Установки по отношению к сексуальному поведению в молодежной среде

1504

Аннотация

В центре актуальной научной проблематики психологии сексуальности первых десятилетий XXI в. был процесс влияния информатизации и виртуализации культуры на падение границ в сексуальном поведении. Беспорядочное сексуальное поведение связано с разрушением институтов семьи и брака, падением здоровья нации в масштабах популяции. Группой риска, требующей особенного внимания, является молодежь, наиболее активно использующая новые технологии и при этом испытывающая дефицит навыков эмоциональной регуляции и регуляции поведения. Идет поиск факторов выбора промискуитета: установлены связи такого поведения с повышенными средовыми нагрузками в период взросления и небезопасными стилями родительского воспитания. Исследования последних лет впервые выявили связь между неограниченным использованием средств связи и коммуникации и выбором беспорядочного сексуального поведения у молодежи. Установлена связь такого сексуального поведения с эмоциональным неблагополучием, повышенными рисками сексуального преследования и вреда для физического здоровья в этой возрастной группе. Полученные в исследованиях данные свидетельствуют о наличии комплексной проблемы, связанной с психосексуальным развитием молодежи, и ставят задачи поиска путей регуляции и необходимости формирования саморегуляции сексуального поведения у молодежи.

Общая информация

Ключевые слова: беспорядочное сексуальное поведение, неограниченное сексуальное поведение (промискуитет), культура сексуального поведения, нормы сексуальной культуры, молодежь

Рубрика издания: Психология развития

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2018100402

Для цитаты: Конина М.А. Установки по отношению к сексуальному поведению в молодежной среде [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2018. Том 10. № 4. С. 15–22. DOI: 10.17759/psyedu.2018100402

Полный текст

 

В центре актуальной научной проблематики психологии сексуальности первых десятилетий XXI в. был процесс влияния информатизации и виртуализации культуры на падение границ в сексуальном поведении. Беспорядочное сексуальное поведение связано с разрушением институтов семьи и брака, падением здоровья нации в масштабах популяции. Группой риска, требующей особенного внимания, является молодежь, наиболее активно использующая новые технологии и при этом испытывающая дефицит навыков эмоциональной регуляции и регуляции поведения. Идет поиск факторов выбора промискуитета: установлены связи такого поведения с повышенными средовыми нагрузками в период взросления и небезопасными стилями родительского воспитания. Исследования последних лет впервые выявили связь между неограниченным использованием средств связи и коммуникации и выбором беспорядочного сексуального поведения у молодежи. Установлена связь такого сексуального поведения с эмоциональным неблагополучием, повышенными рисками сексуального преследования и вреда для физического здоровья в этой возрастной группе. Полученные в исследованиях данные свидетельствуют о наличии комплексной проблемы, связанной с психосексуальным развитием молодежи, и ставят задачи поиска путей регуляции и необходимости формирования саморегуляции сексуального поведения у молодежи.

Проблема границ в сексуальном поведении

Сексуальная культура регулирует и нормирует сексуальное поведение, формирует установки относительно приемлемости одних его видов и нежелательности других [4]. Эти установки лежат в основе выбора стратегии сексуального поведения и оказывают влияние на количество сексуальных партнеров. Люди с более ограниченными стратегиями менее охотно вступают в случайные половые связи, им оказывается важнее эмоциональная близость и романтические отношения, нежели новизна и разнообразие в сексе. Выбор неограниченных сексуальных стратегий связан с готовностью к случайным сексуальным контактам, к сексуальным отношениям без близости [19].

В центре актуальной научной проблематики психологии сексуальности первых десятилетий был процесс влияния информатизации и виртуализации культуры на падение границ в сексуальном поведении. Предметом изучения становились феномены вседозволенности - «неограниченного сексуального поведения» (unrestrected sexual behaviour) и смежные феномены - проектности, героизации проституции [5; 6; 7; 8]. С выбором неограниченных социально сексуальных стратегий связывают разрушение института семьи и брака [14], паталогизацию психики и асоциальное поведение [5; 10], резкое снижение здоровья в масштабах популяций [21; 27].

Масштабные кросс-культурные исследования показали разницу в ограничениях сексуальных культур разных стран. Проект Д. Смита (International Sexuality Description Project) охватил 56 стран, 17 837 респондентов, говорящих на 30 разных языках. Наиболее высокие показатели по шкале сексуальной неограниченности получили Марокко, Финляндия, Боливия и др., самые низкие - Тайвань, Гонконг, Бангладеш, Северная Корея [25] (разброс данных - 19,37%). Проведено исследование сексуальных стратегий в российской популяции [5; 6; 7; 8].

В российской психологии, тесно связанной с традициями культурно-исторической психологии Л.С. Выготского, всегда большое значение уделялось исследованию культуральных факторов [11; 12]. Так, в многофакторной психосоциальной модели расстройств аффективного спектра, предложенной А.Б. Холмогоровой и Н.Г. Гаранян, макросоциальные факторы выделены в отдельный уровень. В современной психологии в специальную область исследований выделилась социальная клиническая психология, предметом исследования которой является выяснение влияния различных социальных тенденций и процессов на психическое здоровье населения. В фокусе внимания исследователей при этом оказываются тенденции социальных коммуникаций (влияние интернета, рекламы) и стратегий социального поведения [2; 13].

Группой риска, требующей особенного внимания, является молодежь, наиболее активно использующая новые технологии и при этом испытывающая дефицит навыков эмоциональной регуляции и регуляции поведения. Значимость установления межличностных связей, в том числе романтических, в подростковом и юношеском возрасте растет. Информационные технологии, с одной стороны, предлагают новые возможности для знакомств и организации личного пространства для интимного общения, с другой - повышают риск беспорядочного сексуального поведения и связанных с ним рисков для эмоционального и физического здоровья [20].

Установки по отношению к сексуальному поведению в молодежной среде

Идет поиск факторов выбора более или менее ограниченных установок по отношению к сексуальному поведению и стратегий сексуального поведения среди молодежи. Установлено, что ведущая роль принадлежит макро- и микросоциальным факторам, таким как тип ранней детской привязанности [15], семейные ценности и стили родительского воспитания [22], развитие средств связи и коммуникации [21]. Выделены сопутствующие сексуальной неограниченности личностные черты в разных молодежных группах [24]. Показано, как установки по отношению к сексуальному поведению могут быть связаны с риском сексуальных домогательств и преследований [18].

Одним из факторов выбора подростками неограниченной сексуальности в качестве стратегии является полигамный тип родительской семьи. Исследование сексуальной неограниченности среди подростков Нигерии ставило задачи сравнения сексуальных стратегий среди детей, растущих в моногамных семьях, с аналогичными у подростков, выросших в семьях с неограниченной сексуальной культурой. Второй задачей исследователей было сравнение предрасположенности к промискуитету у мальчиков и девочек, при этом исследователи отмечали, что в культуре страны запретов больше в сексуальном воспитании девочек. Данные, полученные в результате обследования 400 нигерийских подростков, показало, что вне зависимости от пола - мальчики и девочки в равной мере -дети наследуют стратегии сексуального поведения, соответствующие родительским предпочтениям. В семьях с полигамной сексуальной культурой подростки отдают предпочтения более свободным сексуальным стратегиям, в семьях с моногамной культурой выбирают более ограниченные сексуальные стратегии [22].

Установлена связь между выбором неограниченных сексуальных стратегий и ранним социальным опытом индивида. Те люди, которые в детстве подвергаются более высокому уровню стресса, особенно интенсивному или непоследовательному воспитанию, растут в суровых или тяжелых экономических условиях, раньше физически созревают и имеют тенденцию к небезопасным стилям привязанностей, что впоследствии ведет к развитию так называемых оппортунистических социально-сексуальных стратегий. Неограниченное сексуальное поведение - это более вариабельная репродуктивная стратегия, подразумевающая более высокий уровень готовности к возможным стрессовым нагрузкам среды [25].

Установлена связь между стилем ранней детской привязанности и стилем привязанности между партнерами в романтических отношениях [15]. Отдельно была произведена оценка привязанности среди участников эксперимента, получивших высокие баллы по шкале сексуальной неограниченности. Исследование показало, что выбор промискуитета связан с высокими баллами по шкале тревожно-амбивалентного отношения к партнеру, связанного с ревностью и страхом быть брошенным. Была установлена связь между избегающим стилем привязанности и промискуитетом, и наоборот: чем больше участник эксперимента набирал баллов по безопасной привязанности, тем более ограниченных сексуальных стратегий он придерживался. Сексуально неограниченные участники показывали также низкие баллы по шкале доверия и оценивали свои текущие отношения как фрустрирующие. Таким образом, авторами была предложена модель предрасположенности к неограниченному сексуальному поведению, включающая тревожно-избегающий стиль привязанности, сочетающийся с неготовностью к долгосрочным отношениям и нежеланием брать на себя обязательства.

Связь неограниченного сексуального поведения с повышенным риском участия в сексуальных домогательствах как со стороны агрессора, так и со стороны жертвы была установлена в исследованиях среди 1199 учащихся старших классов [18]. Повышенные баллы по сексуальной неограниченности увеличивает вероятность стать как преследователем, так и жертвой сексуальных домогательств. На основании полученных данных авторы сделали вывод о том, что неограниченная сексуальность побуждает юношей проверять, заинтересованы ли девушки в краткосрочных сексуальных отношениях, что может быть оценено теми как преследование. При этом девушки подают сигналы о своей открытости к сексуальному опыту и привлекают больше внимания, особенно со стороны таких же неограниченных представителей противоположного пола. Более или менее бессознательная сигнализация повышает вероятность сексуального внимания и риск сексуальных домогательств и преследования.

Лонгитюд, проведенный на 555 американских старшеклассниках из 12 школ штата Мэриленд, стал первым масштабным исследованием, показавшим связь между активным использованием средств связи и коммуникации и выбором неограниченных стратегий сексуального поведения. Готовность к генитальному контакту прямо связана с количеством отправляемых в сутки сообщений. Риск рискованного сексуального поведения в группе школьников, отправляющих более 100 сообщений в социальных сетях и мессенджерах, значительно превышает подобные риски в группе, где общение ограничивается менее чем сотней сообщений. При этом в группе старшеклассников, отправляющих более 200 сообщений в сутки, готовность к неограниченному сексуальному поведению продолжает возрастать и превышает аналогичные показатели в группе отправляющих 100-200 сообщений.

Российские исследователи указывают на деструктивные последствия бесконтрольного использования молодежью интернета: поврежденное, деформированное развитие личности, дезинтеграцию идентичности и нарушение психосексуального развития, крайние сексуальные проявления - навязчивая мастурбация и промискуитет [9].

Исследования Marussia Role выявили связь неограниченных сексуальных установок (готовность к случайному сексу) и поведения с высокой доминантностью и повышенными показателями стремления к новым ощущениям у девушек. Ограничения в сексуальном поведении были связаны с показателями застенчивости. В опросе участвовали 89 учениц колледжа Уэльса, девушки в возрасте 18-23 лет [24].

Исследования Philip Zimbardo, Nikita D. Coulombe показали, что молодые мужчины не готовы выходить за рамки поверхностного общения с женщиной, не хотят заводить семью, иметь детей и становиться отцами [3]. Ученые объясняют полученные результаты как отсутствием отцов в семьях обследованных, так и влиянием современной информационной культуры. Одной из предпочтительных сексуальных стратегий современных юных мужчин, зависимых от компьютерных игр и порно, становится «асексуальность» - или полное отсутствие физиологического секса. Хаотичное внимание, подкрепляемое виртуальной средой, ведет к дефициту сочувствия и эмпатии у молодых мужчин.

Мишени и методы профилактики неограниченного сексуального поведения

Полученные в исследованиях данные свидетельствуют о наличии комплексной проблемы, связанной с психосексуальным развитием молодежи, и ставят задачи поиска возможных путей регуляции сексуального поведения и необходимости их формирования. Открытость новому опыту, любознательность, доверчивость, неспособность прогнозировать свои действия, анализировать происходящее наряду с бесконтрольным использованием современных средств связи и коммуникации делают эту возрастную группу особенно уязвимой к негативным воздействиям среды. Выбор неограниченных сексуальных стратегий связан с эмоциональным неблагополучием, повышенными рисками сексуального преследования и вреда для физического здоровья в этой возрастной группе.

Неоспорима значимость влияния массовой культуры и ближайшего социального окружения на выбор установок относительно приемлемых форм сексуального поведения. Воздействие ценностей культуры происходит виртуально и часто связано с чрезмерной занятостью своими задачами родителей. Тогда роль сексуального воспитания ребенка отводится интернету и происходит хаотично. Профилактическая и направленная работа с установками по отношению к сексуальному поведению может включать системную семейную работу, коррекцию установок и ценностей, транслируемых семьей как прямо, так и косвенно. Также требует отдельного обсуждения сфера регуляции информационных потоков интернета, в частности родительский контроль за использованием этих ресурсов в особенно уязвимых к такому воздействию возрастных группах.

Выводы

Установки по отношению к сексуальному поведению закладываются с младенчества, связаны с особенностями ранней детской привязанности, формируются под влиянием семейных ценностей и ценностей культуры. Факторы выбора беспорядочного сексуального поведения - ненадежная детская привязанность, полигамный тип родительской семьи, сексуальная культура, в которой сексуальная неразборчивость одобряется; неограниченное использование средств связи и коммуникации.

Беспорядочное сексуальное поведение связано с рисками для эмоционального и физического благополучия, но особенный риск эта стратегия представляет для молодежи. Исследования выявили связи установок по отношению к сексуальному поведению с нарушениями психосексуального развития молодых людей и развития личности, неготовностью к долгосрочным отношениям, рисками сексуальных домогательств и преследований.

Неограниченное использование интернета, средств связи и коммуникации наряду с дефицитом навыков саморегуляции ставит задачи психосексуального воспитания, направленной работы с установками по отношению к сексуальному поведению в молодежной среде.

Литература

  1. Басс Д. Эволюция сексуального влечения: Стратегии поиска партнера // Дэвид Басс; Пер. с англ. М.: Альпина Паблишер. 2017. 510 с.
  2. Гаранян Н.Г., Щукин Д.А. Частые социальные сравнения как фактор эмоциональной дезадаптации студентов // Консультативная психология и психотерапия. 2014. № 4. С. 182–206.
  3. Зимбардо Ф., Коломбе Н. Мужчина в отрыве: игры, порно и потеря идентичности: пер. с англ. М.: Альпина Паблишер, 2017. 343 с.
  4. Кон И.С. Введение в сексологию. М.: Медицина. 1988. 320 с.
  5. Конина М.А. Феноменология и патология современной сексуальной культуры // Консультативная психология и психотерапия. 2018. Т. 26. № 1. С. 76–94. doi: 10.17759/ cpp.2018260106
  6. Конина М.А., Холмогорова А.Б. Стратегии сексуального поведения в современной культуре // Культурно-историческая психология. 2015. № 1. С. 61–70. doi:10.17759/chp.2015110108
  7. Конина М.А., Холмогорова А.Б. Феномен неограниченного сексуального поведения в историческом контексте разных типов сексуальной культуры // Консультативная психология и психотерапия. 2014. № 3. С. 119–140.
  8. Конина М.А., Холмогорова А.Б., Сорокова М.Г. Феномен неограниченного сексуального поведения в современном обществе: патологические тенденции культуры и патология личности // Консультативная психология и психотерапия. 2014. № 2. С. 88–118.
  9. Короленко Ц.П., Дмитриева Н.В. Сексуальность в постсоветском мире. М.: Академический проект; Культура, 2011. 326 с.
  10. Перин Р.Л. Sexсуальные отношения в деградирующем обществе. СПб: АПИ; «Потаенное», 2009. 136 с.
  11. Тхостов А.Ш., Сурнов К.Г. Культура и патология: побочные эффекты социализации // Национальный психологический журнал. 2006. № 1(1). С. 20–27.
  12. Холмогорова А.Б., Гаранян Н.Г. Многофакторная модель депрессивных, тревожных и соматоформных расстройств как основа их интегративной психотерапии // Социальная и клиническая психиатрия, 1998. № 1. С. 94–102.
  13. Шалыгина О.В., Холмогорова А.Б. Роль модных кукол в усвоении нереалистичных социальных стандартов телесной привлекательности у девочек-дошкольниц // Консультативная психология и психотерапия. № 4. С. 130–154.
  14. Эйзлер А. Анатомия страсти. М.: Эксмо, 2011. 224 с.
  15. Brennan K.A., Shaver P.R. Dimensions of adult attachment, affect regulation, and romantic relationship functioning// Personality and Social Psychology Bulletin. 1995. № 21. P. 267–283.
  16. Foster J.D., Shrira L., Campbell W.K. Theoretical models of narcissism, sexuality, and relationship commitment // Journal of Social and Personal Relationships. 2006. № 23. P. 367–386.
  17. Jonason P.K., Li N.P., Webster G.W., Schmitt D.P. The Dark Triad: Facilitating short term mating in men // European Journal of Personality. 2009. № 23. P. 5–18.
  18. Kennair L.E.O., Bendixen M. Sociosexuality as predictor of sexual harassment and coercion in female and male high school students // Evolution and Human Behavior 33. 2012. P. 479–490.
  19. Kinsey A., Pomeroy W., Martin C. Sexual behavior in the human male. Philadelphia: Saunders, 1948. 804 p.
  20. Megan L., Monique T., Amita V., Susan W. Social Media and Sexual Behavior Among Adolescents: Is there a link? JMIR Public Health Surveill 2017. vol. 3. iss. 2. e28. p.8.
  21. O'Keeffe G.S., Clarke-Pearson K., Council O.C. The impact of social media on children, adolescents, and families. Pediatrics 2011 Apr;127(4):800-804. [doi: 10.1542/peds.2011-0054].
  22. Owuamanam D.O., Bankole M.O. Family type and attitude sexual promiscuity of adolescent students in Ekiti State, Nigeria // European Scientific Journal. 2013, June. Vol. 9. P. 171–177.
  23. Posner R.A. Sex and reason. Cambrige, MA: Harvard University Press, 1992. 468 p.
  24. Role M. Personality, Sexual A itudes, and Unrestricted Sociosexual Behavior in College Women. Wellesley College. 2012.
  25. Schmitt D.P. Sociosexuality from Argentina to Zimbabwe: A 48 nation study of sex, culture, and strategies of human mating // Behavioral and Brain Sciences. 2005. № 28. P. 247–275.
  26. Seal D.W., Agostinelli G. Individual differences associated with high risk sexual behavior: implications for intervention programmes // Aids care. 1994. Vol. 6. № 4. P. 393–397.
  27. The Lancet, 2013. November. Vol. 382. No 9907. Р. 1795 1844.
  28. Wright T.M., Reise S.P. Personality and Unrestricted Sexual Behavior: Correlations of Sociosexuality in Caucasian and Asian College Students // Journal of Research in Personality. 1997, June. Vol. 31. № 2. P. 166–192.

Информация об авторах

Конина Муза Александровна, Медицинский психолог, ГБУЗ «Научно-практический центр психического здоровья детей и подростков имени Г.Е. Сухаревой Департамента здравоохранения города Москвы», Москва, Россия, e-mail: muza-@list.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1872
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 7

Скачиваний

Всего: 1504
В прошлом месяце: 25
В текущем месяце: 21