Конфликтные ситуации в средних общеобразовательных учреждениях: потребности подростков и окружающих взрослых по результатам социологического исследования

78

Аннотация

Работа направлена на прояснение актуальной ситуации и выявление трудностей при разрешении конфликтов с участием подростков в средних образовательных учреждениях Российской Федерации. Представлены результаты эмпирического исследования, полученные на четырех выборках: учащиеся подростки (N=136438, возраст от 14 до 17 лет), родители подростков от 12 до 17 лет (N=123870), педагоги (N=41299), специалисты по работе с подростками (N=40052). Исследование проводилось методом онлайн-опроса, для которого были разработаны 4 инструментария, ориентированные на целевые группы. Вследствие отсутствия единого алгоритма разрешения конфликтных ситуаций в образовательных учреждениях выявлена актуальная информация об участниках конфликтов, способах решения, причинах отказа подростков от обращения за помощью, запросах родителей, педагогов и специалистов, а также трудности, возникающие в процессе. Даны рекомендации относительно реализации мер по разрешению конфликтов с участием подростков. Полученные данные могут быть использованы для усовершенствования процессов разрешения конфликтных ситуаций в образовательных учреждениях и разработки документа, регламентирующего алгоритм действий при возникновении конфликтов с участием подростков в образовательных учреждениях.

Общая информация

Ключевые слова: анализ конфликтов, конфликтная ситуация, безопасность детства, буллинг, общеобразовательная школа, учащиеся, подростки

Рубрика издания: Возрастная психология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/ssc.2022030402

Благодарности. Авторы благодарят за сотрудничество и поддержку в реализации сбора данных Аппарат Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка в лице Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Марии Алексеевны Львовой-Беловой; за поддержку в проведении исследования – Министерство просвещения Российской Федерации и АНО Центр развития социальных проектов; за ресурсные возможности – Социологическую клинику прикладных исследований СПбГУ и ресурсный центр «Центр социологических и интернет-исследований»; за экспертную поддержку – Региональную общественную организацию социальных проектов в сфере благополучия населения «Стеллит».

Получена: 17.12.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Лялина И.Н., Золотова А.М., Русакова М.М. Конфликтные ситуации в средних общеобразовательных учреждениях: потребности подростков и окружающих взрослых по результатам социологического исследования [Электронный ресурс] // Социальные науки и детство. 2022. Том 3. № 4. С. 20–40. DOI: 10.17759/ssc.2022030402

Полный текст

Введение

Различные социальные институты находятся под постоянным влиянием кризисных изменений общества, и образовательные учреждения не являются исключением. Образовательные учреждения помимо выполнения своей основной функции – обучения – являются важным местом социализации детей. Так, роль школы в данном процессе заключается не только в передаче умений и знаний ученикам, но и в способствовании усвоению моральных норм, ценностей, а также навыков группового поведения. Подростки учатся следовать нормам и правилам, сложившимся в обществе, формировать собственную позицию и включаться в социальные связи [11].

Подростки в возрасте 14–17 лет подвержены влиянию специфических факторов, присущих данной возрастной группе. С одной стороны, подростковый возраст отличается ростом самостоятельности индивида, более разнообразными и содержательными отношениями с другими подростками и взрослыми, расширением сферы деятельности. С другой стороны, для этого возрастного периода свойственны и негативные проявления, определяющие характер его поведения по отношению к другим. Данный период отличается выходом индивида на качественно новую социальную позицию, в которой формируются его сознательное отношение к себе как члену общества и его образ жизни [14].

В процессе обучения подростки взаимодействуют с педагогами, сотрудниками школы, одноклассниками и другими учениками. Нередко у них возникают недопонимания, сложности в построении благоприятных отношений, что приводит к конфликтам. Их разрешение представляется непростой задачей как для учеников, так и для взрослых, которые их окружают. В связи с этим одной из актуальных тем является изучение конфликтов внутри системы образования, в частности среди обучающихся средних образовательных учреждений и окружающих их взрослых, а также способов их разрешения. В данной статье основное внимание направлено на два вида конфликтов с участием подростков в возрасте 14–17 лет: «ученик–ученик» и «ученик–учитель».

Конфликты в школьной среде и процесс их разрешения изучаются во многих странах мира. В Российской Федерации в целях более успешного разрешения конфликтов в учебных заведениях развивается система школьных служб медиации. На данный момент службы существуют во многих городах и регионах страны, например, в Москве, Казани, Великом Новгороде, Тюмени, Волгограде и других. Медиация в школах реализуется в разных вариантах: примирительные программы могут проводиться специалистом (психологом или социальным педагогом), специалист может привлекать к своей работе нескольких подростков или курировать группу учеников, проводящих примирительные встречи самостоятельно. Последний формат был назван «школьной службой примирения» [6]. Н.В. Гордиенко, В.Г. Кирсанова и Л.А. Першина отметили успешную реализацию данного формата в одной из школ Московской области, где наблюдалось снижение распространенности случаев буллинга и повышение уровня доверия взрослым в разрешении конфликтов после введения школьной службы примирения [5]. Несмотря на успешность служб медиации в школах, данная практика пока не представлена повсеместно.

В других странах широкое распространение приобретает иной вариант разрешения конфликтов в учебных заведениях – посредством применения единого алгоритма поведения в конфликтных ситуациях «Политика безопасности детей». По определению Благотворительного Фонда «Галактика», подготовившего брошюру «В надежных руках: политика обеспечения безопасности детей в организациях»: «Политика безопасности детей – система практических мер и алгоритмов, которая помогает организации предотвращать, выявлять и ответственно реагировать на неприемлемое поведение и насилие в отношении детей» [4]. Зарубежные исследования политики безопасности детей показывают актуальность дальнейшей разработки данной тематики. Большинство исследований по безопасности детей и, соответственно, политике безопасности проводятся и создаются в образовательных организациях (S. Febriantina, R. Wijayanti, 2018; Bryan L. Sykes, Alex R. Piquero, Jason P. Gioviano, 2017) [19; 22]. Отдельным направлением является изучение безопасности детей в спортивных и волонтерских организациях (Maria Papaefstathiou, Daniel Rhind, Celia Brackenridge, 2012; B. Rulofs, S. Feiler, L. Rossi, I. Hartmann-Tews, C. Breuer, 2019) [20; 21]. Ряд статей по тематике политики безопасности и защиты детей посвящен работе служб по защите детей, а именно – взаимодействию социальных работников с семьями и детьми, качеству предоставляемых услуг и различным неприемлемым ситуациям, происходящим в этих взаимодействиях (Noor Al-Qaysi, 2018) [18].

В России изучение различных аспектов конфликтных ситуаций в школе среди подростков широко распространено среди различных ученых психологических, социологических и педагогических наук. Многие исследователи, такие как М.М. Рыбакова, Н.И. Самоукина, С.М. Березин, В.М. Афонькина, З.О. Тургиев, А.К. Шамина, В.В. Мелетичев, изучают причины возникновения конфликтов во взаимодействии учащегося и учителя. Повышенное внимание направлено на работу службы медиации в образовательных учреждениях, проводятся исследования по определению результативности и перспектив данного инструмента [5; 17]. Другим аспектом изучения разрешения конфликтов является профессиональная деятельность классного руководителя (субъекты конфликтов и трудности с точки зрения классного руководителя) и других учителей [1; 8]. А.Э. Сулейманкадиева и П.П. Дергаль определили также методы педагогов по разрешению конфликтов с учениками, к которым относятся, например, выявление причин возникшей ситуации, оказание помощи учащемуся при необходимости, выработка четких условий дальнейшего взаимодействия и следование им, изучение дополнительной информации и ее применение для разрешения конфликта [16].

Кроме того, исследуются стратегии поведения подростков в конфликтных ситуациях. Ученые выделили различные алгоритмы действий подростков, а также установили, что значительная доля подростков не склонна обращаться за помощью в случае конфликта, а немалая доля затрудняется в выборе стратегии разрешения конфликтной ситуации [2; 3; 7; 9]. С.В. Киселева подчеркнула необходимость создания определенной схемы действий в конфликтных ситуациях сотрудниками школы и преподавателями совместно с учениками для понимания последовательности разрешения конфликтных ситуаций [10].

Отдельное внимание направлено на исследование буллинга и поведение пострадавших от него подростков. М.В. Сафронова установила, что, предполагая возможность такой ситуации, большинство подростков готовы обратиться за помощью в случае ее возникновения преимущественно к семье или к сверстникам, однако в действительности немногие следуют такой стратегии [15]. Это подтверждается данными исследования Г.Е. Приорова, Ю.И. Кутуева и Е.М. Приоровой, которое показало, что многие подростки, столкнувшиеся с буллингом в школе, стараются игнорировать ситуацию. Это связано со страхом усугубления проблемы, уверенностью, что жалобы неприемлемы, а также с отсутствием знаний о том, как правильно действовать в сложившейся ситуации [13].

Таким образом, в Российской Федерации существуют разные способы работы с подростками в конфликтных ситуациях в школе. Однако единая система разрешения конфликтных ситуаций отсутствует, в связи с чем могут возникать трудности с определением наиболее подходящего порядка действий в случае возникновения конфликта, что приводит к его неразрешению и дальнейшим рискам для подростка. В данной статье ставится проблема отсутствия единого алгоритма для разрешения конфликтных ситуаций с участием подростков в школе. Для ее решения необходимо получить актуальную информацию о разрешении конфликтных ситуаций и возникающих при этом трудностях.

Цели

  1. Выявить актуальную информацию и трудности в разрешении конфликтных ситуаций с участием подростков в средних образовательных учреждениях Российской Федерации.
  2. Вывести рекомендации относительно реализации мер по разрешению конфликтов с участием подростков.

Задачи

  1. Изучить документальные источники и научные публикации по теме исследования;
  2. Определить наиболее распространенные проблемы подростков в средних образовательных учреждениях;
  3. Определить участников конфликтов с подростками в средних образовательных учреждениях;
  4. Определить способы разрешения конфликтных ситуаций с участием подростков в средних образовательных учреждениях;
  5. Выявить причины отказа подростков от обращения за помощью;
  6. Выявить запросы взрослых для разрешения конфликтов в школе.

Исследование было проведено в рамках реализации стратегической программы «Подростки России». Исследовательским коллективом Социологической клиники прикладных исследований СпбГУ совместно с Ресурсным центром «Центр социологических и интернет-исследований» СпбГУ было организовано и реализовано социологическое исследование «Подростки 360», направленное на формирование комплексного образа современных подростков России, а также институтов, задачей которых является повышение эффективности системной работы с подростками. Однако в настоящей статье используются данные, относящиеся к установленной проблематике.

Программа исследования

Этапы исследования

Исследование включало в себя несколько этапов. Для его реализации была применена комбинированная стратегия, которая подразумевает совмещение качественных и количественных методов исследования.

Первый этап исследования был качественным. Он проходил в рамках проекта Социологической клиники прикладных исследований СпбГУ в сентябре–декабре 2021 года и включал в себя несколько фокус-групп с учащимися подростками и молодежью. Результатом данного этапа стало формулирование ключевых исследовательских вопросов и направлений дальнейшего исследования, а также разработка концептуальных моделей образа жизни и субъективного восприятия благополучия подростков. Впоследствии данные результаты послужили основой для проведения количественного исследования «Подростки 360», которое реализовано методом онлайн-опроса.

Количественный этап проводился с июня по октябрь 2022 года и включал в себя проведение нескольких онлайн-опросов. Учитывая сегментацию целевых групп проекта, было разработано четыре инструментария. Они состояли не только из уникальных наборов переменных и индикаторов, но и сквозных переменных, которые были необходимы для последующего комплексного анализа ключевых вопросов исследования.

Таким образом, итоговый инструментарий включал в себя:

  1. Онлайн-опрос для учащихся подростков в возрасте от 14 до 17 лет.
  2. Онлайн-опрос для родителей подростков в возрасте от 12 до 17 лет.
  3. Онлайн-опрос для педагогов средних общеобразовательных школ, лицеев, гимназий, школ-интернатов, специализированных/коррекционных школ.
  4. Онлайн-опрос для специалистов в области оказания профессиональной помощи подросткам в возрасте от 14 до 17 лет.

В анкетах использовался комфортный для целевой группы язык и стиль коммуникации. Так, анкета для подростков включала обращение к респонденту на «ты», простые речевые обороты, неологизмы и «слэнговые» слова, emoji, мемы, распространенные в молодежной среде, и gif–изображения.

Конструирование анкет и сбор ответов проводились с использованием платформы «Анкетолог». Платформа установлена на сервере Ресурсного центра «Центр социологических и интернет-исследований» Санкт-Петербургского государственного университета. Чистка массива, обработка и анализ данных производились с помощью программного обеспечения IBM SPSS Statistics. Для количественных данных использовался частотный анализ с построением линейных распределений, сравнение средних.

Описание выборки

В исследовании применялась стихийная выборка. Методом ее наполнения являлась потоковая выборка, которая подразумевала под собой размещение ссылок на анкеты на различных интернет-платформах, порталах, в социальных сетях и каналах внутренних рассылок. В исследовании приняли участие подростки в возрасте от 14 до 17 лет, родители подростков от 12 до 17 лет, педагоги и специалисты по работе с подростками из 86 регионов.

По окончании сбора данных по целевым группам было собрано:

  • подростки – 136438 полных анкет;
  • родители подростков – 123870 полных анкет;
  • педагоги – 41299 полных анкет;
  • специалисты по работе с подростками – 40052 полные анкеты.

Место жительства большей части респондентов из числа подростков – малые города численностью до 500 тыс. человек. Большинство респондентов из числа родителей подростков, педагогов и специалистов при этом проживают в сельской местности. На города-миллионники приходится наименьшая доля выборки подростков, родителей и педагогов. Выборочная совокупность в отношении подростков распределена следующим образом: 61% респондентов – девушки, 39% – юноши. Среди специалистов, родителей и педагогов, принявших участие в исследовании, подавляющее большинство является женщинами.

Стихийную разновидность выборки целесообразно отнести к ограничениям исследования, так как в ходе анализа были выявлены смещения выборки по половой и региональной представленности респондентов. Данные смещения накладывают ограничение на репрезентативность выборки и возможности экстраполяции выводов исследования (см. приложение).

Результаты и обсуждение

Оценка распространенности конфликтных ситуаций

Как педагоги, так и специалисты, работающие с детьми, оценивают трудности построения отношений со сверстниками как одну из наиболее острых проблем подростков. По оценкам обеих групп респондентов, эта проблема заняла второе место по актуальности (рис. 1). Среднее значение оценки ее остроты у педагогов – 3,18 по пятибалльной шкале. Серьезнее они оценивают только успеваемость и учебную нагрузку – 3,28. У специалистов среднее значение оценки актуальности проблемы отношений подростков со сверстниками составляет 3,67. Она уступает только отношениям с родителями и другими родственниками – 3,74.

Рис. 1. Распределение ответов на вопрос «Оцените, насколько остро, по Вашему мнению, стоят проблемы современных подростков в следующих сферах жизни (где 1 – совсем не стоят, 5 – стоят очень остро)» (N=55351)

Также классным руководителям предлагалось оценить, какая доля их класса сталкивается с теми или иными проблемами.

Склонность к проявлению агрессии по отношению к сверстникам у нескольких учеников отмечал 31% классных руководителей, а полное отсутствие данной проблемы в классе – 60%. Проявление агрессии по отношению к учителям распространено в меньшей степени. 20% классных руководителей отметили, что ее проявляют несколько человек из класса, а отсутствие проблемы – 69%. По мнению респондентов, асоциальность практически не бывает свойственна всем ученикам в классе или половине из них. Эти варианты отметили менее половины процента опрашиваемых. При этом 20% классных руководителей отметили, что несколько человек в их классе склонны к асоциальному поведению. 74% респондентов обозначили, что асоциальности как проблемы в их классах нет. Также большинство классных руководителей (83%) обозначили полное отсутствие буллинга в своих классах. И только 9% опрашиваемых отметили, что в их работе буллингу со стороны школьного коллектива подвергались хотя бы несколько человек из класса.

Такие проблемы, как проявление агрессии по отношению к сверстникам и учителям, асоциальность, буллинг, могут проявляться неявно, а потому есть вероятность неосведомленности классных руководителей об их наличии и распространенности в классе. Даже имея актуальность лишь для небольшой доли класса, вышеобозначенные проблемы оказывают влияние на школьный климат, делая его более конфликтным, создавая благоприятную среду для новых конфликтов.

Стороны конфликта в образовательном учреждении

В школе у подростков могут происходить конфликты с учителями и другими сотрудниками школы, одноклассниками и другими учениками, а также с их родителями. Чаще всего конфликты случаются с одноклассниками и учителями. Конфликты с одноклассниками хотя бы раз были у 73% подростков. С учителями – у 63% подростков. Также достаточно распространены конфликты с другими учениками: 50% подростков имели такой опыт хотя бы один раз. Кроме того, чуть более трети подростков (36%) не менее одного раза вступали в конфликт с сотрудниками школы, не являющимися преподавателями. Реже всего встречаются конфликты с родителями одноклассников или других учеников – у 16%.

Важно заметить, что подросток не всегда может корректно оценивать конфликтную ситуацию. Он может быть неспособен правильно определить причины ее возникновения, оценить свои возможности в разрешении ситуации и необходимость обращения к взрослому. Кроме того, конфликт может происходить с подростком впервые, что осложнит его оценку. Это, в свою очередь, может стать причиной отказа от обращения за помощью при ее необходимости.

Стратегии подростков в разрешении конфликтов в школе

Решение некоторых конфликтных ситуаций вызывает затруднения у подростков. Из тех, кто имел подобный опыт, часть не обращается за помощью к кому-либо. В таком случае они или стараются самостоятельно разрешить конфликт (35%), или, наоборот, перестают прикладывать к этому усилия (7%). Если подростки ищут помощи вследствие конфликтной ситуации в школе, то чаще всего они обращаются к родителям – в 38% случаев (рис. 2).

Самыми распространенными проблемами, с которыми подростки обращаются к родителям, являются: конфликты и трудности построения отношений в школе – 30%; взаимоотношения со сверстниками – 13%; успеваемость в школе и сложности с выполнением домашних заданий – 13%.

Однако друзья и классный руководитель практически так же часто, как и родители, выступают в роли доверительного лица (рис. 3). К друзьям обращаются 33% подростков, к классному руководителю – 27%. Реже всего подростки обращаются к школьному психологу – лишь в 2% случаев, что может говорить как о недоверии подростков специалисту, так и об отсутствии представления о помощи, которую он может оказать в разрешении конфликтной ситуации.

Рис. 2. Распределение ответов на вопрос «Если конфликт с кем-либо в школе зашел в тупик, и ты не можешь самостоятельно его решить, как ты обычно поступаешь?», учитываются ответы тех, кто обращается за помощью (N=52823)

Таким образом, у подростков существуют три приблизительно равные по значимости стратегии разрешения конфликтов посредством обращения к третьим лицам: к родителям, друзьям и классному руководителю. С одной стороны, это показывает наличие у ребенка возможности обратиться за помощью, а также наличие различных вариантов, с другой стороны, – отсутствие единой системы разрешения конфликтных ситуаций. Подросток проводит большую часть времени в школе и взаимодействует с другими людьми. И именно вопросы взаимодействия с другими людьми становятся главной причиной обращения за помощью к родителям.

Причины отказа подростков от обращения за помощью

Родители, педагоги и специалисты, работающие с детьми, склонны выделять одни и те же причины отказа подростков от обращения за помощью в случае возникновения трудностей в разрешении конфликтной ситуации. Так, к ним можно отнести неосознание подростком наличия у него проблем, боязнь осуждения со стороны окружения, а также усугубления проблемы в случае обращения к взрослым за помощью (рис. 3). Также значительная доля опрошенных отметила, что школьники не всегда знают, где они могут получить помощь, и что для этого нужно предпринять.

Рис. 3. Распределение ответов на вопрос «Оцените, исходя из Вашего опыта и опыта коллег, насколько справедливы следующие утверждения о причинах необращения подростков за помощью?» (представлена сумма распределений: 1 – абсолютно согласен и 2 – скорее согласен, N=179210)

Большинство подростков отмечают в качестве причины отказа от обращения к специалистам отсутствие необходимости в получении помощи (рис. 4), однако этот вариант может включать в себя неосознание необходимости, боязнь осуждения и возможного усугубления проблемы.

Рис. 4. Распределение ответов на вопрос «Скажи, пожалуйста, почему ты никогда не обращался(-ась) к психологу? Выбери все подходящие тебе варианты», % (N=115275)

Стратегии подростков в разрешении конфликтов в школе по мнению взрослых

Одной из стратегий разрешения конфликтов является привлечение третьих лиц, способных их урегулировать. За помощью может обращаться как сам подросток, так и его доверительное лицо.

Так, большинство специалистов и педагогов уверены, что в ситуации необходимости оказания помощи подростку необходимо привлечь к разрешению проблемы его родителей или опекунов (рис. 5).

Рис. 5. Распределение ответов на вопрос «Оцените, насколько Вы согласны со следующими утверждениями о работе с подростками…» (представлена сумма распределений: 1 – абсолютно согласен и 2 – скорее согласен), % (N=55351)

Педагоги чаще всего привлекают к работе с учениками, нуждающимися в помощи, их родителей (рис. 6). Реже – сотрудников учебного учреждения, а именно – других педагогов и школьного психолога.

Наиболее редко привлекаются специалисты из других организаций. Это может объясняться тем, что к некоторым специалистам, работающим в узкой области, можно обратиться лишь при наличии особых условий, например, в ситуации совершения подростком правонарушения или в случае подтвержденной трудной жизненной ситуации. Также большую роль здесь играет отсутствие у педагогов полномочий для привлечения сотрудников из других организаций для оказания помощи подростку.

Рис. 6. Распределение ответов на вопрос «Скажите, как часто Вам приходилось привлекать к работе с учениками, нуждающимися в помощи, следующих людей?», % (N=41299)

Родители реагируют на сообщение о проблеме ребенка по-разному. 51% родителей полностью принимают проблему и способствуют ее разрешению самостоятельно или с помощью специалистов и педагогов (рис. 7). Пятая часть респондентов принимают проблему, однако не участвуют в ее разрешении. Не понимают проблемы, не придавая ей значения – 22%, отрицают проблему – 7% родителей.

 

 

Рис. 7. Распределение ответов на вопрос «Исходя из Вашего опыта, как чаще всего реагируют родители/опекуны подростка, который нуждается в помощи?», % (N=41299)

 

Таким образом, существует четыре приблизительно в равной степени распространенные тактики реагирования родителями на сообщение о наличии у их ребенка какой-либо проблемы:

  1. принятие проблемы и разрешение ее со специалистами,
  2. принятие проблемы и попытка разрешить ее самостоятельно,
  3. проявление незаинтересованности в разрешении проблемы,
  4. непринятие проблемы и определение ее как незначимой.

Информационные запросы взрослого окружения подростков

Возникновение сложностей в разрешении конфликтных ситуаций может объясняться недостатком знаний о трудностях, с которыми сталкиваются подростки, об особенностях их жизни. Родители подростков заинтересованы в получении дополнительных знаний по некоторым аспектам жизни их детей. Одни из наиболее распространенных запросов связаны с конфликтами и взаимоотношениями подростков в учебных заведениях.

В первую очередь родители (46%) нуждаются в дополнительной информации о безопасности подростков в онлайн-пространстве. В интернете подростки рискуют столкнуться с большим количеством конфликтов, в том числе с кибербуллингом, с чем им может понадобиться помощь. Практически такую же значимость (45%) имеет формирование доверительных отношений с подростками, что может осложняться конфликтами между родителями и подростками, информация по разрешению которых требуется более чем трети родителей (37%). Также чуть больше четверти родителей подростков (29%) заинтересованы в дополнительной информации о буллинге, травле в подростковых коллективах, с чем подростки могут столкнуться в учебных заведениях.

Кроме того, около 17% родителей подчеркнули, что им была бы полезна консультация по детско-родительским отношениям. У педагогов также имеются определенные информационные потребности, удовлетворение которых может качественно улучшить оказание помощи подросткам, оказавшимся в конфликтной ситуации. Так, 44% педагогов отметили, что им не хватает знаний и навыков в разрешении конфликтов родителей и подростков. 25% педагогов нуждаются в углублении знаний о буллинге и травле в подростковых коллективах. Схожие информационные потребности имеют специалисты: 44% специалистов нуждаются в знаниях о решении конфликтов между родителями и подростками, 24% – о понимании особенностей жизни подростков в целом. Можно отметить, что запросы взрослых, которые работают с детьми, очень похожи, что еще больше подчеркивает необходимость проявления внимания к сфере взаимоотношений в школе и создания мер по развитию направления по разрешению конфликтов.

Выводы

Таким образом, анализ данных, направленных на проблематику разрешения конфликтных ситуаций, продемонстрировал актуальную ситуацию и трудности, с которыми сталкиваются участники конфликтов в средних образовательных учреждениях Российской Федерации.

Конфликты с одноклассниками и учителями распространены среди большинства подростков, а окружающие подростков взрослые (родители, педагоги и специалисты) выделяют трудности построения отношений со сверстниками как одну из наиболее острых проблем подростков, что подчеркивает актуальность работы в этом направлении. Подростки нуждаются в помощи взрослых по вопросам, связанным с взаимоотношениями со сверстниками, отношениями и буллингом в школе.

Результаты подтверждают отсутствие единого алгоритма разрешения конфликтных ситуаций в школе и демонстрируют различные стратегии разрешения ситуаций, такие как обращение к родителям, друзьям, классному руководителю.

Родители, педагоги и специалисты в качестве наиболее существенных причин, приводящих к отказу подростков от обращения за помощью, выделяют неосознание подростком наличия у него проблем, боязнь осуждения со стороны окружения, а также усугубления проблемы в случае обращения и незнание о том, как поступить. Взрослые достаточно активно участвуют в жизни подростков, стремятся к еще большему вовлечению, готовы оказать помощь в случае возникновения конфликтной ситуации. Однако отсутствует четкое представление о том, какую роль должны исполнять педагоги, специалисты и родители.

Существует информационный запрос у родителей, педагогов и специалистов на разрешение конфликтных ситуаций, а также проявлений буллинга в школьных коллективах. Кроме этого, взрослые вовлечены в жизнь подростков и заинтересованы в понимании ее особенностей в целом.

Заключение

Тема разрешения конфликтных ситуаций с участием подростков в образовательных учреждениях является актуальной не только с точки зрения самих подростков, но и взрослых, а именно – родителей, педагогов и специалистов, работающих с детьми. Это демонстрируют потребности всех целевых групп исследования в знаниях о разрешении конфликтов, а также отсутствие единого алгоритма действий в таких ситуациях.

На данный момент тематика безопасности подростков в школе широко изучается, рассматривается благополучие в образовательных учреждениях, школьный климат, аспекты конфликтных ситуаций, оказание профессиональной помощи детям в случаях травли и буллинга и профилактические методы, работа службы школьной медиации. Но несмотря на широкое изучение названных тематик, в исследовательском поле недостаточно информации об эффективности вводимых практик для разрешения конфликтных ситуаций и повышения уровня безопасности детей в образовательных учреждениях страны, что не позволяет использовать наиболее успешные кейсы для масштабирования на территории Российской Федерации [12]. Оценка эффективности вводимых мер безопасности позволит сфокусироваться на успешных инструментах, а затем использовать их для профилактики и оказания помощи подросткам, а также для составления регламента ответственности среди родителей, педагогов и специалистов, работающих с детьми.

Литература

  1. Баныкина С.В., Емельянова И.Е. Управление конфликтами в школе как базовая составляющая профессиональной деятельности классного руководителя // Конференциум АСОУ: сборник научных трудов и материалов научно-практических конференций. 2015. № 1. С. 2776–2782.
  2. Беляева В.С. Конфликты между учениками в общеобразовательном учреждении и пути их разрешения // Бюллетень науки и практики. 2018. Т. 4. № 8. С. 293–297.
  3. Брижатая О.А. Диагностика стиля поведения подростков в школьных конфликтах // Материалы ежегодных конференций и Аспирантских научно-педагогических чтений «Человек в зеркале психологии. Педагогические миры – миры неравнодушных и понимающих. Наука и современность – 2018» (г. Красноярск, 27 апреля–15 мая 2018 г.). Красноярск: СибГУ им. М.Ф. Решетнева, 2018. С. 15–17.
  4. В надежных руках: политика обеспечения безопасности детей в организациях [Электронный ресурс] // Благотворительный фонд «Галактика». URL: https://drive.google.com/file/d/1mYE8aYe9bj5kc8hu64ayUIzUxd45kWg1/view (дата обращения: 2.12.2022).
  5. Гордиенко Н.В., Кирсанова В.Г., Першина Л.А. Оценка результативности работы школьной службы медиации как ресурса воспитания обучающихся // Вестник Московского государственного областного университета. Серия: Педагогика. 2022. № 3. С. 29–42. DOI:10.18384/2310-7219-2022-3-29-42
  6. Зернова Г.П. Анализ существующих подходов организации служб школьной медиации в отечественной теории и практике // История и педагогика естествознания. 2017. № 1. С. 25–32.
  7. Иванов Р.В., Ермилов К.В. Профилактика буллинга и школьных конфликтов среди подростков в условиях образовательного процесса // Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции «Образование и педагоги: перспективы развития» (г. Чебоксары, 16 октября 2020 г.). Чебоксары: ИД «Среда», 2020. С. 145–149. DOI:10.31483/r-96585
  8. Истамкулов Ж. Роль учителя при разрешении внутришкольных конфликтов // Наука и новые технологии. 2014. № 1. С. 235–238.
  9. Казарова Д.С. Конфликты в школе: причины и пути их решения // Материалы научно-практической конференции «Роль юридического сообщества и педагогических вузов в развитии медиации и школьных служб примирения (на примере Липецкой области)» (г. Липецк, 29 ноября 2016 г.). Липецк: ЛГПУ имени П.П. Семенова-Тян-Шанского, 2017. С. 47–51.
  10. Киселева С.В. Конфликты в школе и пути их разрешения // Наука и образование: новое время. 2016. № 6(17). С. 431–435.
  11. Клеменова М.А. Роль школы в социализации подростков // Личность в культуре и образовании: психологическое сопровождение, развитие, социализация: материалы всероссийской научно-практической конференции. 2014. № 1. С. 139–141.
  12. Лебедева К.А., Деркач А.М. Школьная медиация как педагогическая технология: опыт апробации // Непрерывное образование: XXI век. 2018. № 2(22). С. 66–74. DOI:10.15393/j5.art.2018.3970
  13. Приоров Г.Е., Кутуев Ю.И., Приорова Е.М. Социально-педагогическая проблема буллинга в школе как особая форма насилия и агрессии // Сборник трудов секции № 17 XXX Международной научно-практической конференции «Предотвращение. Спасение. Помощь» (г. Химки, 19 марта 2020 г.). Химки: ФГБВОУ ВО АГЗ МЧС России, 2020. С. 56–64.
  14. Самсоненко Л.С. Изучение жизненных планов у современных старшеклассников // Балканско научно обозрение. 2019. Т. 3. № 3(5). С. 58–61. DOI:10.34671/SCH.BSR.2019.0303.0014
  15. Сафронова М.В. Буллинг в образовательной среде – мифы и реальность // Мир науки, культуры, образования. 2014. № 3(46). С. 182–185.
  16. Сулейманкадиева А.Э., Дергаль П.П. Конфликты в социально-педагогическом процессе в общеобразовательной школе // Человек и вселенная. 2018. № 2(93). С. 72–79.
  17. Юферова М.А., Чернецова С.Б., Упениеце И.В. К вопросу о перспективах внедрения медиации в образовательных организациях // Сборник статей девятой международной научно-практической интернет-конференции «Дополнительное профессиональное образование в условиях модернизации» (г. Ярославль, 01 февраля–01 апреля 2017 г.). Ярославль: РИО ЯГПУ, 2017. С. 200–204.
  18. Al-Qaysi N. The Impact of Child Protection Policy on Omani Classrooms // International Journal of Information Technology and Language Studies (IJITLS). 2018. Vol. 2. Issue. 1. P. 1–11.
  19. Febriantina S., Wijayanti R. Preparing child-friendly school management // Econosains Jurnal Online Ekonomi Dan Pendidikan. 2018. No. 16(1). P. 76–83. DOI:10.21009/econosains.0161.08
  20. Papaefstathiou M., Rhind D., Brackenridge C. Child Protection in Ballet: Experiences and Views of Teachers, Administrators and Ballet Students // Child Abuse Review. 2012. Vol. 22. P. 127–141. DOI:10.1002/car.2228
  21. Rulofs B., Feiler S., Rossi L., Hartmann-Tews I., Breuer C. Child Protection in Voluntary Sports Clubs in Germany – Factors Fostering Engagement in the Prevention of Sexual Violence // Children & Society. 2019. No. 33(3). P. 270–285. DOI:10.1111/chso.12322
  22. Sykes B.L., Piquero A.R., Gioviano J.P. Adolescent Racial Discrimination and Parental Perceptions of Safety in American Neighborhoods and Schools Source // Sociological Forum, Special issue: whose lives matter?: Violence, social control, and the racial divide. 2017. Vol. 32. No. S1. P. 952–974. DOI:10.1111/socf.12364

Информация об авторах

Лялина Ирина Николаевна, аспирант (социология), Санкт-Петербургский государственный университет (ФГБОУ ВО СПбГУ), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0007-6981-823X, e-mail: st070387@student.spbu.ru

Золотова Анна Михайловна, бакалавр (социология), Санкт-Петербургский государственный университет (ФГБОУ ВО СПбГУ), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0001-8600-8374, e-mail: st087677@student.spbu.ru

Русакова Майя Михайловна, кандидат социологических наук, доцент кафедры прикладной и отраслевой социологии, факультет социологии, Санкт-Петербургский государственный университет (ФГБОУ ВО СПбГУ), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4597-2837, e-mail: m.rusakova@spbu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 546
В прошлом месяце: 61
В текущем месяце: 20

Скачиваний

Всего: 78
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 2