Принципы психологической профилактики травматизма на транспорте (на примере феномена зацепинга)

789

Аннотация

Рассмотрены принятые Американской Психологической Ассоциацией в 2013 г. рекомендации по психологической профилактике травматизма на транспорте, в частности, вследствие зацепинга. Это явление все шире распространяется среди нашей молодежи, несмотря на то, что оно сопряжено с высоким риском травматизации. Система рекомендаций включает в себя девять положений: необходимость ясных теоретических оснований и их эмпирической проверки, использование социально и культурно адаптированных программ, сочетание программ снижения риска и повышения ресурсов, мониторинг внедрения программ, учет этических стандартов, системность профилактической работы, повышение квалификации, участие в разработке государственной превентивной политики. Учет этих рекомендаций поможет создать в нашей стране на основе междисциплинарного и межведомственного взаимодействия комплексную систему профилактики зацепинга, включающую в себя разные уровни и учитывающую разные смыслы, роли и контексты. Такую систему, которая не сводилась бы к фрагментированным интервенциям (например, дисциплинарным мерам), но отвечала глубинным психологическим нуждам зацеперов.

Общая информация

Ключевые слова: зацепинг, трейнсерфинг, профилактика , рискованное поведение, подростки

Рубрика издания: Психология развития

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2016080109

Для цитаты: Федунина Н.Ю. Принципы психологической профилактики травматизма на транспорте (на примере феномена зацепинга) [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2016. Том 8. № 1. С. 96–104. DOI: 10.17759/psyedu.2016080109

Полный текст


Рассмотрены принятые Американской Психологической Ассоциацией в 2013 г. рекомендации по психологической профилактике травматизма на транспорте, в частности, вследствие зацепинга. Это явление все шире  распространяется среди нашей молодежи, несмотря на то, что оно сопряжено с высоким риском травматизации. Система рекомендаций включает в себя девять положений: необходимость ясных теоретических оснований и их эмпирической проверки, использование социально и культурно адаптированных программ, сочетание программ снижения риска и повышения ресурсов, мониторинг внедрения программ, учет этических стандартов, системность профилактической работы, повышение квалификации, участие в разработке государственной превентивной политики. Учет этих рекомендаций поможет создать в нашей стране на основе междисциплинарного и межведомственного взаимодействия комплексную систему профилактики зацепинга, включающую в себя разные уровни и учитывающую разные смыслы, роли и контексты. Такую систему,  которая не сводилась бы к фрагментированным интервенциям (например, дисциплинарным мерам), но отвечала глубинным психологическим нуждам зацеперов.


Психологическая профилактика способствует поддержанию здоровья и благополучия, повышению качества жизни, а также снижению психологического дистресса как отдельных индивидов, так и общества в целом [19]. Однако психологи зачастую недооценивают профилактику [20]. Сегодня появляется множество превентивных программ, а вместе с этим растет понимание необходимости комплексного подхода к их созданию и внедрению.
В 2013 г. Американской Психологической Ассоциацией была представлена на рассмотрение и одобрена система принципов психологической профилактики [19], о которой и пойдет речь в данной статье. Мы рассмотрим эти принципы на материале профилактики зацепинга.

Зацепинг, или трейнсерфинг (от англ. train surfing), – езда на крыше транспортных составов (электричка, метро, автобус), между или под вагонами – приобрел сегодня огромную популярность среди подростков и молодежи и является проблемой общероссийского масштаба [4; 10]. Этот вид городского экстремального «спорта» чреват серьезными травмами и даже летальным исходом [10]. Перечень предлагаемых отечественными авторами профилактических мероприятий довольно скуден.  В основном это активное освещение зацепинга в СМИ как опасного и преступного увлечения и профилактические беседы на темы: «Осторожно – поезд!», «Светофор», «Берегись поезда», «Вокзал» и др. [4; 10] Старший инспектор по особым поручениям Главного управления на транспорте МВД России О. Сочнев считает, что «надо компетентно объяснять подросткам, что героизм их ложный, а реальная жизнь – это ответственное отношение к своему здоровью, к общественной безопасности и законодательству своей страны» [8].
Однако широкое освещение трейнсерфинга в СМИ может способствовать его популярности, а убедить подростка в ложном героизме вряд ли возможно посредством простой беседы. Да и карательные и запретительные меры зачастую далеки от оптимальных форм борьбы с нарушениями социализации и молодежным экстремизмом [14], особенно учитывая роль социального риска в зацепинге: попытки запрета и вероятность наказания лишь разжигают азарт [23].
На наш взгляд, рекомендации по психологической профилактике, которые мы приводим ниже, могут оказаться продуктивными и для профилактики зацепинга, и для создания комплексного подхода к нему.

Принципы психологической профилактики 

Психологам рекомендуется выбирать превентивные программы, имеющие ясные теоретические основания и подкрепленные эмпирическими исследованиями. Необходимо тесное взаимодействие теории, исследовательской работы и практики. Учитывая недостаточную изученность явления трейнсерфинга, данный принцип особенно актуален.
Среди основных моделей, претендующих на теоретическое основание, особого внимания заслуживают концепции рискованного поведения, часть которых фокусируется на понимании зацепинга как разновидности самодеструкции, а другие интерпретируют его как форму поиска смысла, обретения контроля в неопределенном жизненном пространстве [17]. Понимание смысла зацепинга, выявление и эмпирическая проверка коррелятов рискованного поведения могут способствовать формированию мишеней для профилактической работы. Среди коррелятов – широкий спектр феноменов, включающий особенности восприятия риска, сужение временной перспективы, повышенную возбудимость, импульсивность и поиск новых ощущений, снижение чувства принадлежности к школьному коллективу, психологический климат в школе и дома, депрессию и др. [21] Определение коррелятов проблемного поведения имеет непосредственное отношение к разработке целевых профилактических программ. Так, для подростков, имеющих высокие показатели импульсивности, могут быть полезны программы повышения рефлексивности, а также легитимные формы экстремальной активности, а для подростков, являющихся изгоями в школе и имеющих конфликты с родителями, больше подойдут интервенции, ориентированные на улучшение отношений и социальных навыков.
Помимо специфичных для зацепинга концепций рискованного, девиантного, аддитивного поведения [2; 3], особую роль в качестве теоретических оснований играют теории развития. Кризис подросткового возраста связан с перестройкой прежних отношений ребенка к миру и самому себе [1]. Рискованное поведение имеет особые функции в этот возрастной период [16]. Профилактические программы должны учитывать задачи развития и перенаправлять дезадативные процессы, связанные с их реализацией, воздействуя не столько на отдельные установки, сколько на траекторию решения возрастных задач. Остановимся на некоторых возрастных факторах и их следствиях для системы профилактики зацепинга.   Соматические изменения. В подростковый период тело становится полем битвы за обретение идентичности. Посредством контроля над телом подросток стремится обрести контроль над своей жизнью, отношениями с миром физическим и социальным [17].
Во многих публикациях в качестве формы профилактики предлагаются легитимные формы спортивной активности [3; 11]. В этой связи интересны теории личности, учитывающие изменения телесности человека. Например, в концепции Пьера Жане (1849–1947) личность определяется как работа, направленная на формирование и поддержание своей целостности, идентичности и отличия от других [5]. Зацепинг является ярким примером активной личностной работы на телесном уровне.  Формирование новых интересов и увлечений. Подростку кажется, что проявление и развитие желанных личностных качеств связано не с рутиной повседневности, а с особыми, экстремальными условиями [1]. Недаром среди основных тем, связанных с зацепингом, исследователи называют ответ на скуку повседневности, вызов обыденности [18]. Езда на крыше электрички – это не просто способ экономить средства и избежать духоты. Данное действие сценично и символично. Зацепинг – это сфера создания собственного авторского действия подростка, сфера формирования субъектности авторства. К.И. Поливанова [9] предполагает, что образовательная практика должна быть ориентирована на создание условий реализации авторского действия. Такая направленность может способствовать снижению склонности к асоциальному поведению.  Роль интернет-технологий. Речь идет, прежде всего, об особом типе социализации, происходящем в информационном пространстве (см., например, [6]). Вопрос заключается не только в том, как использовать интернет-ресурсы для выявления и предотвращения массовых сходок и заездов (в запретительных и карательных целях), но в том, как может быть организована данная система социализации, чтобы способствовать выбору здорового образа жизни.  Значимость референтной группы. Ограниченная эффективность профилактических программ, нацеленных на предотвращение асоциального и рискованного поведения, бывает связана с недоучетом роли сверстников и референтной группы [15]. Сообщество зацеперов становится референтной группой для подростка.
Профилактическая программа не может ставить своей целью искоренение какого-то поведения. Необходимо отдавать себе отчет в том, что и кто может занять место значимой группы и значимой активности.   Роль семьи. В подростковый период детско-родительские отношения переживают нормативный кризис. Однако это не умаляет роли семьи. Неудивительно, что многие профилактические программы включают в себя работу с родителями. Семейный фактор является важным предиктором нарушений поведения у детей, в том числе зацепинга, и требует дополнительного исследования. Зацеперы отмечают, что родители знают об их увлечении и пытаются запретить. Однако в ряде случаев под влиянием родителей подростки отказываются от зацепинга («Родители дороже, чем это глупое развлечение».). 2. Психологам рекомендуется использовать социально и культурно адаптированные превентивные практики, соответствующие особенностям контекста реализации.
Профилактические программы, не соотносящиеся с реалиями жизни их целевой аудитории, чаще всего оказываются неудачными, даже будучи эффективными для другого контекста и другой популяции. В этой связи актуальны исследования демографических и психолого- социальных особенностей зацеперов в России.
3. Психологам рекомендуется сочетать программы снижения риска с программами повышения ресурсов и компетенций. Особое значение в профилактике зацепинга и других асоциальных форм самореализации могут иметь долговременные программы, способствующие развитию самосознания, форм про-социального поведения. Так, например, сегодня в отечественной практике имеется уникальный опыт использования рефлексивных технологий в сфере образования (см.  труды С.Ю. Степанова, Н.Г. Алексеева, И.Н. Семенова и др.). Схожая стратегия обсуждается и за рубежом: программы профилактики должны не только предоставлять позитивные формы удовлетворения потребности в острых ощущениях, но и способствовать «формированию коры и лобных отделов мозга» [23]. 4. Психологам рекомендуется проводить эмпирические исследования и мониторинг программы, а также учитывать средовые контексты, влияющие на профилактику.
Рекомендуется отслеживать, как адаптивные поведенческие изменения воспринимаются и оцениваются в разных средовых контекстах. Огромную роль может сыграть привлечение специалистов из смежных дисциплин, помогающих соотнести данное явление с особыми чертами современности, представлениями о риске, неопределенности и пр. 5. Как в исследованиях, так и на практике психологам рекомендуется учитывать этические стандарты психологической работы. Профилактические интервенции могут быть сопряжены с особыми этическими аспектами работы. Важно отслеживать возможное негативное влияние профилактических мероприятий на индивидов, группу и общество.
Например, избирательная профилактика, направленная на группу риска, может усиливать стигматизацию. 6. Психологам рекомендуется учитывать фактор социального неравенства.
В зарубежных исследованиях типичным является представление о связи зацепинга и маргинальности [22]. Однако не очень понятно, насколько маргинальность, низкий социально-экономический уровень типичны для российской популяции зацеперов, среди которых нередки благополучные подростки и студенты самых престижных вузов [3]. 7. Психологам рекомендуется повышать свою квалификацию, ЗУН в области профилактики. Необходимо понимание роли профилактики и ее значения для терапевтических интервенций. Современный мегаполис стремительно развивается, особенно это касается такой динамической возрастной категории, как молодежь. Психологу требуется быть в курсе изменений, касающихся как целевой аудитории, так и новых разработок в сфере профилактики в отечественных и зарубежных публикациях. 8. Психологам рекомендуется участвовать в организации системных профилактических интервенций. Системный характер профилактической программы зацепинга предполагает проведение превенции на разных уровнях (семья, школа, сообщество, полиция, ж/д, СМИ) и опору на межведомственное взаимодействие [12]. 9. Психологам рекомендуется информировать политиков о важности профилактики для повышения здоровья и благополучия граждан, а также держать их в курсе новых данных, разработок и программ. Такого рода информация о психолого-социальных особенностях явления зацепинга и возможностях профилактики травматизма на транспорте может быть полезной для работников железной дороги, полиции, сталкивающихся с явлением зацепинга и ответственных за обеспечение безопасности.

Обсуждения и выводы: возможности приложения принципов психологической профилактики АПА в отечественной практике  

Рекомендации по созданию и внедрению профилактической программы, представленные в данной статье, создают направляющие для разработки системы многоуровневого реагирования. Грамотно организованная превентивная программа, вместо прямой конфронтации,  стремится подтолкнуть фактор риска «к такому взаимодействию с другими элементами действительностями, при котором он так или иначе аннулируется сам по себе» [13, с. 91]. Зачастую асоциальное явление освещают с точки зрения позиции дефицитарности: как недооценку опасности, неприятие общественно принятых норм и ценностей, неспособность к преодолению трудностей и пр. Однако осмысление рискованного асоциального поведения и разработка эффективной профилактической программы требует, с нашей точки зрения, смены позиции, системного видения личностных, смысловых, средовых, культурных, этических и других аспектов, которые находят отражение в многоуровневой системе принципов профилактики.

В отечественной психологии существуют и теоретические, и прикладные разработки, которые могут быть использованы в организации эффективной превентивной работы.
Однако на сегодняшний день в профилактике зацепинга наблюдается разрыв между теорией и практикой, между наукой и реально осуществляющимися профилактическими мероприятиями. Принципы профилактики АПА образуют систему, включающую в себя разные уровни, обеспечивающую реализацию межведомственного взаимодействия, учитывающую разные роли и контексты. Подобный опыт осмысления профилактики как многомерного явления может быть полезен и для отечественной психологии.

Литература

  1. Божович Л.И. Этапы формирования личности в онтогенезе // Вопросы психологии, 1979. № 2. С. 23–34.
  2. Ветюгов В.В. Аддиктивный потенциал социально неприемлемых рекреационных рисков [Электронный ресурс] //Материалы  V Международного Конгресса «Молодое поколение XXI века: актуальные проблемы социально-психологического здоровья», Москва, 24–27 сентября 2013/ Под ред. А.А. Северного, Ю.С. Шевченко. М.: ООО ОNEBOOK.RU.  С. 18–19. URL: http://www.b17.ru/article/14509/ (дата обращения: 29.01.2015).
  3. Ворошилин С.И. Аддитивное рискованное поведение как проявление снижения инстинкта самосохранения // Суицидология. 2013. № 1. С. 61–68.
  4. Диденко К.В., Каратаева О.Н. Предупреждение правонарушений, совершаемых несовершеннолетними на объектах железнодорожного транспорта // Проблемы правоохранительной деятельности. 2014. № 2. С. 88–91.
  5. Жане П. Психологическая эволюция личности. М.: Академический проект, 2010. 400 с.
  6. Марцинковская Т.Д. Информационная социализация в изменяющемся информационном пространстве [Электронный ресурс] // Психологические исследования. 2012. Т. 5. № 26. С. 7. URL: http://psystudy.ru (дата обращения: 20.01.2015).
  7. Обухова Л.Ф. Детская психология: теория, факты, проблемы. М.: Тривола, 1995. 360 с.
  8. Петров И. Транспортная полиция борется с «зацеперами» с помощью Интернета и пропаганды [Электронный ресурс] //Вечерняя Москва, 12 мая, 2014.
    URL: http://vm.ru/news/2014/05/12/transportnaya-politsiya-boretsya-s-zatseperami-s-pomoshchyu-interneta-i-propagandi-248161.html (дата обращения: 01.04.2015).
  9. Поливанова К.И. Психологическое содержание подросткового возраста // Вопросы психологии. 1996. № 1.   С. 20–33. 
  10. Сочнев О.И. Экстремалы-«зацеперы» в поле зрения транспортной полиции // Транспортная безопасность и технологии. 2014. Вып. 37.  С. 129–130.
  11. Тоноян В. Влияние экстремальных видов спорта на развитие молодежного движения в России [Электронный ресурс] // Власть. 2011. № 9. С. 33–36. URL: http://kak.znate.ru/pars_docs/refs/62/61642/61642.pdf (дата обращения: 20.01.2015).
  12. Третьякова Т.В. Принципы организации социально-психологического сопровождения, направленного на профилактику социальных рисков подросткового возраста в России и за рубежом [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование PSYEDU.ru. 2014. Т. 6. № 1. С. 117–126. URL: http://psyedu.ru/journal/2014/1/Tretjakova.phtml (дата обращения: 19.01.2015).
  13. Фуко М. Безопасность, территория, население. Курс лекций, прочитанных в Коллеж де Франс в 1977–1978 годах: Пер. В.Ю. Быстрова, Н.В. Суслова, А.В. Шестакова. СПб.: Наука, 2011. 544 с.
  14. Чирун С.Н. Молодежная политика в ситуации постмодерна. Модели, механизмы, риски. Saarbrucken, Deutchland: LAP LAMBERT Academic Publishing, 2011. 522 c.
  15. Hickey C., Fitzclarence L. Peers peering at the individual: Problems with trying to teach young males not to be like their peers // The Australian Educational Researcher. April 2000. Vol. 27. Iss. 1. P. 71–91.
  16. Hurrelmann K., Raithel J. Risk Behavior in Adolescence //International Journal of Adolescence and Youth. 2005. Vol.12. № 4. P. 281–299.
  17. Le Breton D. Sociologie, psychanalyse et conduites à risque des jeunes [Электронный ресурс] //Revue du MAUSS 1/ 2011. № 37. P. 365–384. URL: www.cairn.info/revue-du-mauss-2011-1-page-365.htm (дата обращения: 30.12.2014).
  18. Malone K. Trainsurfing: “..its like bungee jumping without a rope”// Gilbert K. (ed.). Sexuality, Sport and the Culture of Risk . Aaachen: Meyer and Meyer Publishing Company, 2005. P. 154–176.
  19. Prevention Guidelines / Romano J.L., Bogat G.A., Conyne R.K., Hage S.M., Horne A.M., Kenny M.E., Matthews C., Schwartz J.P., Singh A., Waldo M., Wong Y.J. [Электронный ресурс] // American Psychologist. Vol. 69. № 3. P. 285–296 http://www.apa.org/pubs/journals/features/amp-a0034569.pdf (дата обращения: 01.01.2015).
  20. Romano J.L., Hage S.M. Prevention and counseling psychology: Revitalizing commitments for the 21st Century // The Counseling Psychologist. 2000. № 28. P. 733–763.
  21. Sharp C., Dellis A. Risky teens: intervention science and its application to the South African Context/ Report commissioned by the South African Responsible Gambling Foundation. 2010 [Электронный ресурс] // URL: http://www.jogoremoto.pt/docs/extra/Gktd8c.pdf (дата обращения: 30.12.2014).
  22. Steenkamp H. The urban underclass and postauthoritarian Johannesburg: train surfing (Soweto style) as an extreme spatial practice // Submitted in Fulfillment of the Requirements for the Degree Magister Artium (Visual Studies) in the Faculty of Humanities University of Pretoria. May, 2011. [Электронный ресурс]// URL: http://repository.up.ac.za/handle/2263/30350 (дата обращения: 30.12.2014).
  23. van der Klashorst E., Cyrus K. Train surfing: Apposite recreation provision as alternative to adolsecеnt risk-taking and sensation-seeking behaviour // Journal of Science and Medicine in Sport. 2012. № 15. P. 265–327.

Информация об авторах

Федунина Наталия Юрьевна, кандидат психологических наук, ведущий научный сотрудник, Центр экстренной психологической помощи, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), психолог, Центр спортивных технологий (ГКУ «ЦСТиСК Москомспорта»), Москва, Россия, e-mail: natalia_fedunina@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2395
В прошлом месяце: 13
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 789
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 1