, посредством сопряжения светского и духовного компонентов в виде обогащения различных курсов – «Психология семьи», «Возрастная психология», «Психология личности» и т.д. – духовными знаниями.

По словам В.В.Рубцова, «говоря о проблеме соотношения светского и духовного компонентов в образовании, первое положение, которое мы здесь выделяем, – это, собственно, духовно-нравственное содержание образования» [10, с. 14]. Сопряжение светского и духовного компонентов в образовательной среде – это попытка найти общий научный язык, выработать единый понятийный аппарат, с помощью которого можно решать насущные проблемы современного образования. С точки зрения Г.В.Акопова, две основные и ментально разные системы образования – светская и православная – по большому счету не могут противоречить друг другу, так как научное сознание и религиозное сознание есть проявления единой человеческой психики, и они не представляют собой абсолютной противоположности [1, с. 40].

В любом случае важно помнить о том, что педагог должен не только  донести до своих учащихся и студентов программный материал, но и  познакомить их с универсальной системой ценностей. Хотя, как отмечает С.Н.Батракова, по большей части усилия современных педагогов сосредоточены на процессах обучения и воспитания, ориентированных на специальность [2, с. 183]. В настоящее время все чаще стали говорить о «знаниецентристской», «предметно ориентированной» направленности образования. При этом критерием образованности становится, в первую очередь, уровень достигнутой учебно-познавательной подготовки (знания, умения, навыки), или, выражаясь современным языком, уровень сформированных компетенций. Однако еще А.С.Хомяков считал, что специальность не может быть положена в основу воспитания [15]. То есть помимо предметной и знаниевой составляющей должен обязательно присутствовать и духовный компонент.

Итак, первое средство для обнаружения смыслов, которым оперирует образовательная среда, – это подача педагогом ценностно-значимой информации. Однако одной информационной составляющей явно недостаточно для обнаружения глубинных смыслов и помощи в становлении зрелости личности у подрастающего поколения.

Вторым важным средством образовательной среды может стать личность самого педагога, поскольку именно через нее преломляется, приобретает особое звучание преподаваемая информация. Личность педагога может выступать в качестве своеобразного катализатора, способного запустить процесс смыслообразования у студентов и учащихся. Но это произойдет только тогда, когда сам педагог станет носителем осознанных глубинных смыслов. Другими словами, прежде чем приступать к трансляции духовных знаний, педагог должен сам стать зрелой, духовно-нравственной личностью, способной к рефлексии и отчетливой самоидентификации. Если это условие будет соблюдено, то в этом случае смогут включиться и те психологические механизмы, о которых говорят В.Е.Клочко и Э.В.Галажинский, – механизмы персонализации, под которой понимается способность к трансляции, передаче ценностно-смысловых характеристик того, что составляет пространство субъективного жизненного мира личности и персонификации – возможности порождения личностных ценностей за счет проникновения в смыслы и ценности другого человека [6, с. 56].

Но для того чтобы указанные психологические механизмы активизировались, необходимо задействовать и третье средство образовательной среды – характер межличностного общения. Совершенно очевидно, что стиль общения в диаде «педагог–студент» должен носить качественно иной характер, нежели привычный авторитарно-директивный. Это должно быть субъект-субъектное взаимодействие, предполагающее построение общения, исходя из видения в учащихся и студентах духовного уровня их личности, образа Божия, выраженного, может быть, и неявно и скрытого различными дезадаптивными проявлениями. Однако вера в то, что духовный полюс существует, позволит выстроить процесс общения, скорее, как диалог, разговор, со-бытие – совместное бытие педагога и студента. Благодаря такому условию ситуация диалога становится событием в жизни участников педагогического процесса. В контексте проживания события происходят ключевые изменения в личности учащихся. Резонансом на переживаемые состояния возникают личностные новообразования, среди которых ключевое место занимает духовно-нравственная зрелость.

Следует заметить, что диалог состоится только тогда, когда педагог будет конгруэнтен и аутентичен собственным взглядам, установкам и принципам. В противном случае юноши и девушки неизбежно почувствуют диссонанс и прибегнут к стратегиям ухода, избегания, прерывания диалога. Однако если диалог состоится, то может включиться следующий психологический механизм становления зрелости личности у молодежи – механизм кристаллообразования, предполагающий выстраивание вокруг значимых смыслов информационных полей, обладающих менталообразующими функциями. В свою очередь этот процесс может активизировать и латентный нравственный потенциал личности студентов и учащихся, что в дальнейшем повлечет за собой когнитивную реконструкцию и соответствующие изменения на эмоциональном и поведенческом уровнях. Подобная последовательность этапов может объясняться законом опережения интеллектуального развития нравственным развитием – законом, хорошо известным в дореволюционной России. В этой связи В.В.Зеньковский говорил о том, что, с психологической точки зрения, именно моральное созревание души является осью ее духовного развития [5]. Л.И.Божович также была убеждена в том, что личностная гармония «обеспечивается общественной, в существе своем, нравственной направленностью личности, мотивирующие силы которой подчинены единому мотиву, доминирующему на сознательном и бессознательных уровнях» [3, с. 270].

И еще одно средство образовательной среды, являющееся важным фактором становления зрелости личности у подрастающего поколения, – эмоциональная составляющая контакта «педагог–студент». Очевидно, что общение в образовательной среде должно быть максимально насыщено отношениями безусловной, истинной любви и подлинным интересом к личности учащихся и студентов. Истинная, безусловная любовь предполагает безоценочность принятия личности, вне зависимости от поведения и успеваемости юношей и девушек, а также ожиданий педагога. Это не означает принятия и подкрепления всех дезадаптивных поведенческих паттернов, проявляющихся в образовательном процессе, отнюдь нет: истинная любовь подразумевает ориентацию на духовный уровень личности молодого человека, находящийся в настоящий отрезок времени, быть может, в потенциальном, свернутом, непроявленном состоянии.

И если педагог сумеет разглядеть у своих учащихся сквозь толщи страстей Я духовный свет, сможет принять и полюбить их в их нынешнем  состоянии (легко отвлекающихся на занятиях, недостаточно подготовленных и дисциплинированных), то сработает самый важный, но уже не психологический, а духовный механизм, посредством которого педагог станет проводником Божественной любви, для которой, как известно, нет никаких преград и условий. Ибо, как гласит Священное Писание, «Бог есть любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1 Ин. 16).

Итак, если все перечисленные средства образовательной среды и соответствующие им механизмы будут задействованы, то есть серьезные основания полагать, что она может стать значимым фактором становления зрелости личности у подрастающего поколения.

Литература

  1. Акопов Г.В. Язык, сознание, ментальность // Ментальность Российской провинции. Сборник материалов Vem Всероссийской конференции по исторической психологии Российского образования. Самара, 2005.
  2. Батракова С.Н. Методологические проблемы становления целостной личности // Мир психологии. 2004. №3.
  3. Божович Л.И. Личность и ее формирование в детском возрасте. М., 1968.
  4. Братченко С.Л., Миронова М.Р. Личностный рост и его критерии // Психологические проблемы самореализации личности. Научный сборник / Под ред. А.А.Крылова, Л.А.Коростелевой. СПб., 1997.
  5. Зеньковский В.В. Психология детства. М., 1995.
  6. Клочко В.Е., Галажинский Э.В. Самореализация личности: системный взгляд. Томск, 1999.
  7. Конспект лекций по дисциплине «Христианская антропология» для студентов всех специальностей дневной формы обучения / Сост. Е.В.Шестун, И.А.Подоровская, С.В.Ворожейкин. Самара, 2005.
  8. Ничипоров Б. Времена и сроки. Проповеди, беседы, эссе: В 2 кн. Кн.1. М., 2002.
  9. Олпорт Г. Становление личности: Избранные труды / Под общ. ред. Д.А.Леонтьева. М., 2002.
  10. Рубцов В.В. Проблема соотношения светского и духовного в современных образовательных моделях // Московская городская учительская семинария: Научный сборник / Сост. и общ. ред. А.Д.Червякова. М., 1997.
  11. Симонова Н.М. Информационно-знаниевые аспекты современного образования в контексте ментальности // Ментальность Российской провинции: Сборник материалов Vem Всероссийской конференции по исторической психологии российского образования. Самара, 2005.
  12. Слободчиков В.И., Шувалов А.В. Антропологический подход к решению проблемы психологического здоровья детей // Вопросы психологии. 2001. №4.
  13. Фельдштейн Д.И. Психология развития человека как личности // Фельдштейн Д.И.Избранные труды: В 2 т. Т 1. М.–Воронеж, 2005.
  14. Франкл В. Человек в поисках смысла: Сборник / Пер. с англ. и нем. ; общ. ред. Л.Я.Гозмана и Д.А.Леонтьева. М., 1990.
  15. Хомяков А.С. О старом и новом. М., 1998.

Информация об авторах

Морозова Елена Анатольевна, кандидат психологических наук, доцент кафедры педагогики и психологии Самарского института повышения квалификации и переподготовки работников образования, Самара, Россия, e-mail: eamorozova063@rambler.ru

Морозова Елизавета Алексеевна, Доцент кафедры педагогики и психологии, Самарский институт повышения квалификации и повышения квалификации педагогических работников, Самара, Россия

Метрики

Просмотров

Всего: 3399
В прошлом месяце: 11
В текущем месяце: 9

Скачиваний

Всего: 1171
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 1