Особенности временных перспектив старшеклассников в миграционно подвижном регионе (на примере Магадана)

986

Аннотация

Изучение временной перспективы личности с точки зрения культурно-деятельностного подхода предполагает учет не только особенностей ее формирования на каждом этапе онтогенеза, но и социальных условий, в которых находится личность. Согласно гипотезе проведенного исследования временная перспектива старшеклассников Магаданской области должна быть связана не только с профессиональным самоопределением (что специфично для возраста), но и с миграционными намерениями и установками. В исследовании приняли участие 286 старшеклассников Магадана. Методы исследования: анкета профессиональных перспектив и миграционных установок, опросник ZPTI Ф. Зимбардо, шкала миграционных установок личности С.А. Кузнецовой.

Общая информация

Ключевые слова: временная перспектива, профессиональное самоопределение, подростковый и юношеский возрасты, региональная специфика условий проживания, миграционная подвижность, миграционное намерение, миграционная установка

Рубрика издания: Психология развития

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2015070106

Для цитаты: Кузнецова С.А., Орехова А.О. Особенности временных перспектив старшеклассников в миграционно подвижном регионе (на примере Магадана) [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2015. Том 7. № 1. С. 56–68. DOI: 10.17759/psyedu.2015070106

Полный текст

 
 

Термин «временная перспектива» (ВП), предложенный в 1939 г. Л. Франком, ввел в психологию К. Левин для обозначения совокупности актуальных представлений индивида о прошлом и будущем, влияющих на поведение [8]. Ж. Нюттен выделял три аспекта ВП. Первый аспект - протяженность, глубина, насыщенность, степень структурированности и уровень реалистичности. Второй аспект - позитивная или негативная настроенность субъекта по отношению к прошлому, настоящему или будущему. Третий аспект основан на поведении субъекта [13].

Согласно определению Ф. Зимбардо и Дж. Бойда, ВП - это «зачастую неосознанное отношение личности ко времени и это процесс, при помощи которого длительный поток существования объединяется во временные категории, что помогает упорядочить нашу жизнь, структурировать ее и придать ей смысл» [3, с. 58]. Авторы выделили следующие компоненты ВП: негативное прошлое, позитивное прошлое, фаталистическое настоящее, гедонистическое настоящее, холистическое настоящее и будущее.

Особые возможности изучения ВП предоставляет культурно-исторический подход Л.С. Выготского, на основе которого ВП может рассматриваться как высшая психическая функция, формирующаяся в процессе присвоения индивидом «хронотопа культуры как системы представлений о времени и пространстве, зафиксированных в знаках, орудиях деятельности» [17, с. 9].

Н.Н. Толстых на основе периодизации психического развития Д.Б. Эльконина формулирует принцип гетерохронии онтогенетического развития ВП. Он заключается в смене периодов развития темпоральных характеристик ВП периодами развития пространственных характеристик [17]. Н.Н. Толстых утверждает, что в раннем юношеском возрасте «эти две реальности воли в определенном смысле объединяются: возникновение жизненного плана, т. е. целей и мотивов, во времени далеко выходящих за пределы актуальной ситуации жизнедеятельности субъекта, становится средством саморегуляции, преодоления ситуативности поведения, формирования способности к активному (а не реактивному) поведению. Возникновение такого способа овладения собственным поведением является и критерием перехода от подросткового к раннему юношескому возрасту, и существенным параметром психологического здоровья и психологической зрелости личности на данном возрастном этапе ее развития» [17, с. 9].

Согласно культурно-деятельностному подходу специфика психического и личностного развития определяется социальными условиями. Изучалось влияние на формирование ВП условий школ-интернатов для детей, оставшихся без попечения родителей [2; 17], экстремальных ситуаций, стрессогенных событий [4; 5], условий тяжелых соматических заболеваний [12]. Изучались особенности ВП у юношей с аддиктивным и делинквентным поведением [10; 17]. Выявлено влияние на ВП осознанной саморегуляции произвольной активности [11].

Отметим попытку изучения влияния на ВП фактора места жительства. По результатам А. Сырцовой [16], для жителей больших городов более характерно гедонистическое отношение к настоящему, в то время как жители малых городов более ориентированы на будущее. Мы полагаем, что важно учитывать не формальные параметры размера населенного пункта, а содержательные характеристики его социокультурных условий. Например, в исследовании А.А. Кроника и Р.А. Ахмерова деформации субъективной картины жизненного пути подростков определялись не размером их города (Припяти), а последствиями аварии на Чернобыльской АЭС [5].

Центральным новообразованием раннего юношеского возраста является самоопределение, в частности профессиональное. Его цель - формирование у школьника «внутренней готовности самостоятельно и осознанно планировать, корректировать и реализовывать перспективы своего развития (профессионального, жизненного и личностного)» [14, с. 17]. Качество профессионального выбора тесно связано со способностью представлять себе возможные варианты будущего [9]. ВП в старшем подростковом и раннем юношеском возрастах формируется в рамках профессионального самоопределения и тесно с ним связана. Но, согласно нашей общей гипотезе, на формирование ВП у старшеклассников должны оказывать влияние не только общие онтогенетические закономерности (связь с профессиональным самоопределением), но и социально-психологические (регионально-специфические). Они в наибольшей степени определяются миграционной подвижностью (потенциальной миграцией).

Свое исследование мы проводили в Магаданской области. Высокая миграционная подвижность жителей этой области обусловлена климато-географическими, экономическими, историческими особенностями региона. Этот процесс усилился с начала 1990-х гг., что привело к уменьшению численности населения более чем на две трети.

Для описания миграционной подвижности используются понятия «миграционные намерения» и «миграционные установки».

Миграционные намерения - это желание или готовность к переезду [15]. Они распространены среди всех категорий населения Магаданской области, особенно среди молодежи. По нашим данным, более 83 % выпускников школ планируют для продолжения образования уехать за пределы региона [1]. Система поступления в вузы по результатам ЕГЭ облегчает выпускникам школ переезд и усугубляет миграционный отток населения.

Миграционные установки, по нашему определению, являются разновидностью социальных установок и представляют собой установочные системы. Их специфика заключается в свернутой полиобъектности (так как объект миграционной установки - это система, состоящая из реального и потенциальных мест жительства), а также в свернутой полисубъектности. Последняя проявляется в двух аспектах. Во-первых, в процессе формирования миграционной установки значительную роль играет интериоризация миграционных установок значимых других и их ожиданий от личности. Во-вторых, субъектом миграционных установок в большинстве случаев выступает семья или референтная группа [6; 7]. Таким образом, миграционная установка включает в себя три составляющие: собственную миграционную установку респондента, установку его близких и отношение близких к установке респондента. Каждая составляющая содержит когнитивные, аффективные, интенциональные и поведенческие компоненты. Мы предполагаем, что миграционные намерения соответствуют интенциональному компоненту собственной миграционной установки респондента.

Для проверки указанной выше общей гипотезы о том, что на формирование ВП у старшеклассников должны оказывать влияние не только онтогенетические закономерности (связь с профессиональным самоопределением), но и социально­психологические (регионально-специфические, связанные с миграционной подвижностью), в исследовании использовались следующие методы:

анкета, содержащая вопросы о профессиональных планах и миграционных намерениях выпускников;

опросник ZPTI Ф. Зимбардо в адаптации А.Сырцовой, включающий в себя пять шкал: ориентация на будущее, гедонистическое и фаталистическое настоящее, позитивное и негативное отношение к прошлому;

шкала миграционных установок личности С.А. Кузнецовой [7], состоящая из 36 утверждений с 7-балльной рейтинговой шкалой. Пункты шкалы представляют собой альтернативные утверждения в пользу как Магадана, так и другого места жительства. Например: «Я думаю, что для реализации моих целей и ценностей лучшим местом является Магадан / Для реализации моих целей и ценностей больше подходит не Магадан, а другой город». Утверждения направлены на когнитивный, аффективный, интенциональный и поведенческий компоненты установки. В шкалу включены три типа утверждений: 1) характеризующие компоненты установки самого респондента; 2) характеризующие компоненты миграционных установок близких; 3) отношение близких людей к миграционным намерениям респондента.

     Рабочие гипотезы:

    1)     показатели по шкалам методики ZPTI у школьников, определившихся и не

определившихся с профессией, различаются;

   2)    показатели по шкалам методики ZPTI у школьников, определившихся и не

определившихся с учебным заведением, различаются;

   3)     показатели по шкалам методики ZPTI в группах школьников, имеющих и не

имеющих миграционные намерения, различаются;

  4)    показатели по шкалам методики ZPTI в группах школьников с разной выраженностью миграционной установки различаются.

Для проверки рабочих гипотез применялась компьютерная программа SPSS 13.0 (t - критерий Стьюдента).

В исследовании приняли участие 286 старшеклассников Магадана, в том числе 47 учеников IX класса, 103 ученика X класса, 136 учеников XI класса.

Результаты

Результаты статистической проверки первой и второй гипотез о связи временных перспектив с разными аспектами профессионального самоопределения (выбором профессии и учебного заведения) у школьников IX, X, XI классов, представлены в табл. 1 и табл. 2.

Таблица 1

Сравнение ВП в группах школьников, которые выбрали профессию и не выбрали профессию

 

Класс

Негативное прошлое

Гедонистиче ское настоящее

Будущее

Позитивное прошлое

Фаталистическо е настоящее

IX класс

(N=47)

tэмп=0,518 p=0,607 df=45

tэмп=0,486 p=0,629 df=45

tэмп=

-1,741 p=0,088

df=45

tэмп=-2,596 p=0,013 df=45

tэмп=-1,614

p=0,114

df=45

X класс

(N=103)

tэмп=1,545 p=0,125 df=101

tэмп=2,505 p=0,014 df=101

tэмп= - 1,625 p=0,107 df=101

tэмп=-0,845 p=0,4 df=101

tэмп=0,018 p=0,986 df=101

XI класс

(N=136)

tэмп=-0,265 p=0,791 df=134

tэмп=0,539 p=0,591 df=134

*

-

tэмп=0,197 p=0,844 df=134

tэмп=-0,624 p=0,534 df=134


Примечание. * - по критерию Ливена дисперсии статистически не однородны.

 

Первая рабочая гипотеза о различии показателей по шкалам методики ZPTI у школьников, определившихся и не определившихся с профессией, подтвердилась частично. Выявлено, что у школьников IX класса, которые не выбрали профессию, показатели по шкале «Позитивное прошлое» значимо выше ( X =3,50), чем у школьников, сделавших выбор ( X =3,19; p=0,013). У школьников X класса, которые не выбрали профессию, показатели по шкале «Гедонистическое настоящее» значимо выше ( X =3,37), чем у школьников, выбравших профессию ( X =3,18; р=0,014).

Таблица 2

Сравнение ВП в группах школьников, которые выбрали учебное заведение и не выбрали учебное заведение

 

Класс

Негативное прошлое

Гедонистическ ое настоящее

Будущее

Позитивное прошлое

Фаталистиче ское настоящее

IX класс

(N=47)

tэмп=0,04 p=0,968

 df=45

tэмп=-0,26 p=0,796

df=45

tэмп=-1,003 p=0,321

df=45

tэмп=-2,389 p=0,021

df=45

tэмп=-1,278 p=0,208

df=45

X класс

(N=103)

tэмп=-0,825 p=0,411 df=101

tэмп=-1,038 p=0,302

df=101

tэмп=0,625 p=0,533 df=101

tэмп=1,408 p=0,162

df=101

tэмп=-0,573 p=0,568 df=101

XI класс.

(N=136)

tэмп=0,863 p=0,39

df=134

tэмп=1,014 p=0,312

df=134

tэмп=1,112 p=0,268 df=134

tэмп=2,447 p=0,016

df=134

tэмп=0,718 p=0,474 df=134

Вторая рабочая гипотеза о различии показателей по шкалам методики ZPTI у школьников, определившихся и не определившихся с учебным заведением, подтвердилась частично. Выявлено, что школьники IX класса, которые не выбрали учебное заведение, имеют более высокие показатели по шкале «Позитивное прошлое» ( X =3,48), чем школьники, сделавшие выбор ( X =3,18; p=0,021). А среди учащихся XI класса, наоборот, у выбравших учебное заведение, показатели по шкале «Позитивное прошлое» выше ( X =3,76), чем у не выбравших (X =3,54; р=0,016).

Результаты статистической проверки третьей гипотезы о различии показателей по шкалам методики ZPTI в группах школьников, имеющих и не имеющих миграционные намерения, представлены в табл. 3.

Таблица 3

Сравнение временных перспектив в группах школьников, которые имеют миграционные намерения и не имеют миграционных намерений

Класс

Негативное

прошлое

Гедонистическ ое настоящее

Будущее

Позитивное прошлое

Фаталистическо е настоящее

IX класс

tэмп=1,21

tэмп=0,858

1эмп=-0,087

tэмп=0,896

tэмп=0,284

(N=47)

p=0,233

p=0,395

p=0,931

p=0,375

p=0,777

 

df=45

df=45

df=45

df=45

df=45

X класс

tэмп=-1,173

tэмп=0,219

tэмп=0,170

tэмп=1,676

tэмп=-0,190

(N=103)

p=0,243

p=0,827

p=0,866

p=0,097

p=0,850

 

df=101

df=101

df=101

df=101

df=101

XI класс

tэмп=-0,077

 

1эмп=2,507

tэмп=1,195

tэмп=-0,864

(N=136)

p=0,939

*

-

p=0,013

p=0,234

p=0,389

 

df=134

 

df=134

df=134

df=134

 

Примечание. * - по критерию Ливена дисперсии статистически не однородны.

Третья рабочая гипотеза о том, что показатели по шкалам методики временных перспектив отличаются в группах школьников, имеющих миграционные намерения и не имеющих миграционных намерений, подтверждается частично. У учащихся XI класса, имеющих миграционные намерения, показатели по шкале «Будущее» значимо выше ( X =3,39), чем у не имеющих миграционных настроений (X =3,12; р=0,013).

Не подтвердилась четвертая рабочая гипотеза о различии временных перспектив в группах школьников с разной выраженностью миграционной установки, хотя выявлены статистически значимые различия между показателями по шкале миграционных установок у школьников, имеющих миграционные намерения, и их не имеющих (р<0,001).

Мы провели более подробную проверку этой гипотезы по разным блокам шкалы миграционных установок («Собственная установка респондента», «Установка близких (родителей)», «Отношение близких к установкам респондента»). Результаты отражены в табл. 4.

Таблица 4

Данные статистической обработки для проверки четвертой рабочей гипотезы (блок

«Отношение близких к установкам респондентов»)

Класс

Негативное прошлое

Гедонистическо е настоящее

Будущее

Позитивное прошлое

XI класс

(N=136)

tэмп=2,127* p=0,035 df=133

tэмп=0,626 p=0,532 df=133

tэмп=-0,523 p=0,602 df=133

tэмп=-1,851 p=0,066 df=133

 

Были выявлены статистически значимые различия показателей по блоку «Отношение близких к установкам респондентов» у школьников XI класса, которые имеют высокие и низкие значения по шкале «Негативное прошлое» (р=0,035). При этом показатели по шкале «Негативное прошлое» более высоки у школьников XI класса, родители которых не одобряют переезд ( X =61,41), в отличие от тех, чьи родители одобряют переезд (X =54,96).

Анализ результатов

Проверяя первую и вторую рабочие гипотезы о различии ВП школьников, определившихся и не определившихся с профессиональными планами, мы предприняли попытку показать, что в Магаданской области, как и в других регионах, существуют возрастные закономерности формирования временных перспектив. Мы предполагали, что существует связь между профессиональным самоопределением и ВП. Наиболее важным аспектом ВП в юношеском возрасте является ориентация на будущее, поскольку именно она способствует построению жизненного плана. Выявлено, что у школьников IX класса, которые не выбрали профессию и учебное заведение, показатели по шкале «Позитивное прошлое» выше, чем у школьников, которые сделали выбор; у школьников X класса, которые не выбрали профессию, показатели по шкале «Гедонистическое настоящее» выше, чем у школьников, которые сделали выбор; у школьников XI класса, которые выбрали профессию, показатели по шкале «Позитивное прошлое» выше, чем у школьников, которые не сделали выбор.

Мы наблюдаем противоречие в полученных результатах: большая ориентация на позитивное прошлое обнаруживается у учащихся IX класса, которые не выбрали профессию и учебное заведение, и у учеников XI класса, которые выбрали учебное заведение. Возможно, такая закономерность отражает не столько фактор профессионального самоопределения, сколько особенность социальной ситуации развития, а именно - нормативного возрастного кризиса. Возможно, субъективный уход в прошлое в виде сентиментальности и ностальгии снимает напряжение и становится ресурсом для решения новых жизненных задач, т. е. имеет функцию защитно-совладающей стратегии. Школьники X класса, которые не выбрали профессию, более ориентированы на получение удовольствия в настоящем, чем выбравшие профессию. Ориентация на гедонистическое настоящее, на «здесь и сейчас» не предрасполагает к построению долгосрочных жизненных планов и принятию решений о профессии и также является способом ухода от решения задачи профессионального самоопределения.

Таким образом, выявлена ориентация на позитивное прошлое как психологическая защита в ситуации смены социальной ситуации развития у учащихся IX и XI классов, а также ориентация на гедонистическое настоящее как уход от решения задачи профессионального самоопределения у учащихся X класса. Согласно полученным результатам, ориентация на будущее у магаданских старшеклассников оказалась не связанной с показателями сформированности профессиональных планов.

На такой результат могло повлиять несколько факторов. Во-первых, ЕГЭ позволяет выпускникам при поступлении подавать документы одновременно на разные специальности и в разные вузы при одном и том же наборе сданных экзаменов. В связи с этим у школьника нет необходимости к окончанию школы делать однозначный профессиональный выбор, что приводит к откладыванию профессионального самоопределения и нередко - к случайному выбору. Во-вторых, возможно, сказывается специфика миграционно подвижного региона. Возможность поступления в центральные вузы по результатам ЕГЭ облегчает реализацию миграционных намерений. Миграционное намерение (желание, готовность переехать) связано с будущим, построением жизненных планов и перспектив.

Есть основания предполагать, что ВП, в том числе и направленность на будущее, могут формироваться под влиянием миграционных намерений и установок.

Это предположение мы проверяли дважды, при помощи разных методов:

1)    проводилось сравнение результатов анкетирования с показателями по шкалам методики ZPTI;

2)    сравнивались показатели шкалы миграционной установки С.А. Кузнецовой у школьников, имеющих высокую и низкую выраженность показателей по шкалам методики ZPTI.

Миграционные установки по сравнению с миграционными намерениями являются более сложным образованием, которое представляет собой установочные системы. Однако наше исследование показало, что миграционные намерения и суммарный балл показателя миграционной установки связаны статистически. 

Проверка второй рабочей гипотезы о различии ВП школьников с разными миграционными намерениями показала, что у школьников XI класса, которые имеют миграционные намерения, показатели по шкале «Будущее» методики ZPTI выше, чем у другой группы. Таким образом, способность строить долгосрочные цели, направленность на достижения в обучении и карьере, личностное развитие для старшеклассников Магадана связано с переездом в другие регионы страны. Такой результат подтверждает актуальность разработки психодиагностических методов для оценки миграционных установок. Одной из задач исследования была валидизация сконструированной нами шкалы миграционных установок.

Третья рабочая гипотеза о различии временных перспектив школьников с разными уровнями выраженности миграционной установки не подтвердилась. Однако частично подтвердилась гипотеза о различии миграционных установок по блоку «Отношение близких к установкам респондентов» у учащихся XI класса с разной выраженностью показателей шкал ZPTI. Выявлено, что фиксация на негативном прошлом более выражена у тех школьников, родители которых не одобряют переезд. Чем выше поддержка родителями переезда, тем ниже уровень «Негативного прошлого».

Выводы

Наше исследование подтвердило, что микро- и макросоциальные условия, в которых происходит личностное развитие, оказывают влияние на формирование психологических новообразований. В специфических макросоциальных условиях Магаданской области, которые характеризуются миграционной подвижностью населения, на формирование ВП у старшеклассников в большей степени оказывают влияние миграционные намерения, чем профессиональное самоопределение. А именно: ориентация на будущее в структуре ВП (как специфическая характеристика раннего юношеского возраста) у магаданских старшеклассников связана с миграционными намерениями. Отсутствие поддержки миграционных установок близким окружением у магаданских старшеклассников (микросоциальные условия) приводит к их фиксации на негативном прошлом. Обнаруженная в нашем исследовании значимость макро- и микросоциальных условий в развитии личности еще раз подтверждает необходимость продолжения исследований миграционных установок в рамках социальной психологии развития, о чем писала Н.Н. Толстых [17].

Полученные результаты показывают необходимость усиления государственных мер по повышению привлекательности региона для молодежи.

Перспективы использования результатов исследования мы видим в их применении в индивидуальной психологической, в том числе профориентационной, работе с магаданскими старшеклассниками. Помощь в построении жизненных планов старшеклассникам, имеющим миграционные намерения, заключается в переходе от обобщенных миграционных намерений к конкретному обсуждению компонентов миграционных установок, а также в их согласовании с профессиональными планами и перспективами. Проведенная консультативная работа может способствовать более благоприятной профессиональной самореализации и адаптации выпускника на новом месте жительства.

Финансирование

Работа выполнена в рамках госзадания (проект № 6.8380.2013. «Социально­психологическое изучение миграционных установок жителей Магаданской области, находящихся на разных этапах жизненного пути»).

 

Литература

  1. Анализ миграционных намерений учащейся молодежи Магаданской области. Аналитический отчет по результатам социологического исследования. 2013 [Электронный ресурс]// URL:  //http://nauka.svgu.ru/content/Текущие-проекты/ (дата обращения 15.07. 2014).
  2. Жильцова О.Н. Особенности представлений о жизненных перспективах подростков, оставшихся без попечения родителей: Автореф. дис… канд. психол. наук. М., 2014. 28 с.
  3. Зимбардо Ф., Бойд Дж. Парадокс времени. Новая психология времени, которая улучшит вашу жизнь /Науч. ред. Ю.Б. Гатанов.СПб.: Речь, 2010. 352 с.
  4. КвасоваО.Г.Трансформация временной перспективы личности в экстремальной ситуации //ВестникМоск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2011. № 4. C.109–117.
  5. Кроник А.А., Ахмеров Р.А.LIFELINE в школе, или как помочь детям справиться с «ударами судьбы» // LifeLine и другие новые методы психологии жизненного пути /Сост. и общ.ред. А.А. Кроника; послесл. Е.И. Головахи. М.: Издат. группа «Прогресс»-«Культура», 1993. С. 43–59.
  6. Кузнецова С.А. Миграционные установки как специфический вид социальных установок//Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Психология и педагогика. 2012. № 4. С.61–65.
  7. Кузнецова С.А., Кузнецов И.Ю., Фещенко А.В. Разработка шкалы миграционных установок личности//Вестник Российского университета дружбы народов. Сер. Психология и педагогика. 2014. № 1.С.83–90.
  8. Левин К. Теория поля в социальных науках / Ред. англ. изд. Д. Картрайт. СПб. : Сенсор, 2000.368 с.
  9. Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего//Вопросы психологии.2001. № 1.С.57–66.
  10. Мамедова Ж.С. Взаимосвязь ценностных ориентаций и временной перспективы личности: на примере делинквентных подростков: Дис. … канд. психол. наук.М., 2007. 193 с.
  11. Моросанова В.И., Ванин А.В. Роль индивидуальных особенностей временной перспективы и осознанной саморегуляции при выборе профессии старшеклассниками [Электронный ресурс] // Психологические исследования: электронный научный журнал. 2010. № 5(13). URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 31.07.2-14).
  12. Николаева Н.Н. Влияние хронической болезни на психику / Под ред. Г.П. Барковой. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1987.167 с.
  13. Нюттен Ж. Мотивация, действие и перспектива будущего /Под ред. Д.А. Леонтьева. М.: Смысл, 2004.608 с.
  14. Пряжников Н.С. Теория и практика профессионального самоопределения: Учеб.пособие. М.: АНО «Центр “Развивающее образование”» МГППИ, 1999.97 с.
  15. Рыбаковский Л.Л. Миграция населения (вопросы теории). М.: Институт социально-политических исследований РАН, 2003 [Электронный ресурс] // URL:  www.rybakovsky.ru/migracia2c.html(дата обращения: 15.07. 2014).
  16. Сырцова А. Временная динамика временной перспективы личности: Автореф. дис.  …канд. психол. наук.  М., 2008. 24 c.
  17. Толстых Н.Н. Развитие временной перспективы личности: культурно-исторический подход: Автореф. дис…. д-ра психол. наук. М., 2010 [Электронный ресурс] //URL: psychlib.ru/mgppu.ru/disser/TolstihNN-2010/Tnr-a-053.htm(дата обращения 15.07. 2014).

Информация об авторах

Кузнецова Снежана Анатольевна, кандидат психологических наук, доцент , доцент кафедры психотерапии и психологического консультирования, НОЧУ ВО «Московский институт психоанализа», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2327-9775, e-mail: snejana.mgdn@mail.ru

Орехова А.О., слушатель очной одногодичной программы профессиональной переподготовки по специальности «Клиническая психология», Санкт-Петербургский научно-исследовательский психоневрологический институт им. В.М. Бехтерева, Санкт-Петербург, Россия, e-mail: unusual_life@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2204
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 986
В прошлом месяце: 13
В текущем месяце: 11