Особенности криминального поведения обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений с различными нарушениями функций программирования, регуляции и контроля психической деятельности (Часть 2)

15

Аннотация

В статье представлены результаты исследования особенностей криминального поведения обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений при различных нарушениях функций программирования, регуляции и контроля психической деятельности. Выборку составили 59 мужчин в возрасте 18—60 лет (средний возраст — 33,7 лет), обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений и находящихся на судебно-психиатрической экспертизе. Использованы методы нейропсихологического обследования и психологического анализа уголовных дел. Установлено, что у обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений наиболее выражены синдром поражения базальных отделов лобных долей, префронтальный синдром, синдром поражения медиальных отделов лобных долей, заднелобный (премоторный) синдром. При поражении базальных отделов лобных долей криминальное поведение характеризовалось некритичностью, поражения префронтальных отделов лобной доли (префронтальный синдром) связаны с проявлениями импульсивности в преступном поведении, поражения кинетического (динамического) фактора проявляются в ригидном характере криминального поведения, при нарушениях энергетического фактора (поражении медиальных отделов лобных долей) преступное поведение обвиняемых носило наиболее пассивный (энергосберегающий) характер. Полученные результаты могут быть учтены при составлении портрета неизвестного преступника, а также в ходе коррекционной работы с лицами, склонными к рецидивному противоправному поведению.

Общая информация

Ключевые слова: криминальное поведение, нейропсихологические синдромы

Рубрика издания: Судебная и клиническая психология в юридическом контексте

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psylaw.2024140112

Получена: 01.02.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Каширский Д.В., Старосельцева О.В. Особенности криминального поведения обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений с различными нарушениями функций программирования, регуляции и контроля психической деятельности (Часть 2) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2024. Том 14. № 1. С. 183–196. DOI: 10.17759/psylaw.2024140112

Полный текст

Во второй части статьи на основе данных факторного анализа [6] проведем сопоставительный анализ выраженности особенностей криминального поведения, выявленных на основе анализа уголовных дел, для каждого из четырех типов нарушений функций программирования, регуляции и контроля.

Сопоставительный анализ

На следующем этапе исследования выделенные методом главных компонент компоненты были сохранены в массиве данных как отдельные переменные, после чего выполнены парные сравнения выраженности особенностей криминального поведения, выявленных на основе анализа уголовных дел, для каждого из четырех типов нарушений функций программирования, регуляции и контроля. Результаты данных сопоставлений представлены в табл. 4—7. Заметим, что в эти таблицы вошли не только статистически значимые результаты (p ≤ 0,05), но и результаты, находящиеся на уровне статистического тренда (p ≤ 0,10).
В табл. 4 представлены результаты анализа особенностей криминального поведения обвиняемых с нарушениями функции базальных отделов лобных долей.
Таблица 4
Особенности криминального поведения лиц с синдром эмоционально-личностных
и мнестических расстройств при поражении базальных отделов лобных долей,
обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений

Особенности криминального поведения
(по материалам уголовных дел)

M

t

df

p

d

Метод
привода
жертвы

Жертва не перемещалась

0,2

3,7

58

0,008

0,71

Угроза

–0,9

Физическая жестокость

1,1

–4,3

58

0,06

0,50

Угроза

–0,9

Соблазн/обольщение

0,9

3,3

58

0,04

0,54

Угроза

–0,9

Наличие
свидетелей

Совершение преступления несмотря на наличие свидетелей

0,4

2,4

58

0,04

0,54

Заранее заботится об отсутствие свидетелей

–0,6

Место
освобождения жертвы

Преступление прервано появлением свидетелей

1,0

2,3

58

0,08

0,46

Сопротивление/побег

0,1

Преступление прервано появлением свидетелей

1,0

2,2

58

0,08

0,46

Жертва не двигалась

0,1

Сокрытие
следов
преступления

Не скрывает следы преступления

1,1

4,6

58

0,001

0,90

Действует по заранее обдуманному плану

–0,8

Скрывает следы преступления, не имея плана

0,4

3,7

58

0,003

0,80

Действует по заранее обдуманному плану

–0,8

Примечание: M — среднее арифметическое, t — статистика Стьюдента, df — число степеней свободы, p — уровень значимости, d — размер эффекта Коэна.
Полученные результаты говорят о том, что обвиняемые с функциональной недостаточностью базальных отделов лобных долей, чаще совершали преступление несмотря на наличие свидетелей и крайне редко заранее заботились об их отсутствии. Они недостаточно критично оценивали условия, в которых протекала их преступная деятельность, и не ориентировались на внешнее окружение. Совершаемое ими преступление чаще было прервано случайными свидетелями, чем из-за сопротивления, побега или вследствие обездвиженности жертвы. И только после этого присутствие третьего лица (свидетеля) становилось для преступника очевидным. Этими обвиняемыми чаще использовались такие методы привода жертвы, как физическая жестокость и соблазн/обольщение, чем угроза. Как правило, они никуда не перемещали жертву, совершая нападение там, где она находилась в данный момент. Они чаще не скрывали следы преступления или скрывали их, не имея четкого плана преступления. На основе полученных результатов можно сделать вывод о том, что основной характеристикой криминального поведения обвиняемых с нарушением базальных отделов лобных долей является снижение критичности.
Заметим, что размеры эффектов Коэна для сравниваемых показателей принимали средние (d = 0,46—0,54), умеренные (d = 0,71) и высокие (d ≥ 0,8). При этом наиболее выраженные качественные различия между сравниваемыми показателями выявлены по параметру «сокрытие следов преступления».
Результаты анализа особенностей криминального поведения обвиняемых с нарушениями функции префронтальных отделов лобных долей представлены в табл. 5.
Таблица 5
Особенности криминального поведения лиц с синдром нарушения регуляции,
программирования и контроля деятельности при поражении префронтальных
отделов лобных долей, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений

Особенности криминального поведения

(по материалам уголовных дел)

M

t

df

p

d

Характер
отношений
с жертвой

Знакомится с жертвой непосредственно перед правонарушением

0,7

2,4

58

0,04

0,54

Знакомы с жертвой давно и имели длительные неприязненные отношения

–0,5

Сокрытие следов
преступления

Не скрывает следы преступления

–0,03

3,7

58

0,001

0,90

Действует по заранее обдуманному плану

–0,7

Скрывает следы преступления, не имея плана

0,5

3,8

58

0,002

0,84

Действует по заранее обдуманному плану

–0,7

Возвращение на место преступления

Возвращается на место преступления

–0,4

2,1

58

0,05

0,52

Не возвращается на место преступления

0,2

Примечание: M — среднее арифметическое, t — статистика Стьюдента, df — число степеней свободы, p — уровень значимости, d — размер эффекта Коэна.
Исследование показало, что в данном случае обвиняемый и потерпевший чаще знакомились непосредственно перед правонарушением, чем были знакомы давно. Между ними, как правило, отсутствовали неприязненные отношения, а конфликт был спровоцирован ситуативными причинами. Таким образом, совершенное преступление крайне редко являлось следствием длительных неприязненных отношений между обвиняемым и жертвой. Полученный результат указывает на то, что обвиняемые с функциональной недостаточностью префронтальных отделов лобных долей, как правило, не способны к накоплению напряжения в длительных конфликтных отношениях, а импульсивно реагируют агрессией на любые ситуативно возникшие разногласия. Испытуемые с функциональной недостаточностью префронтальных отделов лобных долей чаще в спешке скрывали следы преступления, не имея плана, либо же не скрывали их вообще, нежели чем действовали при сокрытии следов преступления по заранее разработанному плану. Кроме этого, для данной категории обвиняемых было не характерно возвращение на место ранее совершенного преступления. Таким образом, основной характеристикой криминального поведения лиц с поражением префронтальных отделов лобных долей, обвиняемых в особо тяжких преступлениях, можно назвать импульсивность. Они совершали преступление спонтанно, следуя своим сиюминутным желаниям и эмоциям.
Вычисленные размеры эффектов Коэна в данном случае принимали средние  и высокие  значения. При этом наиболее выраженные качественные различия между сравниваемыми показателями вновь выявлены по параметру «сокрытие следов преступления».
В табл. 6 представлены результаты анализа особенностей криминального поведения лиц с нарушением функции заднелобных отделов лобных долей.
Таблица 6
Особенности криминального поведения лиц с синдром нарушения динамической
(кинетической) составляющей движений и действий при поражении заднелобных
отделов мозга, обвиняемых в совершении особо тяжких преступления

Особенности криминального поведения

(по материалам уголовных дел)

M

t

df

p

d

Вид преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Изнасилование

–0,07

1,9

58

0,09

0,45

Понуждение к развратным действиям

1,3

Метод привода жертвы

Жертва не перемещалась

0,1

4,4

58

0,01

0,69

Физическая жестокость

–0,7

Характер отношений
с жертвой

Знакомится с жертвой непосредственно перед правонарушением

–0,2

–1,9

58

0,09

0,45

Знакомы с жертвой давно и имели длительные неприязненные отношения

0,5

Стратегия защиты

Нет стратегии защиты

–0,2

–2,4

58

0,02

0,62

Следует стратегии защиты
не последовательно

0,4

Показания

Непоследовательные показания

0,4

2,1

58

0,04

0,54

Последовательные показания

–0,1

Примечание: M — среднее арифметическое, t — статистика Стьюдента, df — число степеней свободы, p — уровень значимости, d — размер эффекта Коэна.
Согласно данным исследования, обвиняемые с поражением кинетического нейропсихологического фактора чаще были знакомы с жертвой давно и имели длительные неприязненные отношения с ней. То есть они не совершали преступление импульсивно, а были способны перед этим некоторое время накапливать напряжение. На допросе они скорее не придерживались последовательной стратегии защиты и давали, как правило, сбивчивые показания. Эти обвиняемые чаще совершали понуждение к развратным действиям, чем изнасилования. При этом лица с поражением кинетического нейропсихологического фактора были склонны подолгу различным способом воздействовать на жертву, добиваться от нее осуществления желаемых действий сексуального характера. Кроме того, реализуя свои преступные действия, они чаще предпочитали не перемещать жертву, чем использовать для ее перемещения физическую силу. Резюмируя, можно сказать, что подэкспертные с поражением кинетического (динамического) фактора отличались большей ригидностью криминального поведения.
Заметим, что размеры эффектов Коэна принимали здесь средние (d ≈ 0,5) и умеренные (d = 0.69) значения. Последние относились к методу привода жертвы на место преступления.
В табл. 7 приводятся результаты анализа особенностей криминального поведения обвиняемых с нарушениями функции медиальных отделов лобных долей.
Таблица 7
Особенности криминального поведения лиц с синдром нарушения памяти и сознания при поражении медиальных отделов лобных долей мозга, обвиняемых в совершении особо тяжких преступления

Особенности криминального поведения

(по материалам уголовных дел)

M

t

df

p

d

Вид развратных действий

Изнасилование

0,2

2,1

58

0,06

0,50

Понуждение к развратным действиям

1,9

Вид преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности

Понуждение к развратным действиям

1,9

1,9

58

0,09

0,45

Совершение развратных действий самим обвиняемым

0,2

Метод привода жертвы

Жертва не перемещалась

0,2

–6,8

58

0,006

0,74

Обман/ложь

1,7

Угроза

0,5

3,0

58

0,06

0,50

Игры

–1,4

Обман/ложь

1,7

10,0

58

0,06

0,50

Игры

–1,4

Соблазн/ обольщение

–0,2

–6,7

58

0,09

0,45

Обман/ложь

1,7

Угроза

0,5

–4,0

58

0,02

0,62

Обман/ложь

1,7

Стратегия защиты

Нет стратегии защиты

0,1

–1,8

58

0,07

0,48

Последовательное следование
стратегии защиты

0,6

 

 

 

 

 

                         
Примечание: M — среднее арифметическое, t — статистика Стьюдента, df — число степеней свободы, p — уровень значимости, d — размер эффекта Коэна.
Согласно полученным результатам, обвиняемые в совершении особо тяжких преступлений, имеющие нарушения в медиальных отделах лобных долей, как правило, при даче показаний на допросе последовательно следовали стратегии защиты, даже в том случае если она была не состоятельна. Они достоверно чаще понуждали своих жертв к развратным действиям, чем совершали изнасилование или прибегали к развратным действиям сами. Полученный результат можно объяснить тем, что недостаток энергии при функциональной недостаточности медиальных отделов лобных долей располагает к совершению менее энергетически затратных криминальных действий. Кроме того, лица с синдром нарушения памяти и сознания в качестве метода привода жертвы чаще использовали обман/ложь, чем игры, соблазн/обольщение, угрозы или не перемещали жертву, что также сводит к минимум активность преступника. Жертва под влиянием обмана/лжи сама перемещалась в место, удобное для совершения противоправных действий. Таким образом, результаты исследования указывают на то, что поведение обвиняемых с функциональной недостаточностью медиальных отделов лобных долей мозга было направлено на то, чтобы минимизировать затраты энергии при совершении противоправных действий. Различия при этом установлены при средних и умеренных размерах эффектов.

Заключение

Проведенное исследование позволяет сформулировать следующие основные выводы.
  1. Данные нейропсихологического обследования показали, что среди обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений наиболее выражены: синдром поражения базальных отделов лобных долей, префронтальный синдром, синдром поражения медиальных отделов лобных долей и заднелобный (премоторный) синдром.
  2. При функциональной недостаточности базальных отделов лобных долей наиболее характерной чертой обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений является снижение критичности при осуществлении криминальных действий.
  3. Основной характеристикой криминального поведения лиц с поражением префронтальных отделов лобной доли (префронтальный синдром), обвиняемых в особо тяжких преступлениях, является импульсивный характер действий.
  4. Подэкспертные с поражением кинетического (динамического) фактора отличались большей ригидностью криминального поведения.
  5. При нарушении энергетического фактора в случае поражения глубинных отделов лобных долей поведение обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений носило выраженный пассивный (энергосберегающий) характер.
Результаты исследования могут быть использованы при составлении портрета неизвестного преступника, а также в ходе коррекционной работы с лицами, склонными к рецидивному противоправному (криминальному) поведению.
 
 

Литература

  1. Антонян Ю.М., Гульдан В.В. Криминальная патопсихология. М.: Наука, 1991. 248 с.
  2. Анфиногенов А.И. Психологическое портретирование неустановленного преступника. М.: Академия управления МВД РФ, 2002. 133 с.
  3. Бегунова Л.А. Проблемы разработки и использования психолого-криминалистического портрета подозреваемого при раскрытии изнасилований и убийств, сопряженных с действиями сексуального характера: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 178 с.
  4. Глозман Ж.М. Нейропсихологическое обследование: качественная и количественная оценка данных. М.: Смысл, 2012. 270 с.
  5. Дьякова Н.В. Нейропсихологические методы в судебной экспертизе // Развитие научного наследия А.Р. Лурия в отечественной и мировой психологии: материалы III Международной научно-практической конференции памяти А. Р. Лурия, Москва — Белгород, 10–12 октября 2007 года / Под ред. проф. В.А. Москвина. М.; Белгород: Издательско-полиграфический центр «ПОЛИТЕРРА», 2007. С. 42.
  6. Каширский Д.В., Старосельцева О.В. Особенности криминального поведения обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений с различными нарушениями функций программирования, регуляции и контроля психической деятельности (Часть 1) [Электронный ресурс] // Психология и право. 2023. Том 13. № 4. С. 53– doi:10.17759/psylaw.2023130405
  7. Каширский Д.В., Старосельцева О.В. Ценности, самоидентификация и личностная мотивация обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений [Электронный ресурс] // Психология и право. 2021. Том 11. № 1. С. 121–134. doi:10.17759/psylaw.2021110110
  8. Конышева Л.П. Психологический анализ серийных преступлений // Юридическая психология: Сборник научных трудов. Выпуск третий. Часть 1. М., 2005. C. 39–54.
  9. Корсакова Н.К., Московичюте Л.И. Клиническая нейропсихология. М.: Издательский центр «Академия», 2003. 144 с.
  10. Кудрявцев И.А., Ратинова Н.А. Криминальная агрессия (экспертная типология и судебно-психологическая оценка). М.: Издательство МГУ, 2000. 192 с.
  11. Кудрявцев И.А., Сафуанов Ф.С., Васильева Ю.А. Особенности регуляции деятельности психопатических личностей смысловыми (мотивационными) установками // Журнал невропатологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 1985. № 12. С. 1837–1842.
  12. Логунова О.А. Психологические особенности личности и поведения различных типов серийных сексуальных убийц: Дисс. ... канд. психол. наук. М., 2018. 256 с.
  13. Лурия А.Р., Хомская Е.Д. Лобные доли и регуляция психических процессов: нейропсихологические исследования. М.: Издательство Московского университета, 1966. 740 с.
  14. Миронов Д.В. Психологическое обеспечение раскрытия серийных убийств: Автореф. … дисс. канд. психол. наук. М., 2001. 20 с.
  15. Печерникова Т.П., Гульдан В.В. Особенности экспертной оценки аффективных реакций в момент совершения правонарушения у психически здоровых и психопатических личностей // Аффект: практика судебной психолого-психиатрической экспертизы. М.: Генезис, 2013. С. 34–45.
  16. Прибрам К. Языки мозга (Экспериментальные парадоксы и принципы нейропсихологии). М.: Прогресс, 1975. 464 с.
  17. Сафуанов Ф.С., Переправина Ю.О., Черненьков А.Д. Нейропсихологическое исследование при судебно-психологической экспертной оценке сделкоспособности [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 4. С. 115–127. doi:10.17759/psylaw.2018080411
  18. Сафуанов Ф.С., Телешева К.Ю., Мямлин В.В., Киренская А.В. Патохарактерологические особенности психически здоровых лиц, склонных к импульсивной агрессии [Электронный ресурс] // Психология и право. 2018. Том 8. № 3. С. 150–166. doi:10.17759/psylaw.2018080311
  19. Ситковская О.Д. Психология уголовной ответственности. М.: НОРМА, 1998. 285 с.
  20. Смирнов В.М. Сенсорные эффекты электростимуляций глубоких структур мозга человека // Механизмы сенсорного контроля движений (Симпозиум): Материалы Расширенного пленума Союзной проблемной комиссии. Курск, 1974. С. 72–76.
  21. Состояние преступности в России за январь—декабрь 2021 г. М.: ГИАЦ МВД России, 2022. 67 с.
  22. Тележникова В.Н. Криминолого-психологическая характеристика лиц, виновных в многоэпизодных убийствах и изнасилованиях: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 1999. 145 с.
  23. Ткаченко А.А., Введенский Г.Е., Дворянчиков Н.В. Судебная сексология. М.: Медицина, 2001. 560 с.
  24. Хомская Е.Д. Нейропсихология. М.: УМК «Психология», 2002. 415 с.
  25. Amen D.G., Hanks C., Prunella J.R., Green A. An analysis of regional cerebral blood flow in impulsive murderers using single photon emission computed tomography // The Journal of Neuropsychiatry and Clinical Neurosciences. 2007. Vol. 19(3) 3. P. 304–309. doi:10.1176/jnp.2007.19.3.304
  26. Briken P., Habermann, N., Berner W., Hill A. The influence of brain abnormalities on psychosocial development, criminal history and paraphilias in sexual murderers // Journal of Forensic Science. 2005. Vol. 50(5). P. 1204–1208.
  27. Briken P., Habermann N., Kafka M.P., Berner W., Hill A. The paraphilia-related disorders: an investigation of the relevance of the concept in sexual murderers // Journal of Forensic Science. 2006. Vol. 51(3). P. 683–688. doi:10.1111/j.1556-4029.2006.00105.x
  28. Cope L. et al. Abnormal brain structure in youth who commit homicide // Neuroimage: Clinical. 2014. Vol. 4. P. 800–807. doi:10.1016/j.nicl.2014.05.002
  29. Criminal Psychology and Forensic Technology: A Collaborative Approach to Effective Profiling / Godwin M.G. (ed.). New York: CRC Press, 2000.
  30. De Brito S.A. et al. Size matters: increased grey matter in boys with conduct problems and callous—unemotional traits // Brain. 2009. Vol. 132. P. 843–852. doi:10.1093/brain/awp011
  31. Douglas J., Burgess A., Burgess A., Ressler R.K. Crime Classification Manual: A Standard System for Investigating and Classifying Violent Crimes. San Francisco, California: Jossey Bass, 2006.
  32. Douglas J.E., Ressler R.K., Burgess A.W., Hartman C.R. Criminal profiling from crime scene analysis // Behavioral Sciences & Law. 1986. Vol. 4(4). P. 401–421. doi:10.1002/bsl.2370040405
  33. Gerard F., Mormont C., Kocsis R. Offender profiles and crime scene behaviors in Belgian sexual murders // Criminal Profiling / R.N. Kocsis (ed.). Totowa; N.J.: Humana Press, 2007. P. 27–47. doi:10.1007/978-1-60327-146-2_2
  34. Gregory S. et al. The antisocial brain: psychopathy matters // Archives of General Psychiatry. Vol. 69(9). P. 962–972. doi:10.1001/archgenpsychiatry.2012.222
  35. Kiehl K.A., Liddle P.F., Hopfinger J.B. Error processing and the rostral anterior cingulate: An event-related fMRI study // Psychophysiology. 2000. Vol. 37(2). P. 216–223.
  36. Lam B. et al. Psychopathy Moderates the Relationship between Orbitofrontal and Striatal Alterations and Violence: The Investigation of Individuals Accused of Homicide // Frontiers in Human Neuroscience. 2017. Vol. 11. doi:10.3389/fnhum.2017.00579
  37. Langevin R. et al. Sexual sadism: Brain, Blood, and Behavior // Human Sexual Aggression: Current Perspectives (Annals of the New York Academy of Sciences, Vol 528). New York: New York Academy of Sciences, 1988. P. 163–171. doi:10.1111/j.1749-6632.1988.tb50859.x
  38. Meloy J. The nature and dynamics of sexual homicide: an integrative review // Aggression and Violent Behavior. 2000. Vol. 5(1). P. 1– doi:10.1016/S1359-1789(99)00006-3
  39. Money J. Forensic sexology: paraphilic serial rape (biastophilia) and lust murder (erotophonophilia) // American Journal of Psychotherapy. 1990. Vol. 44(1). P. 26– doi:10.1176/appi.psychotherapy.1990.44.1.26
  40. Morgenbesser L.I., Kocsis R.N. Sexual Homicide. An Overview of Contemporary Empirical Research // Serial Murder and the Psychology of Violent Crimes / N. Kocsis (ed.). Totowa; N.J.: Humana Press, 2008. P. 103–117. doi:10.1007/978-1-60327-049-6_7
  41. Neubacher F. Serienmorder: Überblick über den Wissenschaftlichen Erkentnisstand // Kriminalistik. 2003. Vol. 1. P. 43–
  42. New A. et al. Blunted prefrontal cortical fluorodeoxyglucose positron emission tomography response to meta-chlorophenyl piperazine in impulsive aggression // Archives of General Psychiatry. 2002. Vol. 59(7). P. 621–629. doi:10.1001/archpsyc.59.7.621
  43. Raine A., Buchsbaum M., LaCasse L. Brain abnormalities in murderers indicated by positron emission tomography // Biological Psychiatry. 1997. Vol. 42(6). P. 495–508. doi:10.1016/S0006-3223(96)00362-9
  44. Ressler R., Burgess A., Douglas J. Sexual Homicides: Patterns and Motives. Toronto, Lexington, MA: Lexington Books, 1988.
  45. Roth Das Gehirn und seine Wirklichkeit. Kognitive Neurobiologie und ihre philosophischen Konsequenzen. Suhrkamp. Frankfurt am Main, 1994.
  46. Sajous-Turner A. et al. Aberrant brain gray matter in murderers // Brain Imaging and Behavior. 2020. Vol. 14(5). P. 2050–2061. doi:10.1007/s11682-019-00155-y
  47. Salfati G., Bateman A. Serial Homicide: An Investigation of Behavioral Consistency // Journal of Investigative Psychology and Offender Profiling. 2005. Vol. 2(2). P. 121–144. doi:10.1002/jip.27
  48. Schlesinger L. Compulsive-Repetitive Offenders: Behavioral Patterns, Motivational Dynamics // Serial Murder and the Psychology of Violent Crimes / N. Kocsis (ed.). Totowa; N.J.: Humana Press, 2008. P. 15–33. doi:10.1007/978-1-60327-049-6_2
  49. Tiihonen J. et al. Brain anatomy of persistent violent offenders: more rather than less // Psychiatry Research: Neuroimaging. 2008. Vol. 163(3). P. 201–212. doi:10.1016/j.pscychresns.2007.08.012
  50. Veit R. et al. Brain circuits involved in emotional learning in antisocial behavior and social phobia in humans // Neuroscience Letters. 2002. Vol. 328(3). P. 233–236. doi:1016/s0304-3940(02)00519-0
  51. Volkow N.D. et al. Brain glucose metabolism in violent psychiatric patients: a preliminary study // Psychiatry Research: Neuroimaging. 1995. Vol. 61(4). P. 243–253. doi:1016/0925-4927(95)02671-j

Информация об авторах

Каширский Дмитрий Валерьевич, доктор психологических наук, доцент, профессор факультета психологии, Российский государственный социальный университет (ФГБОУ ВО РГСУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8251-2653, e-mail: psymath@mail.ru

Старосельцева Ольга Владимировна, медицинский психолог, отделение стационарных судебно-психиатрических экспертиз лиц, находящихся под стражей, Алтайская краевая клиническая психиатрическая больница имени Эрдмана Юрия Карловича (КГБУЗ «АККПБ им. Эрдмана Ю.К.»), Барнаул, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4860-8712, e-mail: kuznetsova_olga.1988@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 26
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 26

Скачиваний

Всего: 15
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 15