Взаимосвязь индивидуально-личностных стратегий антистарения с биологическим возрастом

210

Аннотация

Дано определение антистарения как состояния, уменьшающего биологический возраст, улучшающего здоровье или увеличивающего продолжительность жизни. На основании метаанализа выделено 13 стратегий антистарения: спортивная, контроля, творческая, интеллектуальная, предметная, альтруистическая, юмора, самосовершенствования, риска, общения, взаимодействия с природой, достижений, оптимизма. Проведено эмпирическое исследование эффективности этих стратегий. Испытуемые: лица пенсионного возраста, мужчины — 61—70, женщины — 56—70 лет. Использованы методы: диагностика биологического возраста по Войтенко, опросник личностных ресурсов, оценка индивидуально-типологических особенностей, корреляционный анализ. Обнаружено, что взаимосвязь биологического старения с личностными ресурсами зависит от социально-демографических особенностей личности. Выводы: для разработки индивидуально-личностной стратегии антистарения необходимо учесть совокупность данных: пол, возраст, местожительство, наличие семьи, детей, телосложение, эмоциональность, функциональную асимметрию, стиль взаимодействия. Эффективная стратегия антистарения подбирается индивидуально для каждого респондента.

Общая информация

Ключевые слова: биологическое старение, личностные ресурсы, индивидуальность, типы индивидуальности

Рубрика издания: Психология развития и возрастная психология

Тип материала: обзорная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/jmfp.2022110407

Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского научного фонда, проект № 19-18-00058 П.

Благодарности. Авторы благодарят за помощь в сборе данных для исследования врача-гериатра Е.А. Чумакову, молодых исследователей: А.А. Зимину, Г.В. Фатьянова, Ю.Ф. Фасхутдинову; в обработке данных — К.Э. Бузанова.

Получена: 31.08.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Березина Т.Н., Литвинова А.В., Зинатуллина А.М. Взаимосвязь индивидуально-личностных стратегий антистарения с биологическим возрастом [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2022. Том 11. № 4. С. 73–89. DOI: 10.17759/jmfp.2022110407

Полный текст

Понятие антистарения в геронтологии

Феномен замедления старения и даже его остановки был описан геронтологом Калебом Финчем в 1990 году [19]. Он выделял несколько разных видов старения, в том числе, незначительное старение (Negligible senescence) и отрицательное старение (negative senescence). Незначительное старение характерно для организмов, которые не проявляют признаков биологического старения на протяжении значительного периода онтогенеза. А отрицательное старение — для организмов, у которых смертность хронологически снижается по мере старения организма на протяжении всего жизненного цикла или его части. Для оценки антивозрастного действия отдельных факторов на темпы старения чаще всего используется понятие «антистарение» (anti-senescence anti-ageing). В биологии чаще используется понятие «anti-senescence», оно рассматривается в аспекте действия различных факторов, которые препятствуют старению клетки; такие факторы называются антивозрастными, к ним относятся клеточные белки сиртуины [34], а также ряд лекарственных веществ [7]. Понятие «anti-ageing» чаще используется в гериатрии и в геронтопсихологии. В зарубежной геронтологии существует целое направление «медицина антистарения» [8], в ней рассматриваются различные способы, позволяющие замедлить старение. В рамках этого направления предлагаются комплексные стратегии антистарения, включающие в себя поведенческие и психологические компоненты; например, в обзоре В. Клатичи с соавторами предложена поведенческая стратегия антистарения кожи, включающая в себя 7 поведенческих факторов: снижение времени пребывания на солнце, уменьшение потребления сахара, отказ от вредных привычек (курения), уход за кожей, уменьшение стресса, увеличение продолжительности сна и работа внутренних биологических часов (последний компонент, по мнению авторов, до конца не изучен) [30].

В психологии антистарение рассматривается, как особый процесс функциональной организации, направленный на увеличение адаптационных возможностей организма, стабилизацию жизнедеятельности всех систем и увеличение индивидуальной продолжительности жизни. Наряду с соматическими составляющими антистарения, существуют и психологические, которые включают в себя механизмы саморегуляции, обеспечивающие наиболее эффективную организацию жизненного пути личности [2]. Психологические стратегии антистарения включают в себя социально-демографические факторы, личностные характеристики, поведенческие особенности, без использования медикаментозных и косметологических процедур. М. Шанахан с соавторами предлагают следующую психологическую стратегию замедления старения: 1) сознательность (развитие самосознания, осознание ценности значимых других); 2) наличие социально-экономических достижений; 3) избегание и нейтрализацию стрессоров; 4) здоровый образ жизни и отсутствие зависимостей; 5) минимизацию рискованного поведения; 6) заботу о здоровье. По мнению авторов; следование этим правилам способствует здоровому старению и увеличению продолжительности жизни [14].

Кроме этого, в психологии существует понятие healthy aging, обычно переводимое как «здоровое старение» (иди благополучное старение) [4]. Антистарение обычно понимается как показатель, связанный с биологией, биологическими часами, динамикой биомаркеров и т. п., здоровое старение — понятие, относящееся к социальной сфере и к поведению человека. Различие особенно заметно в тех работах, где одновременно используются понятия и «антистарение» (anti-senescence), и «здоровое старение» (healthy aging) [6]).

На основании описанных подходов мы предлагаем рассматривать антистарение как показатель, связанный с работой биологических часов разного уровня — от молекулярно-биологических до физиологических и биопсихологических. Антистарение — это состояние психики и организма, при котором темпы старения замедляются относительно возрастной нормы, а показатели биологического возраста, измеряемого с помощью различных внутренних часов (как молекулярно-генетических, так и психофизиологических), оказываются ниже календарного возраста человека.

Критерии антистарения

В современной геронтологии, наряду с другими критериями старения (состояния здоровья в позднем возрасте, изменения продолжительности жизни, ожидаемой или реальной, самооценки здоровья), предлагается  такой критерий, как биологический возраст [13]. Многие авторы считают именно биологический возраст наиболее информативным показателем старения и предиктором возникновения ряда возрастных заболеваний [22]. Биологический возраст является важнейшим инструментом для оценки степени «здорового старения» и для оценки эффективности влияния различных личностных ресурсов антистарения [27]. Показано, что поведение человека, стиль его жизни, режим дня, отношение к миру влияют на биологический возраст, определяемый на хромосомном уровне [34]. Как показало исследование К. Вернера, включение тренировок на выносливость в обычный режим дня влияют на активность теломеразы и длину теломер (хромосомный биологический возраст) у здоровых людей [16]. Существуют данные, что занятие спортом, например несколько спортивных тренировок, активирует ферменты антистарения сиртуины (в частности, SIRT1 и SIRT3), которые вместе с биогенезом и митохондриальной окислительной функцией активируют выработку АТФ и митохондриальную антиоксидантную функцию (эпигенетический биологический возраст) [37; 40].

В России чаще всего используется метод оценки биологического возраста по Войтенко — показатель, вычисляемый на основании характеристик здоровья и работы внутренних органов [41]. Он используется для оценки эффективности лечебно-профилактической терапии, включающей в себя физические упражнения и психотерапевтическое воздействие, подбираемое для каждого человека индивидуально[1]1; в него входят личностные факторы (оптимизм, общение, взаимодействие с живой природой и ряд других) [3].

Индивидуально-личностные стратегии антистарения

Для определения и дифференциации индивидуально-личностных стратегий антистарения в психологической литературе мы воспользовались критериями оценки личностных ресурсов продолжительности жизни [1].

Первый критерий — подтвержденная эффективность. В научной литературе существуют эмпирические доказательства их эффективности, полученные или с помощью естественных экспериментов, или с помощью корреляционных и сравнительных исследований.

Второй критерий — стратегия должна быть личностной, т. е. ресурс, положенный в ее основу, должен быть развиваем, человек должен иметь возможность изменить его посредством тренировок и личностных усилий.

Третий критерий — соразмерности усилий, для развития личностного ресурса достаточно использовать дополнительные занятия к повседневной жизни человека; развитие ресурса не должно требовать полного преобразования всей жизни.

Нами было выделено 13 личностных стратегий антистарения из информационного массива.

Спортивная стратегия. Большинство авторов считают, что физическая активность человека тесно связана с его биологическим возрастом; снижение уровня физической активности (измеряемого средним количеством шагов в минуту) позволяет прогнозировать ускорение биологического старения [32]. Физическая активность связана также с иммунологическим возрастом человека [13]. Исследователями показано, что регулярные физические упражнения способствуют уменьшению распространенности инфекционных заболеваний и смертности у пожилых людей [28].

Стратегия контролирования жизни. Показано влияние сознательности (Conscientiousness) и планируемой организации жизненного пути на здоровье и старение человека [14]. Тайм-менеджмент, контролируемый самим человеком, увеличивает вероятность долгой жизни пенсионеров и снижает риск непредвиденной смерти [15].

Творческая стратегия. Наличие творческих увлечений в пожилом возрасте положительно связано с физическим здоровьем, качеством жизни, со здоровьем вообще (общее состояние здоровья, социальное функционирование) и другими социальными и демографическими показателями [6; 25].

Интеллектуальная стратегия. Показатели интеллекта способствуют более долгой, продуктивной жизни и уменьшают риск возникновения болезни Альцгеймера даже в условиях полного уравнивания образа жизни (в монастыре) [35].

Стратегия занятия рукоделием и предметной деятельностью. В Японии было подтверждено, что наличие хобби, в том числе рукоделия, снижает риск возникновения деменции некоторых типов в пожилом возрасте [21].

Альтруистическая стратегия. Существуют исследования, подтверждающие взаимосвязь заботы о других людях с продолжительностью жизни. Наиболее информативным является исследование М. Пулена и его коллег, проводивших наблюдение за 846 испытуемыми в течение 5 лет. Исследование показало, что у тех, кто много времени проводил, заботясь о других людях, уменьшалась вероятность смерти по сравнению с теми, кто не оказывал помощь [17].

Стратегия использования юмора. Исследователи утверждают, что продолжительность продуктивной жизни может зависеть от наличия у человека чувства юмора. С. Свебак в своем эмпирическом исследовании (проведенном в округе Нур-Тренделаг (Норвегия) на 66140 жителях) показал наличие положительных корреляций между чувством юмора и субъективным здоровьем и отрицательных корреляций с вероятностью возникновения социально значимых заболеваний (рака, диабета, сердечно-сосудистых болезней) [38].

Стратегия самосовершенствования и духовности. Доказано, что религиозность и соблюдение религиозных обрядов позитивно влияют на субъективное здоровье и замедляют биологический возраст в России [24].

Стратегия использования риска. Это неоднозначная стратегия. По данным научной литературы, она может как увеличивать индивидуальную продолжительность жизни, так и ее уменьшать [5]. Небольшой риск вызывает положительные эмоции и представляет собой эустресс, способствующий восстановлению здоровья после инфаркта миокарда в пожилом возрасте [18].

Стратегия общения. Большинство исследователей считают, что общение благоприятно для здоровья и продолжительности жизни [43].

Стратегия взаимодействия с природой. В результате метаанализа более сотни обсервационных и интервенционных исследований исследователи пришли к выводу о том, что практически все статьи показывают пользу зеленых насаждений для психологического и соматического здоровья человека и снижают риск смерти [39].

Стратегия достижений. Многие исследователи считают успех в жизни личностным ресурсом, влияющим на долголетие. В результате исследования продолжительности жизни сотрудников британской государственной службы было установлено, что наибольшая продолжительность жизни была у высших чиновников (менеджеры высшего звена), а наименьшая — у служащих низших уровней и рядовых рабочих [36].

Стратегия использования оптимизма. Оптимистичное отношение к жизни, по мнению многих исследователей, является фактором, способствующим увеличению длительности индивидуальной жизни. В клиническом экспериментальном исследовании было показано, что пессимисты имеют на 19% меньшую продолжительность жизни, чем оптимисты [29].

Эффективность стратегий антистарения зависит от социально-демографических факторов

Многие исследователи ранее предполагали, что действие психологических и поведенческих ресурсов не всегда однозначно и зависит от многих условий [26]. Во-первых, оно зависит от возраста человека [21]. Во-вторых, — от пола [11]. В-третьих, от — личностных особенностей [26]: от типа профессии человека (физический или умственный труд) [12], от местожительства (проживание в центральном или периферическом регионе страны) [23].

Х. Ванг считает, что эффективность ресурса «живая природа» зависит от возраста и образования [42]. Т. Матсумура с коллегами показали, что такой ресурс, как «наличие хобби», снижает риск деменции в зависимости от возрастной группы и от наличия сердечно-сосудистых заболеваний [21].

Поэтому для оценки эффективности индивидуально-личностных стратегий антистарения необходимо учитывать социально-демографические факторы [15].

Методология, объект и методы исследования.

Цель исследования: эмпирически установить взаимосвязь выделенных личностных стратегий с индексом биологического старения, определяемого по биологическому возрасту, у мужчин и женщин периода поздней зрелости с учетом их социально-демографических и индивидуально-типологических особенностей.

Гипотеза исследования. Эффективность личностных стратегий антистарения зависит от социально-демографических и индивидуально-типологических особенностей человека (таких как пол, возраст, семейный статус, профессия, местожительство, тип эмоциональности, телосложение, функциональная асимметрия, стиль взаимодействия с другими людьми). Для разных типов людей эффективными будут различные стратегии.

Методы исследования

1. Методика «Определение биологического возраста (БВ), по В.П. Войтенко» [приводится по: 11]. Для дальнейшей работы из этой методики применялся только показатель «индекс биологического старения» (биологический возраст — должный биологический возраст), он позволяет оценить то, насколько человек по состоянию своего здоровья старше статистической возрастной нормы. Отрицательные значения говорят об индивидуальной молодости человека, а положительные об индивидуальном старении относительно статистических норм.

2. Тест «Опросник личностных ресурсов» — авторская разработка. Личностные ресурсы в рамках авторской концепции рассматривались как занятия (хобби и интересы), которые можно применять как дополнительные виды деятельности в повседневной жизни. Структурная надежность опросника подтверждается вычислением альфы Кронбаха (0,4—0,6). Ретестовая надежность находится в пределах 0,7—0,8. Критериальная валидность находится в пределах 0,2—0,5. (Тест стандартизирован на платформе OSF (Berezina, T. (2022, July 10). Test Questionnaire of personal resources (resource areas). Standardization. Retrieved from https://osf.io/pwg24/)

3. Диагностика типов индивидуальности производилась с помощью:

— анкеты (пол, возраст, наличие семьи, детей, местожительство, профессия);

— определения предпочитаемого стиля взаимодействия (сотрудничество, соперничество, компромисс) с помощью игры, построенной на «Дилемма заключенного» (игра представлена онлайн на русском языке: http://95.181.226.63/);

— определения типа телосложения (эктоморф (астеник), эндоморф (пикник), мезоморф (атлетический), неопределенный (гармоничный)) на основе функциональных замеров (вес, рост, объем запястья, ширина плеч, бедер), которые предлагалось респонденту провести самому, а результат сообщить психологу; неопределенный тип ставился при наличии сложностей с отнесением телосложения к одному из типов;

— определения типа функциональной асимметрии (правша, левша, амбидекстр) по ведущей руке;

— определения типа эмоциональности, по В.М. Русалову (коммуникативная, интеллектуальная, психомоторная).

Испытуемые

В исследовании принимали участие 1632 человека, из них 840 женщин и 792 мужчин. Для получения обобщенной выборки были обследованы жители разных регионов России: Москва и Московская область, Оренбургская область, Северная Осетия, г. Уфа и Республика Башкортостан. Испытуемые отбирались по территориальному признаку. Отбирался один территориальный участок в обследуемом населенном пункте (приписанный к учебному или медицинскому учреждению), случайным образом отбиралась его часть и обследовалась. Критериев отбора испытуемых было 4.

Первый критерий — возрастной (56—70 лет — женщины и 61—70 лет — мужчины).

Второй критерий — добровольности.

Третий критерий — анонимности. Исследование проводилось анонимно.

Личные данные участников исследования были удалены после сбора данных.

Четвертый критерий — субъективной конфиденциальности. Испытуемые могли не сообщать какую-то информацию о себе, если считали ее конфиденциальной. Конфиденциальные данные не вносились в матрицу и не учитывались в дальнейшем при обработке данных.

Обработка данных

Составлялись отдельные таблицы для каждого типа мужчин и женщин: одинокие (22 чел.), разведенные (95 чел.), семейные (347 чел.), не имеющие детей (39 чел.), имеющие детей (396 чел.), правши (443 чел.), амбидекстры (13 чел.), левши (6 чел.), проживающие: в сельской местности (65 чел.), в городской местности (135 чел), в столице (260 чел.), с астеническим (67 чел.), пикническим (142 чел.), атлетическим (44 чел.) и неопределенным (208 чел.) телосложением, с психомоторной (181 чел.), интеллектуальной (90 чел.), коммуникативной (167 чел.) эмоциональностью, предпочитающие соперничающий (56 чел.), компромиссный (189 чел.), сотрудничающий (205 чел.) стили взаимодействия, с профессией реалистического (147 чел.), исследовательского (15 чел), социального (124 чел.), конвенционального (126 чел.), предпринимательского (120 чел.) и артистического (8 чел.) типов. Всего 27 типов.

Далее для каждого типа вычислялись коэффициенты корреляции Спирмана между показателем биопсихологического старения и личностными ресурсами. Если респонденты какого-то типа отсутствовали или их было мало, коэффициенты корреляции не высчитывались.

Для обобщения полученных данных использовались автоматические нейронные сети из комплекта стандартных статистических программ «Статистика 12», метод «Регрессия». Были заданы следующие параметры для создания и обучения нейронной сети. Тип сети — МПП. Минимальное количество скрытых нейронов — 1. Максимальное количество скрытых нейронов — 1. Сети для обучения — 20. Сети для сохранения — 5 (впоследствии выбиралась 1 сеть, показывающая максимальное соответствие исходным данным в тестовом исследовании). Размер подвыборок — случайный. Обучающая сеть строилась на 70% объема выборки, контрольная сеть — на 15 % и тестовая сеть — тоже на 15% выборки.

Непрерывная целевая (аналог зависимой) переменная — индекс биологического старения (БВ-ДБВ).

Непрерывные входные переменные: личностные ресурсы:

Категориальные входные переменные: показатели типов индивидуальности.

По итогу была сформирована обученная нейросеть. У женщин это была сеть с обучающим алгоритмом: BFGS 34, с логистической функцией активации скрытых нейронов Логистической и логистической функцией активации выходных нейронов. У мужчин это была сеть с обучающим алгоритмом: BFGS 42, с логистической функцией активации скрытых нейронов и экспонентной функцией активации выходных нейронов.

Обученная нейросеть была сохранена для дальнейшего использования.

Результаты исследования

Результаты исследования представлены ниже в табл. 1—8.

Таблица 1

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей разных профессиональных типов

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Альтруизм (Доброта)

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

0,03

-0,05

-0,46***

-0,44**

-0,26

-0,41**

-0,39**

-0,34*

-0,31*

-0,33*

-0,01

-0,38**

-0,37**

2

0,4

0,21

-0,62*

0,66*

-0,54

0,38

0

0,63*

-0,24

-0,23

-0,6*

0,81**

-0,04

3

-0,03

0,12

-0,18

-0,31***

-0,48***

-0,36***

-0,14

-0,2*

-0,29**

-0,1

0,31***

-0,42***

-0,42***

4

-0,19*

-0,29**

-0,38***

-0,25**

-0,31***

-0,35***

-0,29**

-0,29**

-0,25**

-0,29**

0

-0,2*

-0,4***

Мужчины

1

-0,54***

-0,16

0,15

-0,33**

-0,43***

-0,21*

-0,28**

-0,31**

-0,39***

-0,51***

-0,03

-0,42***

-0,49***

3

0,09

0,21

-0,52

-0,2

-0,75**

-0,1

0,52

-0,81**

-0,86**

0,41

0,5

-0,85**

-0,9***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***» — p<0,001. Профессиональные типы: 1 — реалистичный тип; 2 — исследовательский тип; 3 — социальный тип; 4 — конвенциональный (офисный) тип. Представителей остальных типов было недостаточно для вычисления корреляций или вычисленные корреляции были недостоверны.

 

Как видно из табл. 1, у женщин, имеющих реалистической тип профессий, есть достоверные отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин: спорт, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

У женщин, имеющих исследовательский тип профессий, есть достоверные отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество и природа, и положительная с интеллектом, духовностью, достижениями. У женщин, имеющих социальный тип профессий, есть достоверные отрицательные корреляции с личностными ресурсами: интеллект, рукоделие, доброта, духовность, риск, достижения, оптимизм, и положительная с природой. У мужчин: рукоделие, духовность, риск, достижения, оптимизм.

У женщин, имеющих конвенциональный тип профессий, есть достоверные отрицательные корреляции с личностными ресурсами: спорт, порядок, творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

Таблица 2

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей разных семейных типов

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

-0,14

-0,01

-0,28

-0,04

-0,29

-0,41

0,09

0,11

-0,01

-0,62**

-0,12

-0,54*

-0,21

2

0,02

0,05

-0,32**

-0,19

-0,3*

-0,2

-0,25*

-0,13

-0,24*

-0,2

0,07

-0,13

-0,23

3

-0,12

-0,02

-0,32***

-0,44***

-0,44***

-0,47***

-0,41***

-0,39***

-0,34***

-0,32***

0,15*

-0,46***

-0,5***

Мужчины

2

-0,49*

-0,6**

-0,15

-0,52*

-0,4

-0,54*

-0,03

-0,33

-0,06

-0,72***

-0,46*

-0,68***

-0,6**

3

-0,57***

-0,08

0,06

-0,34***

-0,52***

-0,18

-0,36***

-0,41***

-0,49***

-0,43***

-0,01

-0,51***

-0,54***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***» — p<0,001. Семейные типы: 1 — одинокие; 2 — разведенные; 3 — семейные. Представителей пропущенных типов было недостаточно для вычисления корреляций, или вычисленные корреляции были недостоверны.

Как видно из таблиц, у одиноких женщин есть отрицательные корреляции индекса биологического старения с личностными ресурсами: общение, достижения. У разведенных женщин: творчество, рукоделие, юмор, риск. У мужчин: спорт, порядок, интеллект, доброта, общение, природа, достижения, оптимизм.

У семейных женщин есть отри­цательные корреляции индекса биологического старе­ния с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм и положительная с природой. У мужчин: спорт, интеллект, рукоделие, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

Таблица 3

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у лиц, имеющих и не имеющих детей

 

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

-0,19

-0,04

-0,24

-0,18

-0,16

-0,25

0,16

0,16

-0,11

-0,45*

0,34

-0,46**

-0,16

2

-0,07

-0,02

-0,33***

-0,37***

-0,44***

-0,42***

-0,39***

-0,34***

-0,3***

-0,3***

0,11

-0,4***

-0,46***

Мужчины

1

-0,72*

0,06

0,09

-0,21

-0,86**

-0,75*

-0,89**

-0,14

-0,92**

-0,71*

-0,86**

-0,92**

-0,91**

2

-0,55***

-0,16

0,01

-0,43***

-0,46***

-0,2*

-0,22*

-0,42***

-0,38***

-0,42***

0,01

-0,47***

-0,48***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***» — p<0,001. 1 — не имеющие детей; 2 — имеющие детей.

 

Как видно из таблиц, у женщин, не имеющих детей, есть отрицательные корреляции индекса биологического старения с личностными ресурсами: общение, достижения. У мужчин с: спорт, рукоделие, доброта, юмор, риск, общение, природа, достижения, оптимизм.

 У имеющих детей женщин есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин с: спорт, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

Таблица 4

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей типов, различающихся по функциональной асимметрии

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

2

0,13

-0,2

0,01

-0,07

0,37

-0,13

0,37

0,31

0,28

0,2

-0,32

-0,09

0,09

3

-0,05

-0,02

-0,33***

-0,34***

-0,41***

-0,39***

-0,32***

-0,26***

-0,29***

-0,3***

0,15**

-0,4***

-0,41***

Мужчины

3

-0,56***

-0,13

0,01

-0,39***

-0,49***

-0,24*

-0,31***

-0,38***

-0,42***

-0,46***

-0,09

-0,5***

-0,55***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***». 2 — амбидекстры; 3 — правши.

 

Представителей пропущенных типов было недостаточно для вычисления корреляций, или вычисленные корреляции были недостоверны.

Как видно из таблиц, у женщин-амбидекстров достоверных корреляций нет. У женщин- правшей есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм — и есть положительная корреляция с ресурсом: природа. У мужчин: спорт, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

Таблица 5

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей разных типов телосложения

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

-0,01

0,05

-0,29

-0,42**

-0,53***

-0,53***

-0,46**

-0,33*

-0,56***

-0,35*

0,33*

-0,58***

-0,63***

2

-0,17

0,04

-0,27**

-0,29**

-0,37***

-0,35***

-0,15

-0,3**

-0,26**

-0,22*

0,13

-0,38***

-0,22*

4

-0,07

-0,1

-0,41***

-0,41***

-0,49***

-0,47***

-0,46***

-0,32***

-0,38***

-0,43***

0,1

-0,47***

-0,54***

Мужчины

1

-0,42*

-0,37

0,29

-0,79***

-0,56**

-0,29

-0,55**

-0,28

-0,36

-0,64***

-0,07

-0,35

-0,5*

2

-0,56***

0,14

0,2

0,19

-0,43**

-0,31

-0,14

-0,31

-0,42**

-0,49**

0,07

-0,6***

-0,64***

3

-0,62***

-0,18

0,04

-0,54***

-0,61***

-0,39*

-0,41*

-0,6***

-0,47**

-0,49**

-0,24

-0,41*

-0,59***

4

-0,34

-0,35

-0,43

-0,55*

-0,25

0,06

0,21

-0,31

-0,34

-0,23

0,05

-0,31

-0,2

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***». 1 — астенический; 2 — пикнический; 3 — атлетический; 4 — неопределенный (гармоничный) типы телосложения.

 

Как видно из таблиц, у женщин астенического телосложения есть достоверные отрицательные корреляции с ресурсами: интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм — и положительная корреляция с ресурсом: природа. У мужчин: спорт, интеллект, рукоделие, юмор, общение, оптимизм. У женщин пикнического телосложения есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин: спорт, рукоделие, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин атлетического телосложения есть отрицательные корреляции с ресурсами: спорт, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У женщин с неопределенным телосложением есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин ресурсом: интеллект.

Таблица 6

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей разных типов эмоциональности

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

-0,15

-0,15

-0,28**

-0,34***

-0,41***

-0,44***

-0,44***

-0,35***

-0,48***

-0,41***

0,16

-0,53***

-0,53***

2

-0,14

-0,24*

-0,6***

-0,41***

-0,62***

-0,53***

-0,69***

-0,46***

-0,32**

-0,57***

0,29*

-0,47***

-0,66***

3

0

0,15

-0,24**

-0,35***

-0,37***

-0,34***

-0,1

-0,18*

-0,19*

-0,14

0,07

-0,29***

-0,28**

Мужчины

1

-0,53***

0

0,22

-0,52***

-0,46***

-0,03

-0,37**

-0,29*

-0,42**

-0,29*

0,06

-0,41**

-0,47***

2

-0,39

-0,38

0,11

-0,25

-0,36

-0,14

0,26

-0,43*

-0,54**

-0,42*

0,46*

-0,5*

-0,62**

3

-0,58***

-0,33

-0,14

-0,29

-0,61***

-0,48**

-0,3

-0,42*

-0,42*

-0,74***

-0,4*

-0,71***

-0,67***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***». 1 — психомоторная; 2 — интеллектуальная; 3 — коммуникативная эмоциональность.

 

Как видно из табл. 6, у женщин с психомоторной эмоциональностью есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм. У мужчин: спорт, интеллект, рукоделие, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

У женщин с интеллектуальной эмоциональностью есть отрицательные корреляции с ресурсами: порядок, творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм — и положительная с ресурсом: природа. У мужчин: духовность, риск, общение, достижения, оптимизм и положительная с ресурсом: природа.

У женщин с коммуникативной эмоциональностью есть отрицательные корреляции с ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, духовность, риск, достижения, оптимизм. У мужчин с: спорт, рукоделие, доброта, духовность, риск, общение, природа, достижения, оптимизм.

Таблица 7

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у представителей разных типов взаимодействия

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

-0,41*

0,06

-0,01

-0,14

-0,04

-0,13

0,16

-0,01

-0,29

-0,12

0,26

-0,15

-0,16

2

0,04

0,01

-0,49***

-0,37***

-0,49***

-0,46***

-0,41***

-0,29***

-0,31***

-0,45***

0,08

-0,5***

-0,56***

3

-0,12

-0,07

-0,26**

-0,39***

-0,41***

-0,42***

-0,39***

-0,35***

-0,35***

-0,24**

0,17*

-0,39***

-0,4***

Мужчины

1

-0,45*

-0,29

0,2

-0,79***

-0,39

0,11

-0,35

-0,08

-0,22

-0,47*

0,01

-0,24

-0,5

2

-0,39*

-0,47**

-0,13

-0,4*

-0,47**

-0,5**

0,26

-0,39*

-0,35*

-0,39*

0,13

-0,61***

-0,58***

3

-0,66***

0,26

0,1

-0,27

-0,57***

-0,26

-0,51***

-0,61***

-0,54***

-0,54***

-0,21

-0,5***

-0,57***

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***». 1 — стиль соперничество; 2 — стиль компромисс, 3 — стиль сотрудничество.

 

Как видно из табл. 7, у женщин с преобладающим стилем «соперничество» есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: спорт. У мужчин: спорт, интеллект, общение.

У женщин с преобладанием стиля «компромисс»: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, оптимизм, достижения. У мужчин: спорт, порядок, интеллект, рукоделие, доброта, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

 У женщин с преобладанием стиля сотрудничества есть отрицательные корреляции с ресурсами: творчество, интеллект, рукоделие, доброта, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм — и положительная — с природой. У мужчин : спорт, рукоделие, юмор, духовность, риск, общение, достижения, оптимизм.

 

Таблица 8

Взаимосвязь индекса биологического старения с личностными ресурсами у проживающих в разных типах местности

Пол

Типы

Спорт

Порядок

Творчество

Интеллект

Рукоделие

Доброта

Юмор

Духовность

Риск

Общение

Природа

Достижения

Оптимизм

Женщины

1

0,04

0,21

0,04

-0,05

0,15

0,22

0,02

0,21

0,13

0,17

0,18

0,02

0,03

2

0,2

-0,11

-0,28**

-0,19

-0,09

-0,23*

-0,21*

-0,17

-0,12

-0,24*

-0,23*

-0,07

-0,17

3

-0,2**

-0,15*

-0,16*

-0,16*

-0,13

-0,07

0,01

-0,2**

-0,03

-0,07

-0,01

-0,11

-0,21**

Мужчины

1

-0,47*

0,12

-0,08

-0,46*

0,17

0,33

0,11

0,22

-0,22

0,26

0,2

0,04

0,15

2

-0,17

-0,11

0,32*

0,13

0,04

-0,32*

-0,08

0,06

0,14

-0,44**

-0,03

-0,22

-0,22

3

-0,11

-0,28*

-0,21

-0,38**

-0,37**

-0,23

0,12

-0,5***

-0,25

-0,1

0,16

-0,32*

-0,38**

Примечание: «*» p<0,05; «**» — p<0,01; «***». 1 — сельская местность; 2 — городская местность; 3 — столица.

Как видно из табл. 8, у женщин, проживающих в сельской местности, достоверных корреляций нет. У мужчин есть отрицательные корреляции с ресурсами: спор, интеллект.

У женщин, проживающих в городской местности, есть отрицательные корреляции с личностными ресурсами: творчество, доброта, юмор, общение, природа. У мужчин: доброта, общение, и положительная — с: творчество.

У женщин, проживающих в столице, есть отрицательные корреляции с ресурсами: спорт, порядок, творчество, интеллект, духовность, оптимизм. У мужчин: порядок, интеллект, рукоделие, духовность, достижения, оптимизм.

Для обобщения всего многообразия полученных корреляций с учетом социально-биографических типов человека мы использовали специально обученные автоматические нейросети (алгоритм обучения — регрессия).

Веса всех входных переменных представлены в табл. 9 и 11.

Таблица 9

Веса входных переменных: непрерывных (личностные ресурсы) и категориальных (типы индивидуальности) для нейросети, обученной на прогнозирование индекса индивидуального биологического старения. Женщины

 

Показатель

Значения весов

Показатель

Значения весов

Творчество

-7,70294

С социальной эмоциональностью

0,08603

Духовность

-5,85871

Правша

0,13581

Одинокая (без семьи)

-5,17724

Интеллектуальные занятия

0,1493

Интеллектуальный тип профессий

-4,51521

С интеллектуальной эмоциональностью

0,40673

Достижения

-3,81269

Проживающий в деревне

0,4623

Предприимчивый тип профессий

-3,64589

Юмор

0,60714

Астеник

-3,61124

Амбидекстр

0,87944

Оптимизм

-2,21231

Соперничающий тип взаимодействия

1,00304

Природа

-2,14443

Неопределенный тип телосложения

1,32094

Риск

-1,91422

Социальный тип профессий

1,40814

Проживающая в городе

-1,84027

Проживающий в столице

1,69251

Имеющая детей

-1,74935

Бездетный

2,04943

Предметная деятельность (рукоделие)

-1,32882

Реалистичный тип профессий

2,05618

Общение

-1,15105

Семейный

2,62298

Левша

-0,6755

Разведенный

2,83408

Сотрудничающий тип взаимодействия

-0,56414

Альтруизм (Доброта)

2,94548

Атлет

-0,4878

Пикник

3,10889

Артистический тип профессий

-0,21616

Порядок (контроль)

4,90275

С предметной эмоциональностью

-0,18613

Конвенциональный тип профессий

5,27861

Компромиссный тип взаимодействия

-0,13927

Спорт

6,25104

Показатели в табл. 9 расположены в порядке убывания благоприятности. Отрицательный вес говорит о том, что эти характеристики замедляют биологическое старение пенсионеров — женщин. Сюда относятся личностные ресурсы и типы индивидуальности. Личностные ресурсы: творчество, духовность, достижения, оптимизм, природа, риск, рукоделие (предметная деятельность), общение. Типы индивидуальности: интеллектуальный тип профессий, предприимчивый тип профессий, астеник, проживающая в городе, имеющая детей, левша, сотрудничающий тип взаимодействия, атлет, артистический тип профессий, с предметной эмоциональностью, компромиссный тип взаимодействия. Показатели с положительным весом (все остальные) увеличивают индекс биологического старения.

Достоверность обученных нейросетей оценивалась с помощью корреляционного анализа (табл. 10).

Таблица 10

Коэффициенты корреляции между целевой переменной (индекс биологического старения) и показателями, рассчитанными с помощью разных типов нейросетей

 

 

Индекс старения - Обучающая нейросеть

Индекс старения - Контрольная нейросеть

Индекс старения - Тестовая нейросеть

1.MLP 40-1-1

0,690051**

0,668308**

0,633854**

Примечание: «**» — p<0,01.

 

Как видно из табл. 10, все показатели, рассчитанные с помощью обученной нейросети, достоверно коррелируют с эмпирически полученными показателями.

 

Таблица 11

Веса входных переменных: непрерывных (личностные ресурсы) и категориальных (типы индивидуальности) для нейросети, обученной на прогнозирование индекса индивидуального биологического старения. Мужчины

 

Показатель

Значения весов.

Показатель

Значения весов.

Природа

-4,44266

Амбидекстр

0,00244

Интеллектуальный тип профессий

-3,02845

Предприимчивый тип профессий

0,00581

Юмор

-2,58156

Социальный тип профессий

0,1363

Риск

-2,12569

С интеллектуальной эмоциональностью

0,36255

С предметной эмоциональностью

-1,83083

Неопределенный тип телосложения

0,58233

Астеник

-1,75654

С социальной эмоциональностью

0,62197

Одинокий

-1,37935

Атлет

0,64087

Интеллект

-1,26372

Порядок (Контроль)

0,8524

Достижения

-1,01054

Конвенциональный тип профессий

1,12918

Духовность

-0,83883

Разведенный

1,19596

Правша

-0,81636

Артистический тип профессий

1,62155

Имеющий детей

-0,69145

Общение

1,87971

Реалистичный тип профессий

-0,68729

Предметная деятельность (рукоделие)

1,9581

Семейный

-0,65707

Спорт

4,46163

Компромиссный тип взаимодействия

-0,54359

Оптимизм

7,90557

Альтруизм (доброта )

-0,4693

 

 

Проживающий в столице

-0,41911

 

 

Проживающий в городе

-0,39082

 

 

Творчество

-0,32434

 

 

Пикник

-0,29352

 

 

Бездетный

-0,17795

 

 

Сотрудничающий тип взаимодействия

-0,12844

 

 

Соперничающий тип взаимодействия

-0,1113

 

 

Проживающий в деревне

-0,05269

 

 

Левша

-0,01328

 

 

 

Показатели в табл. 11 расположены в порядке убывания благоприятности. Отрицательный вес говорит о том, что эти характеристики замедляют биологическое старение пенсионеров — мужчин. Сюда относятся личностные ресурсы и типы индивидуальности Личностные ресурсы: природа, юмор риск, достижения, духовность, Интеллект, альтруизм (доброта), творчество. Типы индивидуальности: интеллектуальный тип профессий, с предметной эмоциональностью, имеющий детей, реалистичный тип профессий, компромиссный тип взаимодействия, проживающий в столице, проживающий в городе, сотрудничающий тип взаимодействия, соперничающий тип взаимодействия, проживающий в деревне, левша. Показатели с положительным весом (все остальные) увеличивают индекс биологического старения.

Достоверность обученных нейросетей оценивалась с помощью корреляционного анализа (табл. 12).

Таблица 12

Коэффициенты корреляции между эмпирическим индексом биологического старения и показателями индекса старения, рассчитанными с помощью нейросети у мужчин

 

Индекс старения обучающая нейросеть

Индекс старения контрольная нейросеть

Индекс старения тестовая нейросеть

5.MLP 40-1-1

0,873426**

0,820501**

0,844157**

Примечание: «**» — p<0,01.

Для оценки достоверности нейросети на итоговом этапе происходит расчет корреляции между теоретическими показателями, рассчитанными с помощью обученной нейросети, и исходными эмпирическими значениями показателя. Как видно из табл. 12, индексы старения, рассчитанные с помощью обученной нами нейросети, достоверно коррелируют с имеющимися эмпирически индексами старения мужчин.

Обсуждение результатов

Концепции долгожительства все чаще включают в себя идею о том, что «старение» — это процесс целого жизненного пути, который начинается в молодом возрасте, и что на продолжительность жизни и здоровье в преклонном возрасте влияет опыт всей жизни [10]. Для продления жизни важны не только факторы ранних, но также и поздних этапов жизненного пути, наличие или отсутствие на них острых и хронических стрессовых переживаний [9].

В нашем эмпирическом исследовании мы выдвинули гипотезу, что применение личностных стратегий и использование психологических ресурсов в преклонном возрасте сможет замедлить биологическое старение организма, рассчитываемое по биологическому возрасту. При этом эффективность личностных стратегий антистарения зависит от социально-демографических и индивидуально-типологических особенностей человека (таких как пол, возраст, семейный статус, профессия, местожительство, тип эмоциональности, телосложения, функциональной асимметрии, стиль взаимодействия с другими людьми). Для разных типов людей эффективными будут различные стратегии.

Наша гипотеза подтвердилась. Личностные ресурсы, безусловно, эффективны как средство антистарения для возраста поздней зрелости. Об этом говорит большое количество отрицательных корреляций между личностными ресурсами и индексом биологического старения, чем более активно используется ресурс, тем сильнее замедляется старение. Отметим, что все личностные ресурсы, выделенные нами в результате теоретического анализа, показали свою эффективность минимум для пяти типов индивидуальности. Такие ресурсы, как: порядок, спорт, творчество, природа, имеют меньше всего значимых корреляций с индексом старения по типам. А такие ресурсы: достижения, общение, оптимизм, имеют больше всего значимых корреляций по типам.

Однако эти взаимосвязи опосредованы типами индивидуальности. Если проанализировать таблицы с коэффициентами корреляции для разных типов, то можно заметить, что у одних типов достоверны одни корреляции, у других типов — другие. Например, одиноким пенсионеркам (не вступавшим в брак) благоприятны ресурсы общения и достижениий, в то время как разведенным пенсионеркам (имевшим недолгий брак) благоприятны ресурсы: творчество, рукоделие, юмор и риск. Это совершенно разные группы ресурсов. А вот семейным женщинам оказываются благоприятны все эти ресурсы, а также ресурс «оптимизм». Оптимизм один из ресурсов, по поводу эффективности которого ученые спорят. Большая часть исследователей считают, что этот ресурс благоприятен и что люди с оптимистичным взглядом на мир живут дольше [29]. Такими же спорными являются многие другие ресурсы. Например, общение или спорт. Распространенной считается точка зрения, что дольше живут пенсионеры с широким кругом общения [43], а биологическое старение замедляется у тех, кто имеет большую спортивную нагрузку [32]. Но другие авторы имеют противоположное мнение. А.Л. Терман и его ученики на основании многолетнего лонгитюда утверждали, что преждевременная смерть наступает чаще у участников проекта, отличавшихся жизнерадостностью (оптимизмом), чувством юмора и широким кругом общения [20]. А исследования американских долгожителей показали, что большинство долгожителей поддержкой спортивной формы специально не занимались [31].

Опираясь на полученные нами данные, мы можем предложить объяснение этих противоречий. Скорее всего, противоречие объясняется тем, что данные разных авторов получены для разных типов индивидуальности. Например, если в выборке преобладали женщины, не имеющие семьи (одинокие и разведенные), то для них оптимизм не являлся значимым ресурсом, а если замужние, то оптимизм способствовал замедлению темпов биологического старения. Аналогичное объяснение можно предложить и для таких ресурсов, как спорт или общение. Например, по нашим данным, спорт является значимым ресурсом для мужчин с коммуникативной и предметной эмоциональностью, но не эффективен для мужчин с интеллектуальной эмоциональностью. Общение является значимым ресурсом для мужчин и женщин, проживающих в городской местности, но парадоксальным образом безразлично для проживающих и в селе, и в столице. Как показало наше исследование, некоторые ресурсы меняют знак в зависимости от типа. Например, ресурс «природа» позитивен для женщин с исследовательским типом профессий и негативен для женщин с социальным типом профессий. Изменения знака ресурса было также описано в научной литературе, например, показатели «работа в настоящее время» и «учеба в настоящее время» меняют свой знак с негативного на позитивный после выхода женщин на пенсию [44].

Для того, чтобы оценивать эффективность индивидуально-личностной стратегии антистарения, необходимо учитывать все взаимосвязи и ресурсы, которые человек использует, и типы индивидуальности, к которым он принадлежит. Подобную задачу можно решить с использованием новых цифровых технологий. Для этого мы использовали специально обученные автоматические нейронные сети. Обученные нами нейросети вывели закономерные взаимосвязи индекса старения с личностными ресурсами и типами его индивидуальности (у мужчин (табл. 11) и у женщин (табл. 9)). У женщин и у мужчин наибольший (по модулю) вес имеют типы из профессиональной и семейной типологий. Именно тип профессии и семейный статус оказывают наибольшее влияние на то, вклад каких именно ресурсов в биологический возраст будет максимальным. Поэтому даже минимальная благоприятность или неблагоприятность ресурсов, связанная с профессией, по которой человек работал, или наличием или отсутствием у него семьи, будет значительно влиять на его биологический возраст. Вероятно, это связано с тем, что семья и работа — это наиболее важные для человека области реализации. На втором месте по значимости — тип телосложения, т. е. астеникам, атлетам и пикникам нужны различные ресурсы, чтобы замедлять индекс биологического старения. А вот типы, выделенные по эмоциональности, по стилю взаимодействия с другими людьми или по функциональной асимметрии, имеют относительно низкий вес, поэтому и роль связанных с ними ресурсов будет также не велика. Это можно объяснить тем, что в основе данных типологий лежат психологические типообразующие признаки (эмоциональность, стиль взаимодействия и т. п.), а эти качества проще поддаются личностной коррекции. Скорее всего, опираясь на свой жизненный опыт, индивид их уже откорректировал максимально эффективным для себя образом.

Обученные нейросети можно использовать также для решения задачи подбора эффективных стимулов для конкретного человека. Именно для решения подобного рода задач и применяются нейросети в психологии (например, такова методология, названная «Машина галлюцинаций», которая сочетает глубокие сверхточные нейронные сети, панорамные видео, виртуальную реальность для имитации биологически правдоподобных «искусственных» галлюцинаций конкретному человеку [33].

С помощью обученной нами нейросети мы можем составить индивидуально-личностную стратегию антистарения, манипулируя входными переменными. Большинство типов индивидуальности в пенсионном возрасте изменить уже невозможно (тип профессии в допенсионный период, наличие детей, вступление в брак, тип телосложения, функциональную асимметрию), другие типы изменить можно, но сложно (местожительство, тип эмоциональности, стиль взаимоотношений с другими людьми). Поэтому мы предлагаем задать типы как категориальные переменные. Личностные ресурсы можно изменять произвольно, выбирая виды деятельности, хобби, посещая тренинги или группы по интересам, поэтому их мы задали как непрерывные переменные. Изменяя личностные ресурсы (например увеличивая или уменьшая занятия спортом, общение или рискованные действия), можно оценить, как это скажется на индексе биологического старения человека с конкретно заданными типами индивидуальности. В результате можно подобрать определенную комбинацию личностных ресурсов, при которой индекс старения будет минимальным, и ее рекомендовать респонденту.

Перспективы исследования. Мы видим перспективы полученных результатов в разработке индивидуально-типологических стратегий антистарения, с использованием обученных нами нейросетей, и последующей оценкой их эффективности.

Ограничения полученных результатов и применяемых методик. Методы оценки личностных ресурсов разработаны нами в соответствии с нашей концепцией личностных ресурсов и описанными выше критериями. Выводы и рекомендации сделаны в соответствии с предлагаемым нами подходом. Личностными ресурсами называются занятия, дополнительные к повседневной жизни респондента, которые поддаются тренировке и развитию (преимущественно разнообразные хобби и интересы). Например, под интеллектом мы понимали наличие интеллектуальных хобби, а не показатель IQ. Выводы не могут быть расширены на другое понимание личностных ресурсов без дополнительных исследований. Эмпирическое исследование выполнено на возрастной группе пенсионного возраста (мужчины 61—70 лет, женщины 56—70 лет), выводы не могут быть перенесены на другие возрастные группы; более того, мы полагаем, что у других возрастных групп будут иные результаты.

Заключение

На основании теоретического анализа имеющегося информационного массива мы выделили 13 стратегий антистарения, имеющих подтвержденную эффективность. Это: спортивная стратегия, стратегия контролирования жизни, творческая стратегия, интеллектуальная стратегия, стратегия занятия рукоделием и предметной деятельностью, альтруистическая стратегия (доброты), стратегия использования юмора, стратегия самосовершенствования и духовности, стратегия использования риска, стратегия общения, стратегия взаимодействия с природой, стратегия достижений, стратегия развития оптимизма. В качестве критериев выделения именно этих стратегий мы использовали: 1) подтвержденную эффективность; 2) возможность личностного контроля и тренировки; 3) компенсаторный характер по отношению к повседневной жизни. Стратегии включали в себя преимущественно хобби и интересы.

На основании теоретического анализа мы предлагаем рассматривать антистарение как биопсихологическую характеристику, связанную с работой внутренних часов организма различного уровня: от молекулярно-биологических до психофизиологических. Процессы антистарения означают замедление темпов старения относительно календарной нормы. На эти процессы могут влиять различные факторы, в том числе и индивидуально-личностные стратегии организации человеком своей жизни.

 Эмпирически мы подтвердили, что эти стратегии антистарения должны строиться с учетом индивидуально-типологических особенностей человека, таких как его пол, возраст, местожительства (городская или сельская местность), наличие семьи, детей, типа телосложения, эмоциональности, функциональной асимметрии, стиля взаимодействия с другими людьми. Позитивные ресурсы должны суммироваться и рассматриваться совокупно, чтобы выделить наиболее эффективные для конкретного человека, а негативные должны исключаться. С помощью специально обученных нейросетей можно для каждого индивида разработать стратегию антистарения с учетом всех особенностей его индивидуальности, что важно также для социальной политики государства в сохранении психологического здоровья граждан.



[1]1 Патент на изобретение № 2166278 С2 Российская Федерация, МПК A61B 5/00 (2000.01). Способ контроля профилактики старения организма человека: № 98117891/14: заявлено 01.10.1998: опубликовано 10.05.2001 / Борисов С.Е., Лямин Н.Ю., Токарев Д.В., Хорт М.В.

Литература

  1. Березина Т.Н. Личностные ресурсы продолжительности жизни взрослых людей [Электронный ресурс] // Биопсихологический возраст и здоровье профессионалов: Перспективы антистарения: Международная коллективная монография / Под ред. Т.Н. Березиной. М.: Издательский дом Академии им. Н.Е. Жуковского, 2021. С. 190—210. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=47214659 (дата обращения: 08.12.2022).
  2. Обухова Л.Ф., Обухова О.Б., Шаповаленко И.В. Проблема старения с биологической и психологической точек зрения [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование. 2003. Том 8. № 3. С. 25—33. URL: https://psyjournals.ru/psyedu/2003/n3/Obuhova.shtml (дата обращения: 08.12.2022).
  3. Свидетельство о государственной регистрации программы для ЭВМ № 2022668987 Российская федерация. Антистарение XXI: 2022668380: Заявлено 07.10.2022: Опубликовано 14.10.2022 [Электронный ресурс] / Т.Н. Березина, С.А. Рыбцов. URL: https://www.elibrary.ru/item.asp?id=49776407 (дата обращения: 12.12.2022).
  4. Стрижицкая О.Ю. Эмоции и старение: современные парадигмы и актуальные направления // Современная зарубежная психология. 2017. Том 6. № 3. С. 71—76. DOI:10.17759/jmfp.2017060308
  5. Экстремальный образ жизни как фактор ее индивидуальной продолжительности / Т.Н. Березина, В.И. Екимова, А.В. Кокурин, Е.А. Орлова // Психологический журнал. 2018. Том 39. № 3. С. 70—78. DOI:10.7868/S0205959218030066
  6. Age and recognition for one’s creative hobby are associated with fewer depressive symptoms in middle-aged and older adults / S.M. Israel, C.E. Adams-Price, C.J. Bolstad, D.K. Nadorff // Psychology of Aesthetics, Creativity, and the Arts. 2020. Advance online publication. DOI:10.1037/aca0000366
  7. Anti-senescence compounds: A potential nutraceutical approach to healthy aging / F. Gurău, S. Baldoni, F. Prattichizzo, E. Espinosa, F. Amenta, A.D. Procopio, M.C. Albertini, M. Bonafè, F. Olivieri // Ageing Research Reviews. 2018. Vol. 46. P. 14—31. DOI:10.1016/j.arr.2018.05.001
  8. Arora B.P. Anti-aging medicine [Электронный ресурс] // Indian Journal Plastic Surgery. 2008. Vol. 41. P. S130—S133. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC2825135/ (дата обращения: 23.10.2022).
  9. Barker D.J., Thornburg K.L. The obstetric origins of health for a lifetime // Clinical Obstetrics and Gynecology. 2013. Vol. 56. № 3. P. 511—519. DOI:10.1097/GRF.0b013e31829cb9ca
  10. Ben-Shlomo Y, Kuh D. A life course approach to chronic disease epidemiology: conceptual models, empirical challenges and interdisciplinary perspectives // International Journal of Epidemiology. 2002. Vol. 31. № 2. P. 285—293. DOI:10.1093/ije/31.2.285
  11. Berezina T. Distribution of biomarkers of aging in people with different personality types (in Russia) // E3S Web of Conferences. 2020. Vol. 210. Article ID 17028. 12 p. DOI:10.1051/e3sconf/202021017028
  12. Berezina T.N., Rybtsova N.N., Rybtsov S.A. Comparative Dynamics of Individual Ageing among the Investigative Type of Professionals Living in Russia and Russian Migrants to the EU Countries // European Journal of Investigation in Health, Psychology and Education. 2020. Vol. 10. № 3. P. 749—762. DOI:10.3390/ejihpe10030055
  13. Can Blood-Circulating Factors Unveil and Delay Your Biological Aging? / N. Rybtsova, T. Berezina, A. Kagansky, S. Rybtsov // Biomedicines. 2020. Vol. 8. № 12. Article ID 615. 31 p. DOI:10.3390/biomedicines8120615
  14. Conscientiousness, health, and aging: the life course of personality model / M.J. Shanahan, P.L. Hill, B.W. Roberts, J. Eccles, H.S. Friedman // Developmental psychology. 2014. Vol. 50. № 5. P. 1407—1425. DOI:10.1037/a0031130
  15. Crimmins E.M, Seeman T. Integrating Biology into Demographic Research on Health and Aging (With a Focus on the MacArthur Study of Successful Aging) [Электронный ресурс] // Cells and Surveys: Should Biological Measures Be Included in Social Science Research? / Eds. C.E. Finch, J.W. Vaupel, K. Kinsella. Washington: National Academy Press, 2001. P. 9—41. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK110048/pdf/Bookshelf_NBK110048.pdf (дата обращения: 08.12.2022).
  16. Differential effects of endurance, interval, and resistance training on telomerase activity and telomere length in a randomized, controlled study / C.M. Werner, A. Hecksteden, A. Morsch, J. Zundler, M. Wegmann, J. Kratzsch, J. Thiery, M. Hohl, J.T. Bittenbring, F. Neumann [et al.] // European Heart Journal. 2019. Vol. 40. № 1. P. 34—46. DOI:10.1093/eurheartj/ehy585
  17. Does a helping hand mean a heavy heart? Helping behavior and well-being among spouse caregivers / M.J. Poulin, S.L. Brown, P.A. Ubel, D.M. Smith, A. Jankovic, K.M. Langa // Psychology and Aging. 2010. Vol. 25. № 1. P. 108—117. DOI:10.1037/a0018064
  18. Environmental eustress improves postinfarction cardiac repair via enhancing cardiac macrophage survival / P.-Y. Bai, S.-Q. Chen, D.-L Jia, L.-H. Pan, C.-B. Liu, J. Liu, W. Luo, Y. Yang, M.-Y. Sun, N.-F. Wan [et al.] // Science advances. 2022. Vol. 8. № 17. 16 p. DOI:10.1126/sciadv.abm3436
  19. Finch C.E. Longevity, Senescence, and the Genome [Электронный ресурс]. Chicago: University of Chicago Press, 1990. 938 p. URL: https://archive.org/details/longevitysenesce00finc/page/n3/mode/2up (дата обращения: 26.07.2022).
  20. Friedman H.S., Martin L.R. The Longevity Project: Surprising Discoveries for Health and Long Life from the Landmark Eight-Decade Study. New York: Hudson Street Press, 2012. 248 p.
  21. Hobby Engagement and Risk of Disabling Dementia / T. Matsumura, I. Muraki, A. Ikeda, K. Yamagishi, K. Shirai, N. Yasuda, N. Sawada, M. Inoue, H. Iso, E.J. Brunner [et al.] // Journal of Epidemiology. 2022. Article ID JE20210489. Advance online publication. DOI: 10.2188/jea.JE20210489
  22. Individualized Biological Age as a Predictor of Disease: Korean Genome and Epidemiology Study (KoGES) Cohort / S. An, C. Ahn, S. Moon, E.J. Sim, S.-.K. Park // Journal of Personalized Medicine. 2022. Vol. 12. № 3. Article ID 505. 11 p. DOI:10.3390/jpm12030505
  23. Japanese Centenarians: Medical research for the Final Stages of Human Aging / Eds. H. Tauchi, Т. Sato, T. Watanabe. Aichi: Aichi Medical University, 1999. 200 p.
  24. Koteneva A.V., Berezina T.N., Rybtsov S.A. Religiosity, Spirituality and Biopsychological Age of Professionals in Russia // European Journal of Investigation in Health, Psychology and Education. 2021. Vol. 11. № 4. P. 1221—1238. DOI:10.3390/ejihpe11040089
  25. Liddle J., Parkinson L., Sibbritt D. Health-related factors associated with participation in creative hobbies by Australian women aged in their eighties // Arts and Health. 2014. Vol. 6. № 2. P. 132—142. DOI:10.1080/17533015.2013.808253
  26. Martin L.R. Personality and Longevity // The Wiley Encyclopedia of Personality and Individual Differences. Vol. IV. Clinical, Applied, and Cross‐Cultural Research / Eds. B.J. Carducci, C.S. Nave. Hoboken: Wiley Blackwell, 2020. P. 353—358. DOI:10.1002/9781119547181.ch323
  27. Molecular and phenotypic biomarkers of aging [version 1; peer review: 3 approved] / X. Xia, W. Chen, J. McDermott, J.-D.J. Han // F1000Research. 2017. Vol. 6. Article ID 860. 10 p. DOI: 10.12688/f1000research.10692.1
  28. Nieman D.C., Wentz L.M. The compelling link between physical activity and the body’s defense system // Journal of Sport and Health Science. 2019. Vol. 8. № 3. P. 201—217. DOI:10.1016/j.jshs.2018.09.009
  29. Optimists vs Pessimists: Survival Rate Medical Patients Over a 30-Year Period / T. Maruta, R.C. Colligan, M. Malinchoc, K.P. Offord // Mayo Clinic Proceedings. 2000. Vol. 75. № 2. P. 140—143. DOI:10.4065/75.2.140
  30. Perceived Age and Life Style. The Specific Contributions of Seven Factors Involved in Health and Beauty [Электронный ресурс] / V.G. Clatici, D. Racoceanu, C. Dalle, C. Voicu, L. Tomas-Aragones, S.E. Marron, U. Wollina, S. Fica // Maedica — a Journal of Clinical Medicine. 2017. Vol. 12. № 3. P. 191—201. URL: https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC5706759/ (дата обращения: 12.12.2022).
  31. Prevalence of Frailty and Factors Associated with Frailty in Individuals Aged 90 and Older: The 90+ Study / D.R. Lee, C.H. Kawas, L. Gibbs, M.M. Corrada // Journal of the American Geriatrics Society. 2016. Vol. 64. № 11. P. 2257—2262. DOI:10.1111/jgs.14317
  32. Pyrkov T.V., Sokolov I.S., Fedichev P.O. Deep longitudinal phenotyping of wearable sensor data reveals independent markers of longevity, stress, and resilience // Aging. 2021. Vol. 13. № 6. P. 7900—7913. DOI:10.18632/aging.202816
  33. Simulated visual hallucinations in virtual reality enhance cognitive flexibility / C. Rastelli, A. Greco, Y.N. Kenett, C. Finocchiaro, N. De Pisapia // Scientific Reports. 2022. Vol. 12. Article ID 4027. 14 p. DOI:10.1038/s41598-022-08047-w
  34. Sirtuin 1 and Aging Theory for Chronic Obstructive Pulmonary Disease / V. Conti, G. Corbi, V. Manzo, G. Pelaia, A. Filippelli, A. Vatrella // Analytical Cellular Pathology. 2015. Vol. 2015. Article ID 897327. 8 p. DOI:10.1155/2015/897327
  35. Snowdon D. Aging with Grace: What the Nun Study Teaches Us About Leading Longer, Healthier, and More Meaningful Lives [Электронный ресурс]. New York: Bantam Books, 2001. 242 p. URL: https://archive.org/details/agingwithgracewh0000snow (дата обращения 26.07.2022).
  36. Socioeconomic Status and Health: The Challenge of the Gradient / N.E. Adler, T. Boyce, M.A. Chesney, S. Cohen, S. Folkman, R.L. Kahn, S.L. Syme // American Psychologist. 1994. Vol. 49. № 1. P. 15—24. DOI:10.1037//0003-066x.49.1.15
  37. Stellos K., Spyridopoulos I. Exercise, telomerase activity, and cardiovascular disease prevention // European Heart Journal. 2019. Vol. 40. № 1. P. 47—49. DOI:10.1093/eurheartj/ehy707
  38. Svebak S., Romundstad S., Holmen J. A 7-Year Prospective Study of Sense of Humor and Mortality in an Adult County Population: The HUNT-2 Study // The International Journal of Psychiatry in Medicine. 2010. Vol. 40. № 2. P. 125—146. DOI:10.2190/PM.40.2.a
  39. Twohig-Bennett C., Jones A. The health benefits of the great outdoors: A systematic review and meta-analysis of greenspace exposure and health outcomes // Environmental research. 2018. Vol. 166. P. 628—637. DOI:10.1016/j.envres.2018.06.030
  40. Vargas-Ortiz K., Pérez-Vázquez V., Macías-Cervantes M.H. Exercise and Sirtuins: A Way to Mitochondrial Health in Skeletal Muscle // International Journal Molecular Sciences. 2019. Vol. 20. № 11. Article ID 2717. 11 p. DOI: 10.3390/ijms20112717
  41. Voitenko, V.P., Tokar, A.V. The assessment of biological age and sex differences of human aging // Experimental Aging Research. 1983. Vol. 9. № 4. P. 239—244. DOI:10.1080/03610738308258458
  42. Wang H., Tassinary L.G. Effects of greenspace morphology on mortality at the neighbourhood level: a cross-sectional ecological study // The Lancet Planetary health. 2019. Vol. 3. № 11. P. e460—e468. DOI:10.1016/S2542-5196(19)30217-7
  43. Yorkston K.M., Bourgeois M.S., Baylor C.R. Communication and Aging // Physical Medicine and Rehabilitation Clinics of North America. 2010. Vol. 21. № 2. P. 309—319. DOI:10.1016/j.pmr.2009.12.011
  44. Zinatullina A.M., Melnik V.P., Zimina A.A. Personal Factors of Biological Aging in Working and Non-Working Respondents in Late Maturity Period // International Journal of Health Sciences. 2021. Vol. 5. № 3. P. 639—648. DOI:10.53730/ijhs.v5n3.2790

Информация об авторах

Березина Татьяна Николаевна, доктор психологических наук, Профессор, профессор кафедры научных основ экстремальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-8188-237X, e-mail: tanberez@list.ru

Литвинова Анна Викторовна, кандидат психологических наук, профессор кафедры научных основ экстремальной психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6783-3144, e-mail: annaviktorovna@mail.ru

Зинатуллина Азалия Маратовна, магистрант кафедры юридической психологии и права, факультет юридической психологии, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), директор Благотворительного фонда в поддержку материнства «Быть мамой», Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9223-5074, e-mail: azaliazinatullina@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 428
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 9

Скачиваний

Всего: 210
В прошлом месяце: 6
В текущем месяце: 1