Портал психологических изданий PsyJournals.ru
Каталог изданий 100Рубрики 51Авторы 8677Ключевые слова 21285 Online-сборники 1 АвторамRSS RSS

Включен в Web of Science СС (ESCI)

ВАК

РИНЦ

Рейтинг Science Index РИНЦ 2018

17 место — направление «Психология»

0,663 — показатель журнала в рейтинге SCIENCE INDEX

0,878 — двухлетний импакт-фактор

CrossRef

Экспериментальная психология

Издатель: Московский государственный психолого-педагогический университет

ISSN (печатная версия): 2072-7593

ISSN (online): 2311-7036

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy

Лицензия: CC BY-NC 4.0

Издается с 2008 года

Периодичность: 4 номера в год

Доступ к электронным архивам: открытый

 

Становление экспериментальной этнопсихологии в Казахстане 1972

Джакупов С.М.
доктор психологических наук, зав. кафедрой этнической и педагогической психологии КазНУ им.Аль-Фараби, Казахстан

Мадалиева З.Б.
кандидат психологических наук, Декан факультета педагогики и психологии университета Кайнар

Полный текст

В начале ХХ века Вильгельм Вундт, основатель экспериментальной психологии, по­стулировал возможность сосуществования двух психологий: физиологической психологии и психологии народов. Понимая под физиологической психологией экспериментальную, он особо подчеркивал невозможность экспериментального изучения психологии народов (этнопсихологии). Поэтому в своем фундаментальном десятитомном исследовании «Пси­хология народов», которое считал главном трудом своей жизни, он описал метод анали­за проявлений народного духа в различных формах культуры (в языке, религии, обычаях, мифах).

Однако современная этнопсихология как особая отрасль психологической науки по­требовала создания специфических комплексных процедур исследования, которые соеди­няли бы в себе методы экспериментального и эмпирического исследований. При этом сама процедура этнопсихологического исследования обретает статус особого комплексного экспериментально-эмпирического метода. В социальной психологии уже давно исполь­зуются методы, основанные на манипуляции процедурой эмпирического исследования, в результате чего оно обретает статус полевого эксперимента с необходимыми эксперимен­тальными переменными.

Начавшийся развал советской империи в середине 80-х годов прошлого века и осла­бление бюрократического контроля науки стимулировали развитие этнопсихологических исследований в различных регионах. В Казахстане экспериментально-эмпирические иссле­дования в области этнопсихологии впервые были предприняты в рамках темы «Психологические проблемы социализации личности» на кафедре общей психологии Карагандинского государственного университета, которая была создана в 1990 году для обеспечения учебно­го процесса на единственном тогда отделении психологии, где обучение проводилось па­раллельно на казахском и русском языках.

Это было началом становления экспериментальной этнопсихологии как особой си­стемы научных знаний, которая основывается на учете специфических особенностей феноменов, обусловленных групповым характером их проявления и протекания в та­ких различных формах общностей, как народ и этнос. Социальная психология, рассматри­вая большие группы, чаще всего имеет дело с условными социальными группами, опреде­ляемыми по какому-либо одному или нескольким формальным признакам. Наличие пси­хологического контакта между членами этих групп не обязательно и не всегда возможно. В то же время этнические группы являются не только большими, но и реальными социаль­ными группами, предполагающими непрерывный непосредственный или опосредованный этнокультурой психологический контакт между отдельными представителями этноса.

Необходимо отметить, что экспериментально-эмпирические исследования этнопси­хологических феноменов и различий в познавательных процессах проводились в Казах­стане и раньше. Они связаны с интереснейшими работами М. М. Муканова по проблеме этнической детерминации речи и мышления, осуществленными в 70-х годах прошлого века (Муканов, 1972). А еще раньше в Советском Союзе подобные исследования были проведе­ны одним из выдающихся психологов XX столетия – А. Р. Лурией – в Средней Азии в 30-х годах, полное описание результатов которых ему удалось осуществить лишь спустя сорок с лишним лет (Лурия, 1974).

Экспериментально-эмпирические исследования этнопсихологических феноменов на кафедре общей психологии Карагандинского университета стали проводиться под нашим руководством одновременно по трем направлениям. Первое направление было достаточно традиционным и охватывало изучение проблемы взаимосвязи этнических стереотипов с изменяющимися в процессе интенсивной социализации человека ценностными ори­ентациями личности. Под интенсивной социализацией имелись в виду процессы обуче­ния и воспитания, специально организуемые в системе образования. Второе направление имело целью выявление собственно психологических механизмов, лежащих в основе этнопсихологических феноменов, которые сопровождают процесс социализации че­ловека в условиях обучения и воспитания в полиэтнической среде. Третье направление включало в себя исследование влияния двуязычия (билингвизма) на процесс социализа­ции, происходящий в условиях формирования и развития познавательной деятельно­сти в системе вузовского и школьного обучения. В качестве эмпирических индикаторов социализации выступили изменения этнических стереотипов, установок, ценностных ори­ентаций и убеждений человека в процессе обучения, имеющего, как правило, групповой характер.

Что касается первого направления исследований, то обнаружилось, что понятие «эт­нический стереотип» менее всего пригодно для экспериментально-эмпирического изуче­ния этнопсихологических феноменов. Оказалось, что данное понятие является более адек­ватным для социологических, в лучшем случае социально-психологических исследований этнопсихологических явлений. Как выяснилось, это было обусловлено специфическими особенностями такого типа исследований, которые направлены на изучение макродинами­ческих процессов в широком диапазоне пространственно-временных координат.

Исследования микродинамики этнопсихологических феноменов в изначально задан­ных и строго регламентированных временных и пространственных рамках социализации личности, определенных, в свою очередь, конкретными условиями учебно-воспитательного процесса, побудили нас к поиску новых понятий, адекватно отражающих содержание изуча­емых явлений. Одним из таких понятий оказался «общий фонд смысловых образований», экспериментально верифицированный нами ранее как совокупность психологических факторов, детерминирующих процессы целеобразования и мотивообразования в условиях групповой совместной деятельности (Джакупов, 1985).

Сравнительный анализ результативности познавательной деятельности студентов в процессе обучения в моноэтнических и полиэтнических группах показал различие в про­цессах формирования и развития общего фонда смысловых образований и его последую­щего присвоения каждым участником деятельности. В свою очередь, эти различия были обусловлены как этническими особенностями обучающихся, так и структурой их межэтни­ческого взаимодействия и общения. Они же определили вариативность результативности познавательной деятельности обучающихся, включенных в состав моноэтнических или по­лиэтнических групп (Джакупов, 2002).

Следующим шагом в разработке понятийного аппарата экспериментальной этнопси­хологии стало введение в научный оборот термина «этническое предубеждение». Послед­ний оказался наиболее адекватным психологическим понятием для изучения динамики изменений специфического этнопсихологического феномена, являющегося следствием присвоения индивидом общего фонда смысловых образований. Экспериментально уста­новленный нами феномен формируется в условиях обучения в полиэтнических группах, проявляя себя как специфический смысловой барьер, обусловленный этнокультурными особенностями представителей различных этносов. Кроме того, смысловой барьер, порож­дающий впоследствии этнические предубеждения, обнаруживается при сравнительном анализе этнических картин мира различных по своему этническому составу моноэтниче­ских групп (Джакупов, 2004).

Исследования, начатые нами в Караганде и проводимые по трем основным направ­лениям, отражены в различных диссертационных работах. Так, в исследовании Б. А. Ами­ровой, осуществленном в рамках первого направления в 1990–1998 годах., был разрабо­тан комплекс психодиагностических методик, позволивший изучить динамику изменений этнических предубеждений как особых этнопсихологических феноменов, которые невоз­можно было описать при помощи известных психологических понятий. Кроме того, были выявлены условия формирования и развития этнических предубеждений в процессе обуче­ния в моноэтнических и полиэтнических по составу учебных группах студентов различных факультетов. Получила подтверждение гипотеза о влиянии этнических предубеждений на результативность познавательной деятельности студентов в условиях актуализации интер­активных форм обучения в группе. Полученные нами ранее результаты исследования раз­личных по составу групп хорошо согласуются с выводами о сравнительно большей успеш­ности познавательной деятельности обучающихся в условиях полиэтнической по составу группы в сравнении с моноэтнической группой (Амирова, 1998).

В рамках второго направления этнопсихологических исследований интересные данные по наполнению психологическим содержанием феномена «этническое предубеж­дение» были получены Р. Т. Алимбаевой в работе, выполненной в 1997–2001 годах. Ею были изучены психологические механизмы и динамика изменений этнических предубеждений у детей младшего школьного возраста в условиях межэтнического взаимодействия. Неожиданным и очень важным для последующих исследований явился вывод, что уже в младшем школьном возрасте происходит этническая самоидентификация, активное фор­мирование этнического самосознания, вследствие чего дети усваивают этнокультурные стереотипы, проецируемые на них значимыми взрослыми, преимущественно учителями и родителями. Экспериментально-эмпирическим путем было выявлено, что эмоциональная модальность этнических предубеждений по отношению к этносу не влияет на положитель­ное или отрицательное принятие детьми конкретных представителей того или иного этноса в условиях полиэтнической группы. В то же время выяснилось, что на формирование и динамику этнических предубеждений детей оказывает влияние определенная модальность эмоциональных отношений к представителям различных этносов со стороны взрослых. Было показано детерминирующее влияние самого процесса и формы организации позна­вательной деятельности детей младшего школьного возраста на изменение их этнических предубеждений в ходе обучения. Также было установлено влияние степени осведомлен­ности о культуре и образе жизни различных этносов на процесс формирования этнических предубеждений (Алимбаева, 2001).

Еще один аспект исследований этнических предубеждений был реализован в дис­сертационной работе З. М. Балгимбаевой, завершенной в 2001 году. В этой работе была показана роль семьи в возникновении гендерных этнических предубеждений у детей, яв­ляющихся представителями различных этнических групп. В процессе экспериментально-эмпирических исследований было установлено, что возникновение гендерных этнических предубеждений у детей зависит от этносоциальных условий жизнедеятельности семьи. Были уточнены механизмы гендерной социализации детей в семье – идентификации, под­ражания и рефлексии. Подтвердилось предположение о наличии взаимосвязи между со­держанием гендерных этнических предубеждений членов семьи, их возрастной характе­ристикой и этнической принадлежностью. Оказались также существенными различия в содержании гендерных этнических предубеждений у представителей разных этносов от­носительно мужчин и женщин чужих этносов (Балгимбаева, 2002).

Третье направление этнопсихологических исследований, начало которым было поло­жено в Караганде, представлено тремя оригинальными научными изысканиями, выполнен­ными уже в Алматы. Они посвящены различным проявлениям этнопсихологической детер­минации личностных феноменов и свойств, обусловленных особенностями формирования и развития диалогической структуры сознания и самосознания. Предполагалось, что пси­холингвистические механизмы языка и речи билингвов (носителей двух языков) позволят в значительной мере операционализировать проблему диалогичности сознания. При этом, как показали проведенные нами исследования, личностные проблемы, детерминируемые уровнем развития этнической идентичности, чаще всего возникают у тех носителей двух языков, доминантным языком которых является язык иного этноса, чем тот, к которому они принадлежат в соответствии со своим официальным социальным статусом.

Диссертационное исследование Л. К. Комекбаевой, завершенное в 2002 году, посвя­щено изучению особенностей этнического самосознания учителей разных этнокультурных групп. Был сделан важный вывод, что этническое самосознание личности оказывает суще­ственное влияние на результаты деятельности, которая протекает в условиях полиэтни­ческого общения; подтверждена основная гипотеза об отличии этнического самосознания учителей, работающих в моноэтнической среде, от этнического самосознания учителей, работающих в полиэтнической среде, где ярче выражена диалогичность структуры сознания и самосознания, а язык общения выступает при этом одним из ведущих этнодифференци­рующих признаков. Также было показано существенное влияние педагога на развитие эт­нического самосознания учащихся. На основе полученных результатов была разработана программа тренинга межкультурного взаимодействия для преподавателей, имеющая целью развитие их этнического самосознания (Комекбаева, 2002).

Своеобразным обобщением и дальнейшим развитием обозначенной нами темы диало­гической структуры сознания и самосознания носителей двух языков в условиях поликуль­турного окружения явилась диссертационная работа И. К. Амановой. Цель исследования состояла в уточнении психологического содержания понятия самоактуализации личности и в изучении зависимости особенностей самоактуализации представителей различных этносов от их этнокультурной идентичности. Разработанная в ходе работы структурно-динамическая модель процесса самоактуализации личности позволила выявить и изучить этнопсихологические механизмы данного процесса. На основе сравнительного кросскуль­турного анализа были выявлены доминирующие типы активности личности, мотивацион­ная направленность, ценностно-смысловая ориентация представителей различных этносов (казахов, русских, евреев), проживающих в центральных регионах Казахстана (Аманова, 2004).

Логическим продолжением этого направления стала диссертационная работа Ж. Д. Жукешевой, посвященная психологическим проблемам этнокультурной маргинальности. Теоретический анализ источников по вопросам этнической идентичности показал, что определяющим индикатором зрелой, целостной идентичности является показатель
субъективной значимости этнической принадлежности; именно он и является одним из ведущих факторов в исследовании этнической идентичности, в выявлении отличий между этнической идентичностью как когнитивно-мотивационным ядром этнического самосознания и формально приписываемой этнической принадлежностью. Комплексный анализ
результатов экспериментального исследования феномена этнокультурной маргинальности свидетельствует о том, что этнокультурным маргиналам свойственна проблемность этнического самоопределения, которая выражается через двойственные идентификации, идентификацию с чужой этнической группой и незначимые этнические идентификации. Среди респондентов, испытывающих трудности этнического самоопределения, встречаются как те, для кого характерны негативные чувства, связанные с собственной этнической принадлежностью (стыд), так и те, для кого она не имеет существенного значения (Жукешева, 2005). Общий анализ результатов исследований, проведенных в рамках третьего направления, позволяет сделать выводы, что в основе феноменов этнокультурной идентичности и этнокультурной маргинальности лежат особенности диалогической структуры сознания и самосознания, которые, в свою очередь, детерминированы психолингвистическими особенностями переработки информации носителями двух языков. Сложность понимания процесса детерминации увеличивается, если учесть, что доминантный язык билингва может не соответствовать его доминантным этнокультурным личностным особенностям. В этих условиях вновь возникает необходимость в обращении к понятию «общий фонд смысловых образований» (С. М. Джакупов), которым обозначена особая психологическая реальность, формирующаяся в условиях «диалога культур» и «диалога сознаний». По всей видимости, общий фонд смысловых образований, который ранее был определен нами как основной фактор, детерминирующий процесс образования этнических предубеждений, выступает в аналогичной функции относительно феноменов этнокультурной идентичности и этнокуль­турной маргинальности. Тогда появляется возможность для количественного измерения этих феноменов как некоторой функции от степени присвоения общего фонда смысловых образований, формирующихся в условиях взаимодействия и общения индивидов в полиэт­нической и поликультурной среде.

Почти двадцатилетний опыт экспериментально-эмпирических этнопсихологических исследований в Казахстане, представленный более чем в двадцати диссертациях, позволяет говорить о том, что удалось описать ряд новых психологических феноменов, оказывающих существенное влияние на деятельность людей в различных условиях межэтнического взаи­модействия и общения.

Полученные данные позволили вплотную подойти к разработке собственно экспери­ментального метода этнопсихологии, разрушив тем самым миф о невозможности экспери­ментальной этнопсихологии, который был создан В. Вундтом. Была разработана принци­пиально новая технология этнопсихологического эксперимента на основе использования виртуальных независимых переменных (Джакупов, 2008). Это дало возможность впервые получить экспериментальное доказательство того, что этнические предубеждения являют­ся результатом формирования и развития специфических смысловых барьеров, возника­ющих в условиях межэтнического взаимодействия и общения людей. Выявлена деструк­тивная роль смысловых барьеров, оказывающих воздействие на процессы формирования и присвоения общего фонда смысловых образований в условиях совместных форм познава­тельной деятельности обучающихся. Именно смысловые образования через посредство ме­ханизмов переструктурирования личности проявляются на поведенческом уровне актив­ности субъекта в форме этнических предубеждений.

Одним из важнейших достоинств разработанного нами метода экспериментального этнопсихологического исследования является возможность использовать тестовые шка­лы традиционных психодиагностических личностных опросников в качестве индикаторов этнопсихологических феноменов, возникающих в процессе моделирования виртуальных экспериментальных моноэтнических групп. При этом последние, как показали полученные нами результаты, выступают в качестве независимых экспериментальных переменных, по­следствия изменений которых достаточно надежно фиксируются в виде изменений тесто­вых показателей зависимых переменных.

Анализ процесса формирования и развития этнопсихологических исследований в Казахстане показывает, что становлению экспериментальной этнопсихологии предше­ствовал период экспериментально-эмпирических этнопсихологических исследований, па­раллельно с которыми проводилось и проводится множество описательно-эмпирических этнопсихологических исследований. Основными предпосылками возникновения экспери­ментальной этнопсихологии в Казахстане явились, на наш взгляд, три важнейших фактора. Первый – накопление критической массы результатов экспериментально-эмпирических исследований таких этнопсихологических феноменов, как этнические предубеждения, по­влекших за собой необходимость выявления психологических механизмов, лежащих в их основе. Второй фактор – институциализация этнопсихологии в форме кафедры этнической и педагогической психологии Казахского национального университета им. аль-Фараби, единственной в своем роде кафедры на всем постсоветском пространстве. Третий – вклю­чение в номенклатуру специальностей по шифру 19.00.01 этнопсихологии наряду с общей психологией, психологией личности и историей психологии.

Ссылка для цитирования

Литература
  1. Алимбаева Р. Т. Исследование этнических предубеждений у детей младшего школьного возраста в процессе обучения. Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Алматы, 2001.
  2. Аманова И. К. Особенности самоактуализации личности в зависимости от этнокультурной идентичности. Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Алматы, 2004.
  3. Амирова Б. А. Изменение этнических предубеждений в процессе обучения. Автореф. дис. ... канд. психол. наук. Алматы, 1998.
  4. Балгимбаева З. М. Роль семьи в возникновении половых этнических предубеждений у детей: Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Алматы, 2002.
  5. Джакупов С. М. Целеобразование в совместной деятельности. Автореф. дисс. … канд. психол. наук. М., 1985.
  6. Джакупов С. М. Экспериментальные исследования этнопсихологических особенностей личности // Вестник КазНУ. Серия психологии и социологии. 2002. № 2 (9). С. 5–11.
  7. Джакупов С. М. Развитие экспериментальной этнопсихологии в Казахстане // Вестник КазНУ.  Серия психологии и социологии. 2004. № 2 (13). С. 5–11.
  8. Джакупов С. М. Развитие смысловой теории мышления в концепции совместно-диалогической познавательной деятельности // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 14. Психология. 2008. № 2. С. 180–188.
  9. Жукешева Ж. Д. Психологический феномен этнокультурной маргинальности в контексте трансформации этнической идентичности. Автореф. дисс. … канд. психол. наук. Алматы, 2005.
  10. Комекбаева Л. К. Психологические особенности этнического самосознания учителей. Автореф. дисс. ... канд. психол. наук. Алматы, 2002.
  11. Лурия А. Р. Об историческом развитии познавательных процессов. М., 1974. 172 с.
  12. Муканов М. М. Гипотеза лингвистической относительности Б. Уорфа и этнопсихология // Интеллект и речь. Алма-Ата, 1972. С. 90–100.
 
О проекте PsyJournals.ru

© 2007–2020 Портал психологических изданий PsyJournals.ru  Все права защищены

Свидетельство регистрации СМИ Эл № ФС77-66447 от 14 июля 2016 г.

Издатель: ФГБОУ ВО МГППУ

Creative Commons License

Яндекс.Метрика