Адекватность межрасового восприятия личности человека по выражению его лица в коммуникативной ситуации

853

Аннотация

Проведенное исследование посвящено изучению адекватности оценки личностных особенностей при восприятии лиц разных рас (европеоидной и монголоидной) в ситуациях индивидуального и совместного принятия решения. В исследовании приняли участие две выборки испытуемых — жители г. Москвы и г. Кызыл (Республика Тыва). Анализировались значения адекватности оценки личностных особенностей натурщиков по шкалам методики «Личностный дифференциал». Группирующими переменными выступали регион проживания участников исследования и морфологический типа лица натурщика. Показано, что адекватность оценки личности человека с опорой на восприятие его внешности носит избирательный характер, а возможность обсуждения собственных впечатлений с партнером может выступать как ресурсом, так и помехой для повышения адекватности суждений о человеке по выражению его лица.

Общая информация

Ключевые слова: межрасовая перцепция, восприятие лица, адекватность оценки личности, эффект другой расы, коммуникативная ситуация, совместная оценка

Рубрика издания: Психология восприятия

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/exppsy.2019120201

Финансирование. Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ «Закономерности организации межличностного восприятия в ситуациях коммуникативного взаимодействия», проект № 17-36-01140а2.

Для цитаты: Ананьева К.И., Товуу Н.О. Адекватность межрасового восприятия личности человека по выражению его лица в коммуникативной ситуации // Экспериментальная психология. 2019. Том 12. № 2. С. 8–15. DOI: 10.17759/exppsy.2019120201

Полный текст

Лицо человека является важным источником информации о нем; мимолетный взгляд позволяет оценить привлекательность человека, и столь же быстро мы можем по внешнему облику человека оценить его на основании целого ряда объективных признаков, к каковым, например, относятся возраст и пол. Наряду с этим мы распознаем и более тонкие социальные сигналы, предсказывающие поведение и личностные особенности других людей. Черты лица влияют на атрибуцию различных личностных характеристик и, благодаря их заметному и постоянному проявлению, играют важную роль в социальной перцепции.

Считается, что черты лица являются важными ориентирами для «прочтения» характера (Hassin, Trope, 2000). Результаты многочисленных исследований демонстрируют, что наблюдатели высказывают надежные и точные суждения о чертах личности другого человека на основе очень небольшого количества информации о чертах его лица. Например, Ф.Т. Пассини и У.Т. Норман (F.T. Passini и W.T. Norman; цит. по: Little, Perrett, 2007) исследовали точность оценки студентами личность своих соучеников: вначале они оказывались в ситуации отсутствия какого-либо вербального взаимодействия в течение 15 минут, а затем оценивали друг друга на основании шкал, соответствующих личностным факторам опросника «Большая пятерка». Были выявлены статистически значимые корреляции между индивидуальными оценками друг друга и средними оценками по группе испытуемых в отношении таких личностых черт, как экстраверсия, добросовестность и открытость.

Воспроизводя это исследование, Д. Кенни с соавторами (Kenny et al., 1994) также обнаружили, что при оценке респондентами личности незнакомцев, которых они наблюдали лично, но не имели возможность взаимодействия с ними, наблюдается высокая степень согласованности приписываемых натурщикам индивидуально-психологических качеств. Также эти оценки были значимо взаимосвязаны с самооценками самих респондентов по шкалам «Экстраверсия» и «Добросовестность». Точность оценки экстраверсии и добросовестности по выражению лица была также показана в работе Д. Уотсон (D. Watson). А исследования, выполненные в этой парадигме, получили название «нулевого знакомства», и к настоящему времени проведено значительное число исследований, подтверждающих эти результаты (Kenny et al., 1994).

Явления согласованности межличностных оценок и точности (адекватности) приписывания личностных черт натурщикам по выражению лица также были обнаружены и в кросскультурных исследованиях, где стимулами выступали фотоизображения лиц и видеоматериалы (Kenny et al., 1994), а также в исследованиях по изучению точности оценки личностных черт респондентами, знакомых и незнакомых с натурщиками (Borkenau, Liebler, 1993). В некоторых из этих исследований были также обнаружены различия в точности оценки личностных черт в зависимости от пола наблюдателей. Например, Амбади, Халлахан и Розенталь (N. Ambady, M. Hallahan, Ri. Rosenthal; цит . по: Little, Perrett, 2007) показали, что точность оценки личности незнакомцев у женщин выше, чем у мужчин.

Также было показано, что при оценке лиц незнакомых мужчин, обладающих чертами детского лица, наблюдаются положительные корреляции оценок наблюдателей с самооценкой натурщиков по качествам доступности и теплоты, и отрицательная связь с самооценкой агрессии. В случае оценки женских лиц с чертами детского лица данные черты связываются с низким уровнем самооценки и самоутверждения (цит. по: Little, Perrett, 2007). В работе Л. Зебровиц было показано, что по выражению лица может быть также оценен и интеллект натурщика (Zebrowitz et al., 2002), и кроме того, выявлено, что испытуемые при оценке личностных черт натурщиков склонны опираться на мнение других людей, принимающих участие в обсуждении (Gosling et al., 2002).

В проведенных нами ранее исследованиях межрасовой перцепции было показано, что по выражению лица человека могут верно оцениваться до 1/3 личностных черт (Ананьева, 2009), а адекватность межличностных оценок зависит как от расовой/этнической принадлежности наблюдателя, так и от морфотипа оцениваемого лица. На суждения о другом человеке влияют опыт общения с представителями разных этнических групп (Ананьева, Рыжова, Дивеева, 2017), собственные индивидуально-психологические особенности, а также контекст восприятия лица оцениваемого человека (Ананьева, Айметдинова, 2017; Барабанщиков, Беспрозванная, Ананьева, 2017).

В настоящем исследовании мы уделили внимание изучению динамики изменений в точности оценки личностных особенностей натурщиков в ситуации восприятии лиц разных рас при индивидуальном и совместном принятии решения.

Стимульный материал

Стимульный материал исследования составили цветные фотоизображения лиц мужчин и женщин до плечевого пояса анфас европеоидного и монголоидного типа, использованные в наших предыдущих работах (Ананьева, Демидов, Швец, 2014).

Испытуемые

В исследовании приняли участие две выборки испытуемых по 42 участника в каждой — жители г. Москвы и г. Кызыл (Республика Тыва); 60% женщин и 40% мужчин в возрасте от 20 до 50 лет (M = 31.6, SD = 9.6).

Каждый респондент принимал участие в двух исследовательских сериях — индивидуальной и совместной оценке стимульных изображений лиц. В совокупности было получено 1008 ситуаций восприятия лица человека.

Процедура исследования

Исследование включало две серии. В первой серии каждый испытуемый оценивал собственные индивидуально-психологические особенности с помощью шкал методики «Личностный дифференциал» (ЛД). Также с помощью 10 шкал ЛД, отобранных в ранее проведенном исследовании (Ананьева, Золотарева, 2017), испытуемые оценивали индивидуально-психологические особенности людей, изображенных на фото, которые демонстрировались на экране ПК. Время экспозиции не ограничивалось.

Во второй серии (которая проводилась через две недели) испытуемые были разделены на пары. Диаде испытуемых, размещенной перед экраном ПК, демонстрировались те же фотоизображения. Участники исследования должны были в ходе обсуждения оценить личностные особенности натурщиков по тем же 10 шкалам методики ЛД.

Анализ данных

Для каждого испытуемого и каждой модели в отдельности по шкалам ЛД рассчитывался показатель адекватности восприятия путем нахождения соответствия оценки испытуемого(ых) и истинной оценки натурщика по данной шкале. Истинность оценки натурщика определялась путем расчета согласованности самооценки и оценки натурщика его близким кругом общения, которая осуществлялась на этапе подготовки стимуль - ного материала.

Сравнительному анализу подвергались значения адекватности оценки личностных особенностей по предложенным шкалам — зависимая переменная. Независимой переменной являлась ситуация оценки натурщика (индивидуальная/совместная). Группирующими переменными выступали: регион проживания участников исследования, морфологический типа лица натурщика и его пол.

Поскольку распределение полученных данных значимо отличается от нормального (критерий Калмогорова—Смирнова), статистический анализ данных производился с использованием непараметрических критериев Т-критерия Вилкоксона и U-критерия. Манна—Уитни.

Результаты исследования и обсуждение

Анализ данных выявил статистически значимые различия адекватности оценки личностных черт по изображениям лиц в ситуации индивидуальной и совместной оценки по двум индивидуально-психологическим качествам для русской выборки и по одному качеству — для тувинской. Так, русские испытуемые адекиатнее оценивают замкнутость/открытость натурщиков в ситуация индивидуального принятия решения (Z = 2,400; p = 0,016), а суетливость/спокойствие — в случае совместной оценки (Z = 2,385; p= 0,017). Исишуе.д|ые-тулшн1ы1 в диалогической ситуации более адекватно оценивают такое качество, как разговорчивость/молчаливость (Z = 2,142. p= 0,032).

При индивидуальной оценке личностных особенностей лиц европеоидной расы испытуемые-москвичи более адекватно оценивают замкнутость/открытость, деятельность/ пассивность и раздражительность/невозмутимость натурщиков, а возможность обсудить свое впечатление с другим участником в ходе диалогического обсуждения увеличивает адекватность оценки по шкале слабый/сильный (см. табл. 1). В случае распознавания личностных черт при восприятии лиц монголоидного типа показатели адекватности оценки статистически значимо возрастают при совместном решении задачи в отношении таких качеств, как слабый/сильный, разговорчивый/молчаливый и суетливый/спокой- ный. Можно заключить, что при оценке лиц другой расы возможность обсуждения своего впечатления повышает адекватность оценок, а при восприятии лиц своей расовой группы является некоторой помехой.

Таблица 1

Средние значения адекватности оценок личности
по фотоизображениям лиц разного расового типа

Регион

Тип лица

Оценочная шкала

Индивидуальная оценка

Совместная оценка

Z

P

M

SD

M

SD

Москва

Европеоиды

2. Слабый—Сильный

4,43

1,73

4,59

1,62

2,1

0,036

6. Замкнутый— Открытый

4,44

1,64

4,01

1,71

2,14

0,032

9. Деятельный— Пассивный

3,50

1,73

3,18

1,61

2,17

0,03

21. Раздражительный— Невозмутимый

4,35

1,52

4,22

1,58

1,94

0,05

Монголоиды

2. Слабый—Сильный

4,20

1,75

4,44

1,92

1,97

0,048

3. Разговорчивый— Молчаливый

4,58

1,85

5,00

1,98

2,59

0,009

15. Суетливый— Спокойный

4,37

1,78

4,75

1,79

1,98

0,048

Кызыл

Европеоиды

3. Разговорчивый— Молчаливый

3,15

1,80

3,21

2,05

2,65

0,008

Монголоиды

20. Несамос- тоятельный—Самос- тоятельный

4,52

1,83

4,75

1,89

2,47

0,013

Анализ показателей адекватности оценки личностных черт в группе испытуемых-тувинцев указывает на следующие тенденции: как для всего массива данных, так и для ситуаций восприятия лиц европеоидного и монголоидного типа статистически значимые различия были обнаружены только для отдельных личностных качеств; и в ситуации восприятии лиц своей расовой группы и в ситуации восприятия европеоидных лиц адекватность оценки по шкалам несамостоятельный/самостоятельный и разговорчивый/молчаливый (соответственно) является более высокой в случае диалогического решения задачи.

Испытуемые-москвичи в случае индивидуальной оценки более адекватно определяют личностные особенности натурщиц по шкале замкнутый/открытый (см. табл. 2), а диалогическая ситуация позволяет более точно определить такие качества, как разговор- чивость/молчаливость и несамостоятельность/самостоятельность. Адекватность оценок натурщиков-мужчин выше при индивидуальном решении задачи в случае таких качеств, как обаятельный/непривлекательный и несамостоятельный/самостоятельный; других достоверных различимый обнаружено не было.

Показатели адекватности оценки женских лиц в группе испытуемых-тувинцев находятся на достаточно высоком уровне только в отношении таких качеств, как разговорчи- вый/молчаливый и добрый/эгоистичный. Статистически значимых различий по другим шкалам, а также для ситуаций оценки натурщиков-мужчин обнаружено не было.

Таблица 2

Средние значения адекватности оценок личности
по фотоизображениям лиц натурщиков разного пола

Регион

Пол натурщика

Оценочная шкала

Индивидуальная оценка

Совместная оценка

Z

P

M

SD

M

SD

Москва

Женщины

3. Разговорчивый—Молчаливый

4,15

1,87

4,52

1,87

2,48

0,013

6. Замкнутый—Открытый

3,93

1,71

3,43

1,68

2,11

0,035

20. Несамостоятельный— Самостоятельный

5,08

1,61

5,29

1,52

2,89

0,004

Мужчины

1. Обаятельный—

Непривлекательный

4,57

1,69

4,54

1,83

2,34

0,020

20. Несамостоятельный— Самостоятельный

4,66

1,58

4,62

1,50

2,00

0,046

Кызыл

Женщины

3. Разговорчивый—Молчаливый

3,89

2,14

3,93

2,27

2,34

0,020

7. Добрый— Эгоистичный

2,89

1,71

2,94

1,80

2,77

0,006

Результаты настоящего исследования демонстрируют, что адекватность оценки личности человека с опорой на восприятие его внешности носит избирательный характер, а возможность обсуждения собственных впечатлений с партнером может выступать как ресурсом, так и помехой формированию точного суждения о индивидуально-личностных особенностях человека по выражению его лица. У испытуемых русской выборки эффект совместной оценки сочетается с проявлением эффекта другой расы, что проявляется в позитивном влиянии на адекватность межличностной оценки диалогической ситуации, т. е. возможности консолидировать опыт непосредственного или викарного общения с партне­
ром по решению задачи оценки, в особенности в случае недостаточного опыта индивидуального общения с представителями монголоидной группы.

Малое число различий в индивидуальных и совместных оценках личностных черт натурщиков, обнаруженных для тувинской выборки, вероятно, связано с культурными особенностями организации диалога (например, невозможность спорить с мнением старшего по возрасту человека).

В предыдущем исследовании, проведенном нами на русской выборке (Ананьева, Золотарева, 2017), были обнаружены статистически значимые различия между ситуациями индивидуальной и совместной оценки для 10 из 21 шкал методики «Личностный дифференциал». Однако в настоящем исследовании данный результат на русской выборке был воспроизведен лишь частично. Вероятно, это связано с тем, что сами диалогические ситуации могут быть классифицированы на несколько типов (например, конкуренция, сотрудничество и «лидер—ведомый»). Поэтому одной из задач дальнейших исследований особенностей распознавания и определения индивидуально-личностных качеств человека по выражению его лица является не только учет характера ситуации оценки лиц (индивидуальная/совместная), но и более детальный анализ типов совместного решения задачи.


      Финансирование

Работа выполнена при поддержке гранта РФФИ «Закономерности организации межличностного восприятия в ситуациях коммуникативного взаимодействия», проект № 17-36-01140а2.

Литература

  1. Ананьева К.И. Идентификация и оценка лиц разной расовой принадлежности: автореф. дисс. ... канд. психол. наук. М.: ИП РАН, 2009.
  2. Ананьева К.И., Айметдинова О.В. Предикторы межличностного восприятия: локус контроля наблюдателя и контекст восприятия // Психологические и психоаналитические исследования. Ежегодник. 2017 / Под ред. А.А. Демидова, Л.И. Сурата. М.: Московский институт психоанализа, 2017. С. 89—98.
  3. Ананьева К.И., Демидов А.А., Швец Т.А. Динамика механизмов межличностного восприятия // Естественно-научный подход в современной психологии / Отв. ред. В.А. Барабанщиков. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2014. С. 315—325.
  4. Ананьева К.И., Золотарева А.С. Изменение представления о личности в ситуации совместной оценки человека по выражению его лица // Психологические и психоаналитические исследования. Ежегодник. 2017 / Под ред. А.А. Демидова, Л.И. Сурата. М.: Московский институт психоанализа, 2017. С. 78—88.
  5. Ананьева К.И., Рыжова И.В., Дивеева А.С. Роль информационного контекста в восприятии психологических особенностей человека // Психологические и психоаналитические исследования. Ежегодник. 2017 / Под ред. А.А. Демидова, Л.И. Сурата. М.: Московский институт психоанализа, 2017. С. 49—64.
  6. Барабанщиков В.А., Беспрозванная И.И., Ананьева К.И. Рольличностныхособенностейнаблюдателя в оценке личностных особенностей натурщика по фотоизображениям его лица // Фундаментальные и прикладные исследования современной психологии: результаты и перспективы развития / Отв. ред. А.Л. Журавлёв, В.А. Кольцова. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2017. С. 409—416
  7. Borkenau P., Liebler A. Convergence of stranger ratings of personality and intelligence with self-ratings, partner ratings, and measured intelligence // Journal of Personality and Social Psychology. 1993. Vol. 65. № 3. P. 546—553.
  8. Gosling S.D., Ko S.J., Mannarelli T., Morris ME. A room with a cue: Personality judgments based on offices and bedrooms // Journal of Personality and Social Psychology. 2002. Vol. 82. № 3. P. 379—398.
  9. Hassin R., Trope Y. Facing faces: Studies on the cognitive aspects of physiognomy // Journal of Personality and Social Psychology. 2000. Vol. 78. № 5. P. 837—852.
  10. Kenny D.A., Albright L., Malloy T.E., Kashy D.A. Consensus in interpersonal perception: Acquaintance and the big five // Psychological Bulletin. 1994. № 116. P. 245—258.
  11. Little A.C., Perrett D.I. Using composite images to assess accuracy in personality attribution to faces // British Journal of Psychology. 2007. № 98. P. 111—126.
  12. Zebrowitz L.A., Hall J.A., Murphy N.A., Rhodes G. Looking smart and looking good: Facial cues to intelligence and their origins // Personality and Social Psychology Bulletin. 2002. Vol. 28. № 2. P. 238—249.

Информация об авторах

Ананьева Кристина Игоревна, кандидат психологических наук, доцент, научный сотрудник, Институт психологии Российской академии наук (ИП РАН), доцент, Московский институт психоанализа (НОЧУ ВО «Московский институт психоанализа»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1666-3269, e-mail: ananyevaki@ipran.ru

Товуу Наталия Оюновна, доктор психологических наук, Профессор, главный научный сотрудник лаборатории региональной экономики, Тувинский институт комплексного освоения природных ресурсов Сибирского отделения РАН (ФГБУН «ТувИКОПР» СО РАН), Кызыл, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1085-6120, e-mail: tovuu@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2018
В прошлом месяце: 9
В текущем месяце: 13

Скачиваний

Всего: 853
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 11