Исследование направленности мотивации достижения (адаптации и трансценденции) при психической патологии

1128

Аннотация

В настоящей статье представлен анализ адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией. Представленная авторская модель мотивации достижения отражает, что в норме у человека имеются обе составляющие мотивации достижения с временным преобладанием одной из них или с равной представленностью в мотивационно-смысловой сфере человека. При психической патологии возможны либо крайнее проявление одной из тенденций, либо крайне слабая представленность обеих тенденций. Целью эмпирического исследования являлись выявление и анализ адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией. Используемая проективная методика – тест Хекхаузена – была модифицирована авторами через добавление к уже существующим ключевым категориям анализа историй испытуемых трех дополнительных категорий: «реалистичность/нереалистичность постановки цели», «продуктивность/ непродуктивность инструментальной активности, направленной на достижение цели», «цели в прошлом».

Общая информация

Ключевые слова: мотивация достижения, равновесно-динамическая модель, адаптация, трансценденция, реалистичность, нереалистичность, продуктивность, непродуктивность, инструментальная активность, цели в прошлом

DOI: https://doi.org/10.17759/cpse.2017060304

Для цитаты: Жиенбаева Н.Б., Акназаров С.А., Тапалова О.Б. Исследование направленности мотивации достижения (адаптации и трансценденции) при психической патологии [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2017. Том 6. № 3. С. 62–84. DOI: 10.17759/cpse.2017060304

Полный текст

 

В настоящей статье представлен анализ адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией. Представленная авторская модель мотивации достижения отражает, что в норме у человека имеются обе составляющие мотивации достижения с временным преобладанием одной из них или с равной представленностью в мотивационно­смысловой сфере человека. При психической патологии возможны либо крайнее проявление одной из тенденций, либо крайне слабая представленность обеих тенденций. Целью эмпирического исследования являлись выявление и анализ адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией. Используемая проективная методика - тест Хекхаузена - была модифицирована авторами через добавление к уже существующим ключевым категориям анализа историй испытуемых трех дополнительных категорий: «реалистичность/нереалистичность постановки цели», «продуктивность/ непродуктивность инструментальной активности, направленной на достижение цели», «цели в прошлом».

Введение

Исследование мотивации достижения относится к актуальным проблемам психологии, поскольку объединяет комплекс побудительных факторов, непосредственных «двигателей» деятельности. Особую актуальность эта проблема приобретает в случае недостаточности мотивации достижения либо в случае искажения компонентов мотивации по причине психологических трудностей и психической патологии.

Мы предполагаем, что мотивация достижения у людей, условно называемых психически здоровыми, принципиально отличается от мотивации достижения при психической патологии. Основанием для такого предположения служат данные клинических наблюдений и исследований ученых, занимающихся проблемами мотивации [1; 2; 3; 4; 5; 8; 11; 13; 14].

Исходя из такого предположения, мы эмпирически исследовали проявления мотивации достижения у лиц с психическими расстройствами, a также у лиц, которые могут быть отнесены к категории психически здоровых. Кроме того, мы построили модель исследуемого феномена, обладающую объяснительным потенциалом и позволяющую понять мотивационные особенности обеих категорий испытуемых (рис. 1).

Согласно Д.А. Леонтьеву, который продолжает отечественную традицию изучения личности в смысловой концепции, личностные ценности являются смыслообразующими по отношению к мотиву, в один ряд с которым ставятся также смысловые конструкты и смысловые диспозиции [10]. В настоящей статье речь пойдет только о ценностях достижения. Сразу отметим, что эта категория ценностей не является однородной.

Исследования О.С. Виндекер показывают, что в структуре мотивации достижения можно выделить две основные составляющие, связанные с адаптацией и трансценденцией, уровень развития и характер взаимодействия которых может быть различным [3].

Проанализировав данную позицию в контексте смысловой концепции личности Д.А. Леонтьева [10], мы предположили, что преобладание той или иной составляющей мотивации достижения должно быть связано с «достиженческими» смысловыми конструктами и со смысловыми диспозициями личности, которые наряду с мотивом достижения являются результатом преобладающей ценностной системы.

Если у человека преобладают ценности, связанные с адаптацией, формируются более выраженная «адаптивная» составляющая мотива достижения и соответствующие смысловые конструкты и диспозиции [8; 9]. Если же преобладают ценности, связанные с развитием и трансценденцией, формируется преобладающая «трансцендентная» составляющая и отвечающие ей смысловые конструкты и смысловые диспозиции [10; 15; 16].

Подробно изучив возможные связи и отношения между двумя составляющими мотивации достижения, мы выяснили, что в норме у человека имеются обе составляющие мотивации достижения с определенным преобладанием одной из них или примерно равной их представленностью в мотивационно-смысловой сфере человека. При психической патологии возможны либо крайнее проявление одной из тенденций при слабой представленности другой, либо крайне слабая представленность обеих тенденций. Представленная модель мотивации достижения, с нашей точки зрения, является адекватной для понимания мотивационных особенностей в норме и при психической патологии (рис. 1).

Два аспекта мотивации «достижения - развитие» и «достижения - адаптация» могут пребывать как в отношениях синергизма, так и в отношениях антагонизма. Если у человека присутствуют обе тенденции примерно в равной степени, он движим ими одновременно или поочередно. Если же устойчиво преобладает одна из составляющих, человек предпочитает либо развитие (трансценденцию), либо адаптацию. Человек здоров, пока у него присутствуют обе составляющих мотивационной сферы, находящиеся в состоянии динамичного неустойчивого равновесия. Фактор динамичности является знаком здоровья. Здоровый человек способен руководствоваться разными составляющими мотивационной сферы, переходить от реализации одних целей и ценностей к другим: от ценностей развития и самотрансценденции к ценностям адаптации и наоборот.

В ситуации психической патологии динамика этих двух мотивационных тенденций нарушена. Человек не способен менять мотивационный вектор в зависимости от требований окружающей ситуации, осознаваемых личностных, функциональных и иных ограничений. Поэтому баланс становится труднодостижимым или даже невозможным.

Адаптация, условно говоря, управляется извне (потому что ситуация требует), а трансценденция - изнутри (внутреннее личностное требование).

Рис 1. Равновесно-динамическая модель мотивации достижения 

Экспериментальное изучение адаптационного и трансцендентного векторов мотивации достижения в норме решалось нами с помощью известных адаптированных методик [6; 12; 17].

Исследование мотивации достижения в группе лиц с психической патологией представляло собой более сложную задачу с точки зрения технической реализации, поэтому для этого контингента лиц мы использовали в качестве операциональных критериев характеристики ответов испытуемых на задания теста Х. Хекхаузена [13].

Цель исследования: выявление и анализ адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией.

Задачи исследования: апробировать разработанные дополнительные практические категории к существующим ключевым категориям анализа историй, используемых в тесте Х. Хекхаузена. С помощью контент-анализа историй получить информацию о содержательной наполненности мотивации достижения.

 

Характеристика исследовательской выборки

В исследовательскую выборку были включены 3 группы испытуемых.

1-я группа. Пациенты психотерапевтического отделения и отделения экзогенных психических расстройств, пароксизмальных и кризисных состояний Республиканского научно-практического центра психиатрии, психотерапии и наркологии (РНПЦППиН). Из них:

 30 испытуемых с диагнозом «циклотимия» (F-34.0);

1 испытуемый с диагнозом «дистимия» (F-34.1);

147 испытуемых с диагнозом «невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства» (F-40-F-48), в том числе с диагнозом «неврастения» - 27 испытуемых, «обсессивно-компульсивное расстройство» -  25 человек, «недифференцированное соматоформное расстройство» - 26 человек, «ипохондрическое расстройство» -   28 испытуемых, «диссоциативные конверсионные расстройства» -  29 испытуемых, «смешанное тревожное и депрессивное расстройство» - 12 испытуемых;

   57 испытуемых с диагнозом «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления психоактивных веществ» (F-10-F-19), в том числе с диагнозом «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя» - 27 испытуемых; «психические и поведенческие расстройства вследствие употребления опиоидов» - 30.

2-я группа. 104 испытуемых - менеджеры различных казахстанских компаний.

3-я группа.150 испытуемых - студенты Казахского национального педагогического университета имени Абая и Казахской академии труда и социальных отношений.

В табл. 1 приведены социальные, профессиональные и иные показатели, дополнительно характеризующие исследовательскую выборку.

Таблица 1

Характеристика выборки

Показатели

Лица с психическими нарушениями

Менеджеры

Студенты

Возраст

абсолютное значение

20-46

28-64

19-25

x

среднее

33,1

48,4

20,7

2

7,6

8,6

2,2

Стаж работы (в годах)

абсолютное значение

-

2-29

-

среднее

-

8,7

-

ст

-

4,1

-

Мужчин

132

62

67

Женщин

133

42

83

Семейных

182

88

14

Разведенных

38

10

-

Холостых

45

6

136

Количественные показатели болезни

Количество поступлений

1-6

-

-

Длительность заболевания (в годах)

0,5-8

-

-

Наличие коморбидной патологии (количество лиц)

9

-

-

Всего лиц по группе

265

104

150

Всего лиц

519


 

Количественные показатели заболевания приведены для характеристики группы лиц с психическими нарушениями. В табл. 2 показан уровень образования лиц с психическими нарушениями.

Таблица 2

Уровень образования в группе лиц с психическими нарушениями

Уровень образования

Количество лиц

среднее образование

70

профессионально-техническое образование

67

высшее образование

126

послевузовское образование (аспирантура)

2

Всего

265

 

В целом по этой группе наблюдается соизмеримое соотношение количества лиц со средним и профессионально-техническим образованием (137) и количества лиц с высшим и послевузовским образованием (128).

Группы менеджеров и студентов представляли условную норму. Группа менеджеров прямо связана с деятельностью достижения. Группа студентов была привлечена к исследованию, так как социальная ситуация, в которую включены студенты, предполагает наличие достиженческой активности.

Методы и результаты исследования

Для определения значения и роли мотивации достижения в общей мотивационной структуре мы воспользовались тестом «Структура мотивации» [6]. Результаты по различиям количественных и качественных характеристик мотивации достижения между категориями лиц, представляющих норму и психическую патологию, были проанализированы с помощью методов математической статистики. Данные по уровню мотивации достижения у лиц, представляющих психическую патологию, мы сравнили с данными лиц, вошедших в группу условной нормы [16].

В табл. 3 представлены данные сравнения мотивации достижения у различных категорий исследуемых (указана значимость критерия Манна-Уитни).

Таблица 3

Сравнение показателей мотивации достижения между группами выборки

Группы выборки

Показатели мотивации достижения (МД)

Уровень значимости межгрупповых различий в показателях МД

 

Среднее значение

Стандартное отклонение

Менеджеры

Студенты

F-34.0

156

12,11

0,000

0,001

F-34.1

142

10,14

0,000

0,000

F—40 - F-48

158

14,59

0,016

0,027

F-10-F-19

154

11,13

0,002

0,007

Менеджеры

170

11,43

-

-

Студенты

165

13,18

-

-

 

Как видим, в показателях мотивации достижения между группами, представляющими психическую патологию, с одной стороны, и психическую норму - с другой, имеются значимые отличия.

В группе нормы (у студентов и менеджеров) средние показатели свидетельствуют о преобладании мотивации достижения. Напомним, что в тесте Мехрабиана показатели ниже 164 баллов расцениваются как свидетельство преобладания мотивации избегания неудачи, 164 и выше - преобладания мотивации достижения [17].

Во всех группах, представляющих психическую патологию, средний показатель мотивации достижения свидетельствует о преобладании мотивации избегания неудачи. При этом минимальный средний показатель - в группе лиц с диагнозом F-34.1 («дистимия»), максимальный - в группах лиц с диагнозами F-34.0 («циклотимия») и F -40-F-48 («невротические, связанные со стрессом и соматоформные расстройства»).

Таким образом, данные, имеющиеся в литературе о преобладании мотивации избегания неудачи над мотивацией достижения успеха при психических расстройствах подтвердились и в нашем эмпирическом исследовании.

В табл. 4 представлены данные корреляций между показателями потребности в достижениях (тест-опросник «Потребность в достижении цели» Ю.М. Орлова) [17] и показателями мотивации достижения (тест-опросник мотивации достижения А. Мехрабиана) [17] у лиц с циклотимией, дистимией, невротическими и соматоформными расстройствами, а также с психическими расстройствами и расстройствами поведения, связанными с употреблением психоактивных веществ. Использован коэффициент корреляции Пирсона.

Таблица 4

Связь потребности в достижениях и мотивации достижения у лиц с психическими расстройствами

Группа испытуемых

Корреляции показателей ПД и МД

Значимость

F-34.0

0,279

0,122

F-34.1

0,117

0,524

F-40-F-48

-0,156

0,395

F-10-F-19

0,255

0,159

 

Как видим из табл. 4, значимых корреляций между потребностью в достижениях и мотивацией достижения не выявлено. Этот факт указывает на существующие различия между достиженческой активностью в норме и при психической патологии.

В табл. 5 представлены данные корреляций между показателями потребности в достижениях (тест-опросник «Потребность в достижении цели» Ю. М. Орлова) и показателями мотивации достижения (тест-опросник мотивации достижения А. Мехрабиана) у студентов и менеджеров (использован коэффициент корреляции Пирсона).

Таблица 5

Связь потребности в достижениях и мотивации достижения у менеджеров и студентов

Группа испытуемых

Корреляции показателей ПД и МД

Значимость (критерий Манна-Уитни)

Менеджеры

0,586**

0,175

Студенты

0,727**

0,066

Примечание. ** - корреляция является значимой на уровне 0,01.

 

Как видим, в обеих подгруппах выявлены значимые положительные связи между потребностью в достижениях и мотивацией достижения. Другими словами, чем выше у испытуемого существующая потребность в достижениях, тем с большей вероятностью она реализуется в соответствующей мотивации достижения, и наоборот.

В норме потребность в достижениях в большинстве случаев, опредмечиваясь, является основой для формирования соответствующего мотива, тогда как при психической патологии связь потребности в достижениях и соответствующей мотивации менее однозначная.

В табл. 6 приведены данные сравнения мотивов, входящих в структуру мотивации достижения, у различных категорий исследуемых (указана значимость критерия Манна-Уитни).

Таблица 6

Сравнение показателей мотивации достижения между группами выборки

Лица с психической патологией

Лица из группы условной нормы

Менеджеры

Студенты

Познавательный мотив

F-34.0

0,000

0,000

F-34.1

0,000

0,000

F-40-F-48

0,000

0,000

F-10-F-19

0,000

0,000

Состязательный мотив

F-34.0

0,000

0,000

F-34.1

0,000

0,000

F—40-F-48

0,016

0,044

F-10-F-19

0,000

0,000

Мотив достижения успеха

F-34.0

0,000

0,000

F-34.1

0,000

0,000

F-40-F-48

0,033

0,178

F-10-F-19

0,000

0,000

Внутренний мотив

F-34.0

0,000

0,000

F-34.1

0,000

0,000

F—40-F-48

0,000

0,000

F-10-F-19

0,000

0,000

 

Лица с психической патологией

Лица из группы условной нормы

Менеджеры

Студенты

Мотив значения результатов

F-34.0

0,000

0,000

F-34.1

0,000

0,000

F-40-F-48

0,037

0,153

F-10-F-19

0,000

0,000

Мотив сложности заданий

F-34.0

0,009

0,054

F-34.1

0,000

0,000

F—40-F-48

0,000

0,000

F-10-F-19

0,000

0,000

 

Из табл. 6 видно, что по большинству мотивов показатели значимо различаются. По мотивам достижения успеха и значения результатов не выявлено значимых отличий между лицами с невротическими нарушениями и группой студентов. Сравнение по этим же мотивам с группой менеджеров выявляет различия, однако значимость их ниже, чем та, которая получена при сравнении показателей других мотивов этой группы.

Отсутствие значимых различий по мотивам достижения успеха и значения результатов между группой лиц с невротическими расстройствами и группой студентов объясняется наличием осознаваемой лицами с невротическими расстройствами потребности в достижениях, которая реализуется в безопасных ситуациях.

По мотиву сложности заданий не выявлено различий между группой лиц с диагнозом «циклотимия» и группой студентов, что связано с переоценкой своих возможностей при решении сложных заданий лицами с диагнозом «циклотимия».

Если у студентов выраженность такого мотива в мотивационной структуре личности представляется закономерной и отражает особенности социальной ситуации, в которой они находятся, то у лиц с диагнозом «циклотимия» выраженность этого мотива является отражением неадекватной оценки собственных возможностей, а его реализация не всегда приводит к достижению поставленных целей.

Для выявления специфики мотивации достижения в контексте обнаруженных на контингенте здоровых испытуемых двух тенденций - адаптации и трансценденции - мы воспользовались тестом Хекхаузена как методом, позволяющим получить более специфичную информацию о мотивации достижения по сравнению с опросниками [13].

Включение данного теста в комплекс методов эмпирического исследования мотивации достижения у испытуемых обусловлено, с одной стороны, относительной легкостью проведения исследования, с другой стороны, устоявшимся авторитетом данного метода среди специалистов в области мотивации достижения. Первый фактор был особенно значимым при проведении исследования с испытуемыми, относящимися к категории лиц с психическими нарушениями.

Для описания теоретических оснований метода, его содержания и параметров анализа исследуемого конструкта мы воспользовались практическим руководством к тесту, разработанным Л.Н. Собчик [13].

Стимульный материал, который предложил Хекхаузен, позволяет исследовать силу и направленность мотивационной сферы испытуемого. Он состоит из 6 картинок, имеющих много общего с картинками из теста ТАТ, но отличающихся тем, что на них представлены изображения ситуаций служебно-производственного характера. По созданным испытуемым рассказам на основе этих картинок экспериментатор с помощью «ключа» выделяет признаки, подсчет которых позволяет количественно представить и сравнить два ведущих мотива: 1) направленный на достижение цели и 2) направленный на избегание неудачи [13].

Е.А. Калинин и В.Г. Норакидзе в 1972 г. предложили модификацию этого метода, которая может применяться для целей как индивидуального, так и группового обследования. Обследуемому выдается лист со следующими вопросами: «1. Что здесь происходит и кто эти люди? 2. Как возникла эта ситуация, что произошло перед этим? 3. О чем думает каждый изображенный на картинке человек, чего каждый из них хочет? 4. Что произойдет дальше, чем все закончится?» [13].

Инструкция, которую получали наши испытуемые перед началом исследования, звучит практически так же, как в классическом варианте, с незначительными модификациями, связанными со временем и формой выполнения (не письменной, как в классическом варианте, а устной): «Это тест для исследования фантазии и способности к воображению. Вам будут последовательно предъявляться картинки. В Вашем распоряжении немного времени для того, чтобы рассмотреть изображение, и затем пять-десять минут для того, чтобы составить по нему историю. Сочините, пожалуйста, рассказ по каждой из 6 картинок. Я буду записывать рассказы, но не отвлекайтесь и рассказывайте в том темпе, в котором Вам удобно, желательно быстрее, чтобы уложиться по времени. Каждый раз ставятся те же 4 вопроса. Они должны помочь Вам в кратчайшее время объединить все существующие части в полную историю: опишите, какова ситуация на картине, что здесь происходит, кто эти люди; как возникла эта ситуация, что произошло перед этим; о чем думает каждый изображенный на картинке человек - чего он хочет, что произойдет дальше, чем все это закончится. Старайтесь затратить на каждую картинку не более 10 минут. В этом тесте нет правильных или неправильных ответов. Вы можете совершенно свободно придумать любую историю, какая Вам придет в голову. Рассказов может быть более одного на каждую картинку. Постарайтесь составить истории так, чтобы они были по возможности живыми и интересными. Не описывайте просто так то, что изображено на картинке. Сочините историю. Если Вы сделаете ошибку, оговоритесь, то просто исправьте этот момент и рассказывайте дальше».

Со всеми испытуемыми тестирование проводилось в отдельном помещении, где они могли себя чувствовать свободно. Обработка рассказов проводилась в точном соответствии с направлениями, указанными в практическом руководстве Л.Н. Собчик [13], где приводятся данные о среднем уровне выраженности интенсивности мотивации достижения: он соответствует 12 баллам. Также Л.Н. Собчик пишет о среднем уровне мотивации избегания неудачи - 6 баллов. Таким образом, соотношение этих показателей в среднем соответствует пропорции 2:1. В табл. 7 представлены результаты соотношения средних значений мотивов стремления к успеху (СУ) и избегания неудачи (ИН).

Таблица 7

Мотивы стремления к успеху (НУ) и избегания неудачи (СН) лиц с психической патологией

Диагноз

Мотивы

Количество категорий

Индекс НУ:СН

F-34.1

НУ

12

0,4:1

СН

30

F-34.0

НУ

18

0,6:1

СН

30

F-48.0

НУ

10

0,5:1

СН

18

F-42.0

НУ

16

0,8:1

СН

19

F-44.0

НУ

20

0,7:1

СН

27

F-45.2

НУ

14

0,5:1

СН

26

F-45.1

НУ

20

0,7:1

СН

28

F-41.2

НУ

14

0,4:1

СН

32

F-10-F-19

НУ

18

0,5:1

СН

34

F-10-F-19

НУ

15

0,6:1

СН

26

 

Как видим из табл. 7, во всех подгруппах группы лиц с психической патологией обнаружено преобладание показателя «страх неудачи», что отражает преобладание мотивации избегания неудачи над мотивацией достижения.

При помощи контент-анализа историй испытуемых выделяются категории, ориентируясь на которые можно выявить преобладающую в мотивации достижения тенденцию - надежду на успех или страх неудачи.

Контент-анализ историй испытуемых позволил получить информацию об адаптивных и трансцендентных паттернах мотивации достижения лиц с психической патологией. Это стало возможным благодаря выделению в историях, составленных испытуемыми указанной группы, тех категорий, опираясь на которые можно сделать вывод о представленности в них либо адаптационной, либо трансцендентной тенденции, либо той и другой тенденций одновременно.

Необходимость выделения новых категорий в тесте Хекхаузена была продиктована сложностями получения какой-либо информации о трансцендентной и адаптационной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией. Поэтому к уже существующим ключевым категориям анализа историй, мы добавили три дополнительные категории: «реалистичность/нереалистичность постановки цели», «продуктивность/непродуктивность инструментальной активности, направленной на достижение цели», «цели в прошлом».

Две первые категории связаны между собой: вторая существенно определяет первую: реалистичность поставленной цели зависит от характера инструментальной активности, направленной на ее достижение.

Важно заметить, что сама по себе цель может быть сформулированной как позитивно, так и негативно. В первом случае речь идет о позитивно сформулированных высказываниях, в которых нет признаков страха или неуверенности в возможности достижения цели. Маркерами позитивно сформулированной цели являются слова «хочет», «собирается», «стремится», (но не «пытается»). При негативно сформулированной цели высказывания отражают потребность, намерение, желание или надежду на избегание неуспеха в деятельности, направленной на достижение. Соответственно, слова-маркеры следующие: «не хочет», «надеюсь, что не...», «стараются не...» и т.п.

Цель является реалистичной, если инструментальная активность, направленная на ее достижение, приводит к положительному результату (успеху или избеганию неудачи). Так, если у испытуемого существует потребность в успехе, и при этом он обнаруживает инструментальную активность, направленную на достижение успеха, результатом является достижение успеха (Пу ^ Иу ^ Успех). Как достижение успеха следует рассматривать и результат удовлетворения потребности в избегании неудачи, который достигается за счет инструментальной активности, направленной на избегание неудачи (Пн ^ Ин ^ Избегание неудачи).

Цель нереалистична, если инструментальная активность, направленная на ее достижение, приводит к негативному результату - неудаче: герою не удается достичь желаемого успеха или избежать предполагаемой неудачи (Пу ^ Иу ^ Н или Пн ^ Ин ^ Н, где Пу - потребность в успехе, позитивно сформулированная цель; Пн - потребность в избегании неудачи, негативно сформулированная цель; Иу  -     инструментальная     активность, направленная на достижение успеха; Ин -  инструментальная     активность, направленная на избегание неудачи; Н - неудача).

Хорошим диагностическим потенциалом также обладает выделенная нами категория «цели в прошлом». Она была введена после ее неоднократного обнаружения в историях испытуемых, вошедших в группу лиц с психической патологией.

На вопрос экспериментатора «Как возникла эта ситуация, что произошло перед этим?» в отношении картин, на основе которых испытуемыми составлялись истории, во многих ответах следовало описание прошлого, в котором можно обнаружить цели, стремления, мечты, то есть категории, позволяющие говорить о наличии трансцендентной составляющей в мотивации достижения испытуемых. Поэтому мы пришли к выводу, что упоминание этих моментов лицами с психической патологией может само по себе быть диагностическим признаком.

Такой индикатор помогает обнаружить трансцендентный вектор в прошлом испытуемого, в том отрезке жизни, который предшествовал формированию патологических паттернов. Нереализованность вектора трансценденции, очевидно, является одним из «нерешенных жизненных вопросов», которые беспокоят испытуемых. Выявление этой категории в ответах испытуемых может свидетельствовать о стремлениях и намерениях, которые могли остаться нереализованными из-за особого варианта адаптации, который представляет из себя патология [9].

В табл. 8 представлены частота встречаемости вышеуказанных категорий в историях испытуемых с психической патологией.

По категориям «реалистичность цели» и «продуктивность инструментальной активности» указан % «+» и «-» от общего количества ответов по указанной категории в подгруппе, по категории «цели в прошлом» - % протоколов, в которых упоминается эта категория, по отношению к общему количеству протоколов в подгруппе. Реалистичность поставленной цели определяется адекватностью продуктивной инструментальной активности, которая в результате приводит к успеху или неуспеху. Табл. 8 наглядно иллюстрирует преобладание нереалистичных целей над реалистичными в исследуемой группе. Общая тенденция достаточно показательно отражена в полученных данных.

Таблица 8

Частота категорий «реалистичность цели», «продуктивность инструментальной активности» и «цели в прошлом»

Диагноз

Реалистичность(+) - нереалистичность (-)

Продуктивность (+) - непродуктивность (-)

Цели в прошлом

+

-

+

-

F-34.1 n=31

42,3

57,7

44,1

55,9

52

F-34.0 n=30

45,8

54,2

42,6

57,4

63

F-48.0 n=27

40,8

59,2

40,2

59,8

72

F-42.0 n=25

36,1

63,9

40,0

60,0

75

F-44.0 n=29

47,0

53,0

45,6

54,4

81

F-45.2 n=28

38,6

61,4

40,1

59,9

55

F-45.1 n=26

48,1

51,9

46,8

53,2

53

F-41.2 n=12

32,4

67,6

30,4

69,6

54

F-10-F-19 n=27

31,5

68,5

33,8

66,2

79

F-10-F-19 n=30

25,9

74,1

29,7

70,3

51

 

Приведем два примера из анализа протоколов с рассказами испытуемых, которые дают возможность выделить предлагаемые нами категории в каждой подгруппе.

Пример рассказа по картине теста Хекхаузена испытуемой К., 29 лет, диагноз «неврастения». В скобках обозначены категории, которые встречаются в рассказе.

Это учитель и ученик. 10-11 класс. Ученик не выучил урок. Точнее, он не совсем разобрался в материале... (Н). Пробовал, но не получилось (Иу, Н). Скорее всего, это какой-то трудный предмет, физика или математика. У него вообще сегодня не было желания идти в школу (Пн). Но потом он все-таки пошел. Надеялся, что его не спросят. Но его вызвали к доске. Раньше ему эти предметы нравились. Он даже ходил на факультатив по физике и мечтал стать инженером-атомщиком (Ц). Теперь он хочет, чтобы это как можно скорее закончилось (Пн). Ждет - а вдруг прозвенит звонок... Ему поставят двойку и вызовут родителей в школу.

В подгруппе лиц с диагнозом «неврастения» как позитивно, так и негативно сформулированные цели четко не выражены. Инструментальная активность носит характер проб, попыток достичь цели, но, как правило, завершается неудачей.

Пример рассказа испытуемого М., 38 лет, диагноз «обсессивно-компульсивное расстройство».

Токарь. Он пенсионер. Мастер поручил ему изготовить уникальную деталь для космической ракеты. Токарь хочет оправдать доверие мастера и изготовить эту деталь (Пу). В прошлом только ему доверяли сложную работу. Он даже хотел стать инженером и поступить в институт (Ц). Токарь думает: «Смогу ли? А вдруг не смогу, и тогда меня уводят» (Он). Весь день он пытался сделать работу, сверял с образцом, просил совета у сотрудников, шлифовал (Иу). И вот настал момент истины. Рабочий застыл (СН) в ожидании вердикта мастера. Он думает, что если что-то не так, его точно отправят на пенсию (Он). Мастер делает необходимые измерения и обнаруживает неточность (Н). Токарь: «Теперь уж точно уволят». Мастер был зол. Рабочему было стыдно. Он подал заявление «по собственному желанию».

В подгруппе испытуемых с диагнозом «обсессивно-компульсивное расстройство» позитивно сформулированная цель сопровождается сомнениями в возможности достижения и ожиданием неудачи. Инструментальная активность носит «пробующий» характер и направлена на избегание неудачи: Пу ^ Он ^ Ин ^ Н, где Он - ожидание неудачи.

При прочих равных условиях в большинстве историй негативно сформулированная цель доминирует, и она тоже приводит к неудаче. Общая схема ситуации достижения такая: Иу ^ Н; Пн ^ Н.

Выводы

  1.  Представленная в статье авторская равновесно-динамическая модель мотивации достижения доказывает наличие в мотивации двух тенденций - адаптации и трансценденции и является адекватной для понимания мотивационных особенностей в норме и при психической патологии.
  2. Психическое здоровье и психическая патология связаны с адаптацией и трансценденцией нелинейными связями. Устойчивое преобладание одной из мотивационных тенденций со стабильным нарушением динамического равновесия является знаком патологии. Динамичность и сбалансированность мотивационной системы являются знаками здоровья.
  3. По всем нозологическим формам, представленными в группе лиц с психической патологией, средний показатель мотивации достижения свидетельствует о преобладании мотивации избегания неудачи. При этом минимальный средний показатель - в группе F-34.1, максимальный - в группах F-34.0 и F-40-F-48. Средние показатели мотивации достижения в группе нормы (студенты и менеджеры) свидетельствуют о преобладании мотивации достижения.
  4. На материале лиц с психической патологией получены данные, свидетельствующие об отсутствии связи уровней потребности в достижениях и соответствующей мотивации у лиц с диагнозами F-34.0, F-34.1, F-40-F-48, F-10-F-19. В группах условной нормы выявлены значимые положительные связи между потребностью в достижениях и мотивацией достижения.
  5. Для выявления и анализа адаптационной и трансцендентной составляющих мотивации достижения у лиц с психической патологией были разработаны и апробированы дополнительные практические категории («реалистичность/нереалистичность постановки цели», «продуктивность/ непродуктивность инструментальной активности, направленной на достижение цели», «цели в прошлом») к существующим ключевым категориям анализа историй, используемых в тесте Х. Хекхаузена.
  6. С помощью контент-анализа историй получена информация о содержательной наполненности мотивации достижения. У лиц с диагнозами F-48.0, F-42.0, F-44.0, F-45.2 цель формулируется преимущественно позитивно; у лиц с диагнозом F-45.1 цель формулируется преимущественно негативно; у лиц с диагнозом F-41.2 постановка цели блокирована негативными переживаниями.
  7. У лиц с диагнозами F-48.0, F-44.0, F-45.2 преобладает инструментальная активность, направленная на успех; у лиц с диагнозами F-42.0 и F-45.1 преобладает инструментальная активность, направленная на избегание неудачи; у лиц с диагнозом F-41.2 - инструментальная активность блокирована ожиданием неудачи.
  8. Для лиц с диагнозом F-34.1 характерна амбивалентность цели при преобладании инструментальной активности, направленной на успех. Для лиц с диагнозом F-34.0 характерно позитивное формулирование цели с сопутствующей продуктивной инструментальной активностью.
  9. У лиц с диагнозом F-10 и F-19 позитивно сформулированные цели соотносятся с прошлым. Продуктивная инструментальная активность в прошлом приводит к неудаче, а в настоящем ожидание успеха основывается не на реальной деятельности, а на воспоминаниях о прошлом, которое расценивается как неудачное.

Таким образом, с помощью разработанных нами дополнительных практических категорий к ключевым категориям анализа историй в тесте Х. Хекхаузена мы смогли выделить продуктивные и непродуктивные паттерны в структуре мотивации достижения, a также выявить две тенденции - адаптационную и трансцендентную составляющие мотивации достижения у лиц с психической патологией.

Литература

  1. Александровский Ю.А. Пограничные психические расстройства: руководство для врачей. М.: Медицина, 1993. 400 с.
  2. Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии. Киев: Вища школа, 1979. 135 с.
  3. Виндекер О.С. Структура и психологические корреляты мотивации достижения: дисс. … канд. психол. наук: 19.00.01. Екатеринбург, 2010. 203 с.
  4. Гаранян Н.Г. Структура мотива достижения у студентов с разным уровнем перфекционизма [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2012. № 1. URL: http://psyedu.ru/journal/2012/1/2645.phtml (дата обращения: 20.08.2015).
  5. Гордеева Т.О. Мотивация достижения: теории, исследования, проблемы // Современная психология мотивации. М.: Смысл, 2002. С. 47–102.
  6. Елисеев О. П. Практикум по психологии личности . СПб.: Питер, 2003. 560 с.
  7. Казначеев В.П. Современные аспекты адаптации. Новосибирск: Наука, 1980. 192 с.
  8. Короленко Ц.П. Личностные и диссоциативные расстройства: расширение границ диагностики и терапии. Новосибирск: изд-во НГПУ, 2006. 448 с.
  9. Коцюбинский А.П., Шейнина Н.С. Уточнение основных понятий концепции адаптации психически больных // История Сабуровой дачи. Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии: Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / Под общ. ред. И.И. Кутько, П.Т. Петрюка. Т. 3. Харьков, 1996. С. 233–235.
  10. Леонтьев Д.А. Симбиоз и адаптация или автономия и трансценденция: выбор личности в непредсказуемом мире // Личность в современном мире: от стратегии выживания к стратегии жизнетворчества / Под ред. Е.И. Яцуты. Кемерово: ИПК «Графика», 2002. С. 3–34.
  11. Морогин В.Г. Процесс мотивации в норме и при психической патологии // Вестник Томского государственного педагогического университета. Серия «Психология». 2006. Т. 53. № 2. С. 98–114.
  12.  Осницкий А.К. Определение характеристик социальной адаптации // Психология и школа. 2004. № 1. С. 43–56.
  13. Собчик Л.Н. Мотивационный тест Хекхаузена. Практическое руководство. СПб.: Речь, 2002. 16 с.
  14. Тапалова О.Б. Мотивационная направленность личности при пограничных психических расстройствах [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2014. Т. 3. № 1. URL: www.psyjournals.ru/psyclin (дата обращения 14.03.2014).
  15. Тапалова О.Б., Жиенбаева Н.Б. Направленность мотивации достижения: адаптация и трансценденция // Science and Education a New Dimension. Pedagogy and Psychology. Budapest, 2015. Т. 3. № 59. P. 82–90.
  16.  Tapalova O.B. Research Achievement Motivation of Managers and Students [Электронный ресурс] // American Journal of Applied Psychology. 2015. Vol. 3. № 3. P. 67–70. URL: http://pubs.sciepub.com/ajap.3-3-4 (дата обращения: 06.06.2015).
  17.  Фетискин Н.П. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., 2002. 490 с.

Информация об авторах

Жиенбаева Надежда Бисеновна, доктор психологических наук, профессор кафедры специального образования, Казахский национальный педагогический университет им. Абая, Алматы, Казахстан, e-mail: zh_nadejda@mail.ru

Акназаров Сулейман Алиевич, Врач психиатр высшей категории, нарколог, заведующий психотерапевтическим отделением, Республиканский научно-практический центр психиатрии, психотерапии и наркологии, Алматы, Казахстан, e-mail: aknazarov@mail.ru

Тапалова Ольга Бисеновна, кандидат психологических наук, профессор кафедры общей и прикладной психологии, Казахский национальный педагогический университет им. Абая, Алматы, Казахстан, e-mail: olya.mag@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2036
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 1128
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 7