Психотравмирующая ситуация как признак состава преступления по ст. 106 УК РФ (Убийство матерью новорожденного ребенка)

491

Аннотация

Статья посвящена выделению общих оснований уголовной ответственности за неонатицид (убийство матерью собственного новорожденного ребенка). Проанализированы перечисленные в ст. 106 УК РФ составы преступления. Теоретический анализ дополняется исследованием 40 уголовных дел. Сделан вывод о том, что общим основанием включения трех составов преступления, отличающихся друг от друга рядом признаков, является ограниченная способность матери осуществлять осознанную и произвольную регуляцию своих действий при убийстве новорожденного ребенка. В первом случае основным фактором, обусловливающим ограничение данной юридически значимой способности, является презюмируемое законодателем особое психофизиологическое состояние роженицы, во втором — особое эмоциональное состояние, вызванное психотравмирующей ситуаций, связанной с беременностью и родами, в третьем — психическое расстройство, не исключающее вменяемости. Предложено ввести в текст закона указание на особое эмоциональное состояние матери-детоубийцы, ограничившее способность осознавать свои действия и руководить ими. Показана целесообразность обязательного назначения комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы при квалификации ст. 106 УК РФ.

Общая информация

Ключевые слова: убийство матерью новорожденного ребенка, ст. 106 УК РФ, психотравмирующая ситуация, психическое расстройство, комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза

Рубрика издания: Судебная и клиническая психология в юридическом контексте

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2021110214

Тематический сетевой сборник: Судебно-психологическая экспертиза

Для цитаты: Сафуанов Ф.С., Сарычева Ю.А. Психотравмирующая ситуация как признак состава преступления по ст. 106 УК РФ (Убийство матерью новорожденного ребенка) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 2. С. 193–207. DOI: 10.17759/psylaw.2021110214

Полный текст

Введение

Пожалуй, ни одна новая норма Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ), введенного в действие в 1997 г., не вызвала такого неприятия и бурных дискуссий со стороны правоведов, как ст. 106 (Убийство матерью новорожденного ребенка). Полный текст данной статьи (в ред. Федерального закона от 07.12.2011 № 420-ФЗ) гласит: «Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов, а равно убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, — наказывается ограничением свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок». Нетрудно заметить, что квалификация убийства матерью новорожденного ребенка включает в себя целых три самостоятельных и альтернативных состава преступления — убийство:

-                во время или сразу же после родов;

-                в условиях психотравмирующей ситуации;

-                в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости.

Как показывает практика судопроизводства и комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы (КСППЭ), эти составы могут пересекаться: нередки случаи, когда матери, имеющие психическое расстройство, совершают убийство новорожденного во время или сразу после родов, находясь в условиях психотравмирующей ситуации.

В чем же состоит суть юридических споров относительно данной нормы уголовного законодательства?

Во-первых, существуют отчетливые разногласия, считать ли убийство матерью новорожденного ребенка привилегированным составом преступления, правомерно ли определять его как преступление средней тяжести [1; 4; 6; 7; 11; 17; 22; 23; 30]?

Во-вторых, обсуждаются юридические аспекты соотношения ст. 106 УК РФ с п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ (Убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии), со ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности), со ст. 125 УК РФ (Оставление в опасности), а также с нормами общей части УК РФ — ч.3 ст. 20 и ст. 22 [12; 18; 19].

В-третьих, ведутся споры относительно того, с какого момента можно считать жертву преступления новорожденным, в какой физиологический период и временной промежуток укладываются понятия «во время» и «сразу же» после родов, как разграничить убийство и криминальный аборт и т. п. Другая сторона проблемы — с какого возраста ребенок перестает считаться «новорожденным» [2; 4; 22]. Общепринято, что при убийстве матерью новорожденного в условиях психотравмирующей ситуации и в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, применяется «педиатрический» критерий новорожденности (28 суток). Но в отношении первого из составов преступления по ст. 106 УК РФ единой точки зрения нет — ясно только, что при убийстве ребенка «сразу же после родов» временной промежуток не может превышать 24 часов («медицинский» критерий новорожденности) [13; 25].

Ведущаяся полемика ознаменована многочисленными предложениями по изменению редакции ст. 106 УК РФ. При всем разнообразии мнений они сводятся к четырем позициям:

-        ужесточение уголовного наказания детоубийства, признание ст. 106 УК РФ утратившей силу [1];

-        объединение указанных трех составов преступления в одно, как это сделано в уголовном законодательстве Республики Казахстан [21]: убийство матерью своего новорожденного ребенка как во время родов, так и в последующий период, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации или в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости [22; 28];

-        объединение первых двух составов преступления в одно с исключением третьего состава, как это сделано в Уголовном кодексе Республики Беларусь [32]: убийство матерью своего ребенка во время родов или непосредственно после них, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации, вызванной родами [6; 19].

-        ограничение квалификации только первым составом преступления, как это сформулировано в уголовном кодексе Швейцарии [29]: если мать убивает своего ребенка во время родов или в период того времени, когда она находится под влиянием процесса родов, то она наказывается тюремным заключением на срок не более трех лет тюрьмы. При таком определении психотравмирующая ситуация связывается только с самим процессом родов [31].

Одной из причин неоднозначного отношения к ст. 106 УК РФ и сложностей ее квалификации А.Н. Попов [22] считает то обстоятельство, что в основу выделенных трех самостоятельных составов преступления положены разные основания (табл. 1).

Таблица 1

Критерии выделения составов преступления по ст. 106 УК РФ [22, с.8]

Состав

Основание выделения состава

1

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов

Время совершения убийства

2

Убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости

Психическое состояние матери

3

Убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации

Обстановка, в которой совершается преступление

 

Возможно ли выделить общие факторы, которые будут объединять все, на первый взгляд, разнородные варианты убийства матерью новорожденного ребенка [33]? Какой характер могут иметь эти основания: внешние по отношению к психическому и психофизиологическому состоянию роженицы, ее мотивации, личностным особенностям (время совершения преступления, обстановка, в которой происходит убийство) или внутренние, затрагивающие субъективную сторону преступления, которые и дают возможность выделить такого рода деликты в привилегированный состав преступления, с существенным смягчением мер уголовного наказания?

Проанализируем с целью выделения общих оснований уголовной ответственности за неонатицид (убийство матерью собственного новорожденного ребенка) последовательно все перечисленные в ст. 106 УК РФ составы преступления. Теоретический анализ дополняется исследованием 40 уголовных дел, по которым судом квалифицировано убийство матерью новорожденного ребенка. Все подсудимые были признаны вменяемыми.

 

Убийство матерью новорожденного ребенка

во время или сразу же после родов

Основанием выделения этого вида преступления в привилегированный состав является представление о том, что беременность и физиологические роды оказывают негативное влияние на психический статус женщин, вызывают особое психофизиологическое состояние [13]. Наиболее четко эта позиция выражена А.М. Чихрадзе: «Степень общественной опасности преступления, предусмотренного статьей 106 УК РФ “Убийство матерью новорожденного ребенка”, считается меньшей по сравнению со статьей 105 УК РФ на основании установленного медициной факта, что имеют место особенности психофизического состояния женщины во время родов или сразу после родов. Это связано с гормональными и физическими изменениями в организме беременной женщины, в результате чего происходит трансформация ее психического состояния. Результатом данной трансформации является неспособность роженицы в полной мере осознавать свои действия и руководить ими[1] в период родов и сразу после них» [30, с.142]. Как отмечает Л.Л. Кругликов, психические отклонения матери во время родов и в последующий короткий период, обусловливающие ослабление ее способности к осознанной регуляции поведения, «презюмируются законодателем, и эта презумпция объявляется неопровержимой» [15, с.21]. С этой точки зрения неважно, были ли у конкретной роженицы, убившей новорожденного ребенка, какие-либо особенности психофизиологического состояния, влияющие на процесс осознания и регуляции своей психической деятельности во время родов: ее преступление все равно будет квалифицировано по ст. 106 УК РФ. Некоторые исследователи не разделяют эту позицию и предлагают в каждом случае выяснять психическое состояние матери [4; 14].

Дискуссии вызывает и проблема времени возникновения умысла на убийство новорожденного. Ю.М. Антонян с соавторами пишет: «Время возникновения умысла должно являться основанием для отграничения привилегированного состава детоубийства от убийства (ст. 105 УК РФ). Виновная может быть привлечена к ответственности только в том случае, если умысел возник во время родов или после них при наличии указанных в законе обстоятельств. Поэтому нельзя согласиться с точкой зрения, что момент возникновения умысла на убийство новорожденного на квалификацию данного преступления не влияет. Статья 106 УК РФ, по нашему мнению, является как раз той статьей, по которой ответственность может наступать только в случае наличия у виновной внезапно возникшего умысла» [2, с. 101—102]. Эту точку зрения поддерживают ряд исследователей [3; 4; 14; 31]. Однако, как отмечает А.Н. Попов, можно разделять возмущение несправедливостью закона, но несправедливость закона не дает нам права «подправлять» его и выдавать желаемое за действительное, а задумала мать преступление заранее или непосредственно во время родов, никакого принципиального значения для квалификации ст. 106 не имеет [22, с. 37—39].

Наш анализ 40 уголовных дел, связанных с неонатицидом, показывает, что суды при квалификации убийства матерью новорожденного ребенка не ориентируются на время возникновения умысла на убийство, решающее значение имеет сам факт убийства во время или сразу же после родов.

Таким образом, можно сделать вывод, что такой формальный критерий как время совершения преступления [22; 23] никак не может служить основанием квалификации убийства новорожденного собственной матерью в качестве привилегированного состава преступления. Следует согласиться с мнением [15; 30], что в основе смягчения наказания за это вид детоубийства лежит презумпция ограниченной способности матери к осознанной регуляции своих действий в момент совершения инкриминируемых ей действий, обоснованная данными медицины, физиологии и психофизиологии.

 

Убийство матерью новорожденного ребенка

в условиях психотравмирующей ситуации

Практически все авторы расценивают понятие психотравмирующей ситуации в ст. 106 УК РФ как оценочное понятие [11; 16; 31]. Тем не менее, «наличие психотравмирующей ситуации, под воздействием которой роженица совершает убийство новорожденного ребенка, является обязательным признаком объективной стороны и подлежит доказыванию» [10, с. 17].

Материалы изученных нами уголовных дел, возбужденных в отношении матерей, убивших своих новорожденных детей, и квалифицированных по ст. 106 УК, показывают, что встречающиеся в описательной части приговора формулировки делятся на две категории.

В первом случае описываются только особенности ситуации, в которой находилась мать до, во время или после родов, без указания на ее субъективное психическое состояние:

-                «отсутствие доверительных отношений с родителями»;

-                «тяжелое материальное положение в семье» («неудовлетворительное положение в семье»);

-                «наличие на иждивении одного или несколько детей»;

-                «внебрачная беременность»;

-                «негативное отношение к беременности женщины биологического отца будущего ребенка либо сожителя»;

-                «предложение сожителя сделать аборт»;

-                «семейные и бытовые неурядицы»;

-                «неодобрение матери забеременевшей женщины»;

-                «уход супруга или сожителя из семьи в период беременности»;

-                «измена супруга»;

-                «нежелательная беременность»;

-                «порицание общества и негативные последствия для себя» (Северный Кавказ)[2]

-                «отсутствие постоянного места работы» («постоянного заработка»).

Гораздо реже психотравмирующая ситуация определялась через эмоциональное состояние подсудимой:

-                «боязнь морального осуждения со стороны родственников и знакомых»;

-                «нежелание огорчать родителей»;

-                «опасение осуждения родственников»;

-                «стыд перед окружающими за рождение ребенка вне брака».

Понятно, что психотравмирующие воздействия без указания их влияния на эмоциональное состояние матери-детоубийцы, описанные в приговорах, имплицитно подразумевают их негативное воздействие на психическую деятельность подсудимых во время совершения преступления. Однако эта причинно-следственная связь не обосновывается и не доказывается.

Объективность установления эмоционального состояния подсудимых по ст. 106 УК РФ, с точки зрения Н. А. Живодровой, Ю. В. Андриянцевой [11], — достаточно спорный вопрос: необходимо установить причинную связь между тяжелыми обстоятельствами, причиняющими женщине психические страдания (психотравмирующей ситуацией), и совершением матерью убийства своего ребенка.

Между тем, с точки зрения научной психологии, механизмы криминальной агрессии, направленные на новорожденного, не так просты и однозначны. В наших предыдущих исследованиях [9; 25—27] было показано, что убийство матерью своего новорожденного ребенка чаще является следствием кумуляции напряженности в структуре внутриличностного конфликта в психотравмирующих условиях. Внутриличностный конфликт формируется при нежеланной беременности и заключается между биологически детерминированной потребностью родить и либо требованиями окружающих избавиться от плода, либо представлениями о недопустимости внебрачного материнства, его греховности. Следует учитывать и психофизиологические особенности нежеланной беременности. Изучение матерей, оставляющих новорожденных детей в роддомах [5], показало, что у многих из них формируется гипостезия телесных ощущений, активизируются защитные механизмы (вытеснение или рационализация интрацептивных ощущений), не позволяющихе правильно осознавать свою беременность, ее сроки. Позднее распознавание беременности обусловливает невозможность легального ее прерывания и приводит к дальнейшему росту эмоциональной напряженности.

В результате «… в состоянии выраженной эмоциональной напряженности поведение матери при родах определяется аффективной мотивацией, это снижает ее возможность адекватно оценивать окружающее и свои действия» [27, с. 242]. Таким образом, ситуацию можно признать психотравмирующей только после глубокого анализа смыслового восприятия внешних воздействий, выяснения того психологического значения этих воздействий, которое они приобретает в сознании матери.

С нашей точки зрения, для того, чтобы понять, действительно ли ситуация, в которой находилась мать, совершившая убийство новорожденного ребенка, являлась для нее психотравмирующей, необходимо проводить судебную экспертизу с участием психолога. Только в этом случае оценка эмоциональной напряженности подсудимой, вызванной психотравмирующей ситуацией, как оказавшей существенное влияние на ее сознание и поведения, будет доказательной и обоснованной. Анализ изученных нами уголовных дел свидетельствует о том, что КСППЭ назначалась в 77,5% случаев и, если в выводах экспертов указывалось повышенное эмоциональное напряжение, вызванное психотравмирующей ситуацией, это находило отражение в приговорах.

Вместе с тем выявлено, что в решениях суда в недостаточной степени отражена существенность влияния эмоциональной напряженности на сознание и поведение подсудимых, неполнота меры осознанной регуляции своих преступных действий. Об этом можно, по результатам анализа уголовных дел, судить лишь косвенно. В 97,5% случаев беременность была нежеланной. Замужем были только 40% женщин, остальные забеременели в статусе незамужней женщины от сожителя (40%) или от случайных знакомых, в результате изнасилования и т. п. Следует учесть, что и часть замужних женщин забеременели вследствие отношений с мужчинами, не являющимися их мужьями. Пытались прервать беременность (сделать аборт) только 10% и вставали на учет в женских консультациях только 7,5% подсудимых, что свидетельствует о попытках будущих матерей скрыть свое положение, об усилении их социальной изоляции. Об этом же свидетельствует тот факт, что только у 5% женщин родоразрешение происходило в медицинском учреждении при профессиональной помощи медицинского персонала, и во всех этих случаях в результате родов рождался живой ребенок, но матери совершали преступление практически сразу во время следования к месту своего проживания. У остальных женщин роды проходили самостоятельно, без посторонней помощи. О степени сужения сознания при совершении преступления свидетельствуют и нелепые действия подсудимых после совершения преступления: оставляли ребенка в туалете в общежитии, выбрасывали новорожденного в окно в собственной квартире или в ближайший мусорный ящик и т. п.

Большинство осужденных женщин характеризуются удовлетворительно или положительно, и только 7,5% (ранее судимые, лишенные родительских прав) — отрицательно: действия, направленные на лишение жизни своего новорожденного ребенка, обусловлены не столько личностными качествами этих женщин, сколько сложившимися жизненными обстоятельствами. Признали свою вину и оформили явку с повинной 95% осужденных. По другим социально-демографическим характеристикам (возраст, образование, наличие детей, трудоустроенность и т. п.) данные анализа принципиально не отличались от подобного рода исследований [2; 8; 20].

Таким образом, можно заключить, что основанием квалификации убийства новорожденного матерью в условиях психотравмирующей ситуации как привилегированного состава преступления является не обстановка, в которой совершается преступление [22], а неспособность обвиняемой в полной мере осознавать и регулировать свои криминальные действия вследствие состояния повышенной эмоциональной напряженности (внутриличностного конфликта, стресса), вызванной психотравмирующим обстоятельствами.

 

Убийство матерью новорожденного ребенка

в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости

Доктринальной является позиция, увязывающая этот состав преступления со ст. 22 УК РФ (Уголовная ответственность лиц с психическим расстройством, не исключающим вменяемости) [18; 19; 22; 23]. Действительно, если не понимать психическое расстройство, не исключающее вменяемости, в духе ст. 22 УК РФ, а трактовать этот термин буквально, то окажется, что суд будет вынужден, например, оценивать умышленное убийство своего ребенка, совершенное больной алкоголизмом в промежутке 2—28 суток после родов, по ст. 106 УК РФ: ее болезнь (синдром зависимости от алкоголя, F10.2, по МКБ-10) является психическим расстройством, она не исключает вменяемости. Но на практике такие преступления всегда квалифицируются по ст. 105 УК РФ как убийство. Фактически это означает, что, несмотря на разные правовые последствия ст.106 и ст. 22 УК РФ, при квалификации убийства матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости, необходимо определять, что обвиняемая в силу психического расстройства не могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими. Это возможно только в рамках судебно-психиатрической экспертизы или КСППЭ.

В этом составе преступления, в отличие от первых двух, указание на ограничение способности матери к осознанной и произвольной регуляции своих действий при совершении неонатицида сформулировано явно.

 

Заключение

Таким образом, общим основанием включения трех составов преступления, отличающихся друг от друга рядом признаков, является ограниченная способность матери при убийстве новорожденного ребенка осуществлять осознанную и произвольную регуляцию своих криминальных действий. Только в первом случае основным фактором, обусловливающим неполноту данной юридически значимой способности, является презюмируемое законодателем особое психофизиологическое состояние роженицы, во втором — особое эмоциональное состояние, вызванное психотравмирующей ситуаций, связанной с беременностью и родами, а в третьем — психическое расстройство, не исключающее вменяемости (табл. 2).

Таблица 2

 

Общий критерий объединения составов преступления в ст. 106 УК РФ

Состав

Общее основание — ограничение способности к осознанной регуляции своих действий вследствие:

1

Убийство матерью новорожденного ребенка во время или сразу же после родов

особого психофизиологического состояния (презюмируется законодателем)

2

Убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации

 

особого эмоционального состояния, вызванного психотравмирующей ситуаций, связанной с беременностью и родами

3.

Убийство матерью новорожденного ребенка в состоянии психического расстройства, не исключающего вменяемости

психического расстройства, не исключающего вменяемости (отсылка к ч.1 ст. 22 УК РФ)

 

Кроме того, при возрасте матери от 16 до 18 лет может применяться ч. 3 ст. 20 УК РФ. Условием, освобождающим от уголовной ответственности, опять-таки является ограничение способности к осознанной регуляции своих действий, но уже вследствие отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством.

Такое понимание смыслового содержания ст. 106 УК РФ требует, на наш взгляд, более четких формулировок в тексте закона. Наиболее актуальны, на наш взгляд, изменения в определении второго из составов преступления, касающиеся убийства матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации, — состава, который, по данным нашего исследования, вызывает наибольшие затруднения при обосновании приговоров. Целесообразно ввести в текст закона указание на особое эмоциональное состояние, наподобие того, как это сделано в предложении Г.В. Назаренко: «Убийство матерью новорожденного ребенка в аффективном психическом состоянии, вызванном психотравмирующей ситуацией» [19, с. 33].

Более того, и с теоретических позиций, и с целью предотвращения субъективизма при оценке того, была ли ситуация психотравмирующей или нет, считаем необходимым включить в число признаков состава преступления и указание на то, что данное эмоциональное состояние ограничивало способность матери при совершении убийства новорожденного в условиях психотравмирующей ситуации к осознанию своих действий и их руководству. Этого требует принцип справедливости: мера ограничения осознанности и произвольности криминальных действий, независимо от того, обусловлена она психическим расстройством или эмоциональным состоянием, должна быть в уголовном законодательстве уравнена, поскольку подразумеваются одинаковые правовые санкции.

Преодолению субъективизма при квалификации убийства матерью новорожденного ребенка могло бы послужить и требование обязательного назначения КСППЭ по ст. 106 УК РФ для определения психического или эмоционального состояния подозреваемой, обвиняемой, подсудимой при сомнениях в ее способности в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими.

В таком случае определение состояния повышенной эмоциональной напряженности обвиняемой, вызванной психотравмирующей ситуацией и оказавшей существенное влияние на ее действия (ограничившее способность осознавать свои действия и руководить ими), что входит в компетенцию эксперта-психолога, повысит обоснованность и доказательность квалификации второго из рассматриваемых составов преступления по ст. 106 УК РФ. Заключение эксперта-психиатра о психическом расстройстве обвиняемой, вследствие которого она не могла в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий (бездействия) либо руководить ими, служит для квалификации судом третьего из проанализированных составов преступления по ст. 106 УК РФ.



[1] Выделено нами.

[2] «Длительное и изнурительное ожидание, постоянная негативная эмоциональность, соединенные со спецификой ментальности некоторых народов, например Северного Кавказа, в конце концов, формируют психотравмирующую ситуацию» [24].

Литература

  1. Аленкин Н.Е. Вопросы уголовной ответственности за детоубийство (ст. 106 УК РФ) // Вестник Московского университета. Сер.11. Право. 2013. № 5. С. 87—101.
  2. Антонян Ю.М., Гончарова М.В., Кургузкина Е.Б. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы // LexRussica. № 3 (136). 2018. С. 95—114.
  3. Багмет А.М., Трощанович А.В. К вопросу об ответственности за преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ // Российский следователь. 2014. № 1. С. 18—20.
  4. Бородин С.В. Преступления против жизни. М.: Юрист, 2000. 620 с.
  5. Брутман В.И., Радионова М.С. Формирование привязанности матери к ребенку в период беременности // Вопросы психологии. 1998. № 7. С. 38—47.
  6. Горбатова М.А., Сергеева А.А. Привилегирующее обстоятельство в составе убийства матерью новорожденного ребенка // Журнал правовых и экономических исследований. 2019. № 3. С. 39—44.
  7. Грубова Е.И. Проблемы ответственности за убийство матерью новорожденного ребенка в российском и зарубежном уголовном законодательстве: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. М., 2009. 27 с.
  8. Дашкевич Н.А. Свойства личности женщины, совершившей преступление, предусмотренное ст. 106 УК РФ // Вестник ИрГТУ. 2011. № 9(56). С. 249—253.
  9. Дмитриева Т.Б., Качаева М.А., Сафуанов Ф.С. Комплексная судебная психолого-психиатрическая экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребёнка: Руководство для врачей и психологов. М.: ГНЦ ССП имени В.П. Сербского, 2001. 44 с.
  10. Дядюн К.В. Убийство матерью новорожденного ребенка: вопросы объективной стороны состава // Адвокат. 2013. № 11. С. 14—19.
  11. Живодрова Н.А., Андриянцева Ю.В. Убийство матерью новорожденного ребенка в условиях психотравмирующей ситуации: анализ судебной практики [Электронный ресурс] // Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». 2019. Том 7. № 3(27). С. 139—143. URL: http://esj.pnzgu.ru
  12. Карасова А.Л. Убийство матерью новорожденного ребенка: теоретико-прикладные аспекты ответственности по ст. 106 УК РФ: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Ростов-н/Д., 2003. 26 с.
  13. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. 592 с.
  14. Красиков А.Н. Уголовно-правовая охрана политических, гражданских и иных конституционных прав и свобод человека и гражданина в России. Саратов: Изд-во Саратов. ун-та, 2000. 99 с.
  15. Кругликов, Л.Л. Преступления против личности. Ярославль: ЯрГУ, 1998. 76 с.
  16. Лукомская А.С. Личность обвиняемой (подозреваемой) в доказывании убийства матерью новорожденного ребенка, совершенное в условиях психотравмирующей ситуации // Вестник Удмуртского университета. 2011. Вып. 3. С. 146—149.
  17. Мурзина Л.И. Убийство матерью новорожденного ребенка: уголовно-правовые и криминологические проблемы: автореф. дисс. … канд. юрид. наук. Саратов, 2009. 21 с.
  18. Мухачева И.М. Состояние психического расстройства, не исключающего вменяемости в соответствии со ст. 106 УК РФ // Актуальные проблемы российского права. 2017. № 2(75). С. 183—190.
  19. Назаренко Г.В. Дифференциация уголовной ответственности и иных мер уголовно-правового характера за детоубийство // Криминалистъ. 2019. № 1(26). С. 31—34.
  20. Натура А.И., Злобина Л.А. Социально-психологический статус матери-убийцы новорожденного ребенка как элемент криминалистической характеристики преступления // Теория и практика общественного развития. 2017. № 12.С. 134—138.
  21. Плаксина Т.А. Регламентация ответственности за убийство новорожденного ребенка в уголовном законодательстве России, Казахстана и Кыргызстана // Алтайский юридический вестник. 2015. № 3(11). С.77—81.
  22. Попов А.Н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). СПб.: СПбЮИ Генеральной прокуратуры Российской Федерации, 2001. 68 с.
  23. Попов А.Н. Преступления против личности при смягчающих обстоятельствах. СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. 465 с.
  24. 24.        Рамазанов Т.Б. Матери-детоубийцы: кто они с точки зрения криминалистики? // Юридический вестник ДГУ. 2015. Том 13. № 1. С. 109—114.
  25. Сафуанов Ф.С. Экспертиза психического состояния матери, обвиняемой в убийстве новорожденного ребенка // Российская юстиция. 1998. № 3. С. 29—30.
  26. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза в уголовном процессе. М.: Гардарика; Смысл1998, 192 с.
  27. Сафуанов Ф.С. Судебно-психологическая экспертиза: учебник для академического бакалавриата. М.: Юрайт, 2014. 421 с.
  28. Уголовный Кодекс РФ. Новая редакция и комментарии к ней. URL:  https://ukrf24.ru/statia-106-uk.
  29. Уголовный кодекс Швейцарии. СПб.: Юридический центр Пресс, 2002. 350 с.
  30. Чихрадзе А.М. Теоретические основы формирования юридического понятия «привилегированное убийство» // Аграрное и земельное право. 2019. № 12(180). С. 140—144
  31. Чемеринский К.В. Объективная сторона убийства матерью новорожденного ребенка // Современные научные исследования. 2011. № 2.С. 2—32.
  32. Швед Н.А. Убийство матерью новорожденного ребенка: подходы к установлению ответственности в Республике Беларусь и Российской Федерации // Криминалистъ. 2019. № 1(26). С. 99—103.
  33. Шикула И.Р. Убийство матерью новорожденного ребенка: проблемные вопросы квалификации и тенденции решения // Уголовная политика и правоприменительная практика. СПб.: Центр научно-информационных технологий «Астерион», 2019. С. 298—304.

Информация об авторах

Сафуанов Фарит Суфиянович, доктор психологических наук, профессор, заведующий кафедрой клинической и судебной психологии факультета юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), руководитель лаборатории психологии, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Министерства здравоохранения Российской Федерации (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П. Сербского»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1703-7956, e-mail: safuanovf@rambler.ru

Сарычева Юлия Анатольевна, магистр психологии, следователь Перовского межрайонного следственного отдела Следственного управления по Восточному административному округу, Главное следственное управление Следственного комитета Российской Федерации по г. Москве, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2402-9345, e-mail: ya_duganova@list.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 3468
В прошлом месяце: 137
В текущем месяце: 109

Скачиваний

Всего: 491
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 19