Особенности поролевой идентичности у подростков с делинквентным поведением: подходы к диагностике и коррекции

699

Аннотация

Рассматриваются вопросы специфики полоролевой идентичности у подростков с делинквентным поведением. Представлены результаты эмпирического исследования особенностей полоролевой идентичности у мальчиков и девочек с делинквентным поведением. При анализе результатов показаны слабая интериоризация полоролевых образов в структуру полоролевого самосознания у делинквентных мальчиков, конфликтность полоролевой идентичности у девочек с делинквентным поведением. На основе выявленных особенностей разработаны мишени и предложены подходы к психокоррекционной работе с данным контингентом подростков.

Общая информация

Ключевые слова: когнитивный компонент, эмоциональный компонент, психокоррекционная работа, полоролевая идентичность, подростки с деликвентным поведением, ролевой тренинг

Рубрика издания: Психология развития (Возрастная психология)

Тип материала: научная статья

Для цитаты: Сыроквашина К.В. Особенности поролевой идентичности у подростков с делинквентным поведением: подходы к диагностике и коррекции // Психологическая наука и образование. 2007. Том 12. № 5. С. 208–215.

Полный текст

В настоящее время актуальной проблемой современного общества продолжает оставаться рост правонарушений, совершаемых как мальчиками, так и девочками подросткового возраста. В рамках психологической науки разрабатываются подходы к изучению особенностей личности и самосознания подростков с отклоняющимся поведением [4]. При исследовании личностных характеристик подростков с де­линквентным поведением ряд исследователей затрагивали вопросы и полоролево­го развития [7, 9]. Наряду с этим исследований полоролевой сферы как составляющей личностного развития при различных вариантах отклоняющегося поведения немного.

Современными авторами подчеркивается существенная роль полоролевой идентичности в адаптивных и регуляторных процессах [8]. Термин «полоролевая идентичность» был введен С. Бем, классиком исследований полоролевого самосознания [16]. Полоролевую идентичность можно определить как базовую составляющую самосознания, отражающую осознание себя как представителя определенного пола, включающую представления о стереотипах мужественности и женственности (когнитивный аспект) и отношение к ним (эмоциональный аспект).

Ряд зарубежных исследователей при изучении различных форм отклоняющегося поведения привлекают полоролевые свойства в качестве факторов влияния на девиантные поведенческие проявления. Объясняя причины девиантного и агрессивного поведения среди мужчин, а также трудности при их психологическом сопровождении в местах заключения, одни авторы обращаются к понятию гипермаскулин­ности [18, 19, 21]. Другие исследователи обращаются к феномену полоролевого конфликта, вынося его в качестве фактора, связанного, в частности, с такой формой отклоняющегося поведения, как употребление алкоголя и наркотиков у молодежи [20].

Особенно тревожной тенденцией является рост преступлений, совершаемых лицами женского пола. Объясняя рост агрессивных действий среди женщин и девочек, ряд авторов привлекает теорию ролей, подчеркивая имеющийся в обществе кризис ролевого поведения в виде смещения традиционных ролей и использования женщинами маскулинных стереотипов поведения [15]. Другими исследователями предлагалась типология половой идентичности девиантных подростков на основе идеи по­лоролевого конфликта [9], разрабатывались концепции полоролевого смещения у девочек с агрессивным поведением [17]. Вместе с тем данная проблема на настоящий момент остается недостаточно изученной.

Однако важность исследования определяется не только недостаточной изученностью вклада полоролевой сферы в становление самосознания в подростковом возрасте при отклонениях в поведении, но и необходимостью разработки психокор­рекционных программ, направленных на область самосознания, в том числе и в по­лоролевом контексте, с целью расширения поведенческого репертуара и предотвращения реализации привычных неконструктивных стратегий.

В соответствии с этим целью настоящего исследования является определение особенностей когнитивной и эмоциональной составляющих полоролевой идентичности у мальчиков и девочек подросткового возраста с делинквентным поведением по сравнению с их сверстниками с просоциальным поведением и разработка мишеней и подходов для психологической коррекции полоролевой сферы самосознания.

В исследовании приняли участие четыре группы подростков, всего 136 человек. В основную экспериментальную группу вошли 54 девочки подросткового возраста с делинквентным поведением, воспитанницы специального закрытого учебно-воспитательного учреждения №1 г. Покров и воспитательной колонии г. Рязань, и 22 мальчика, воспитанники специальной закрытой школы г. Шексна. Контрольные группы составили соответственно 35 девочек и 25 мальчиков, учеников московских школ.

Когнитивный компонент полоролевой идентичности исследовался при помощи методики измерения маскулинности и фе­мининности «МиФ» [1,5], направленной на диагностику особенностей полоролевой идентичности и позволяющей выявить пропорцию маскулинности-фемининности по­лоролевых образов, а также структуру связей между ними путем анализа корреляционных связей (коэффициент корреляции Спирмена).

Для оценки эмоционального аспекта полоролевой идентичности и соответствующих смысловых структур использовался Цветовой тест отношений (ЦТО) [14] в пси­хосемантической модификации Е. Г. До- зорцевой [6], невербальный диагностический метод, отражающий сознательный и неосознаваемый уровни отношений человека. Цветоассоциативные пересечения понятий трактуются как общность отношения к ним, выражающая эмоционально­смысловую связь между понятиями. Статистическая связь между категориями устанавливалась с помощью метода кластерного анализа (Ward’s method с подсчетом Euclidean distances).

При оценке когнитивного аспекта поло­ролевой идентичности с помощью методики МиФ в группе делинквентных мальчиков преобладание маскулинного типа над фемининным и андрогинным выражено сильнее, чем в нормативной группе. В контрольной группе, напротив, мальчики значимо чаще демонстрировали фемининную идентичность (40 % и 4,5 % соответственно, p<0,01, критерий Фишера).

В группах девочек значимых различий в пропорциях маскулинности-фемининнос­ти полоролевой идентичности не выявлялось.

Когнитивная структура полоролевой идентичности изучалась на основе корреляционных связей между образами (методика «МиФ»): образом «реального Я», образом «идеального Я», образами «идеального мужчины» и «идеальной женщины». Анализу подвергались лишь наиболее сильные корреляционные связи, по которым были получены значимые различия между исследуемыми группами (/-преобразование Фишера, p<0,05).

У мальчиков с нормативным поведением значимо более сильными оказались связи между образом «Я» и образами 210

«идеального мужчины» и «идеальной женщины». При этом образ «идеального Я» не коррелирует ни с одним из представленных образов. Указанные связи указывают на важность участия как мужского, так и женского стереотипов в формировании Я- образа у мальчиков подросткового возраста.

У мальчиков с делинквентным поведением не обнаруживается корреляций между образами, которые бы значимо отличались от аналогичных в соответствующей контрольной группе. Отсутствие связей может свидетельствовать как о слабой развитости самосознания в целом, так и недостаточной включенности гендерных стереотипов в идентичность мальчиков.

У девочек с нормативным поведением связи наблюдаются между тремя образами: «реальное Я», «идеальное Я» и «идеальная женщина». Образ «Я», «Я-идеаль- ного» и «идеальной женщины» образуют триаду, демонстрирующую преемственность и согласованность полоролевого самосознания.

В структуре полоролевой идентичности девочек с делинквентным поведением сильной оказывается связь образов «идеального мужчины» и «идеального Я». Такая связь между образами «Я идеала» и «идеального мужчины» может говорить о стремлении идентифицироваться с мужской фигурой.

Эмоционально-смысловые компоненты полоролевой идентичности анализировались на основании кластеров, полученных в результате обработки данных Цветового теста отношений.

Группа понятий, включающий в себя «Я-образы», в группе мальчиков с нормативным поведением обнаруживает связь реального и идеального Я мальчиков с понятиями, имеющими положительную окраску, а также относящимися к сфере межпо­лового и сексуального взаимодействия («поцелуй», «удовольствие»). Аналогичная группа понятий у мальчиков с делинквент­ным поведением выглядит более противоречиво, демонстрируя, с одной стороны, значимость референтной группы (понятие «друзья»), с другой - недостаточную диф­ференцированность полоролевой идентичности (связь с понятием «девочка»).

Эмоциональная и смысловая окраска полоролевых стереотипов в группах мальчиков имеет свои нюансы. Группа, отражающая связи с понятием «мужчина», указывает на то, что мужская гендерная роль в подростковом возрасте у мальчиков без отклонений в поведении имеет свойство возможного риска (связь с понятием «риск») на пути реализации мужских качеств. Женский стереотип имеет позитивную (связь с понятием «доброжелательность»), а также сексуальную окраску («секс»), что нормативно для данного возрастного периода - формирования полоро­левых и психосексуальных ориентаций.

У мальчиков с делинквентным поведением образ мужчины оказывается традиционно окрашен (связь с понятием «сила»). Образ женщины, так же как и в нормативной группе, имеет положительную окраску. Понятие «женщина» непосредственно связано с понятием «безопасность», и на следующем уровне - с понятием «привлекательный человек».

Субкластеры, включающие в себя «Я- образы» девочек с нормативным поведением, наполнены понятиями, имеющими позитивную окраску и богаты положительными связями (связи с понятиями «приятный человек», «любовь», «женщина», «семья» и «будущая семья»). Это свидетельствует об идентификации с женской фигурой и интериоризации женской гендерной роли, в том числе в контексте семейного взаимодействия.

Аналогичная группа понятий у девочек с делинквентным поведением выглядит менее насыщенной и более обедненной по сравнению с нормативной группой («Я» выступает в одном кластере понятиями «друзья» и «моя будущая семья»). В группе делинквентных девочек наблюдается самоидентификация, скорее, с образами субъективно значимых групп, а не с более обобщенными смысловыми категориями.

Исследование субкластеров, отражающих отношение к образам мужчины и женщины, выявляет различия между группами девочек. Как уже было указано выше, образ «женщины» в нормативной группе связан с образом «Я» и «семьи». В группе де­линквентных девочек такой связи не выявляется.

Образ «мужчины» выступает в различных по характеру и эмоциональной окра­шенности кластерах у делинквентных и просоциальных девочек. В контрольной группе выявляется преемственность исследуемых мужских образов («мужчина», «мальчик», «отец»), со смысловым и эмоциональным отношением, характерным для нормативного мужского полоролевого стереотипа. В основной группе выявляется негативное отношение к мужскому полоро­левому образу (связь с понятиями «вспыльчивость» и «слабость»), в том числе в сексуальном контексте (связь с понятием «секс»). Это может свидетельствовать об имеющемся сексуальном опыте девочек с делинквентным поведением, связанном к тому же с высокой вероятностью сексуального насилия в их среде, о чем говорят мультидисциплинарные исследования, проведенные ранее на том же контингенте [7].

Итак, обобщая полученные данные и интегрируя когнитивный и эмоциональный аспекты полоролевой идентичности, можно сделать следующие выводы. У мальчиков с нормативным поведением значимо больший выбор фемининных качеств идентичности в сочетании с участием обоих по­лоролевых стереотипов в ее формировании может свидетельствовать о критическом характере данного возрастного периода в контексте формирования полороле­вого самосознания. Мальчики же с делин­квентным поведением при преимущественной маскулинности идентичности демонстрируют слабую интеориоризацию гендерных стереотипов в когнитивную структуру самосознания в сочетании с не- дифференцированностью и спутанностью на уровне эмоционально-смыслового отношения.

У девочек с просоциальным поведением полоролевые образы согласованы на когнитивном и эмоциональном уровнях, отмечается стремление к соответствию женскому полоролевому стереотипу. В группе делинквентных девочек влияние эталона мужчины оказывается доминирующим, что свидетельствует о стремлении к идентификации прежде всего с мужской фигурой. При этом на уровне эмоционального отношения девочки с делинквентным поведением отрицательно оценивают фигуру мужчины, что демонстрирует наличие внутреннего конфликта в структуре полороле­вой идентичности: с одной стороны, желание идентифицироваться с мужской фигурой, с другой стороны, негативное отношение к образу мужчины.

Полученные данные свидетельствуют о том, что полоролевая идентичность и поло­ролевые стереотипы у делинквентных мальчиков и девочек существенно отличаются от таковых у их сверстников с нормативным поведением и могут оказывать влияние на их саморегуляцию и способствовать формированию отклонений в поведении. В связи с этим они должны выступать в качестве мишеней психокоррекционных, психотерапевтических, профилактических мероприятий.

Учреждения, в которые попадают подростки, совершившие правонарушения, призваны осуществлять воспитательные функции по отношению к ним, корректировать поведенческие девиации, способствовать их реабилитации и ресоциализации, заниматься профилактикой совершения повторных противоправных действий. Важное место в реабилитационном процессе должна занимать работа с личностью и самосознанием подростков, в том числе в сфере полоролевой идентичности и связанных с ней аспектов межличностного и межполового взаимодействия.

Цели коррекционной работы для мальчиков и девочек должны быть различными в соответствии с выявленными особенностями структуры и содержания полороле­вой идентичности. Для девочек с делин­квентным поведением важной задачей может стать работа с образом мужчины, так как он обладает противоречивыми свойствами с негативной окраской. Также важной является работа с собственной женской идентичностью, включая реальные и идеальные представления о себе. Это может помочь становлению согласованного и непротиворечивого самосознания и существенно обогатить репертуар поведения девочек. Для мальчиков ключевыми задачами должны быть разработка и расширение содержания полоролевых стереотипов. При этом следует совмещать данное направление с работой с представлением о самом себе, включая полоролевые образы, что может способствовать дифференцировке структур самосознания.

Наиболее подходящим для работы с самосознанием, образами «реального» и «идеального Я», полоролевыми стереотипами и образами нам представляется ролевой тренинг.

В качестве основных приемов такого тренинга могут быть выбраны: сюжетно­ролевые игры [11], игры с элементами драмы [13], использование сказочных сюжетов [3].

Сюжетно-ролевые игры в группе подростков предполагается начинать с небольших этюдов, переходить к изобразительным играм и заканчивать собственно сюжетно-ролевыми играми [11]. Сюжетами таких игр становятся традиционно переживаемые подростками ситуации - знакомство, ссора, предложение интимных отношений, встреча с родителями и др. Подростки получают возможность проигрывания конфликтных ситуаций, нахождения способов их разрешения, высказывания чувств и переживаний, проработки сложных для себя аспектов межполового взаимодействия.

«Большие» психологические игры с заданными сюжетами предполагают возможность проиграть имеющиеся стереотипы, осознать их особенности, увидеть границы. Так, в игре «мальчики-девочки» ведущие разделяют подростков по признаку пола и дают задание построить два мира - мужской и женский, в фантастическом пространстве, где они не пересекаются. А затем «знакомят» миры друг с другом и задают вопрос - хотели бы они слияния, периодических встреч, просто возможности видеть друг друга; подростки дискутируют и принимают решение [13]. Увидеть собственные стереотипы, осознать их, увидеть обратную связь и понять свое место в мире двух полов - таковы возможности таких игр.

Сказочные сюжеты в практической психологии используются в качестве эффективнейших средств развития самосознания детей и подростков [3]. Сказка, представляя внутренний мир человека в метафорическом виде, дает возможность этот мир увидеть, прочувствовать и изменить. Существует возможность использовать также не только специализированные сказки в работе с детьми, но и придумывать самостоятельные сюжеты, отражающие суть волнующих проблем конкретного человека или групповую тему, а также обращаться к классическим сказочным сюжетам, отражающим важнейшие глубинные представления о стереотипах и ролевых функциях, в том числе полоролевых.

Ролевая игра включает в себя не только обучение определенным типам ролевого поведения, но и способствует «интеграции ролей» [10]. Ролевые приемы оказываются эффективным способом работы с Я-кон- цепцией подростка [12]. Через проигрывание и интерпретацию масок, используемых подростками в своей обычной жизни и группе, появляется возможность их осознания и анализа, а также знакомства с тем, что за ними скрывается, проникновение вглубь сопутствует развитию важной части - «наблюдающего Я». Ролевые приемы могут быть использованы и в достаточно безопасной форме работы - построение скульптуры.

При помощи таких упражнений можно расширить представления о полоролевых функциях мужчины и женщины, мальчика и девочки.

Важной составляющей в развитии ролевых функций участниками тренинга может служить и сама групповая динамика. Ситуация психологического тренинга требует гибкости в поведении в сочетании с отказом от стереотипных шаблонов поведения и нахождения новых ролей [2]. Одной из основных задач групповой психотерапии и становится расширение ролевого репертуара, предоставляющее членам группы возможность функционировать в окружающем мире на основе новых, сознательно избранных и опробованных в безопасной атмосфере тренинга ролей.

Предложенные подходы к психокор­рекционной работе могут помочь становлению согласованного и непротиворечивого самосознания и существенно обогатить репертуар поведения подростков. Осознание собственных особенностей как представителей определенного пола, принятие себя в этом аспекте, умение взаимодействовать с людьми и своего и противоположного пола - важнейшие составляющие формирования самосознания в целом.

Литература

  1. Бессонова Т. Л. Психологические особенности полоролевого самосознания и самопринятия личности студента педагогического вуза. Дисс. … канд. психол. наук. М., 1994.
  2. Вачков И. В. Основы технологии группового тренинга. М., 2000.
  3. Вачков И. В. Сказкотерапия: Развитие самосознания через психологическую сказку. М., 2003.
  4. Горьковая И. А. Личность подростка-правонарушителя. СПб., 2005.
  5. Дворянчиков Н. В. Полоролевая идентичность у лиц с девиантным сексуальным поведением. Дисс… канд. психол. наук. М., 1998.
  6. Дозорцева Е. Г. К проблеме аномального личностного развития подростков с делинквентным и криминальным поведением // Российский психиатрический журн., 1999. № 3.
  7. Дозорцева Е. Г. Аномальное развитие личности у подростков с противоправным поведением. М., 2004.
  8. Ениколопов С. Н., Дворянчиков Н. В. Концепции и перспективы исследования пола в клинической психологии // Психологический журн. 2001. № 3. Т. 22.
  9. Исаев Д. Н., Каган В. Е. Девиантное поведение и половые роли у девочек-подростков // Психопатические расстройства у подростков. Л., 1987.
  10. Лейтц Г. Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Я. Л. Морено. М.: Когито-центр, 2007.
  11. Лидерс А. Г. Психологический тренинг с подростками. М., 2001.
  12. Питцеле П. Подростки изнутри. Интрапсихическая психодрама // Психодрама: вдохновение и техника / Под ред. П. Холмса и М. Карп. М., 1997.
  13. Практикум по психологическим играм с детьми и подростками / Под ред. М. Р. Битяновой. СПб., 2003.
  14. Эткинд А. М. Цветовой тест отношений // Практикум по психодиагностике. Психодиагностические материалы. М.: Изд-во МГУ, 1988.
  15. Adler F. Sisters in Crime. N.Y.: McGraw-Hill, 1975.
  16. Bem S. L. Sex role adaptability: one consequence of psychological androgyny // Journ. of Pers. and Soc. Psychology. 1975. V. 31.
  17. Hardy A., Howitt D. Fighting in adolescent females: gender role conflict or gender role transition? // Psychology Postgraduate Affairs Group Annual Conference, Derby, 1998.
  18. Kilianski S. E. Explaining heterosexual men’s attitudes toward women and gay men: The theory of exclusively masculine identity // Psychology of Men & Masculinity. 2003. Jan. V. 4(1).
  19. Kupers T. A. Toxic masculinity as a barrier to mental health treatment in prison // Journ. of Clin. Psychology. 2005. № 61.
  20. Monk D., Ricciardelli L. A. Three dimensions of the male gender role as correlates of alcohol and cannabis involvement in young Australian men // Psychology of Men and Masculinity. 2003. Jan. V. 4(1).
  21. Parrott D. J., Zeichner A. Effects of hypermasculinity oh physical aggression against women // Psychology of Men and Masculinity. 2003. Jan. V. 4(1).

Информация об авторах

Сыроквашина Ксения Валерьевна, кандидат психологических наук, доцент, старший научный сотрудник Лаборатории психологии детского и подросткового возраста, Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П. Сербского Минздрава России (ФГБУ «НМИЦ ПН имени В.П.Сербского» МЗ РФ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3172-6130, e-mail: syrokvashina@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2276
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 1

Скачиваний

Всего: 699
В прошлом месяце: 4
В текущем месяце: 2