Представления о материнстве и возрастных особенностях детей у девушек старшего подросткового возраста

1503

Аннотация

Описаны и проанализированы данные об изменениях представлений о материнстве и о возрастных особенностях детей раннего возраста под влиянием беременности и опыта материнства у девушек старшего подросткового возраста (исследованы три группы: не имеющие детей, беременные и юные матери). В работе использовались: опросник «Представления о возрастных особенностях детей в каждом периоде его развития» (разработан Ланцбург М.Е., Крысько А.А.), рисуночный проективный тест «Я и мой ребенок», проективная методика «Материнский ТАТ», где в качестве стимульного материала было выбрано 5 репродукций картин С . Красаускаса «Материнство», представляющих родительство, материнство и роды. Результаты анализа позволили выделить основные тенденции, характерные для каждой из трех групп испытуемых.

Общая информация

Ключевые слова: подростковая беременность, юное материнство, девиантное материнство, представления о материнстве, представления о возрастных особенностях детей, подростковый возраст

Рубрика издания: Психология развития

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2014060211

Для цитаты: Крысько А.А., Ланцбург М.Е. Представления о материнстве и возрастных особенностях детей у девушек старшего подросткового возраста [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2014. Том 6. № 2. С. 129–138. DOI: 10.17759/psyedu.2014060211

Полный текст

Мировая статистика свидетельствует об увеличении числа беременностей среди подростков 15-16 лет. По данным за 2010 год в мире роженицами становятся более 15,5 миллионов подростков [19, 23]. Ежегодно в России 1,5 тысячи детей рождаются у девушек в возрасте до 15 лет, 16-30 тысяч детей рождаются у девушек до 17 лет (данные за 2006- 2012 гг.) [2,6,7,16,17,23]. Частота беременности у подростков за последние 20 лет (1992 - 2012гг.) возросла во многих странах и имеет выраженную тенденцию к дальнейшему увеличению. Ежегодно в мире проходят роды у 15 млн подростков, что составляет 2,0-4,5% от общего количества родов [5].

По данным Министерства здравоохранения и социального развития РФ за 2011 год, Россия находится на первом месте в мире по числу абортов: так заканчиваются 57% всех беременностей, при этом каждое пятое прерывание беременности приходится на тех, кто еще не достиг 18 лет. Одновременно важно отметить, что часть девушек к 18-летию успевают сделать несколько абортов. В исследовании А.П. Галина различных аспектах абортов у юных женщин, первобеременные девушки составили 68,7% выборки, а повторнобеременные, имевшие в анамнезе аборт - 25% [5].

 

По информации московского правительства, в 2010 году из 1470 забеременевших несовершеннолетних москвичек мамами стали 580 (39 %), остальные прервали беременность, при этом 20 (4 %) из 580 рожениц отказались от детей.

По социологическим данным [7] частота такого социального феномена, как отказ от ребенка, у юных матерей в 2-3 раза превышает этот показатель у женщин зрелого возраста.

Исследователи называют 3 основные причины такой статистики отказов [6,7,8,9,10,11,14,15,23]:

а)    позднее обнаружение беременности и обращение к врачу. Девушки, которые хотели бы сделать аборт, но поздно узнали о беременности, оказываются вынужденными рожать. Но, не желая принимать на себя роль матери, предпочитают отказаться от ребенка;

б)    страх раскрытия беременности перед семьей. В тех случаях, когда девушка, сохраняющая беременность вследствие позднего обнаружения или из жалости к ребенку, не имеет намерения убивать его, страх перед реакцией родителей лишает ее сил отстаивать перед ними свое право на материнство. В таких случаях чаще всего имеет место нарушение отношений девушки с собственной матерью, когда та упорно «не замечает» признаков беременности дочери;

в)    давление со стороны семьи. Если в предыдущих типах ситуаций девушки скрывали беременность от семьи, то в данном случае - родные знают о беременности и именно они вынуждают девушку отказаться от ребенка.

В традиционной культуре раннее вступление в брак и рождение детей девушками старшего подросткового возраста считалось нормой, однако, задачи рассматриваемого этапа развития в современной культуре иные. Сегодня юные матери составляют одну из групп риска по расстройствам физического здоровья и девиантному материнству. По данным психологических исследований большинство юных беременных прерывают свои контакты с социумом: родителями, учебными заведениями, друзьями [1,2,3,11,12,23].

В докладе ЮНИСЕФ « О положении детей в мире, 2011 год», а так же докладе ООН «Цели развития тысячелетия: доклад за 2011 год» отмечается необходимость расширения доступа к информации и услугам, предназначенным для решения конкретных проблем в области охраны репродуктивного и сексуального здоровья, с которыми сталкиваются молодые люди, особенно неимущие девушки-подростки, беременные подростки и юные матери [24]. Исследователи подростковой беременности выделяют следующие трудности, возникающие у беременных подростков и юных матерей [1,2,3,11,12,13,14,15,16,19,21,23]:

♦                      определенная физиологическая и психологическая неготовность к рождению

и воспитанию ребенка;

♦                      отсутствие мужа, либо, если он ровесник, его неготовность к созданию

полноценной семьи;

♦                      зависимость в принятии решения от родителей;

♦                      неоднозначная эмоциональная реакция семьи на новость о беременности;

♦                      необходимость закончить образование и получить работу;

♦                      «правовая некомпетентность». Несовершеннолетние чаще всего плохо знают

законы, не могут отстоять свои права на ребенка;

♦                      риск бесплодия после аборта;

♦                      негативное отношение со стороны общества;

♦                      повышенный риск отказа от ребенка после рождения.

Современные тенденции: снижение возраста вступления в половые отношения (данные исследований 2000-2004, 2008-2012 [7]) увеличение возраста зависимости от родителей [18], множественность моделей родительства [22, 23] - оказывают влияние на формирование родительской сферы в период полового созревания, делая этот этап необыкновенно сложным. Многие отечественные исследователи говорят о том, что задача предупреждения подростковой беременности нуждается как в анализе зарубежного опыта, так и в разработке программ, направленных на данную проблему [8, 12, 15, 23].

Диагностика психологической готовности к родительству - первый шаг по выявлению предпосылок к формированию условно нормативного или отклоняющегося родительского поведения у современных подростков. На основе диагностики можно обосновать меры по предупреждению ранней беременности и профилактике девиантного материнства в случае, если беременность уже наступила.

В 2012-2013 году авторами было проведено исследование представлений о материнстве и возрастных особенностях детей у девушек-подростков. В нем приняли участие 114 девушек в возрасте от 15 до 20 лет.

Работа проводилась на трех экспериментальных группах. Первую группу составили 64 девушки в возрасте от 15 до 19 лет, не имеющие детей. Вторую группу составили 34 юных матери в возрасте от 15 до 20 лет, имеющих по одному ребенку в возрасте от 4 месяцев до 2 лет. Третью группу составили 16 беременных девушек (III триместр) от 16 до 20 лет, ожидающие первого ребенка.

Для данного исследования был разработан авторский опросник «Представления о возрастных особенностях детей в каждом периоде его развития» (М.Е. Ланцбург, А.А. Крысько). Также использовались проективные методики: рисунок «Я и мой ребенок» Г.Г. Филипповой и «Материнский ТАТ» (О.А. Копыл, Л.Л. Баз, О.В. Баженова). Для статистической оценки применялся критерий Пирсона (хи-квадрат).

Результаты исследования

Анализ данных по показателям желаемого количества детей показал, что достоверно меньше бездетных девушек(7,8%), чем беременных (75%) и матерей (70,5%) хотят одного ребенка (p<0,01) и так же достоверно больше бездетных(62,5%), чем матерей(17,8%) и беременных(25%), хотят двух детей (p<0,01).

Адекватные знания о возрасте от 0 до 3 лет чаще встречаются у матерей(55,8%), чем у беременных (37,5%; р < 0,01) и достоверно хуже знания об этом возрасте у девушек, не имеющих детей (6,35%; р <0,001).

По пониманию потребностей двух последующих возрастных групп девушки трех выборок не имеют различий, а по подростковому возрасту большей компетенцией обладают девушки, не имеющие детей (68,7%) по сравнению с беременными (37,5%; p<0,01), у них осведомленность о подростках такая же, как и о детях раннего возраста, и беременные по сравнению с матерями (26,4%;р<0,01). Возможно, у матерей задачи подросткового возраста отходят на второй план.

Рисуночный тест «Я и мой ребенок» отражает восприятие ситуации беременности и материнства, а также характер отношений матери с ребенком. По рисунку «Я и мой ребенок» наличие конфликта с материнством выявлено у большинства девушек, не имеющих детей, трети беременных и половины матерей. Качественный анализ показал, что в половине рисунков трех групп не прорисованы черты лица ребенка (свидетельство затруднений в установлении эмоционального контакта). Для подавляющего большинства рисунков во всех группах характерно присутствие образа мужчины, что отражает одну из задач возраста - развитие отношений со сверстниками противоположного пола. Специфичным для рисунков беременных подростков является изображение себя с животом, а не с ребенком (что свидетельствует на третьем месяце беременности об отсутствии субъектно­ориентированного отношения к ребенку). Специфичным для рисунков матерей является замещение образа ребенка на образы мягких зверушек (мишки, котята), красивые пейзажи, а также замена фигуры матери на образы солнца, сердечка, воды, что свидетельствует о личностной незрелости, неуверенности в себе как матери.

«Материнский ТАТ» представляет из себя тест, направленный на диагностику материнской сферы, и который впервые был применен в исследовании О.А. Копыл, О.В. Баженова, Л.Л. Баз о выделении факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка [11].

Девушкам предъявлялось 5 карточек с изображением картин С. Красаускаса из серии «Материнство», отражающие состояния материнства, родительства, родов. Использовались традиционные для методики ТАТ инструкция, запись и интерпретация данных. В высказываниях подростков выделялись основные темы и временная перспектива (направленность на будущее \ прошлое\ настоящее)

В ответах бездетных девушек преобладают темы, связанные с задачами возраста: взаимоотношения с противоположным полом, отношения в группе сверстников. В группе беременных преобладают ответы, связанные с абортом, родами, воспитанием ребенка. В группе юных матерей преобладают ответы, связанные с созданием семьи, поиском партнера, обустройством будущего для ребенка.

Анализ временной перспективы в рассказах по картинкам выявил, что направленность на будущее существенно чаще встречалась у беременных (р <0,01) и у юных матерей (р <0,01) по сравнению с группой бездетных девушек (соответственно, у девушек, не имеющих детей - 17,1% , у беременных - 62,5%, у юных матерей - 76,4%).

По методике «Материнский ТАТ» были выделены следующие тенденции:

♦   у подростков, не имеющих детей, переживания часто связаны с взаимодействием со сверстниками, что адекватно задачам пубертатного возраста;

♦                     наличие беременности влияет на уход на дальний план переживаний,

связанных со взаимодействием со сверстниками и появление переживаний, связанных с абортом (альтернативный вариант принятия решения), ребенком, родами и материнством;

♦                      наличие ребенка влияет на снижение переживаний, связанных с

взаимодействием со сверстниками и появление переживаний о родительстве, установок на создание семьи.

Таким образом, сравнительный анализ трех групп позволил констатировать следующее:

♦   девушки, не имеющие детей, хотели бы иметь больше детей, чем беременные и матери, которые ограничивались одним ребенком.

♦   у девушек, не имеющих детей, отмечались хорошие знания о подростках и практически отсутствовали знания о детях раннего возраста, у беременных в равной мере представлены знания о раннем и подростковом возрасте, а у матерей в два раза выше была частота адекватных ответов по раннему возрасту, чем по подростковому.

Итак, подростки плохо ориентируются в раннем возрасте, но беременность и рождение ребенка способствуют приобретению таких знаний.

Конфликт с материнством отмечен в большинстве рисунков как девушек, не имеющих детей, так и матерей, что свидетельствует о противоречии между их возрастными потребностями и потребностями ребенка. В то же время на рисунках беременных выраженный конфликт с материнством встречается в два раза реже, а благоприятная ситуация в два раза чаще, чем в двух других группах, что может быть объяснено наличием позитивных ожиданий на данном этапе развития материнства, которые затем уходят после встречи с реальным ребенком. Для беременных подростков и юных матерей характерно отсутствие субъектно- ориентированного отношения к ребенку.

По результатам, полученным с помощью проективной методики «Материнский ТАТ», можно выделить следующие тенденции: у подростков, не имеющих детей, переживания связаны с взаимодействием со сверстниками, что адекватно задачам пубертатного возраста, наличие беременности оказывает влияние на появление переживаний, связанных с абортом (как альтернативным вариантом принятия решения), переживаний о ребенке, родах и материнстве, а наличие ребенка влияет на появление переживаний о родительстве, создании семьи. У беременных и у юных матерей по сравнению с группой бездетных девушек усиливается направленность на будущее.

В подростковом возрасте у девушек только начинают появляться «зрелые» представления о материнстве и о родительстве, но основная задача подростка - это формирование собственной идентичности (самоопределение).

Если в подростковом возрасте девушка становится беременной, то возникает конфликт между задачами подросткового возраста и задачами материнства, при беременности девушки-подростка могут возникнуть следующие риски:

♦                проблемы с самоопределением у подростка;

♦                отказ от ребенка;

♦                нарушение детско-родительских отношений;

♦    проявление к ребенку пренебрежения или агрессии: риск девиантного материнства.

Тем не менее, подростки могут справляться с воспитанием своих детей, в то время как продолжают взрослеть сами, то есть вынашивание и рождение ребенка может оказывать влияние на самоопределение подростка. Для этого необходима работа специалиста с применением ресурсного подхода: содействие выработке индивидуального стиля воспитания ребенка с учетом: а) индивидуальных и возрастных особенностей ребенка, б) ресурсов матери, в) ресурсов семьи, г) ближайшего социального окружения и д) ресурсов общества.

В дальнейших исследованиях имеет смысл рассмотреть психологические особенности материнской сферы девушек старшего подросткового возраста из образовательных учреждений различного типа, имеющих различный опыт семейного воспитания с целью выработки адресных программ подготовки к родительству и планирования желанного ребенка.

Данные о психологической готовности к материнству у девушек-подростков помогут своевременно диагностировать нарушения материнского поведения, создать в случае необходимости коррекционный маршрут, разработать профилактические меры.

Литература

  1. Айвазян, Е.Б. ,Павлова А.В. Психологическая помощь женщинам в период беременности. Теоретический аспект // Медико-психологические аспекты современной перинатологии. М.: Издательство Института психотерапии. 2003. С. 76–79.
  2. Белогай К.Н. Современные подходы к психологическому исследованию беременности [Текст] // Материалы научно-практической конференции. М.: РГУ. 2004. C. 54–63.
  3. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. 1997. № 6. С. 38–41.
  4. Галин А.П. Медицинские, социальные и психологические проблемы аборта у юных женщин: (Возможности реабилитации): Автореф. дисc. … канд. мед. наук. Ижевск. 2001.
  5. Журавлева И.В. Социология здоровья и медицины. // Репродуктивное здоровье подростков и проблемы полового просвещения.2004, с. 37–38,41–44,45–49.
  6. Коломейцев М.Г. Программа полового просвещения учащихся // Материалы конференции «Социальные и клинические проблемы сексологии и сексопатологии». 2002. С.163–164.
  7. Кон И.С. О социологической интерпретации сексуального поведения // Социологические исследования. 2010. № 2. 154 с.
  8. Кон И.С. Психология юношеской сексуальности // Советская педагогика . 2010. № 5. С. 66–75.
  9. Копыл О.А. , Баженова О.В., Баз Л.Л. Выделение факторов и условий психологического риска для будущего развития ребенка // «Синапс». 1994. № 5. С. 15.
  10. Крысько А.А., Ланцбург М.Е. Подростковая беременность и юное материнство. Причины, проблемы и пути решения (Из опыта работы Института прикладных наук, Гамбург, Германия) [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2013. №1. URL: https://psyjournals.ru/jmfp/2013/n1/58055.shtml (дата обращения: 21.02.2014)
  11. Ланцбург М.Е. Психологическая поддержка матерей группы риска как профилактика социального сиротства // Современные подходы к ранней профилактике социального сиротства и семейного неблагополучия. Опыт работы по реализации мероприятий Комплекса мер по преодолению социального сиротства в городе Москве на 2009–2011 гг. / Науч.ред. Н.Ю. Грачева.-М.: Старполиграф. 2010. C. .489–496.
  12. Ланцбург М.Е., Арчакова Т.О. Исследование потребности в социально-психологической поддержке у матерей с детьми младенческого и раннего возраста. // Ребенок в современном обществе. Сборник научных статей / Научные редакторы: Л.Ф. Обухова, Е.Г. Юдина. Редакционная коллегия: Н.Н. Авдеева, И.А. Корепанова, Е.В. Филиппова , М.: МГППУ. 2007. C. 133–141.
  13. Силасте Г.Г. Российская женщина в условиях кризиса // материалы научно-практической конференции к 30-летию принятия Конвенции ООН «О ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин». 2009. С..10–21.
  14. Филиппова Г.Г. Материнство и основные аспекты его исследования в психологии // Вопросы психологии. 2001. №2. С. 22–36.
  15. Филиппова Г.Г. Нарушение репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы // Журнал практического психолога. 2003. № 4-5. С. 83–108.
  16. Фонд Организации Объединенных Наций в области народонаселения. Вступление девочек во взрослую жизнь: удовлетворение потребностей девочек-подростков в области охраны сексуального и репродуктивного здоровья // [Электронный ресурс]: URL: http://www.un.org/ru/events/populationday/brochure2013.pdf  (Accessed 15.01.2014).
  17. Янк К. Опасность ранних сексуальных отношений для психического развития и будущей жизни в браке // Вопросы психологии. 2006. № 4. С. 160–163.
  18. Arnett J.J. Emerging adulthood: A theory of development from the late teens through the twenties // American Psychologist. May 2000. Vol 55(5). P. 469–480.
  19. Biel S. Schwangerschaft im Jugendalter eine Darstellung ausgewalter Aspekte zum Verstandnis fruher Schwangerschaften in Deutschland.Hochschule fur angewandte Wissenschaften Hamburg Fachbereich Sozialpadogogik / Sabine Biel. Institut: Department Soziale Arbeit. 2006. 91 p.
  20. Kluge N. Bestraft und ausgegrenzt? Ich und ein Baby: Gefühle, Gedanken, Erfahrungen/ Norbert Kluge // Deutscher Taschenbuch Verlag. 1999. P. 114–116.
  21. Seyler H. Jetzt bloß kein Kind! Schwangerschaftsabbrüche bei minderjährigen Mädchen. Medizinischer Eingriff. Hamburgische Arbeitsgemeinschaft für Gesundheitsförderung / Helga Seyler // Zeitschrift für Sozialpsychologie. 1999. №27. P. 70–80.
  22. Schmidt P. Das Wissen und die Einstellungen junger Erwachsener zu Sexualität, Verhütung und Schwangerschaft /Piter Schmidt // In: BZGA Forum 2\3. 2006. 75 p.
  23. Ziegenhain U. Intervention beijugendlichen Müttern und ihren Säuglingen. Frühe Hilfen. Anwendung von Bindungs- und Kleinkindforschung in Erziehung, Beratung, Therapie und Vorbeugung, Gießen: Psychosozial-Verlag / Ute Ziegenhain, Ruth Dreisörner // Journal für Sozialforschung. 2003. №33. P. 24–32.

Информация об авторах

Крысько Анастасия Андреевна, аспирант, факультета Психологии образования, сотрудник научного центра перинатальной психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, e-mail: here.made.ideas@gmail.com

Ланцбург Марина Евгеньевна, кандидат биологических наук, кафедра возрастной психологии, руководитель магистерской программы "Перинатальная психология и педагогика" факультета психологии образования, Руководитель Центра перинатальной психологии факультета психологии образования, доцент, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), руководитель, Школа для Пап и Мам, Москва, Россия, e-mail: ryasna@li.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 3097
В прошлом месяце: 20
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 1503
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 6