“А мне надо деньги”. Мифологема “Деньги” в произведениях Ф.М. Достоевского

309

Аннотация

Одним из основных мифологем в творчестве Ф.М. Достоевского является тема денег. Данная тема проходит сквозь все его творчество от художественных произведений до дневников и писем. Настоящая работа посвящена анализу проблемы денег в произведениях Достоевского.

Общая информация

Ключевые слова: Ф.М. Достоевский

Рубрика издания: Мировая литература. Текстология

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/langt.2018050406

Финансирование. Проект выполнен при финансовой поддержке РФФИ (Проект № 18-012-90034. Достоевский и Италия).

Для цитаты: Махмудова С.М. “А мне надо деньги”. Мифологема “Деньги” в произведениях Ф.М. Достоевского [Электронный ресурс] // Язык и текст. 2018. Том 5. № 4. С. 42–48. DOI: 10.17759/langt.2018050406

Полный текст

«В творчестве Ф.М. Достоевского мотив денег является одним из самых значительных. Его роль определяется тем, что он, переплетаясь с другими мотивами, несет на себе важную тематическую нагрузку», - пишет Е.А. Шлапакова [1].

Тема денег в творчестве Ф.М. Достоевского является основной, определяющей линию его творчества, идеей. Деньги в произведениях  писателя выступают с самого начала его творчества – в письмах к родителям и проходят сквозь все произведения, становясь порой основной сюжетной составляющей.

Впервые деньги и их нехватка выступают в письмах Ф.М. Достоевского к отцу в 1837 году, во время поступления вместе с братом Михаилом в Инженерное училище:

«Где же взять нам теперь 950 р.? Неужели отдать последнее? Вы уже и так всё отдали, что имели. Боже мой! Боже мой! Что с нами будет! Но Он нас не оставит. Одна надежда на Него» [2].

 Подросток еще, Ф.М. Достоевский здесь выступает как настоящий сын, почитающий своих родителей: он не просит, а как бы спрашивает, советуется – Где же взять нам теперь 950 рублей? И тут же оправдывает отца, по-видимому, понимая, что тот не может помочь,  – Вы уже и так все отдали, что имели. Далее в этом же письме к отцу будущий писатель обращается к Богу как к последней надежде: Боже мой! Боже мой! Что с нами будет! Но Он нас не оставит. Одна надежда на Него».

Помощи или какого-либо письма от отца Федор и Михаил не получили, о чем свидетельствует следующее письмо от 8 октября того же года:

«От тетеньки получили мы нынче письмо - ответ на наше, которое послали вместе с письмом к Вам. Они очень об нас жалеют и хотят непременно внести за нас плату по 950 руб. за каждого, ежели Вы только это позволите. Это нас очень удивило, тем более что в нашем письме мы совсем об этом и не намекали и совсем  не просили. Позвольте это им сделать именно только для нас. В будущем письме мы ждем от Вас ответа. Для них это ничего не будет стоить, а для нас это будет иметь большое влияние на судьбу нашу.

Притом же до сих пор для нас они ничего не сделали; так пусть по крайней мере на этот случай, можно сказать критический, они одолжат именно только меня с братом» [3].

То есть тетенька также получила, как следует думать, письмо от братьев (письма писал Федор, Михаил только расписывался), где они рассказали о своем бедственном положении, и она выражает готовность внести за каждого из братьев немалую сумму – по 950 рублей. Тактичность и глубокое уважение к отцу сквозит в этом письме, о чем свидетельствует тот факт, что дети просят разрешения у отца принять эти деньги, просят разрешить тете одолжить именно их самих, а не отца.

Деньги у Достоевского – это рок, это судьба, это сатана, дьявол, обретший плоть  в их образе, который то побеждает писателя, то побеждается им. Этот дьявол искушает, манит, велит, заставляет просить деньги у брата, у жены, друзей, родителей, издателей, у всех, кто только может помочь поправить материальное положение. Деньги в произведениях Ф.М. Достоевского выступают как отдельный лирический герой, отрицательный образ, почти материальный герой, который повелевает душами других героев всех произведений от ранних писем до поздних романов. Деньги в жизни Ф.М. Достоевского и в его произведениях выступают в одном и том же виде, в том же образе, который гнетет писателя, тянет его, заставляет унижать и унижаться, подавляет его душу и властвует над ним. Ни у одного другого писателя деньги не выступают так, как у Достоевского, - зрелым героем, совершенным образом, так виртуозно и плавно переходящим из настоящего в виртуальное, из повседневности в выдуманный мир, что это становится само собой разумеющимся для самого автора, перестающего различать деньги в настоящем мире и в выдуманном им самим, однако полном драматизма мире, в котором образ денег властвует, заполняет собой, определяет каждый поворот сюжета и каждую мысль героев.

Особенно ярко это почти болезненное отношение к деньгам проявляется у Федора Михайловича в Италии, где он бывал три раза – в 1862, 1863 и 1868-1869 годах, где знакомство с Италией омрачалось “перманентным безденежьем”, хотя в этих его путешествиях рядом были любимые женщины – Апполинария Прокофьевна Суслова и Анна Григорьевна Сниткина.

23 июля 1863 года Ф.М. Достоевский, собираясь отправиться за границу, обращается к Е.П. Ковалевскому, председателю Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым, с просьбой выделить ему пособие на самых кабальных условиях, что говорит о безвыходности его положения:

“… Прошу из капитала Общества себе взаймы, до 1-го февраля будущего 1864-го года, тысячу пятьсот рублей серебром, без которых я, по обстоятельствам моим, никаким образом не могу двинуться с места. В феврале же будущего 1864 года я обещаюсь честным словом возвратить в кассу Общества взятый мною капитал (1500 р.), с процентами, ибо твердо уверен, что к тому времени, поправив свое здоровье, успею окончить и напечатать сочинение, которым я теперь занят и которое окупит теперешний заем и все теперешние мои издержки. В случае же моей смерти, равно как в случае, если б я, к февралю будущего 1864 года, каким-нибудь образом не выплатил моего долга Обществу, я предлагаю Обществу в залог вечное право владения и издания в свою пользу всех вообще, равно как и в частности, моих сочинений. Равным образом уступаю Обществу и право продажи этих сочинений книгопродавцу или другому какому-либо лицу, в вечное владение или для единовременного издания, - одним словом, уступаю все мои права Обществу в полную и неоспоримую собственность с самого 1-го февраля 1864 года, в том случае, если б я к этому сроку или умер или не возвратил вполне взятых мною теперь заимообразно тысячи пятисот рублей из кассы Общества для пособия нуждающимся литераторам и ученым. Эта передача Обществу моего права на мои сочинения будет совершена, как следует по закону, в конторе маклера.” 

Получив, по-видимому, деньги, заимствованные из названного Общества, Ф.М. Достоевский с Апполинарией Прокофьевной уезжают за границу.

Однако уже скоро, 20 августа 1863 года, писатель пишет В.Д. Констант (младшей сестре своей первой жены) письмо, в котором уведомляет о том, что выиграл в казино существенную сумму денег, из которой просит отложить на нужды пасынка Павла Исаева, что свидетельствует о глубокой порядочности и доброте писателя.

Интересно, что в том же письме содержится подробное описание механизма игры в рулетку, его собственные наблюдения и умозаключения об игре, то есть описывается весь азарт игры, охвативший в Париже писателя.  Ф.М. Достоевский, выиграв 5000 франков в рулетку, тут же пишет письмо В.Д. Констант, уведомляя ее о том, что послал к ней деньги, которые она должна распределить между пасынком П. Исаевым  и его матерью Марьей Дмитриевной - первой женой Ф.М. Достоевского, точно расписывая, кому и сколько. Но уже в письме к тому же адресату через неделю,  от 27 августа,  уже из Баден-Бадена писатель сообщает, что проигрался дотла в рулетку и едет в Рим, имея только 250 франков в кармане, с которыми он сможет доехать только до Турина, куда просит отправить обратно 100 рублей из присланных им ранее для Марьи Дмитриевны. Таким образом, в Италию Достоевский едет уже без денег, вынужденный ждать в Турине денег от В.Д. Констант.

Надеясь отыграться, Ф.М. Достоевский с 4 по 8 сентября 1863 года играет в Баден-Бадене в рулетку, где удача  было не на его стороне, так как сразу после этого в  Турине Достоевский, после «мятежа страстей», как он описывает свое состояние И.С. Тургеневу (письмо от 6 (18) октября 1863 года), оказывается совершенно без денег, принужден жить весьма скромно, о чем пишет брату Михаилу Достоевскому в письме от 8 сентября 1863 года:

 ”…каждую минуту мы дрожали, что подадут счет из отеля, а у нас ни копейки, - скандал, полиция (sic, это здесь так, безо всяких сделок, если нет поручителя и вещей, были наяву примеры и т. д. и т. д., а я не один), гадость! Часы заложены в Женеве, одному действительно благородному человеку. Даже процентов не взял, чтоб одолжить иностранца, но дал пустяки. Теперь выкупать не буду, деньги нужны, она кольцо заложила''.

И далее следует не оправдание за то, что игра стала причиной того, что любимая женщина, с которой он путешествует, заложила даже кольцо, а объяснение брату, из которого следует, что писатель находится еще под впечатлением игры и не намерен её бросить, так как подробно описывает брату систему игры, помогшую ему выиграть:

” Ты пишешь: как можно играть дотла, путешествуя с тем, кого любишь. Друг Миша: я в Висбадене создал систему игры, употребил ее в дело и выиграл тотчас же 10000 франк<ов>. Наутро изменил этой системе, разгорячившись, и тотчас же проиграл. Вечером возвратился к этой системе опять, со всею строгостью, и без труда и скоро выиграл опять 3000 франков. Скажи: после этого как было не увлечься, как было не поверить - что следуй я строго моей системе, и счастье у меня в руках. А мне надо деньги (выделено нами- С.М.), для меня, для тебя, для жены, для написания романа. Tут шутя выигрываются десятки тысяч. Да я ехал с тем, чтоб всех вас спасти и себя из беды выгородить. А тут, вдобавок, вера в систему. А тут, вдобавок, приехал в Баден, подошел к столу и в четверть часа выиграл 600 франков. Это раздразнило. Вдруг пошел терять, и уж не мог удержаться и проиграл всё дотла. После того как тебе послал из Бадена письмо, взял последние деньги и пошел играть; с 4-х наполеонов выиграл 35 наполеонов в полчаса. Необыкновенное счастье увлекло меня, рискнул эти 35 и все 35 проиграл. За уплатой хозяйке у нас осталось 6 наполеондоров на дорогу. В Женеве часы заложил. ”

В архивах сохранилось письмо, где всего через десять дней, 18 (30) сентября 1863 года, после письма брату писатель сообщает  о своем тяжелом материальном положении Н.Н. Страхову:

“Из Рима я поеду в Неаполь. Из Неаполя (дней через 12 от сего числа) я возвращусь в Турин, то есть буду в нем дней через пятнадцать. В Турине у меня иссякнут все мои деньги, и я приеду в него буквально без гроша.[...].

Без денег же нельзя, и, приехав в Турин, надо бы, чтоб я нашел в нем непременно деньги на почте. Иначе, повторяю, я пропал. Кроме того что воротиться будет не на что, у меня есть и другие обстоятельства, то есть другие здесь траты, без которых мне совершенно невозможно обойтись”.

По возвращении в октябре  из Италии дела писателя налаживаются, и он пишет уже 10 ноября 1863 года из Владимира Варваре Дмитриевне письмо, с которым высылает долг и 40 рублей для Павла, на его нужды.

О широкой русской душе, врожденной порядочности и умении принести себя в жертву близким свидетельствует то, что писатель все время за некоторыми перерывами находится в весьма стесненных условиях, однако тем не менее не забывает заботиться о пасынке и о детях брата Михаила, которых фактически сам и содержит.

Отношения Ф. Достоевского с пасынком были самые дружественные до самой смерти писателя, однако к январю 1876 года заметно портятся, очевидно, из-за того, что Павел относился к отчиму с той же ответственностью, как того хотел Федор Михайлович, теперь имеющий  еще и своих маленьких детей, о которых вынужден заботиться, и к  тому же оказывается весьма стеснен в деньгах.

“Любезнейший Павел Александрович, я посылаю тебе просимые 30 р<ублей>”, - пишет Федор Михайлович Павлу Исаеву, своему пасынку – сыну первой жены Федора Михайловича М.Д. Исаевой, в январе 1876 года, - “…Еще скажу тебе, Павел Александрович, что посылаю тебе из последних моих денег. Кончив работу и выбрав за нее всё, я к настоящей минуте почти без гроша…. Вот почему, посылая тебе 30 р<ублей>, отымаю у несчастных детей моих. Я знаю, что скоро умру, а когда они останутся без меня, то ни одна рука не подаст им гроша“ ,

-по-видимому, чем-то раздраженный, так как в в августе 1863 года в письме к брату Николаю переживает по поводу отсутствия вестей от Павла:

“Был ли у тебя Паша и не слыхал ли ты об нем чего, Коля, то есть о том, как он себя держит без меня и чем занимается? Что услышишь, напиши мне откровенно. Боюсь я, что он избалуется без меня. ”

В том же месяце Федор Михайлович пишет и самому Паше теплое письмо с отеческими наставлениями,  что свидетельствует об искренней любви Достоевского к пасынку и о доверии между ними:

“Думаю я об тебе много, Паша. Держал ли ты экзамен и что выдержал? Со страхом буду ждать от тебя известия. Когда это письмо придет к тебе, наверно уже будет всё решено, и ты можешь меня тотчас уведомить. Пиши ко мне обо всем откровенно и по-дружески - как ты живешь, что делаешь? … Не знаю, может быть, поеду в Италию, хотя долго там жить не буду. Старайся, Паша, избегать глупых знакомств и Юсуповых садов. Глупо ведь это всё ужасно, особенно в твой возраст, когда надобно о себе подумать. ”.

Таким образом, письмо Павлу, датированное январем 1876 года, скорее всего, вызвано материальными проблемами семьи писателя, обычно чересчур опекавшего пасынка всю жизнь, даже во время жизни его матери, с которой Федор Михайлович к тому времени  уже развелся.

31 марта -14 апреля 1865 года пишет пространное письмо другу А.Е. Врангелю о долгах почившего брата Михаила, 22 ноября 1865 года И.Л. Янышеву:

''В этот месяц я думал, что десять раз успею Вам выслать 134 талера, которые Вам должен, и 170 гульденов, за которые Вы поручились за меня в Hotel, - оттого и мешкал Вам писать, что хотелось послать письмо с деньгами. Но до сих пор не получил ничего. И не я виноват. Но знайте, что при первой возможности, которая, может быть, и очень скоро будет, я Вам тотчас же вышлю, хотя бы пришлось самому себя обрезать''.

Федор Михайлович пишет 15 декабря 1865 года:

“Посылаю тебе, любезнейший Коля, 1 р. серебр<ом>. Николай говорит, что ты хочешь в больницу. Это очень хорошо, если б только возможно было взяться серьезно”,

хотя уже в декабре того же года обращается к М.Н. Каткову в “Русский Вестник”: 

“Во-первых, прошу Вас - помогите мне. Работая для Вашего журнала, я не могу взять никакой другой работы, чтоб содержать себя, и на содержание мое я не имею ни копейки (14) и заложил даже платье мое. И потому прошу Вас выдать мне 1000 рублей вперед. 300 руб. я уже от Вас получил, таким образом, теперь я прошу прислать в дополнение <?> <к> 1000 только 700. Из этих 700 450 прошу Вас прислать мне, а 250 доставить А. Ф. Базунову, которому я их задолжал. Достав<ил> (15) я в редакцию "Русского вестника" теперь всего никак не менее 7 листов, а может быть, и восемь. (16) Это почти равно 1000 руб. по принятым Вами моим условиям, а может быть, даже и более. Я, конечно, не считаю, что до окончания романа имею право их требовать. Я прошу. На днях вышлю окончание 2-й части и не замедлю с третьей”.

В романе «Игрок» Ф.М. Достоевский сам описывает свое состояние во время игры в рулетку и попутно рассуждает о том, что такое эта игра и нравственно ли в нее играть, разделяя игру простых людей и игру аристократов. То есть писатель описывает игру и себя в ней, делая глубокий психологический анализ своего собственного состояния и состояния тех, кто в игре участвует, отделяя мелкую корысть от крупной и  вряд ли отделяя самого себя от главного героя романа, однако замечает (то ли он сам, то ли герой романа): « Что же касается до моих сокровеннейших нравственных убеждений, то в настоящих рассуждениях моих им, конечно, нет места. … Но вот что я замечу: что во все последнее время мне как-то ужасно противно было прикидывать поступки и мысли мои к какой бы то ни было нравственной мерке. Другое управляло мною…». 

В романе содержится тщательный анализ воздействия игры на душу человека и даже проявления в игре национального характера, или, как сейчас принято говорить, национальной картины мира русского человека и его отношение к рулетке: «А русский не только не способен приобретать капиталы, но даже расточает их как-то зря и безобразно. Тем не менее нам, русским, деньги тоже нужны, …, следовательно, мы очень рады и очень падки на такие способы, как, например, рулетки, где можно разбогатеть вдруг, в два часа, не трудясь. Это нас очень прельщает; а так как мы и играем зря, без труда, то и проигрываемся!»

Однако, как это позволяет думать роман, Ф.М. Достоевский не поклоняется деньгам, как идолу, ему чуждо накопительство, деньги он любит, за них готов работать каторжным трудом, но только для того, чтобы радовать близких, решать их проблемы, быть главой своего многочисленного семейства, каждому из которых требуется финансовая поддержка. Основания для такого заключения опять-таки содержатся в его автобиографичном «Игроке».

Литература

  1. Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского. Проблемы поэтики Достоевского. Киев: Next, 1994.
  2. Бехтерев В.М. Достоевский и художественная психопатология//Рус. лит. – 1962.
  3. Достоевский Ф.М. Полное собрание сочинений. В 30 т. Л.: Наука, Ленинградское отделение., 1972-1990.-Т.1-30.
  4. Захаров В.М. Имя автора – Достоевский. Очерк творчества. М.: Издательство “Индрик”, 2013. 
  5. Шлапакова Е.А. Мотив денег в романе Ф.М. Достоевского «Игрок»//Филологические науки, №
  6. Письмо М.А. Достоевскому от 27 сентября 1837 года, Петербург.  
  7. Письмо М.А. Достоевскому от 8 октября 1837 года, Петербург. 
  8. Письмо М.М. Достоевскому от 8(20) сентября 1863 года, Турин.
  9. Письмо Н.Н. Страхову от 18 (30) сентября 1963 года, Рим.
  10. Письмо Е.П. Ковалевскому от 23 июля 1863, Петербург.
  11. Письмо М.М. Достоевскому от 8 (20) сентября 1863 года.
  12. Письмо А.Н. Майкову от 26 октября (7 ноября), Милан.
  13. Письмо М.Н. Каткову, декабрь 1865 года.
  14. Письмо П.А. Исаеву от 7 января 1876 года, Петербург.
  15. Письмо П.А. Исаеву от 28 августа 1863 года, Париж.
  16. Письмо В.Д. Констант от 20 августа 1863 года, Париж.
  17. Достоевский Ф.М. Игрок. http://dostoevskiy-lit.ru/dostoevskiy/proza/igrok-1.htm.

Информация об авторах

Махмудова Светлана Мусаевна, доктор филологических наук, профессор кафедры «Лингводидактика и межкультурная коммуникация» института «Иностранные языки, современные коммуникации и управление», Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0220-6216, e-mail: mahmudovasm@mgppu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2414
В прошлом месяце: 42
В текущем месяце: 26

Скачиваний

Всего: 309
В прошлом месяце: 2
В текущем месяце: 0