Изостатические окуломоторные паттерны при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц

368

Аннотация

Представлено исследование закономерностей окуломоторной активности, представителей русского и тувинского этносов при восприятии лиц, вызывающих и не вызывающих доверие. Анализировались фиксационные паттерны (изостатические паттерны), образующиеся при восприятии лиц представителей разных этнических и расовых групп, вызывающих и не вызывающих доверие. Показано, что при восприятии лиц, не вызывающих доверие, у наблюдателей значимо чаще встречаются изостатические паттерны аналитического типа, вне зависимости от этнической и расовой принадлежности воспринимаемых лиц.

Общая информация

Ключевые слова: движения глаз, изостатические паттерны, зрительные фиксации, этнос, раса, выражение лица, перцептивное доверие

Рубрика издания: Психология восприятия

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy.2018110406

Финансирование. Исследование выполнено в рамках государственного задания Министерства науки и высшего образования № 25.3916.2017/ИП «Кросс-культурные детерминанты когнитивно-коммуникативных процессов».

Для цитаты: Басюл И.А., Демидов А.А., Дивеев Д.А. Изостатические окуломоторные паттерны при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц // Экспериментальная психология. 2018. Том 11. № 4. С. 70–78. DOI: 10.17759/exppsy.2018110406

Полный текст

Настоящая статья отражает продолжение анализа данных исследования, представленных на страницах журнала «Экспериментальна психология» в 2017 г. (см. Басюл, Демидов, Дивеев, 2017). Объектом анализа выступили фиксационные паттерны при восприятии лиц, представляющих разные этнические и расовые группы, вызывающие и не вызывающие доверие у наблюдателей.

Ранее, в своих обзорных работах (см. например: Демидов, Ананьева, 2015) мы проанализировали исследования, представляющие факты о том, что культурный контекст определяет конкретные стратегии зрительного восприятия объектов. Исследования демонстрируют тот общий факт, что для представителей восточных культур характерна холистическая стратегия восприятия окружающего мира, а для представителей западной культуры — аналитическая. Применительно к процессу распознавания лиц это находит выражение в том, что представители западных культур обычно фиксируют области рта и глаз, в то время как представители восточных культур — область носа (при этом точность распознавания лиц в обеих популяциях примерно одинаковая). Возможным объяснением данных различий могут выступить социальные нормы, принятые в этих культурах, регламентирующие использование взора в качестве средства коммуникации. Однако следует помнить, что локализация фиксации не предоставляет прямого ответа на вопрос, какую информацию вычленяет в данный момент испытуемый (Posner, 1980; Kuhn, Tatler, 2005). Так, хотя представители восточных культур при свободном рассматривании лица фиксируют его центральную область — нос, это вовсе не означает, что информация, «содержащаяся» в данной области, используется ими для идентификации лица. Результаты ряда исследований (Gosselin, Schyns, 2001; Caldaraetal., 2005), в которых применялись различные методики, свидетельствуют о том, что информация, используемая испытуемыми для точной идентификации воспринимаемых лиц, скорее «расположена» в области глаз. Таким образом, представляется возможным предположить, что представители восточных культур при восприятии лиц фиксируют область носа, но в реальности опираются, видимо, посредством парафовеального зрения, на информацию, представленную в области глаз. В исследовании Калрада с соавт. (Caldaraetal., 2010) изучались различия в стратегиях опознания лиц представителями западной и восточной культур. С этой целью была использована апертура Гаусса, которая ограничивала область видения стимульных изображений — лиц (ее размеры составляли 2, 5 и 8 градусов). В ситуациях, когда размер апертуры был 2 или 5 градусов, область видения была достаточной, чтобы воспринимать какой-то один элемент лица (например, нос или глаз), но в то же время была ограниченной, чтобы воспринимать одновременно оба «структурных элемента» лица, например, глаза или рот при фиксации области носа. В ситуации же, когда размер апертуры составлял 8 градусов, испытуемый мог одновременно воспринимать и глаза, и рот при фиксации носа. В ходе решения задач на опознание лиц у испытуемых производилась регистрация движений глаз с последующим анализом распределения их фиксаций. Показано, что в ситуациях, когда использовалась апертура в 2 и 5 градусов, различия в стратегиях фиксаций, которые отмечались целым рядом исследователей, нивелируются. Испытуемые обеих популяций (восточной и западной) преимущественно фиксировали область глаз. В ситуациях, когда использовалась апертура в 8 градусов, представители восточной культуры вновь демонстрировали «традиционную» для них стратегию холистического восприятия лица, т. е. их фиксации более часто распределялись в области носа. Авторы исследования заключают, что когнитивные механизмы, используемые для точной идентификации представителей своей культуры,— инвариантны, но вот используемые стратегии для извлечения информации для этого, вероятно, модулируются социальным опытом и культурным контекстом. Результаты, полученные в другом исследовании (Kellyetal., 2010) свидетельствуют о том, что зрительные фиксации испытуемых — представителей западной культуры — систематически располагаются в области глаз и рта (на этапе знакомства со стимульным набором лиц) и в области рта (на этапе идентификации ранее предъявленных лиц). Напротив, зрительные фиксации представителей восточных культур преимущественно располагаются в области носа (на обоих этапах решения экспериментальной задачи). Подобная стратегия рассматривания изображений лиц воспроизводится испытуемыми и при восприятии других изображений (морд животных и абстрактных фигур). Фиксации испытуемых — представителей западной культуры — более распределены по поверхности этих изображений, в то время как фиксации представителей восточных культур более центрированы. Результаты, представленных исследований позволяют предположить, что различия в стратегиях рассматривания человеческого лица определяются не только социальными нормами коммуникации, но и более фундаментальными когнитивными особенностями приема и переработки информации (такими как, например, аналитический или холистический способ обработки информации), в соответствии с чем мы можем предположить, что в процессе восприятия стимульных изображений — лиц, представителей разных этнических и расовых групп, могут проявляться устойчивые пространственные распределения окуломоторной активности, получившие название в работах наших коллег — «изостатические паттерны» (Ананьева, Барабанщиков, Харитонов, 2010; Ананьева, Басюл, Харитонов, 2017).

Изостатический паттерн представляет собой определенную, типизированную последовательность движений глаз при рассматривании объектов, в частности, выражений лица человека. Как отмечают авторы термина (см.: Ананьева, Барабанщиков, Харитонов, 2010), они абстрагировались от последовательности осмотра, реальной конфигурации саккад и других движений глаз, а также от количества фиксаций. Такая абстракция дает возможность сравнивать данные, полученные на установках, использующих разные принципы регистрации, разные темпы отсчета позиций глаза, при разных временах экспозиции и т. д.

В ходе ряда исследований по изучению окуломоторной активности при восприятии выражений лица своей и другой этнической и расовой группы было обнаружено 5 основных разновидностей изостатических паттернов (там же). Если фиксации распределялись преимущественно в зонах правого и левого глаза натурщика, иногда в зоне переносицы, паттерн квалифицировался как «линейный горизонтальный»; при фиксации переносицы, носа и рта — как «линейный верти­калы пай». При систематическом рассматривании зоны глаз, носа и рта выделялся «треугольный», а при фиксации в области одного глаза, носа и рта — «диагональный» изостатический паттерн. В зависимости от доминирующего глаза последний дифференцировался на «левый диагональный» и «правый диагональный». При группировке фиксаций в пределах одной зоны или на границе зон в пределах телесного угла 1—2° изостатический паттерн определялся как «гоиииеский».

Целью настоящего исследования стал анализ частоты встречаемости разных типов изостатических паттернов при восприятии лиц представителей разных этнических и расовых групп, вызывающих и не вызывающих доверие, у наблюдателей.

Процедура исследования

Подробное описание выборки исследования, стимульного материала и его отбора для анализа представлены в нашей предыдущей статье, опубликованной в журнале «Экспериментальная психология» за 2017 г. (Басюл, Демидов, Дивеев, 2017).

Методика анализа данных

С помощью авторского программного обеспечения (разработчик И.А. Басюл) проводился анализ комбинации зрительных фиксаций в различных зонах лица при рассматривании стимульных изображений с дальнейшим выделением изостатических паттернов. Были выделены следующие типы изостатических паттернов (рис. 1):

—   треугольный — присутствие зрительных фиксаций в области обоих глаз и носа/рта;

—  диагональный — присутствие зрительных фиксаций в области одного из глаз и области носа/рта, при этом фиксации в области второго глаза отсутствуют;

—   горизонтальный — присутствие зрительных фиксаций в области обоих глаз или одного из глаз и переносице и при этом отсутствие зрительных фиксаций в области носа и рта;

— вертикальный — присутствие зрительных фиксаций в области переносицы, носа или рта;

— топический — присутствие зрительных фиксаций только в одной из зон лица: левый глаз, правый глаз, нос, переносица, область носа, область рта.

После выделения типов изостатических паттернов проводился анализ частоты встречаемости каждого из них для каждой выборки испытуемых — русских и тувинцев в отдельности. Достоверность полученных данных оценивалась при помощи критерия X2 Пирсона.

Анализ данных и результаты исследования

Анализируя данные, представленные в табл. 1 можно сделать следующие заключения. При восприятии лиц, вызывающих и не вызывающих доверие у наших испытуемых, распределение частот встречаемости паттернов разный. Так, при восприятии лиц, вызывающих доверие, наиболее встречаемые изостатические паттерны — диагонального (52,16%) и треугольного (20,8%) типов. При восприятии лиц, не вызывающих доверие, наиболее встречаемые паттерны — топического (39,33%), вертикального (25,6%) и диагонального (19,66%) типов. Таким образом, мы можем говорить о наличии разных стратегий рассматривания при восприятии лиц, вызывающих и не вызывающих доверие.

Таблица 1

Встречаемость изостатических паттернов в различных экспериментальных условиях (%)

Условия

Изостатический паттерн

Triangl

Diag

Horiz

Vert

Topic

RT_max

21

29

8

8

29

RT_min

12

75

4

0

8

RR_max

0

29

0

8

54

RR_min

17

58

8

4

8

RN_max

0

12

0

54

33

RN_min

42

46

0

4

8

TT_max

0

4

0

27

56

TT_min

27

49

9

2

11

TR_max

4

44

13

13

24

TR_min

0

27

0

16

40

TN_max

0

0

0

44

40

TN_min

27

58

4

7

4

 

Примечание: R — европеоиды; T — монголоиды; N — негроиды; max — лица, вызывающие наибольшее доверие у испытуемых; min — лица, вызывающие наименьшее доверие у испытуемых. Пример пояснения «условий»: RT_max — испытуемые, представители русского этноса, рассматривали лицо представителей тувинского этноса, вызывающее наибольшее доверие у испытуемых. Triangl — изо- статический паттерн треугольного типа, Diag — диагонального типа, Horiz — горизонтального типа, Vert — вертикального типа, Topic — топического типа.

Если проанализировать данные в разрезе этнической принадлежности испытуемых, то обращает на себя внимание, что у русских испытуемых наиболее встречаемым паттерном рассматривания является диагональный (41,5%), и далее следует топический (23,33%) пат­терн. У тувинских испытуемых нет однозначного «лидера» встречаемости того или иного паттерна; у них чаще встречаются диагональный (30,33%) и топический (29,16%) паттерны.

На рис. 2—7 представлен сравнительный анализ частот встречаемости паттернов по каждому экспериментальному условию.

Анализ представленных данных обращает внимание на следующее. Распределение частоты встречаемости изостатических паттернов при восприятии лиц, вызывающих и не вызывающих доверие, различное (при этом речь идет о статистически значимых различиях). Треугольный и диагональный типы изостатических паттернов чаще встречаются при восприятии лиц, не вызывающих доверие у наблюдателей (эта закономерность характерна для большинства анализируемых условий, вне зависимости от этнической и расовой принадлежности испытуемых-наблюдателей). В то время как вертикальный и топический типы изостатического паттерна чаще встречаются при восприятии лиц, в наибольшей степени вызывающих доверие (опять же за некоторым исключением). Частота встречаемости горизонтального типа изостатического типа в условиях восприятия лиц, вызывающих и не вызывающих доверие у наблюдателей (вне зависимости от их этнической принадлежности), приблизительно одинаковая, что говорит о небольшом удельном вкладе «зоны глаз» в оценке доверия при восприятии лиц. Поскольку каждый тип изостатического паттерна предполагает разную степень «развернутости» в пространстве лица, то мы можем проин­терпретировать их в рамках концепции аналитической — холистической стратегии восприятия. Топический тип изостатического паттерна представляет собой «холистическую» стратегию восприятия, поскольку речь идет о концентрации фиксаций в какой-то одной пространственной зоне лица; треугольный тип скорее является примером аналитической стратегии восприятия, поскольку это выражается в «рассматривании» разных зон лица. Исходя из выше сказанного, можно предположить, что при восприятии лиц, вызывающих доверие, преобладает холистическая стратегия восприятия, а при восприятии лиц, не вызывающих доверие, — аналитическая. Вместе с тем данное предположение требует дополнительной проверки.


       Финансирование

Исследование выполнено в рамках государственного задания Министерства науки и высшего образования № 25.3916.2017/ИП «Кросс-культурные детерминанты когнитивно-коммуникативных процессов».

Литература

  1. Ананьева К.И., Барабанщиков В.А., Харитонов А.Н. Изостатические паттерны движений глаз при восприятии человеческого лица // Экспериментальная психология в России: традиции и перспективы / Под ред. В.А. Барабанщикова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН». 2010. С. 195—200.
  2. Ананьева К.И., Басюл И.А., Харитонов А.Н. Изостатические окуломоторные паттерны при зрительном восприятии лиц своей и другой расы // Экспериментальная психология. 2017. Т. 10. № 4. С. 133—147. doi:10.17759/exppsy.2017100409
  3. Басюл И.А., Демидов А.А., Дивеев Д.А. Закономерности окуломоторной активности представителей русского и тувинского этносов при оценке перцептивного доверия по выражениям лиц // Экспериментальная психология. 2017. Т. 10. № 4. С. 148—162. doi:10.17759/exppsy.2017100410
  4. Демидов А.А., Ананьева К.И. Окуломоторная активность при восприятии лиц: основные направления исследований / Айтрекинг в психологической науке и практике / Отв. ред. В.А. Барабанщиков. М.: Когито-Центр, 2015. С. 64—77.
  5. Caldara R., Zhou X., Miellet S. Putting culture under the “Spotlight” reveals universal information use for face recognition // PLoS One. 2010. Vol. 5. e9708. doi: 10.1371/journal.pone.0009708
  6. Caldara R., Schyns P., Mayer E., Smith M., Gosselin F., Rossion B. Does prosopagnosia take the eyes out of face representations? Evidence for a defect in representing diagnostic facial information following brain damage // Journal of Cognitive Neuroscience. 2005. Vol. 17. P. 1652—1666.
  7. Gosselin F., & Schyns P.G. Bubbles: a technique to reveal the use of information in recognition tasks [Электронный ресурс] // Vision Research. 2001. Vol. 41. Is. 17. P. 2261—2271. URL: https://doi. org/10.1016/S0042-6989(01)00097-9.
  8. Kelly D.J., Miellet S., Caldara R. Culture shapes eye movements for visually homogeneous objects // Frontiers in Psychology. 2010. Vol. 1:6. doi: 10.3389/fpsyg.2010.00006
  9. Kuhn G., & Tatler B.W. Magic and Fixation: Now You Don’t See it, Now You Do [Электронный ресурс] // Perception. 2005. Vol. 34(9). P. 1155—1161. URL: https://doi.org/10.1068/p3409bn1
  10. Posner M.I. Orienting of Attention [Электронный ресурс] // Quarterly Journal of Experimental Psychology. 1980. Vol. 32(1). P. 3—25. URL: https://doi.org/10.1080/00335558008248231

Информация об авторах

Басюл Иван Андреевич, младший научный сотрудник, лаборатория познавательных процессов и математической психологии, Институт психологии Российской академии наук (ФГБУН ИП РАН), преподаватель кафедры общей психологии, Московский институт психоанализа, лаборант-исследователь, Институт экспериментальной психологии МГППУ, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3153-2096, e-mail: basul@inbox.ru

Демидов Александр Александрович, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО «МИП»), старший научный сотрудник Институт экспериментальной психологии, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6660-5761, e-mail: demidov@inpsycho.ru

Дивеев Дмитрий Алексеевич, кандидат психологических наук, доцент кафедры общей психологии, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО «МИП»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-2826-4185, e-mail: diveev2@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 1603
В прошлом месяце: 8
В текущем месяце: 3

Скачиваний

Всего: 368
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 8