Взаимосвязь аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения: роль генерализованного доверия

617

Аннотация

Данная статья посвящена изучению взаимосвязи аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения. В ранних исследованиях наблюдались противоречивые результаты относительно данной взаимосвязи. Причиной данных противоречий является контекстуальные условия, в рамках которых протекают межкультурные взаимотношения. Генерализованное доверие является одним из подобных условий. Проведенное исследование (n = 198) в Москве показало, что доверие является модератором взаимосвязи аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения. Это означает, что характер взаимосвязи между двумя данными переменными меняется в зависимости от уровня генерализованного доверия: при высоком генерализованном доверии связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью принимающего населения позитивная, а при низком генерализованном доверии связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью принимающего населения отрицательная. Следовательно, генерализованное доверие играет важную роль для удовлетворенности жизнью принимающего населения в случае предпочтения им интеграции мигрантов.

Общая информация

Ключевые слова: удовлетворенность жизнью, аккультурационные ожидания, интеграция, генерализованное доверие, социальный капитал

Рубрика издания: Эмпирические исследования

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2017080307

Для цитаты: Дубров Д.И. Взаимосвязь аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью принимающего населения: роль генерализованного доверия // Социальная психология и общество. 2017. Том 8. № 3. С. 85–99. DOI: 10.17759/sps.2017080307

Полный текст

Введение  

В настоящее время мир становится все более культурно разнообразным.

В результате таких глобальных процессов как миграция и глобализация население во многих странах становится этнически и культурно неоднородным [23; 35; 41]. В России одним из самых поликультурных субъектов является Москва. Согласно официальной статистике, в Москве проживают представители практически всех этнических групп, населяющих Россию, а также представители ближнего и дальнего зарубежья. При этом титульным населением столицы остаются русские (85%) [4; 93]. В такой мультикультурной среде на удовлетворенность жизнью и характер межкультурных взаимоотношений жителей может влиять их отношение к культурному плюрализму в обществе [8]. Данное отношение может быть разным в зависимости от того, насколько жители поддерживают мультикультурную идеологию и межкультурные отношения, что, в свою очередь, может повлиять на их психические и поведенческие реакции по отношению к мигрантам (например, толерантность) [23]. Наше исследование посвящено изучению аккультурационного ожидания «интеграция», поскольку оно предполагает, что представители принимающего населения включают мигрантов в жизнь общества и при этом допускают сохранение мигрантами своей культуры [10]. В основе данного ожидания лежит позитивное восприятие межкультурных отношений, желание взаимодействовать с представителями других культур, толерантность, что приводит к тому, что индивиды принимают культурное многообразие и, следовательно, поддерживают интеграцию мигрантов в общество [4; 11; 32]. Кроме того, установлено, что одним из основных факторов принятия мигрантов и адаптации к ним является воспринимаемая безопасность, т. е. отсутствие воспринимаемой угрозы и тревожности по отношению к мигрантам [39; 40].

Это подразумевает, что если индивид, проживая в поликультурном обществе, чувствует себя в безопасности и не испытывает тревожности к представителям других культур, то он будет терпимее относиться к мигрантам, принятию их в общество с сохранением их культурных особенностей. Соответственно, отсутствие этого чувства будет препятствовать толерантности и принятию мигрантов в общество [4].

Как видим, данное аккультурационное ожидание является наиболее конструктивным для консолидации общества и адаптивным для мигрантов, поскольку способствует достижению ими большего успеха в жизни, высокому субъективному благополучию и удовлетворенности жизнью [4]. Однако остается неясным, будет ли предпочтение интеграции способствовать удовлетворенности жизнью принимающего населения. В исследованиях, проведенных в России, связь между аккультурационным ожиданием «интеграция», предполагающим принятие мигрантов в общество с сохранением их культуры, и удовлетворенностью жизнью оказалась слабой. Например, в исследовании, проведенном в Кабардино-Балкарии, связь между двумя данными переменными в выборке кабардинцев и балкарцев, которые составляют титульное население в этом регионе, положительная, но статистически незначимая [28]. В другом исследовании — в выборке русских, проживающих в Москве, — данная связь статистически значимая и положительная, но объясняет малый процент дисперсии [27]. Причиной подобных результатов исследований могут быть контекстуальные условия, в которых складываются межкультурные отношения [26]. Одним из таких условий может явиться генерализо­ванное доверие, которое также является основой для интеграции мигрантов [22; 24; 37].

Роль генерализованного доверия
в межкультурном взаимодействии

Генерализованное доверие является важной составляющей положительных отношений между людьми и жизни общества в целом. В обществах, где люди доверяют окружающим, формируются определенные нормы и правила, которые способствуют положительному межличностному и межгрупповому взаимодействию внутри страны [16; 17]. Данный вид доверия следует отличать от специфического (частного) доверия, направленного на конкретные группы и конкретных индивидов, с которыми имеется личный опыт взаимодействия. Генерализованное доверие распространяется на все группы и всех индивидов вне зависимости от их какой-либо принадлежности, опыта взаимодействия с ними. Не случайно его называют еще базовым, общечеловеческим [2; 439]. Таким образом, генерализованное доверие подразумевает веру индивида в то, что большинству людей можно доверять [42]. Именно данный вид доверия связан с толерантностью и субъективным благополучием [3].

Данный вид доверия важен для функционирования любого общества, поскольку является одним из его консолидирующих элементов [9; 33; 34]. Если люди считают, что большинство других людей заслуживает доверия, то они, как правило, более толерантны к представителям аутгрупп [38]. Поэтому в контексте межкультурного взаимодействия генерализованное доверие будет способствовать установлению контактов между представителями принимающего населения и мигрантами [15; 38], что, в свою очередь, способствует их интеграции в жизнь принимающего общества.

Кроме того, установлено, что люди с высоким уровнем генерализованного доверия более удовлетворены своей жизнью [14; 18; 19; 21; 29; 36]. Данный вид доверия формирует базовое позитивное отношение к миру и другим людям, в том числе к мигрантам [16; 17], поэтому у людей с разным уровнем доверия при взаимодействии с представителями иных групп и удовлетворенность жизнью может отличаться. Недостаток доверия может негативно влиять на связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью у принимающего населения. Мы полагаем, что в основе данного механизма может лежать теория структурного баланса Ф. Хайдера [13]. Суть данного механизма заключается в том, что индивид стремится к упорядоченности в понимании отношений с окружающими и создает схемы оценки, которые позволяют сформировать непротиворечивую картину окружающего мира [1]. Если объекты, попадающие в данные схемы, непротиворечивы и находятся в балансе между собой, то индивиду не приходиться тратить когнитивные и эмоциональные усилия для восстановления баланса, что сопровождается ощущением дискомфорта и даже стресса. В качестве примера можно привести модель триады, одним из элементов которой является индивид, выражающий свое отношение к двум другим элементам. Одним из таких элементов может быть другой индивид или группа. Отношение выражается в виде оценок, которые могут быть как положительными, так и отрицательными. Баланс предполагает наличие трех положительных или же одной положительной и двух отрицательных оценок. При дисбалансе все три оценки отрицательные или же одна отрицательная и две положительные [13].

В нашем случае субъектом отношения в данной модели может быть индивид, проживающий в поликультурной среде. Соответственно, двумя другими элементами могут явиться мигранты и генерализо­ванное доверие. То есть если индивид поддерживает интеграцию только вследствие определенных причин (например, этого требует окружение, общество, политкор­ректность), но базовое доверие (которое ведет к интеграции) у него низкое (отрицательное), то это будет нарушать когнитивный баланс, который, как уже отмечалось, вызывает ощущение дискомфорта и напряжения при оценке своей жизни. Как следствие, при условии низкого уровня ге­нерализованного доверия интеграция будет вести к снижению субъективного благополучия и удовлетворенности жизнью, а не к повышению, как в случае высокого уровня генерализованного доверия.

Таким образом, при низком доверии, даже если индивид ориентируется на интеграцию мигрантов, уровень его удовлетворенности жизнью будет низким. Следовательно, высокое генерализованное доверие будет предсказывать положительное отношение к мигрантам [22; 24; 37].

Гипотезы исследования

Общая гипотеза: Генерализованное доверие модерирует связь между аккультурационнм ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью принимающего населения.

Частная гипотеза 1: При высоком уровне генерализованного доверия связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью принимающего населения будет позитивной;

Частная гипотеза 2: При низком уровне генерализованного доверия связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью принимающего населения будет отрицательной.

Методика исследования

Участники исследования. Для того чтобы проверить выдвинутую нами гипотезу, мы опросили жителей Москвы (n = 198), которые родились или прожили в Москве более 10 лет. Средний возраст респондентов составил 24 года. В гендерном соотношении преобладали респонденты женского пола (30% мужчин и 70% женщин). Опрос проводился в сети интернет на базе платформы 1ka (www.1ka.si). Ссылки на опросник размещались на различных интернет-форумах и в социальных сетях.

Инструментарий исследования. Участникам предлагался опросник, состоящий из следующих измерительных шкал.

Для измерения уровня доверия использовалась шкала генерализованного доверия. Участникам исследования предлагалось оценить степень согласия по 6-балльной шкале (1 — абсолютно не согласен, 6 — абсолютно согласен) с 12 утверждениями. Например, «Большинству людей можно доверять». Надежность-согласованность шкалы в опроснике: а = 0,81 [42].

Для измерения аккультурационных ожиданий принимающего населения нами использовалась модифицированная шкала Джона Берри [30][II]. Вопросы представляли собой утверждения, и участникам исследования предлагалось оценить свою степень согласия с ними по 5-балльной шкале (1 — абсолютно не согласен, 5 — абсолютно согласен). Например, «Я считаю, что мигранты должны как сохранять свои культурные традиции, так и осваивать русские». Надежность-согласованность шкалы «интеграция» в опроснике: а = 0,80.

Для определения уровня удовлетворенности жизнью мы использовали адаптированную шкалу Э. Динера [6]. Участникам исследования предлагалось оценить их степень согласия с 5 утверждениями по 6-балльной шкале (1 — абсолютно не согласен, 5 — абсолютно согласен). Например, «В целом моя жизнь близка к идеалу». Надежность-согласованность шкалы в опроснике: а = 0,82.

Для проверки непрямого эффекта между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью мы использовали регрессионный анализ с дополнительным анализом модерации (SPSS 21, Process).

Результаты исследования

Опрос москвичей выявил высокий уровень принятия интеграции мигрантов (М = 3,98; SD= 0,63) и средний уровень удовлетворенности жизнью (М = 3,88; SD = 0,87) и генерализованного доверия (М = 3,24; SD = 0,58). Таким образом, в целом жители Москвы принимают интеграцию мигрантов, но при этом не совсем удовлетворены своей жизнью и доверяют окружающим.

Рис. 1. Доверие как модератор связи аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенностью жизнью

Проведя анализ модерационного эффекта генерализованного доверия на связь между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью, мы получили следующие результаты (рис. 1).

Модель, представленная на рис. 1, показывает, что при учете и предиктора, и модератора объясняется 11% дисперсии удовлетворенности жизнью.

Полученные нами данные указывают на то, что генерализованное доверие принимающего населения как модератор взаимосвязи между стратегией интеграции и удовлетворенностью жизнью делает ее более значимой и объясняет больший процент дисперсии. Более наглядно данная модерация представлена на рис. 2.

Как видим, чем ниже уровень доверия, тем ниже уровень удовлетворенности жизнью в случае предпочтения аккультурационного ожидания «интеграция». И наоборот, чем выше уровень генерализованного доверия, тем выше уровень удовлетворенности жизнью в случае предпочтения аккультурационного ожидания «интеграция». Таким образом, частные гипотезы 1 и 2 полностью подтвердились.

Кроме того, разделив участников исследования по уровню доверия, мы обнаружили, что с увеличением уровня генерализованного доверия меняется направление связи между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенностью жизнью. Более наглядно это представлено в табл.

Рис. 2. Интеракция между уровнем доверия и аккультурационным ожиданием «интеграция» при предсказании удовлетворенности жизнью

Таким образом, полученные данные на уровне тенденции указывают на то, что генерализованное доверие оказывает влияние на связь между аккультурационным ожиданием принимающего населения «интеграция» и удовлетворенностью жизнью. Следовательно, общая гипотеза о том, что генерализованное доверие является модератором связи между аккультурационным ожиданием «интеграция» и удовлетворенности жизнью, полностью подтвердилась.

Таблица

Связь между аккультурационным
ожиданием «интеграция»
и субъективным благополучием
в зависимости от уровня доверия

Доверие

в

se

t

Р

2,65

-0,20

0,122

-1,67

0,09+

3,23

0,03

0,108

0,30

0,77

3,82

0,27

0,164

1,63

0,10+

Примечание. + — р <= 0,10 (связь на уровне тенденции)

Обсуждение результатов
исследования

Таким образом, выдвинутые нами гипотезы подтвердились. Как мы и предполагали, генерализованное доверие явилось модератором связи аккультурационного ожидания «интеграция» и удовлетворенности жизнью. Это означает, что при высоком уровне генерализованного доверия в случае предпочтении аккультурационного ожидания «интеграция» индивид будет более удовлетворен своей жизнью, чем при низком доверии и предпочтении данного аккультурационного ожидания. Возникает вопрос, почему интеграция мигрантов имеет значение для удовлетворенности жизнью принимающего населения? Дело в том, что в поликультурной среде (какой и является Москва) представители большинства контактируют с представителями других этнических групп в различных сферах жизни и частота межэтнических контактов высока. Следовательно, те индивиды, которые ориентированы на интеграцию, будут лучше находить общий язык с окружением в полиэтнической среде. Такие индивиды более открыты к новому, они принимают культурное разнообразие и, как следствие, ощущают себя вполне комфортно в условиях по- лиэтничности. У подобных индивидов ниже межгрупповая тревожность, выше воспринимаемая безопасность, и, как следствие, они в целом более удовлетворены жизнью и счастливы. Они будут более открыты не только к представителям иноэтнических групп, но и к другим людям вообще, следовательно, им будет легче адаптироваться в социуме, находить общей язык с окружающими, располагать других к себе и, как следствие, они будут более счастливы. Но для поддержания позитивных межкультурных отношений важно, чтобы индивиды доверяли друг другу. Доверие, в свою очередь, является основой социально­психологического капитала личности, который понимается как «системно организованный и сбалансированный ресурс социально-психологических отношений личности к обществу в целом и к своему непосредственному окружению, основанный на доверии и способствующий повышению субъективного благополучия и адаптированности личности в обществе» [7; 10]. Он способствует кооперации, сотрудничеству между индивидами, что позволяет им достигать больших успехов в своей жизни с меньшими затратами. Таким образом, благодаря этому возникающие межличностные и межгрупповые отношения составляют ресурс — социальный капитал, необходимый для более эффективного решения повседневных задач группами и индивидами [34]. Неслучайно в 83 исследованиях на группах мигрантов бикультурализм (интеграция) позитивно связан с субъективным благополучием и удовлетворенностью жизнью, поскольку мигранты, располагая ресурсами своей группы, могут использовать ресурсы доминирующей группы, что ведет к их скорейшей адаптации и удовлетворенности жизнью [5; 31]. В связи с этим можно предположить, что если члены принимающего общества будут так же активно взаимодействовать с иноэтническими группами, то смогут рассчитывать на ресурсы этих групп, что может способствовать их субъективному благополучию и удовлетворенности жизнью.

Однако аккультурационное ожидание «интеграция» не будет способствовать удовлетворенности жизнью принимающего населения в той среде , где наблюдается низкий уровень социального капитала и его основы — генера­лизованного доверия, а также там, где количество межэтнических контактов низкое, поскольку нет высокого влияния иноэтнических групп на жизнь представителей принимающего общества. Соответственно, в такой среде интеграция мигрантов не будет иметь значения для удовлетворенности жизнью принимающего общества.

Для лучшего понимания того, почему это так важно для межкультурных отношений, необходимо отметить, что одной из функций доверия является функция интеграции, выступающая условием консолидации любого общества [9; 33; 34]. То есть благодаря доверию люди готовы к расширению контактов, сотрудничеству, оказанию помощи и поддержки окружающим, в том числе представителям других этнических групп. А это, в свою очередь, способствует тому, что снижаются предрассудки, предубеждения, тревожность по отношению к мигрантам, что облегчает процесс межкультурного взаимодействия [25]. Таким образом, доверие выступает ресурсом в построении поликультурного общества [7; 35].

Заключение

В данном исследовании показано, что генерализованное доверие является важным контекстуальным условием интеграции в поликультурном обществе, а также удовлетворенности жизнью принимающего населения. Согласно результатам исследования, генерализованное доверие является модератором связи ориентации на аккультурационное ожидание «интеграция» у представителей принимающего населения и их удовлетворенности жизнью. Если индивид ожидает от мигрантов интеграции в принимающее общество и при этом он в целом доверяет окружающим, то уровень его удовлетворенности жизнью будет высоким. Напротив, если индивид согласен с тем, что мигранты должны интегрироваться в принимающее общество, но при этом он в целом мало доверяет окружающим, то уровень его удовлетворенности жизнью будет низким. Мы также описали психологический механизм данной модерации, в основе которого, согласно нашим представлениям, лежит сохранение или нарушение баланса между установками индивида.

Как известно, генерализованное доверие — ядро социального капитала [34; 35], соответственно мы можем предположить, что социальный капитал общества является наиважнейшим условием интеграции мигрантов. Если в обществе с низким уровнем социального капитала проводить политику интеграции, это может снизить удовлетворенность жизнью принимающего населения, субъективное благополучие его членов и, напротив, — повысить воспринимаемую угрозу, поскольку такая политика не будет согласовываться с базовыми установками представителей общества, в основе которых лежит недоверие.

Из всего вышесказанного следует, что если в поликультурном обществе наблюдается высокий уровень доверия, социального капитала, то аккультурационное ожидание «интеграция» будет способствовать субъективному благополучию, а следовательно, принимающее население будет отдавать большее предпочтение данному аккультурационному ожиданию.

 

 

 

 

Литература

  1. Андреева Г.М., Богомолова Н.Н., Петровская Л.А. Зарубежная социальная психология ХХ столетия. Теоретические подходы. М.: Аспект Пресс, 2002. 174 с.
  2. Доверие и недоверие в условиях развития гражданского общества / Под ред. А.Б. Купрейченко, И.В. Мерсияновой. М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2013. 564 с.
  3. Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. 464 с.
  4. Лебедева Н.М., Татарко А.Н., Берри Дж.У. Социально-психологические основы мультикультурализма: проверка гипотез о межкультурном взаимодействии в российском контексте // Психологический журнал. 2016. Т. 37. № 2. С. 92—104.
  5. Лепшокова З.Х. Стратегии адаптации мигрантов и их психологическое благополучие (на примере Москвы и Северного Кавказа): Монография. М.: Грифон, 2012. 192 с.
  6. Осин Е.Н., Леонтьев Д.А. Апробация русскоязычных версий двух шкал экспресс- оценки субъективного благополучия [Электронный ресурс] // Материалы III Всероссийского социологического конгресса. Институт социологии РАН, Российское общество социологов, 2008. URL: http://www.isras.ru/abstract_ bank/1210190841.pdf (дата обращения: 30.05.2016)
  7. Татарко А.Н. Социально-психологический капитал личности в поликультурном обществе. М.: Институт психологии РАН, 2014. 384 c.
  8. Akay A., Constant A., Giulietti C., Guzi M. Ethnic diversity and well-being // Journal of Population Economics. 2017. Vol. 30. No. 1. P. 265—306. doi: 10.1007/s00148-016- 0618-8
  9. Almond G., Verba S. The Civic Culture: Political Attitudes in Five Western Democracies. NJ: Princeton University Press, 1963. 574 p. doi: 10.1515/9781400874569
  10. Berry J.W. Attitudes towards immigrants and ethnocultural groups in Canada // International Journal of Intercultural Relations, 2006. Vol. 30. P. 719—734. doi: 10.1016/j. ijintrel.2006.06.004
  11. Berry J.W. Integration and Multiculturalism: Ways towards social Solidarity // Papers on Social Representations. 2011. Vol. 20. No. 1. P. 1—20.
  12. Berry J.W. Comparative analysis of Canadian multiculturalism policy and the multiculturalism policies of other countries // Psychology in Russia: State of the Art. 2016. Vol. 9. No. 1. P. 4—23. doi: 10.11621/pir.2016.0101
  13. Cartwright D., Harary F. Structural balance: a generalization of Heider’s theory // Psychological Review. 1956. Vol. 63. P. 277—293.
  14. Chang W.C. Social capital and subjective happiness in Taiwan. // International Journal of Social Economics. 2009. Vol. 36(8). P. 844—868. doi: 10.1108/03068290910967118
  15. Dinesen P.T., Hooghe M. When in Rome, Do as the Romans Do: The Acculturation of Generalized Trust among Immigrants in Western Europe // The International Migration Review. 2010. Vol. 44. No. 3. P. 697—727. doi: 10.1111/j.1747-7379.2010.00822.x
  16. Ferrin D.L., Bligh M.C., Kohles J.C. Can I Trust You to Trust Me?: A Theory of Trust, Monitoring, and Cooperation in Interpersonal and Intergroup Relationships // Group & Organization Management. 2007. Vol. 32. No. 4. P. 465—499. doi: 10.1177/1059601106293960
  17. Guenzi P., Georges L. Interpersonal trust in commercial relationships: Antecedents and consequences of customer trust in the salesperson // European Journ. of Marketing. 2010. Vol. 44 (1/2). P. 114—138. doi: 10.1108/03090561011008637
  18. Helliwell J.F. How’s life? Combining individual and national variables to explain subjective well-being // Economic Modelling. 2003. Vol. 20. No. 2. P. 331—360. doi: 10.1016/S0264-9993(02)00057-3
  19. Helliwell J.F., Putnam R.D. The Social Context of Well-Being // Philosophical Transactions: Biological Sciences. 2004. Vol. 359. No. 1449. P. 1435—1446. doi: 10.1098/rstb.2004.1522
  20. Helliwell J.F., Huang H.F., Wang S. Social Capital and Well-Being in Times of Crisis // Journal of Happiness Studies. 2014. Vol. 15. No. 1. P. 145—162. doi: 10.1007/s10902-013-9441-z
  21. Helliwell J.F., Wang, S. Trust and well-being // NBER Working Papers. 2010. 44 p.
  22. Herreros F., Criado H. Social Trust, Social Capital and Perceptions of Immigration // Political studies. 2009. Vol. 57. P. 337—355. doi: 10.1111/j.1467-9248.2008.00738.x
  23. Hui H. B.P., Chen S.X., Leung C.M., Berry J.W. Facilitating adaptation and intercultural contact: The role of integration and multicultural ideology in dominant and non-dominant groups // International Journal of Intercultural Relations. 2015. Vol. 45. P. 70—84. doi: 10.1016/j.ijintrel.2015.01.002
  24. Husfeldt V. Extreme Negative Attitudes Towards Immigrants: An Analysis of Factors in Five Countries // Prospects. 2006. Vol. 36. No. 3. P. 355—374. doi: 10.1007/s11125-006-0011-6
  25. Koopmans R., Veit S. Ethnic diversity, trust, and the mediating role of positive and negative interethnic contact: A priming experiment // Social Science Research. 2014. Vol. 47. P. 91—107. doi: 10.1016/j.ssresearch.2014.03.014
  26. Kus-Harbord L., Ward C. Ethnic Russians in post-Soviet Estonia: Perceived devaluation, acculturation, well-being, and ethnic attitudes // International Perspectives in Psychology: Research, Practice, Consultation. 2015. Vol. 4. No. 1. P. 66—81. doi: 10.1037/ipp0000025
  27. Lebedeva N., Tatarko A., Berry J.W. Are intercultural contacts dangerous or profitable for person and society? Intercultural relations in Russia and Latvia // Psychology in Russia: State of the Art. 2016. Vol. 9. No. 1. P. 41—56.
  28. Lepshokova Z., Tatarko A. Intercultural relations in Kabardino-Balkaria: Does integration always lead to subjective well-being // Psychology in Russia: State of the Art. 2016. Vol. 9. No. 1. P. 57—73.
  29. Lindstrom M., Mohseni M. Social capital, political trust and self-reported psychological health: A population-based study // Social Science & Medicine. 2009. Vol. 68. No. 3. P. 436—443. doi: 10.1016/j.socscimed.2008.11.004
  30. MIRIPS Questionnaires & Presentations [Электронный ресурс] // Mutual Intercultural Relations In Plural Societies (MIRIPS). URL: http://www.victoria.ac.nz/cacr/research/ mirips/mirips-questionnaires-and-presentations (дата обращения: 23.05.2016)
  31. Nguyen A., Benet-Martínez V. Biculturalism and Adjustment A Meta-Analysis // Journal of Cross-Cultural Psychology. 2013. Vol. 44(2). P. 122—159. doi: 10.1177/0022022111435097
  32. Pfafferott I., Brown R. Acculturation preferences of majority and minority adolescents in Germany in the context of society and family // International Journal of Intercultural Relations. 2006. Vol. 30. P. 703—717. doi: 10.1016/j.ijintrel.2006.03.005
  33. Putnam R. Making democracy work: Civic Traditions in Modern Italy, Princeton, NJ: Princeton University Press, 1993. 280 p.
  34. Putnam R.D. Bowling Alone: The Collapse and Revival of American Community. NY: Simon & Schuster, 2000. 544 p. doi: 10.1145/358916.361990
  35. Putman R.D. E Pluribus Unum: Diversity and Community in the Twenty-first Century. The 2006 Johan Skytte Prize Lecture // Scandinavian Political Studies. 2007. Vol. 30. No. 2. P. 137 — 174. doi: 10.1111/j.1467-9477.2007.00176.x
  36. Rostila M. Social capital and health in European welfare regimes: a multilevel approach // Journal of European Social Policy. 2007. Vol. 17. No. 3. P. 223—239. doi: 10.1177/0958928707078366
  37. Rustenbach E. Sources of Negative Attitudes toward Immigrants in Europe: A Multi- Level Analysis // The International Migration Review. 2010.Vol. 44. No. 1. P. 53—77. doi: 10.1111/j.1747-7379.2009.00798.x
  38. Rydgren J., Sofi D., Hällsten M. Interethnic Friendship, Trust, and Tolerance: Findings from Two North Iraqi Cities // The American Journal of Sociology. 2013. Vol. 118. No. 6. P. 1650—1695. doi: 10.1086/669854
  39. Stephan W.G., Stephan C.W. An integrated Threat Theory of Prejudice // Reducing prejudice and discrimination / In S. Oscamp (ed). Lawrence Erlbaum associates, Mahwah, New Jersey, 2000. P. 23—44.
  40. Stephan W.G. Intergroup Anxiety: Theory, Research, and Practice // Personality and Social Psychology Review. 2014. Vol. 18. No. 3. P. 239—255. doi: 10.1177/1088868314530518
  41. Wang Y. Globalization Enhances Cultural Identity // Intercultural Communication Studies. 2007. Vol. 16. No. 1. P. 83—86.
  42. Yamagishi T. Trust as a form of social intelligence // Trust in society / In K.S. Cook (eds.). NewYork: RussellSageFoundation. 2001. P. 121—147.

Информация об авторах

Дубров Дмитрий Игоревич, кандидат психологических наук, научный сотрудник, Международная научно-учебная лаборатория социокультурных исследований, Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики», Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-8146-4197, e-mail: ddubrov@hse.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2465
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 1

Скачиваний

Всего: 617
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 0