Отношение молодежи к своему здоровью и к донорству крови

1648

Аннотация

В статье представлены результаты теоретического анализа социально-психологической проблемы донорства, а также эмпирического исследования связи между отношением молодежи к своему здоровью и к донорству крови. Наиболее активными и безопасными донорами, как правило, являются молодые добровольцы с альтруистическими установками. Поэтому, наряду с исследованием альтруизма как мотива донорства, важным аспектом рассматриваемой проблемы является отношение молодежи к своему здоровью. В исследовании участвовали 115 человек (39 мужчин и 76 женщин) в возрасте от 20 до 33 лет, имеющих и не имеющих опыта сдачи крови. Проанализированы их представления о личностных качествах доноров и мотивах донорства. Показано, что чем больше молодые люди придерживаются здорового образа жизни, тем более позитивны их представления о мотивах и личностных качествах доноров. Существует положительная связь между отношением молодежи к донорству крови и собственной вовлеченностью в донорское движение. Чем больше молодой человек причастен к практике донорства, тем более позитивно он оценивает мотивы и личностные качества доноров. Также выявлена положительная связь между вовлеченностью молодежи в практику донорства и приверженностью здоровому образу жизни. Результаты исследования позволяют предположить, что недостаточная информированность в вопросах донорства является существенным препятствием для расширения участия молодежи в донорском движении.

Общая информация

Ключевые слова: альтруизм, доноры, донорство крови, молодежь, личностные ценности, мотивы , здоровье, здоровый образ жизни

Рубрика издания: Прикладные исследования и практика

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2017080108

Для цитаты: Крушельницкая О.Б., Маринова Т.Ю., Милёхин А.В. Отношение молодежи к своему здоровью и к донорству крови // Социальная психология и общество. 2017. Том 8. № 1. С. 126–143. DOI: 10.17759/sps.2017080108

Полный текст

 

Проблема донорства крови — одна из важнейших для здравоохранения во всем мире, практически в каждом государстве существует необходимость увеличения числа доноров крови. Без достаточного запаса крови в больницах невозможна высококачественная медицинская помощь. В нашей стране уровень донорской активности невысок. Так, если на тысячу жителей США насчитывается около 60 доноров, стран Евросоюза — 40, то в России — всего 13—14. В то же время каждый третий россиянин хотя бы раз в жизни нуждается в донорской крови или ее компонентах [3].

Потребность существует не просто в людях, желающих сдать кровь, а в донорах, хорошее здоровье которых подтверждается медицинским обследованием. Поэтому важно, чтобы включенные в практику донорства люди придерживались здорового образа жизни.

Проблема донорства крови активно обсуждается в рамках трансфузиологии, социологии, других наук. Однако в психологической литературе не так часто можно встретить исследования на эту тему. Причем большинство работ выполнено за рубежом. Их авторы стремятся выявить наиболее значимые социально-демографические, организационные, физиологические, психологические и социально-психологические факторы, влияющие на готовность людей сдавать кровь, а также способствующие привлечению и удержанию доноров [22].

Так, например, в Турции [20] попытались определить предикторы мотивации донорства крови с помощью выборочного обследования активных доноров Анкары. Выборка состояла из 189 взрослых мужчин. Помимо демографических показателей изучались параметры тревожности, альтруизма, социальной ответственности и мотивации донорства крови. С помощью факторного анализа было выделено три фактора: «ценности и моральный долг», «позитивные чувства и самоуважение» и «самореализация и внешние причины». На основе регрессионного анализа было показано, что из всех изученных факторов только социальная ответственность имеет значительное влияние на мотивацию донорства крови, вне зависимости от возраста, дохода и образования опрошенных.

Итальянские исследователи задались вопросом, изменилась ли мотивация кровосдачи в течение периода экономического кризиса [12]. Работа была выполнена на основе функционалистского подхода, предполагающего, что донорство крови выполняет различные функции для человека в связи с его мотивами.

Сравнение результатов опроса 330 доноров (возрастной диапазон от 18 до 60 лет), проведенного в 2008 (докризисный период) и 2014 (во время кризиса) гг., показало, что приоритеты донорской мотивации не претерпели заметных изменений. В процессе углубления кризиса наиболее существенным мотивом остался мотив самоуважения, а мотивация эго-защиты снизилась. Женщины, в целом, показали более высокие средние значения мотивации эго-защиты, чем мужчины.

Первичные доноры составляют почти треть донорского пула США. Однако лишь немногие из них приходят сдавать кровь снова, так как существует множество сдерживающих донорскую активность факторов. Учитывая, что для каждого донора может существовать уникальный набор сдерживающих факторов, Н. Гигиен (Gueguen) [18] было разработано мотивационное интервью, позволяющее гибко работать с индивидуальными барьерами первичных доноров. Автор разработки предполагает, что, если с человеком, впервые сдавшим кровь, затем в течение года будут несколько раз проводить мотивирующее интервью, удастся удержать существенно больше первичных доноров, чем это происходит сейчас.

Агитационные тексты, направленные на привлечение молодежи к донорству, все чаще составляются на основе научных психологических знаний. Так, Ф. Кай (Cai) и Дж. Уайер (Wyer) выделили два основных вида агитации потенциальных доноров [16]. В первом из них подчеркиваются масштабы помощи, необходимой пациентам, нуждающимся в переливании крови. Во втором варианте акцент делается на том, что многие уже пожертвовали свою кровь и, следовательно, это является нормой поведения, 128

которой необходимо следовать. Авторы делают вывод, что относительная эффективность этих двух типов агитации может зависеть от степени осознания людьми собственной смертности. Первая категория призывов эффективна для воздействия на людей, которые не задумываются о том, что они могут умереть. Вторая больше влияет на тех, кто четко осознает конечность своего бытия.

Психологически обоснованные средства вовлечения молодежи в донорское движение применяются и на специально организованных мероприятиях. Так, например, Н. Гигиен (Gueguen) сообщает, что студентам одного из французских университетов предложили сдавать кровь во время однодневной акции. Волонтеры, обслуживающие акцию, непосредственно взаимодействовали со студентами. В тех случаях, когда на волонтерах были надеты футболки с надписью: «Даже единственная в твоей жизни донация поможет...», кровь сдали гораздо больше студентов [19].

А в Венгрии, чтобы привлечь молодежь в донорский пункт, в одном из ночных клубов организовали веселую «вампирскую вечеринку». Пускали на нее только тех, кто только что сдал кровь. На память о своем благородном поступке каждый мог получить особый знак: мастерски нарисованный на шее «след вампирского укуса». За несколько часов этой акции удалось собрать более 25 литров крови, что сделало мероприятие одной из самых успешных акций международной организации «Красный Крест».

Еще одним направлением разработок в данной предметной области является выявление демотиваторов донорства. Так, анализ медицинской литературы, который провели Т. Занин (Zanin), Д. Херсей (Hersey), Д. Коун (Cone) и П. Аграуал (Agrawal), позволил выделить не только мотиваторы, но и факторы, сдерживающие донорскую активность в странах Африки к югу от Сахары [30]. В результате авторы определили, что просоциальная мотивация — альтруизм и желание иметь положительное влияние на общество — является наиболее частым мотиватором донорства крови. Негативное отношение к донорству крови и ошибочные представления о нем — наиболее часто упоминаемые причины, отвращающие людей от сдачи донорской крови.

Нередко людям мешают стать донорами их предубеждения и неосведомленность в вопросах донорства. Так, Б. Абдеррахман (Abderrahman) и М. Салех (Saleh) показали, что наиболее распространенными заблуждениями в Иордании являются риск инфекционных заболеваний, продажа донорской крови для пациентов, и также страх потери сил или здоровья в результате донации [11]. При этом хорошие знания (выше среднего уровня) о донорстве проявили меньше трети от пятисот участников исследования. Наиболее референтными источниками информации, влияющими на установки относительно донорства крови, для опрошенных оказались друзья, средства массовой информации и религиозные источники. Исследователи делают вывод о том, что в Иордании повышение уровня образования может стать ключом к более широкому привлечению населения к донорству крови.

По данным социологических исследований, донором становится, как правило, благополучный человек, включенный в систему социальных связей, здоровый как в физическом, так и в социально­психологическом отношении. Донорами становятся преимущественно социально успешные, активные, неравнодушные люди, ориентированные не только на семейные ценности, но и на нахождение своего почетного места в большой социальной системе. Примерно две трети опрошенных из числа молодежи готовы сдавать кровь для своих близких, еще треть — и для других людей. Поэтому не случайно, что у молодежи образ донора вызывает преимущественно положительные эмоции и ассоциации [9]. Социологи отмечают, что готовность к донорству крови свойственна образованным людям с высоким социоэкономическим статусом [26]. А бразильские исследователи пришли к выводу об отсутствии статистически достоверного влияния религии, расы, семейного положения и контактов с донорами на готовность сдавать кровь [29].

Некоторые авторы выделяют группы материально ориентированных доноров, с одной стороны, и не заинтересованных в материальной выгоде — с другой [13], а также различные мотивы сдачи крови. Среди последних — мотивы потенциальной пользы (в будущем, в случае необходимости, возможность получения донорского материала самим донором, оплата донорства, различные льготы) [21; 27], помощи нуждающимся, альтруизма, а также смешанные варианты мотивов [17; 23; 24]. В закрытых сообществах (в частности, среди молодых военнослужащих) на мотивацию к донорству крови часто влияет прямая просьба или одобрение донации старшими по званию [28].

В США среди белого населения доноров крови традиционно больше, чем среди афроамериканцев. Интересно, что в качестве мотива сдачи крови у афроаме­риканцев преобладает «желание спасти жизнь реципиента», а мотивация белых доноров определяется фразой «это правильно делать» [14; 15].

Анализируя психологические барьеры, мешающие студентам колледжа сдавать кровь, американские исследователи пришли к выводу, что представления женщин-доноров и женщин, не имевших опыта донации, о физических ощущениях во время сдачи крови отличаются преобладанием суждения о тошноте, недомогании, болезненности и опасности процедуры у последних [25]. Поэтому авторы исследования предполагают, что широкое образование населения, информация об относительной безопасности и минимальном дискомфорте донации могут увеличить количество рекрутиру­емых доноров.

По данным Всемирной организации здравоохранения, самыми активными и безопасными являются добровольные безвозмездные доноры крови из числа молодежи. Более чем в 60 странах национальные запасы практически полностью состоят из добровольных неоплачиваемых донаций крови. Многие исследователи приходят к выводу о наличии высокого потенциала участия альтруистически ориентированной молодежи в практике донорства. Причем стимулом для повышения донорской активности является, скорее, осознание того, что кровь может кому-то понадобиться, а не возможность получения выгоды. Мотивация активных доноров отличается от мотивации сдающих кровь нерегулярно. Для активистов гораздо большее значение имеют такие факторы, как желание приносить пользу ближним, быть востребованными, нужными [3].

Отечественных исследований, посвященных проблеме мотивации доноров крови, опубликовано крайне мало. В частности, анализ мотивационного спектра у доноров крови проводился исследователями из Санкт-Петербурга[6].Они выделили пять групп доноров с различными психологическими и моти­вационными характеристиками: доноры с альтруистическими установками, с неопределенными установками, ориентированные на получение материальной выгоды и льгот, рассматривающие донорство как «оздоровительное» мероприятие, а также родственники и близкие больных.

Д.В. Базарова, М.М. Буркин, Ю.Г. Иоффе [1] исследовали 112 доноров крови и потенциальных доноров Петрозаводска. Основным мотивом донорства для них оказалось «спасение жизни незнакомого человека», а непосредственной причиной донации крови — «информация о страдающих пациентах». В качестве антимотивационного фактора наиболее часто выступал «риск для здоровья донора во время процедуры».

М.Н. Короткова А.А. Таланова отмечают, что наиболее часто встречающимся мотивом, побуждающим российских студентов стать донорами крови и ее компонентов, является желание помочь больному (почти 90% случаев). Помощь близкому человеку называют в качестве мотива менее десятой части студентов. Материальную заинтересованность демонстрируют менее пятой части опрашиваемых доноров [4]. Молодежь, редко сдающая кровь, в числе мотивирующих факторов чаще отмечает наличие примера друзей и близких. Материальное поощрение находится в конце общего рейтинга мотивирующих факторов. По мнению В.А. Лавровой, материальные стимулы способствуют угнетению установок альтруистического спектра и эффективны только среди 21,8% доноров. Совершенствование системы льгот и денежных выплат препятствует укреплению позиций безвозмездного донорства крови и ее компонентов [5]. Таким образом, для доноров материальное вознаграждение является, главным образом, сигналом того, что государство видит их вклад в развитие общества и ценит его.

На основе теоретического анализа проблемы отношения молодежи к донорству можно сделать следующие выводы.

1.   Результаты исследований в области донорства крови свидетельствуют о том, что наиболее часто донором становится молодой человек, активно включенный в систему социальных связей, здоровый в физическом и в социально-психологическом планах, ориентированный в большей мере на общесоциальные, а не вну­трисемейные ценности.

2.   Практически во всех странах мира существует потребность в молодых здоровых донорах с альтруистическими установками. Поэтому исследователи разрабатывают психологически обоснованные программы агитации потенциальных доноров, а также удержания первичных доноров.

3.   По данным психологических исследований, основными мотиваторами донорства крови являются альтруизм и стремление положительно влиять на других людей. В закрытых сообществах (в частности, в армии) важным стимулом к донорству служит одобрение донации старшими по званию.

4.   В качестве основных демотивато­ров донорства выступают ложные представления о донорстве как опасном, рискованном для здоровья донора мероприятии. Таким образом, повышение осведомленности молодежи о донорстве может способствовать расширению донорского движения.

5.   Недостаточно изученным остается вопрос о связи между вовлеченностью молодежи в донорское движение и отношением к собственному здоровью, к соблюдению здорового образа жизни [7; 8; 10] как предпосылки безопасного донорства.

Чтобы прояснить один из важных аспектов этой проблемы, мы предприняли собственное эмпирическое исследование.

Гипотеза и методы эмпирического
исследования

Гипотеза исследования. Мы предположили, что отношение к донорству крови у молодежи имеет особенности, связанные с наличием или отсутствием собственного опыта донации. При этом более позитивное отношение к донорам проявят молодые люди, хотя бы единожды сдавшие кровь для помощи пациентам, а также те, кто в большей мере ориентирован на здоровый образ жизни.

Выборка. В исследовании приняли участие 115 молодых людей в возрасте от 20 до 33 лет (среднее значение 25,2 года, стандартное отклонение 4,1). Из них 34% — мужчины, 66% — женщины. Служащие составили 27,9%, студенты — 42,6%, рабочие — 27,5%. Выборка включала три категории опрашиваемых: «регулярные доноры» — не менее трех раз сдавшие кровь и намеревающиеся продолжать эту практику в дальнейшем (28,5%), «первичные доноры» — имеющие единичный опыт сдачи крови (34,5%), «не доноры» — никогда не сдававшие кровь (37%).

Методики исследования: опросник Р.А. Березовской «Отношение к здоровью» [2] и метод неоконченных предложений.

Для выявления представлений молодежи о донорах крови и мотивах донорства участникам исследования предлагалось завершить предложения: «На мой взгляд, чаще всего донорами крови становятся...», «Люди сдают кровь, потому что...», «Донор крови — это человек, который...», «Основными мотивами донорства, на мой взгляд, являются.».

Кроме того, участникам предложили назвать не менее пяти личностных качеств, которыми, по их мнению, обладает донор крови.

Полученные данные обрабатывались с помощью программного пакета IBM. SPSS Statistics 20.

Качественный анализ. С помощью смыслового контент-анализа были выделены следующие категории ответов о мотивах донорства и личностных качествах доноров: позитивные—негативные, центральные—периферические, социально ориентированные—индивидуально ориентированные. К работе по выделению категорий были привлечены эксперты — четыре психолога со стажем профессиональной исследовательской и преподавательской деятельности от 8 до 30 лет.

Количественный анализ. Статистическая обработка данных включала частотный анализ, корреляционный анализ с использованием коэффициента r-Спирмена, сравнение средних (непараметрические критерии Манна—Уитни и Краскала—Уоллиса), t-критерий парных выборок.

Результаты и их обсуждение

Результаты отношения молодежи к здоровью, полученные с помощью опросника Р.А. Березовской, показали, что в среднем по выборке наиболее востребованными ценностями участников исследования являются (в порядке убывания значимости) гармоничные семейные 132

отношения, хорошее здоровье, наличие верных друзей и интересная работа. При этом первые две ценности выражены значительно больше, чем другие (t-критерий парных выборок, р < 0,001). Ценности «материальное благополучие», «признание окружающих», «независимость» были наименее востребованными. Таким образом, хорошее здоровье является, наряду с гармонией семейных отношений, наиболее важной ценностью для большинства опрошенных.

С помощью опросника Р.А. Березов­ской изучалась и значимость здоровья для достижения успеха в жизни респондентов. Результаты исследования показали, что для большинства участников исследования ценность таких показателей, как «развитые способности», «наличие “нужных связей”» и «трудолюбие» выше, чем показателей «хорошее здоровье», «хорошее образование», «материальный достаток», «везение» (t-критерий парных выборок, р < 0,01). Таким образом, здоровье не является для большинства участников исследования важным средством для достижения успеха.

Наиболее референтным источником информации, влияющей на осведомленность опрошенных в области здоровья, являются, по их мнению, врачи (специалисты), а не СМИ, друзья или знакомые. Участники исследования считают, что их здоровье зависит, главным образом, от образа жизни, а не от качества медицинского обслуживания и экологической обстановки.

Отвечая на вопрос «Делаете ли Вы что-нибудь для поддержания здоровья и насколько регулярно?», большинство ответили, что стараются избегать вредных привычек, следят за своим весом, занимаются спортом или физкультурой, а также придерживаются диеты. Посещение врача с профилактической целью и закаливание оказались наименее востребованными средствами поддержания здоровья.

Как упоминалось выше, с помощью контент-анализа и на основании экспертных мнений в нашем исследовании были выделены три пары категорий ответов о мотивах донорства и личностных качествах доноров (позитивные—негативные, центральные—периферические, социально ориентированные—индивидуально ориентированные). Отношение молодежи к донорству крови, выражаемое в оценке мотивов и личностных качеств доноров, у большинства опрошенных оказалось позитивным. Так, наиболее часто назывались просоциальные мотивы помощи людям (стремление быть полезными, спасать, жертвовать чем-то ради других людей и т. п.) и положительные морально-нравственные качества личности доноров (бескорыстие, доброта, отзывчивость, добропорядочность, искренность, самоотверженность и т. п.). В меньшей степени отмечались мотивы и характеристики, которые были отнесены к негативным: «хотят почувствовать себя важными», «самоутверждаются», «хотят денег или самоудовлетворения», «считают это простым заработком», «им нужна компенсация», «проявляют социально желательное поведение», а также «легкомыслие», «меркантильность», «демонстративность», «жадность», «гордыня», «нарциссизм» и т. п.

У большинства участников исследования завершение неоконченных предложений было логически выдержанным (что свидетельствует, на наш взгляд, об адекватном представлении опрашиваемых о донорстве), и такие ответы были объединены в категорию «центральных» (по аналогии с «центральными» реакциями на слова-стимулы в ассоциативном тесте).

Около 10% высказываний содержали фактические неточности (по-видимому, это свидетельствует о недостаточной информированности в вопросах донорства) и не имели прямой логической связи с предъявленными заданиями. Поэтому они были объединены в группу «периферических». Так, например, встречались мнения, что доноры — это «мужчины», «взрослые мужчины», «молодые люди», «верующие», «малообеспеченные», «люди с первой группой крови»; донорами становятся, потому что «их просят это делать родственники или врачи» и т.д.

Примерно треть ответов о мотивах донорства и личностных качествах доноров можно было отнести к индивидуально ориентированным (рациональность, терпеливость, внушаемость, практичность и т. п.). Остальные имели в большей мере социальную направленность (ответственность, сострадание, отзывчивость, неравнодушие, информированность о происходящем в мире и т. п.).

Следующим этапом исследования было выявление связи между отношением молодежи к донорству и к собственному здоровью. Результаты корреляционного анализа данных позволили выявить наличие положительной связи между обобщенным показателем отношения к своему здоровью (получен с помощью поведенческой шкалы опросника Бере­зовской) и некоторыми параметрами отношения к донорству. Так, чем больше молодые люди заботятся о поддержании своего здоровья, тем чаще их ответы о мотивах и личностных качествах доноров содержат позитивные, центральные и социально ориентированные суждения (коэффициент Спирмена, р < 0,05).

Мы не обнаружили значимых различий в отношении к донорству между мужчинами и женщинами, а также между  людьми с различным социальным статусом (использовались критерии Манна— Уитни и Краскала—Уоллиса соответственно). Однако мужчины высказывали меньше эмоционально окрашенных позитивных суждений, чем женщины, что вполне объясняется гендерными различиями. В ответах на вопрос о том, что опрашиваемые делают для поддержания своего здоровья, у мужчин больше, чем у женщин, были выражены показатели «придерживаюсь диеты», «занимаюсь спортом» и «закаливаюсь».

Служащие больше, чем студенты и рабочие, обращают внимание на соблюдение диеты и распорядка дня, отказываются от вредных привычек и занимаются спортом. Также служащие чаще, чем остальные участники исследования, называют хорошее здоровье необходимым условием достижения успеха (различия значимы на 5%-м уровне). По-видимому, более высокий, чем у других участников исследования, уровень образования служащих можно считать причиной осознания ими высокой значимости здоровья.

Далее мы сравнили результаты опроса трех категорий опрошенных («регулярные доноры», «первичные доноры» и «не доноры»). Результаты показали, что доминирующими ценностями для «регулярных доноров» являются семейные отношения, здоровье и независимость. Необходимыми для достижения успеха средствами они считают развитые способности, хорошее здоровье и трудолюбие.

Для представителей двух других категорий («первичные доноры» и «не доноры») доминирующими ценностями являются семейные отношения, хорошее здоровье и наличие верных друзей. Необходимыми для достижения успеха средствами они считают развитые способности, «нужные» связи и трудолюбие.

Сравнение ценностных профилей показало, что у лиц, регулярно сдающих кровь, больше выражены ценности здоровья и независимости, но меньше — дружеских связей и уважения к себе со стороны окружающих. Также регулярно сдающие кровь респонденты, по сравнению с остальными, для достижения своих целей считают менее важными материальный достаток и «нужные связи», однако в большей мере выделяют способности и хорошее здоровье.

Доноры больше, чем участники опроса, не имеющие опыта донации, интересуются информацией о здоровье, получаемой из СМИ. Также они чаще утверждают, что на здоровье преимущественно влияет образ жизни, а не другие факторы (экологическая обстановка и качество медицинского обслуживания).

Суждения о мотивах и личностных качествах доноров у опрошенных с обобщенным показателем отношения к своему здоровью выше среднего (т. е. склонных к здоровому образу жизни) были положительными и преимущественно центральными, в то время как у респондентов с показателем ниже среднего ответы включали также негативные и зачастую периферические высказывания. Это позволяет предположить, что молодежь, придерживающаяся здорового образа жизни, позитивнее воспринимает донорство крови и располагает более точными сведениями о нем.

Результаты нашего исследования показали, что регулярные доноры в большей мере соблюдают распорядок дня, закаливаются, избегают вредных привычек, а также чаще ходят в баню, чем «не доноры» (различия значимы на уровне р < 0,05). Интересно, что мужчины и женщины, имевшие единичный опыт донации, по большинству показателей за­
боты о своем здоровье оказались ближе к донорам, чем к людям, никогда не сдававшим кровь (рис.). Таким образом, чем больше молодые люди вовлечены в практику донорства, тем больше они предпочитают здоровый образ жизни.

С помощью критерия Манна—Уитни было показано, что обобщенный показатель отношения к своему здоровью у подгруппы «доноров» выше, чем у людей, не имеющих опыта донации. Причем чем больше количество донаций у человека, тем больше он соблюдает здоровый образ жизни (критерий Спирмена, р < 0,01).

В подгруппе «регулярные доноры» названные участниками исследования мотивы и личностные характеристики доноров оказались позитивными, центральными и более чем в половине суждений — социально ориентированными (например: «стремятся быть нужными, полезными для других людей», «готовы поделиться тем, чего не получишь искусственным путем»).

Ответы участников подгруппы «первичных доноров» были позитивными, более чем на 90% центральными и примерно в половине случаев социально ориентированными. В отличие от представителей подгруппы «регулярных доноров», эти молодые люди и «не доноры» упоминали мотивы любопытства и самореализации.

Рис. Отношение к своему здоровью у респондентов, имеющих и не имеющих опыта донорства крови (усредненные показатели, в баллах)

Суждения по поводу донорства в подгруппе «не доноры» разделились на позитивные и негативные (последние составили примерно 6% от всей выборки и пятую часть от ответов данной категории опрошенных). Среди «позитивных» чаще, чем у представителей других категорий респондентов, можно было встретить восторженные характеристики («герои», «способные к самопожертвованию», «самые лучшие люди» и т. п.). 32% суждений в подгруппе «не доноры» были отнесены к «периферическим», так как содержали фактические ошибки и неточности (например, «донор — это студент»). Сравнение с помощью критерия Манна—Уитни показателей «не доноров», высказавших позитивные и негативные суждения относительно донорства, показало, что для первых ценность здоровья существенно выше, чем для вторых (различия значимы на уровне p < 0,01).

Интересно, что в профиле личностных ценностей «не доноров», склонных к негативным суждениям, наблюдается относительное преобладание материальных ценностей, а среди первых трех средств достижения успеха они чаще, чем другие респонденты, называют «везение» и «нужные связи».

Полученные результаты, на наш взгляд, можно объяснить особенностями самоидентификации участников исследования. Молодые люди, в различной степени включенные в практику донорства, а также не имевшие подобного опыта, в различной мере идентифицируют себя с социальной группой доноров. Для первых сообщество доноров крови, видимо, является референтным, вследствие чего участвовавшие в нашем исследовании регулярные и первичные доноры склонны симпатизировать им и проявлять сходные ценностные ориентации, в том числе и в отношении здорового образа жизни. Представители подгруппы «не доноры», высказавшие положительные суждения, по-видимому, при определенных условиях могли бы пополнить ряды доноров (так, несколько участников исследования сообщили, что очень хотят стать донорами).

На основании полученных данных и их интерпретации можно сделать следующие выводы.

Выводы

1.   Здоровье является одной из наиболее предпочитаемых ценностей для большинства участников нашего исследования. Служащие больше, чем студенты и рабочие, склонны к здоровому образу жизни и считают хорошее здоровье необходимым условием достижения успеха.

2.   Респонденты считают, что их здоровье зависит, главным образом, от образа жизни, а не от качества медицинского обслуживания или экологической обстановки.

3.   В целях поддержания своего здоровья участники исследования предпочитают избегать вредных привычек, следить за своим весом, заниматься спортом или физкультурой, придерживаться диеты. Посещение врача с профилактической целью и закаливание не являются популярными среди молодежи средствами оздоровления.

4.   Существует положительная связь между отношением молодежи к своему здоровью и отношением к донорству. Чем больше человек заботится о своем здоровье, тем больше он склонен к позитивным, центральным и социально ориентированным суждениям о мотивах и личностных качествах доноров. Таким образом, молодежь, придерживающаяся здорового образа жизни, более положительно воспринимает донорство крови и располагает более точными сведениями о нем.

5.   Существует положительная связь между отношением молодежи к донорству крови и собственной вовлеченно­стью в донорское движение. Чем больше молодой человек причастен к практике донорства, тем более позитивно он оценивает мотивы и личностные качества доноров.

6.   Чем больше молодые люди вовлечены в практику донорства, тем больше они привержены здоровому образу жизни (соблюдают распорядок дня, избегают вредных привычек и т. п.). Регулярные доноры больше, чем остальные участники нашего исследования, ценят здоровье и независимость, а также выделяют способности и хорошее здоровье в качестве важных средств достижения успеха. Доноры чаще, чем не доноры, интересуются информацией о здоровье в СМИ, а также больше уверены, что образ жизни является определяющим фактором поддержания здоровья.

Заключение

Результаты исследования показали, что доноры являются в целом привлекательной для молодежи социальной группой. Наиболее позитивное отношение к донорам выявлено у людей с опытом донорства, а также у мужчин и женщин с выраженной направленностью на здоровый образ жизни.

Существенное значение для повышения мотивации молодежи к участию в донорском движении имеют осведомленность и преодоление различного рода психологических барьеров (предубеждений, страхов и т. п.). Однако решающее значение для мотивации к участию в донорском движении, по-видимому, имеет развитие самоидентификации человека в качестве донора. На наш взгляд, это справедливо как для первичных доноров, так и для лиц, не имеющих опыта сдачи крови.

На основании результатов работ, посвященных проблемам отношения молодежи к донорству крови, в том числе нашего теоретико-эмпирического исследования, можно заключить, что необходимо подробное и эмоционально окрашенное информирование молодежи о безопасности процедуры донации и о высокой социальной значимости применения сданной крови. Агитируя потенциальных доноров с помощью СМИ и специальных мероприятий, необходимо использовать средства, адекватные возрастным психологическим особенностям и интересам современной молодежи.

 

 

 

 

 

Литература

  1. Базарова Д.В., Буркин М.М., Иоффе Ю.Г. Социально-психологические особенности и мотивация доноров крови и потенциальных доноров гемопоэтических стволо- вых клеток // Клиническая онкогематология. 2010. Т. 3. № 3. С. 289—293.
  2. Березовская Р.А. Отношение к здоровью // Практикум по психологии здоровья / Под ред. Г.С. Никифорова. СПб.: Питер, 2005. С. 100—110.
  3. Информационный бюллетень ВОЗ № 279 [Электронный ресурс]. URL: http:// www.who.int/mediacentre/factsheets/fs279/ru/ (дата обращения: 10.09.2016).
  4. Короткова М.Н., Таланова А.А. Об эффективности государственной политики в об- ласти донорства крови и ее компонентов // Молодой ученый. 2015. № 18. С. 416—419.
  5. Лаврова В.А. Совершенствование агитации донорства крови и ее компонентов с учетом психологических особенностей доноров крови: дисс…. канд. мед. наук. СПб, 2009. 110 с.
  6. Лаврова В.А., Колосков А.В. Анализ мотивационного спектра у доноров крови в Санкт-Петербурге // Гематология и трансфузиология. 2007. № 52 (1). С. 26—30.
  7. Маринова Т.Ю. Здоровый образ жизни в структуре жизнедеятельности совре- менного человека // Культурологические проблемы дошкольного образования в поликультурном регионе: сб. науч. статей / Чуваш. гос. пед. ун-т. Чебоксары, 2011. С. 40—42.
  8. Маринова Т.Ю. Ценностные ориентации личности: отношение молодежи к сво- ему здоровью // Личность и группа в образовательном пространстве: сб. науч. тру- дов / Под ред. О.Б. Крушельницкой. М., МГППУ, 2009. С. 91—94.
  9. Потапский В.М., Неминущая Е.И. Аналитические выводы и пути решения про- блемы донорства крови (компонентов) на основе социологического опроса (анкети- рования) доноров учреждений службы крови ДЗ городов Москвы // Трансфузиоло- гия. 2013. Т. 14. № 1. С. 12—27.
  10. Социальная психология образования: учеб. пособие / Под ред. О.Б. Крушель- ницкой, М.Е. Сачковой, Л.Б. Шнейдер. М.: Вузовский учебник, 2015. 320 с.
  11. Abderrahman B.H., Saleh M.Y. Investigating Knowledge and Attitudes of blood do- nors and Barriers concerning blood donation in Jordan // Procedia — Social and Behav- ioral Sciences. 2014. Vol. 116. Iss. 21. P. 2146—2154. doi:10.1016/j.sbspro.2014.01.535
  12. Alfieri S., Guiddi P., Marta E., Saturni V. Economic crisis and blood donation: How are donors’ motivations changing? // Transfusion and Apheresis Science. 2016. Vol. 54. Iss. 3. P. 396—400. doi: 10.1016/j.transci.2016.03.001.
  13. Buciuniene I., Stonienе L., Blazeviciene A. et al. Experimental Approaches to the Study of Charitable Giving // BMC Public Health. 2006. Vol. 6. P. 166.
  14. Burditt C., Robbins M.L., Paiva A. et al. Motivation for blood donation among African Americans: developing measures for stage of change, decisional balance, and self-effica- cy constructs // Journal of Behavioral Medicine. 2009. Vol. 32. Iss. 5. P. 429—442. doi: 10.1007/s10865-009-9214-7
  15. Bussey-Jones J., Garrett J., Henderson G. et al. The role of race and trust in tissue // Blood Donation for Genetic Research. 2010. Vol. 12. Iss. 2. P. 116—121.
  16. Cai F., Wyer Jr. R.S. The impact of mortality salience on the relative effectiveness of donation appeals // Journal of Consumer Psychology. 2015. Vol. 25. Iss. 1. P. 101—112. doi: 10.1016/j.jcps.2014.05.005
  17. Ferguson E., Farrell K., Lawrence C. Blood donation is an act of benevolence rather than altruism // Health Psychology. 2008. Vol. 27. Iss. 3. P. 327—336. doi: 10.1037/0278- 6133.27.3.327
  18. France J.L., France C.R., Carlson B.W., Kessler D.A., Rebosa M., Shaz B.H., Madden K., Carey P.M. Motivating first-time, group O blood donors to return: Rationale and design of a randomized controlled trial of a post-donation telephone interview // Contemporary Clinical Trials. 2015. Vol. 44. P. 64—69. doi: 10.1016/j.cct.2015.07.020
  19. Guéguen N. “Even a donation one time in your live will help…”: The effect of the le- gitimizing paltry contribution technique on blood donation // Transfusion and Apheresis Science. 2013. Vol. 49. Iss. 3. P. 489—493.
  20. Karacan E., Seval G.C., Aktan Z., Ayli M., Palabiyikoglu R. Blood donors and factors impact- ing the blood donation decision: Motives for donating blood in Turkish sample // Transfusion and Apheresis Science. 2013. Vol. 49. Iss. 3. P. 468—473. doi: 10.1016/j.transci.2013.04.044
  21. Marantidou O., Loukopoulou L., Zervou E. et al. Factors that motivate and hinder blood donation in Greece // Transfusion Medicine Reviews. 2007. Vol. 17. Iss. 6. P. 443—450. doi:  10.1111/j.1365-3148.2007.00797.x
  22. Masser B.M., White K.M., Hyde M.K., Terry D.J. The Psychology of Blood Donation: Current Research and Future Directions // Transfusion Medicine Reviews. 2008. Vol. 22. Iss. 3. P. 215—233.
  23. Misje A.H., Bosnes V., Gasdal O. et al. Motivation, recruitment and retention of volun- tary non-remunerated blood donors: a survey-based questionnaire study // Vox Sangui- nis. 2005. Vol. 89. Iss. 4. P. 236—244. doi: 10.1111/j.1423-0410.2005.00706.x
  24. Purewal S., van den Akker O. Attitudes and intention to donate acolytes for research // Fertility and Sterility. 2010. Vol. 93. Iss. 4. P. 1080—1087.
  25. Shaz B.H., Demmons D.G., Crittenden C.P. еt al. Motivators and barriers to blood do- nation in African American college students // Transfusion and Apheresis Science. 2009. Vol. 41. Iss. 3. P. 191—197. doi: 10.1016/j.transci.2009.09.005
  26. Shenga N., Thankappan K., Kartha C. еt al. Analyzing sociodemographic factors amongst blood donors // Journal of Emergencies, Trauma, and Shock. 2010. Vol. 3. Iss. 1. P. 21—25.
  27. Toccaceli V., Fagnani C., Nistico L. et al. Research understanding, attitude and aware- ness towards biobanking: a survey among Italian twin participants to a genetic epidemio- logical study // BMC Medical Ethics. 2009. Vol. 10. P. 4. doi: 10.1186/1472-6939-10-4
  28. Weinberg I., Zarka S., Levy Y. et al. Why would young people donate blood? A sur- vey-based questionnaire study // Vox Sanguinis. 2009. Vol. 96. Iss. 2. P. 128—132. doi: 10.1111/j.1423-0410.2008.01137.x
  29. Zago A., da Silveira M.F., Dumith S.C. Blood donation prevalence and associated fac- tors in Pelotas, Southern Brazil // Revista de Saúde Pública. 2010. Vol. 44. Iss. 1. P. 112— 120.
  30. Zanin T.Z., Hersey D.P., Cone D.C., Agrawal P. Tapping into a vital resource: Under- standing the motivators and barriers to blood donation in Sub-Saharan Africa // African Journal of Emergency Medicine. 2016. Vol. 9. P. 70—79. doi: 10.1016/j.afjem.2016.02.003

Информация об авторах

Крушельницкая Ольга Борисовна, кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой теоретических основ социальной психологии факультета социальной психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-0762-6925, e-mail: social2003@mail.ru

Маринова Татьяна Юрьевна, кандидат биологических наук, доцент, декан факультета социальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1062-1391, e-mail: marinovatu@mgppu.ru

Милёхин Андрей Викторович, кандидат психологических наук, доцент кафедры "Педагогическая психология имени профессора В.А. Гуружапова" факультета психологии образования, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3030-2053, e-mail: milehinav@mgppu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2854
В прошлом месяце: 30
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 1648
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 5