Особенности родительского общения как фактор психологического благополучия подростков

2417

Аннотация

Приводятся данные исследования, направленного на проверку гипотезы о связи психологического благополучия подростков и особенностей общения их родителей, в котором приняли участие 92 человека, из них 46 подростков в возрасте 13—14 лет, обучающихся в одной из московских школ, и их мамы (46 человек). Для исследования психологического благополучия подростков применены шкала детской Я-концепции Пирса-Харриса (шкалы VI, VII и VIII), шкала психологического благополучия Варвик-Эдинбург и опросник И.М. Марковской, для исследования особенностей общения родителей использованы опросник уровня общительности В.Ф. Ряховского, тест оценки коммуникативных умений М. Снайдера, шкала эмоционального отклика А. Меграбяна и Н. Эпштейна. В результате исследования выявлена пятифакторная структура психологического благополучия подростков и восприятия ими детско-родительских отношений, показана связь уровня эмоционального отклика родителей и оценок подростками согласия в отношениях с родителями. Обнаружена взаимосвязь удовлетворенности подростков общением со сверстниками и уровня общительности родителей. Пониженный уровень общительности родителей и их выраженная общительность связаны с высокими и средними оценками удовлетворенности общением со сверстниками у их детей-подростков; нормальный уровень коммуникабельности родителей связан с более низкой удовлетворенностью подростков общением со сверстниками. Обсуждается применение полученных результатов в консультировании и психологическом просвещении родителей.

Общая информация

Ключевые слова: подростки, психологическое благополучие , родители, особенности общения

Рубрика издания: Психология развития (Возрастная психология)

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/pse.2020250105

Тематический сетевой сборник: Психологическое благополучие субъектов образовательных отношений

Для цитаты: Ермолаева М.В., Смирнова О.В. Особенности родительского общения как фактор психологического благополучия подростков // Психологическая наука и образование. 2020. Том 25. № 1. С. 51–62. DOI: 10.17759/pse.2020250105

Полный текст

 

Введение

Проблема психологического благополучия подростков имеет большое значение на фоне быстро меняющейся социокультурной ситуации в обществе и роста стрессогенных факторов. Семья играет важную роль в становлении личности детей и подростков, оказывая решающее влияние на психологическое благополучие ребенка [1; 2; 5; 7; 9; 12; 19]. Особенности родительского общения оказывают влияние на психологическое благополучие ребенка в целом [5; 6; 17; 18] и отдельные его аспекты, например, отношение к своему телу [8], уровень социальной тревожности и склонность к депрессиям [20; 22], отношение к миру как справедливому [14].

В процессе развития личности подростка особую роль играет межличностное общение в семье, поскольку в подростковом возрасте развивается самоопределение и самосознание личности. Так, по мнению О.А. Караба­новой [10; 11], ключевым моментом жизнедеятельности семьи является межличностное общение внутри нее, которое определяет эффективность функционирования семьи, а также ресурсы ее роста и развития. Семейный контекст обладает значительным потенциалом, корригирующим неблагоприятные особенности социальной ситуации развития [5; 10; 12]. Семья, опосредуя «врастание в культуру» ребенка, оказывает глубокое воздействие на формирование его личности [10]. Существенным фактором психологического благополучия подростка является характер детско-родительских отношений, стиль воспитания, компетентность родителей, наличие привязанности и эмпатии, иными словами, все то, что в совокупности определяет взаимоотношения между членами семьи. Многие параметры психологического благополучия подростков прямо связаны с открытостью в общении и коммуникативными умениями родителей [5; 6; 19], а увеличение родительской компетентности в общении рассматривается как важное средство повышения психологического благополучия детей и подростков [13]. Современные зарубежные исследования также показывают, что сильное чувство близости и привязанности к семье связано с более высоким уровнем эмоционального благополучия, а также лучшей успеваемостью в школе и меньшим риском девиантного поведения [20; 23; 24].

Целью нашего исследования стало изучение связи психологического благополучия подростков и особенностей родительского общения. Предполагалось, что связь психологического благополучия подростков и особенностей общения их родителей имеет опосредованный характер в силу особенностей подросткового возраста.

Программа исследования

Эмпирическое исследование состояло из двух частей: 1) исследование психологического благополучия подростков и восприятия ими отношений с родителями, 2) исследование особенностей родительского общения. В исследовании приняли участие 92 человека, из них 46 подростков в возрасте 13—14 лет, обучающихся в седьмых классах одной из московских школ, и их мамы (46 человек). В исследовании приняли участие 31 полная семья и 15 неполных семей, всего 46 семей.

Для исследования психологического благополучия подростков были применены методики «Изучение особенностей Я-концепции подростков», Шкала психологического благополучия Варвик-Эдинбург (WEMWBS) в адаптации С.К. Нартовой-Бочавер [14], для изучения родительско-детского взаимодействия глазами подростка — опросник «Взаимодействие родитель—ребенок» (вариант для подростков) И.М. Марковской [13]. Опросник «Изучение особенностей Я-концепции подростков» Е. Пирса и Д. Харриса в модификации А.М. Прихожан [15] применялся для исследования самоотно- шения подростка. Были использованы данные по шкалам VI «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться», VII «Счастье и удовлетворенность», которая отражает переживание удовлетворенности жизненной ситуацией, и VIII «Положение в семье», которая выявляет удовлетворенность подростка своим положением в семье.

Шкала психологического благополучия Варвик-Эдинбург (далее — опросник ШПБ) позволяет исследовать аффективно-эмоциональные, когнитивно-оценочные компоненты психологического благополучия, отражает позитивное отношение к миру и себе и удовлетворенность качеством собственной жизни. Опросник «Взаимодействие родитель—ребенок» (вариант для подростков) И.М. Марковской (далее — опросник ВРР) дает представление о наиболее существенных параметрах взаимодействия родителя с ребенком [8; 13].

В исследовании родительского общения использовались опросник «Оценка уровня общительности» В.Ф. Ряховского [3], который дает представление об уровне общительности (низкий, средний, высокий), «Шкала эмоционального отклика» А. Меграбяна и Н. Эп­штейна [16] для исследования перцептивной стороны общения и тест оценки коммуникативных умений М. Снайдера [3] для изучения способности родителей оценивать собеседника, определять его сильные и слабые стороны, уметь установить дружескую атмосферу, понять проблемы собеседника, слушать, быть внимательным к высказываниям партнера, проявлять дружелюбие, реагировать адекватно, проявлять терпение и уважение к манере и темпу общения собеседника.

При статистической обработке данных применялись критерий Х2 Пирсона, критерий Краскела-Уоллиса и факторный анализ методом главных компонент с использованием варимакс-вращения; обработка данных проведена с использованием пакета программ математической статистики SPSS 19.0.

Результаты исследования

Данные исследования показывают, что самой многочисленной группой оказались те родители, у кого общительность находится на уровне замкнутости (34%), поровну людей с общительностью на уровне осторожности в общении и с нормальной коммуникабельностью (по 23,9%) и 17,4% людей с повышенной общительностью. В исследуемой группе не выражены ни явная некоммуникабельность, ни сверхобщительность.

Данные по методике «Тест оценки коммуникативных умений» М. Снайдера показывают в целом благоприятную картину коммуникативных умений в группе родителей. Большинство родителей (58,69%) относятся к группе хороших собеседников, достаточно внимательных к партнерам по общению; вторая по численности группа (32,61%) — «средние» собеседники (недостаточно внимательные к партнеру по общению, склонные к поиску скрытых смыслов сказанного и настороженности в общении), минимальное число родителей (по 4,35%) относятся к категориям плохих и отличных собеседников.

Данные по методике «Шкала эмоционального отклика» А. Меграбяна и Н. Эпштейна показывают, что большинство родителей — люди с высоким (45,65%) и очень высоким (32,61%) уровнем эмоционального отклика, т.е. для них характерны высокая эмоциональность, высокий уровень эмпатии, низкая агрессивность, дружелюбие, покладистость, уступчивость, готовность принимать и прощать недостатки других людей. Немногие родители отличаются нормальным (15,22%) и низким (6,52%) уровнями эмоционального отклика.

Обследование подростков по шкале Я-концепции Е. Пирса и Д. Харриса в адаптации А.М. Прихожан показало, что большая часть из них вполне удовлетворена своими умением общаться и популярностью среди сверстников, своей жизнью и положением в семье (см. табл. 1).

Таблица 1

Распределение оценок подростков по методике
«Изучение особенностей Я-концепции подростков» (Е. Пирс, Д. Харрис)

Наименование шкалы

Число подростков с различной степенью удовлетворенности

Количество подростков с различной степенью удовлетворенности в %

Низкая

Средняя

Высокая

Низкая

Средняя

Высокая

VI. Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться

4

17

25

8,70%

36,96%

54,34%

VII. Счастье и удовлетворенность

1

13

32

2,17%

28,26%

69,57%

VIII. Положение в семье

-

18

28

-

39,13%

60,87%

 Данные, представленные в табл. 1, показывают, что подростки, участвовавшие в исследовании, отличаются высокой и средней удовлетворенностью общением со сверстниками и собственной популярностью у сверстников, переживанием ощущения счастья и удовлетворенности жизнью в целом, а также высокой степенью удовлетворенности своим положением в семье.

Результаты по опроснику ШПБ, в сравнении с результатами по методике «Изучение особенностей Я-концепции подростков», представлены в табл. 2.

Анализ данных показывает, что уровень субъективной оценки психологического благополучия тем выше, чем выше удовлетворенность подростков по ряду критериев оценки себя (общение в среде сверстников, оценка жизни в целом, положение в семье), однако значимых различий между группами подростков выявлено не было.

Результаты обследования подростков по опроснику ВРР представлены в табл. 3.

Таблица 2

Распределение оценок подростков по Шкале психологического
благополучия Варвик-Эдинбург (WEMWBS)

Уровни удовлетворенности по шкалам опросника Я-концепции подростков (Е. Пирс, Д. Харрис)

Средний балл по опроснику ШПБ

VI. Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться

Низкий

42,5

Средний

47,59

Высокий

52,12

VII. Счастье и удовлетворенность

Низкий

43

Средний

46,23

Высокий

51,19

VIII. Положение в семье

Низкий

-

Средний

46,39

Высокий

51,68

 

Таблица 3 

Распределение оценок подростков по опроснику «Взаимодействие
родитель—ребенок» (вариант для подростков) И.М. Марковской

Наименование шкалы

Уровень процентильной оценки (указано количество испытуемых)

Низкая (<30%)

Средняя (от 30% до 70%)

Высокая (>70%)

Удовлетворенность отношениями ребенка с родителями

12

22

12

Авторитетность родителя

6

28

12

Непоследовательность-последовательность родителя

7

20

19

Несогласие-согласие между ребенком и родителем

5

18

23

Отсутствие сотрудничества-сотрудничество

7

22

17

Отвержение-принятие ребенка родителем

5

22

19

Эмоциональная дистанция-эмоциональная близость к родителю

5

32

9

Автономность-контроль по отношению к ребенку

4

18

24

Мягкость-строгость родителя

7

14

25

Нетребовательность-требовательность родителя

8

18

20

 Исходные оценки испытуемых по каждой шкале были переведены в процентили согласно таблице процентильной стандартизации [8]. Данные, представленные в таблице 3, показывают, что у подростков преобладают средние оценки по шкалам «Удовлетворенность отношениями ребенка с родителями», «Авторитетность родителя» и «Эмоциональная дистанция-эмоциональная близость ребенка к родителю». Данные по шкалам «Непоследовательность-последовательность родителя», «Несогласие-согласие между ребенком и родителем», «Отсутствие сотрудничества- сотрудничество», «Отвержение-принятие ребенка родителем», «Автономность-контроль по отношению к ребенку», «Мягкость-строгость родителя» и «Нетребовательность-требовательность родителя» показывают, что подростки оценивают воспитательные воздействия как последовательные, отмечают согласие в отношениях с родителями, принятие с их стороны, их склонность к сотрудничеству и взаимодействию в отношениях с подростками, наличие контроля, высокую требовательность и строгость со стороны родителей.

Для анализа факторной структуры психологического благополучия подростков и восприятия ими детско-родительских отношений была проведена факторизация данных по шкалам VI «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться», VII «Счастье и удовлетворенность», VIII «Положение в семье» опросника Я-концепции подростков (Е. Пирс, Д. Харрис, адаптация А.М. Прихожан), опросникам ШПБ и ВРР. Результаты факторного анализа методом главных компонент с использованием варимакс-вращения позволили выделить пять факторов: 1) дистанция в детско-родительских отношениях; 2) степень удовлетворенности по основным жизненным параметрам: общение, семья, жизнь в целом; 3) строгость детско-родительских отношений; 4) согласие в детско-родительских отношениях; 5) последовательность в детско-родительских отношениях (см. табл. 4).

Таблица 4

Факторная структура параметров психологического благополучия
и восприятия детско-родительских отношений подростками

Наименование методики исследования

Наименование шкалы

Компоненты

1

2

3

4

5

Опросник Я-концепции подростков (Е. Пирс, Д. Харрис, адаптация А.М. Прихожан)

VI «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться»

 

0,776

 

 

 

VII «Счастье и удовлетворенность»

 

0,716

 

 

 

VIII «Положение в семье»

 

0,748

 

0,325

 

Шкала психологического благополучия Варвик— Эдинбург (WEMWBS)

Шкала психологического благополучия

 

0,629

 

 

 

Опросник «Взаимодействие родитель—ребенок» (вариант для подростков) И.М. Марковской

Удовлетворенность отношениями ребенка с родителями

0,841

 

 

 

 

Авторитетность родителя

0,830

 

 

 

 

Непоследовательность-последовательность родителя

 

 

 

 

0,891

Несогласие-согласие между ребенком и родителем

 

 

 

0,782

 

Отсутствие сотрудничества-сотрудни- чество

0,795

 

 

0,324

 

Отвержение-принятие ребенка родителем

0,712

 

-0,349

 

 

Эмоциональная дистанция-эмоцио- нальная близость ребенка к родителю

0,690

 

 

 

 

Автономность-контроль по отношению к ребенку

0,440

 

0,326

-0,553

0,371

Мягкость-строгость родителя

-0,376

 

0,718

 

 

Нетребовательность-требовательность родителя

 

 

0,795

 

 

 Структура первого фактора (дистанция в детско-родительских отношениях) отражает связь представлений подростков о сотрудничестве со стороны родителей, высокой степени эмоциональной близости, принятия родителями, умеренности контроля в противовес полной автономности, умеренной мягкости родителей и высокой оценки подростками авторитетности родителя, а также удовлетворенности отношениями с родителями.

Анализ структуры второго фактора (степень удовлетворенности по основным жизненным параметрам: общение, семья, жизнь в целом) показывает, что ощущение психологического благополучия, счастья и удовлетворенности жизнью у подростков тесно связаны с высокими оценками качества общения со сверстниками и позитивным восприятием своего положения в семье.

Структура третьего фактора (строгость детско-родительских отношений) отражает связь высокого уровня требовательности, повышенного контроля со стороны родителей и ощущения у подростка отвержения родителями его личностных качеств и поведенческих проявлений, непринятия его как личности.

Анализ структуры четвертого фактора (согласие в детско-родительских отношениях) показывает, что у подростков ощущение согласия с родителями в разных жизненных ситуациях и некоторая степень автономии и свободы, предоставляемой родителями, связываются с их готовностью к сотрудничеству, что способствует удовлетворенности подростка положением в семье.

Структура пятого фактора (последовательность в детско-родительских отношениях) отражает связь между последовательностью и постоянством в требованиях и оценках со стороны родителей с наличием у подростка ощущения умеренного родительского контроля и требовательности в противовес автономии и безнадзорности.

Была изучена связь особенностей общения родителей и выделенных факторов психологического благополучия подростков и восприятия ими детско-родительских отношений. Данные подростков были сгруппированы в соответствии с особенностями общения их родителей и проведена оценка значимости различий оценок между этими группами по непараметрическому критерию Краскела- Уоллиса. По параметру коммуникативных умений родителей (тест М. Снайдера) было выделено 4 группы (подростки, чьи родители по уровню коммуникативных умений характеризуются как плохие собеседники, как «средние» собеседники, как хорошие собеседники и как отличные собеседники). Значимые различия между четырьмя группами подростков по каждому из пяти факторов отсутствуют, то есть не выявлена связь между уровнем коммуникативных умений родителей и оценкой дистанции в детско-родительских отношениях, удовлетворенностью общением со сверстниками, положением в семье и жизнью в целом, а также оценками строгости, согласия и последовательности родителей в отношениях с подростками.

По данным «Шкалы эмоционального отклика» среди подростков выделено 4 группы (подростки, родители которых отличаются низким, нормальным, высоким и очень высоким уровнями эмоционального отклика). Значимость различий между выделенными группами подростков по факторам психологического благополучия представлена в таблице 5, куда вошли те параметры, по которым были выявлены значимые межгрупповые различия.

Данные позволяют сделать вывод о наличии связи между уровнем эмоционального отклика родителя и оценкой дистанции в детско-родительских отношениях со стороны их детей-подростков. Значимые различия между группами подростков также выявлены по параметрам «Несогласие-согласие между ребенком и родителем» и «Автономность- контроль по отношению к ребенку» фактора «Согласие в детско-родительских отношениях». Иными словами, имеется связь между уровнем эмоционального отклика (эмпатии) родителей и оценкой согласия в детско-родительских отношениях со стороны их детей- подростков.

По параметру уровня общительности (опросник В.Ф. Ряховского) среди подростков выделено 4 группы (подростки, родители которых характеризуются замкнутостью, осторожностью в общении, нормальной коммуникабельностью и повышенной общительностью). Оценка значимости различий между выделенными группами подростков представлена в таблице 6.

Полученные данные показывают наличие связи между уровнем общительности родителей и оценкой подростками дистанции в отношениях с родителями. Значимые различия между группами подростков с разным уровнем общительности их родителей выявлены по шкале «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться», входящей в фактор 2, что говорит о связи уровня общительности родителей и положительной оценки качества общения со сверстниками со стороны их детей- подростков. Значимые различия по параметру «Мягкость-строгость родителя» между группами позволяют сделать вывод о связи уровня общительности родителей и оценки строгости в детско-родительских отношениях со стороны их детей-подростков. По остальным параметрам значимые различия не выявлены.

Для оценки характера и направления связей между уровнем общительности родителей и параметрами психологического благополучия подростков и восприятия ими детско-родительских отношений были проанализированы средние значения параметров, по которым обнаружены значимые межгрупповые различия. Результаты представлены в табл. 7.

Данные, представленные в таблице 7, позволяют сделать вывод о том, что высокий уровень общительности родителя связан с высокой оценкой подростками сотрудничества в отношениях с родителями. В то же время среди подростков, родители которых характеризуются нормальной коммуникабельностью, преобладают значимо более низкие оценки сотрудничества в детско-родительских отношениях и самые низкие оценки удовлетворенности общением среди сверстников. Таким образом, некоторая замкнутость, настороженность в общении или выраженная общительность родителей сильнее связаны с ощущением у подростков сотрудничества в отношениях с родителями и с удовлетворенностью общением со сверстниками, чем нормальный уровень коммуникабельности родителей. Анализ значений по параметру «Мягкость-строгость родителя» показывает, что высокий уровень общительности родителя связан с высокой оценкой подростками строгости родителей, и наоборот, низкий уровень общительности родителей связан с ощущением мягкости в отношениях, отсутствия принуждений со стороны родителей.

 

Таблица 5

Значимые различия оценок между группами подростков, выделенными
по уровню эмоционального отклика родителей

Наименование фактора

Наименование параметров, входящих в фактор

Уровень значимости различий

Фактор 1: дистанция детско- родительских отношений

Удовлетворенность отношениями ребенка с родителями

0,012

Авторитетность родителя

0,003

Эмоциональная дистанция-эмоциональная близость ребенка к родителю

0,041

Фактор 4: согласие в детско- родительских отношениях

Несогласие-согласие между ребенком и родителем

0,014

Автономность-контроль по отношению к ребенку

0,029

 

Таблица 6

Наименование фактора

Наименование параметров, составляющих фактор

Уровень значимости различий

Фактор 1: дистанция детско-родительских отношений

Отсутствие сотрудничества-сотрудничество

0,033

Фактор 2: степень удовлетворенности по основным жизненным параметрам: общение, семья, жизнь в целом

VI. «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться»

0,038

Фактор 3: строгость детско-родительских отношений

Мягкость-строгость родителя

0,001

Таблица 7

Средние оценки подростков по значимо различающимся параметрам
выделенных факторов

Фактор

Параметр

Средние оценки подростков

Г руппа 1

Г руппа 2

Группа 3

Группа 4

Фактор 1: дистанция детско- родительских отношений

Отсутствие сотрудничества- сотрудничество

67,81

75,45

55

78,75

Фактор 2: степень удовлетворенности по основным жизненным параметрам: общение, семья, жизнь в целом

VI. «Общение. Популярность среди сверстников, умение общаться»

2,44

2,82

2

2,63

Фактор 3: строгость детско- родительских отношений

Мягкость-строгость родителя

83,75

57,27

50,91

31,25

 

 Выводы

Исследование показало довольно высокий уровень удовлетворенности подростков общением со сверстниками и своей популярностью у них, высокие оценки ощущения счастья и удовлетворенности жизнью и своего положения в семье, что позволяет сделать вывод о достаточно высоком уровне их психологического благополучия. Факторный анализ выявил пять факторов в структуре показателей удовлетворенности жизнью и психологического благополучия подростков. Так, структура фактора 2 (Степень удовлетворенности по основным жизненным параметрам: общение, семья, жизнь в целом) подтверждает представления об отрочестве как возрасте ориентации на расширение круга общения, когда психологическое благополучие и ощущение удовлетворенности жизнью связаны с удовлетворенностью общением со сверстниками.

Коммуникативные умения родителей как существенный аспект родительского общения не связаны ни с одним из параметров, которые вошли в структуру выделенных пяти факторов психологического благополучия подростков и восприятия ими детско-родительских отношений. Была выявлена значимая связь между уровнем эмоционального отклика родителей и оценкой подростками согласия в отношениях с родителями. Между параметрами психологического благополучия подростков (фактор 2) и различными аспектами родительского общения была выявлена только одна взаимосвязь: степень удовлетворенности общением со сверстниками значимо различается в группах подростков, родители которых имеют разные уровни общительности. Несколько неожиданным кажется то, что нормальный уровень коммуникабельности родителей связан с значительно более низкой степенью удовлетворенности общением со сверстниками у их детей. Вероятно, родительский стиль общения, который изначально выступает для детей идеальной формой коммуникации, успешнее выполняет ориентирующую функцию в том случае, если в нем более явно, но без крайностей, представлена стилистика общения (либо некоторая настороженность и замкнутость, либо выраженная общительность), а в нормальной общительности стиль родительской коммуникации не проявлен достаточно ярко, что и связано с более низкой оценкой общения со сверстниками у их детей. Вероятно и то, что оптимальная общительность родителей связана с более выраженными попытками контроля, которые отвергаются подростками, на что указывают также данные современных зарубежных исследований [17; 21]. Возможная ограниченность выводов данного исследования связана с тем, что в нем принимали участие только мамы подростков. В то же время, по данным современных исследователей, отношения с матерями оказывают более существенное влияние на психологическое благополучие подростков [20].

Полученные данные имеют практическую значимость и позволяют сделать несколько существенных выводов относительно психологической помощи родителям подростков, консультативной и психолого-просветительской работы с ними. Во-первых, развитие у родителей эмпатии как способности к эмоциональному отклику будет способствовать повышению ощущения у подростков согласия в отношениях с родителями. Во-вторых, родителям, которые в коммуникативной сфере проявляют либо более выраженную замкнутость, либо, напротив, выраженную общительность, в общении с их детьми подросткового возраста желательно принимать свой коммуникативный стиль, поскольку он как идеальная форма культуры общения более успешно выполняет ориентирующую функцию, нежели нормальная коммуникабельность как «усредненный» вариант общительности, который к тому же, как показывают современные зарубежные исследования, может быть связан с меньшим уровнем близости и не имеет прямой связи с качеством привязанности [20; 21]. В-третьих, данные говорят о значимости для подростков общения со сверстниками как деятельности, которая и в наше время остается ведущей в социальной ситуации развития подросткового возраста.­

 

Литература

  1. Авдеева Н.Н., Хоффман Б.Э. Актуальные направления исследований взаимоотношений подростков с родителями [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Т. 8. № 4. С. 69—78. doi:10.17759/jmfp.2019080407
  2. Барцалкина В.В. Родительская созависимость как фактор риска формирования аддикций у детей / Психологическая наука и образование. 2012. № 4. С. 18—25.
  3. Большая энциклопедия психологических тестов. М.: Эксмо, 2009. 416 с.
  4. Бочавер А.А., Хломов К.Д., Корнеев А.А., Жилинская А.В. Как подростки слышат советы родителей о будущем? // Социальная психология и общество. 2019. Т.10. № 2. С. 157—174. doi:10.17759/sps.2019100212
  5. Варга А.Я. Системная психотерапия супружеских пар. М.: Когито, 2017. 242 с.
  6. Варшал А.В., Слободская Е.Р. Оценка эффективности тренинга родительской компетентности при проблемах поведения у детей // Консультативная психология и психотерапия. 2016. Том 24. № 1. С. 80—96. doi:10.17759/cpp.2016240106
  7. Возрастно-психологический подход к консультированию детей и подростков / Г.В. Бурменская [и др.]. М.: МПСИ, 2007. 480 с.
  8. Ерохина Е.А., Филиппова Е.В. Образ тела и отношение к своему телу у подростков: семейные и социокультурные факторы влияния (по материалам зарубежных исследований) [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Т. 8. № 4. С. 57—68. doi: 10.17759/jmfp.2019080406
  9. Иванова Д.Н. Методы диагностики психолого-педагогической компетентности родителей обучающихся [Электронный ресурс] // Молодой ученый. 2019. № 19. С. 319—322. URL: https://moluch.ru/archive/257/58841/ (дата обращения: 21.10.2019).
  10. Карабанова О.А. Психология семейных отношений и основы семейного консультирования. М.: Гардарики, 2005. 320 с.
  11. Карабанова О.А. Ориентирующий образ в структуре социальной ситуации развития ребенка: от Л.С. Выготского к П.Я. Гальперину // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. 2012. № 4. С. 73—82.
  12. Кондрашкин А.В., Кириллова Т.О. Социальная ситуация развития современного подростка в контексте модели социально-психологической помощи в восстановительном подходе [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2012. № 4. С. 1—14. URL: http://psyjournals.ru/psyedu_ru/2012/n4/57076.shtml (дата обращения: 21.10.2019).
  13. Марковская И.М. Тренинг взаимодействия родителей с детьми. СПб.: Речь, 2005. 150 с.
  14. Нартова-Бочавер С.К., Подлипняк М.Б., Хохлова А.Ю. Вера в справедливый мир и психологическое благополучие у глухих и слышащих подростков и взрослых [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2013. № 3. URL: http://psyjournals.ru/psyclin/2013/n3/64003.shtml (дата обращения: 12.11.2018).
  15. Прихожан А.М. Диагностика личностного развития детей подросткового возраста. М.: АНО «ПЭБ», 2007. 56 с.
  16. Психодиагностика толерантности личности / Под редакцией Г.У. Солдатовой, Л.А. Шайгеровой. М.: Смысл, 2008. 172 с.
  17. Чеботарева Е.Ю. Межкультурные особенности связей чрезмерного родительства с психологическим благополучием современных старших подростков [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2019. Т. 8. № 4. С. 7—15. doi:10.17759/jmfp.2019080401
  18. Шнейдер Л.Б. Семейная психология. М.: Академический проект; Трикста, 2010. 720 с.
  19. Якимова Т.В., Бондаренко Я.А. Осведомленность в истории своей семьи как фактор психологического благополучия [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2014. Том 6. № 4. С. 93—105. doi:10.17759/psyedu.2014060409
  20. Dimensions of parenting among mothers and fathers in relation to social anxiety among female adolescents / T.-M. Bynion [et al.] // Journal of Adolescence. 2017. Vol. 60. Р. 11—15.
  21. Interdependence of attachment styles and relationship quality in parent-adolescent dyads / C.M. Chow [et al.] // Journal of Adolescence. 2017. Vol. 61. P. 77—86.
  22. Change in depression across adolescence: The role of early anger socialization and child anger / C.R. O’Neal [et al.] // Journal of Adolescence. 2017. Vol. 59. P. 1—7.
  23. Perry C.L. Preadolescent and adolescent influences on health / In B.D. Smedley & S.L. Syme (eds.) // Promoting health: Intervention strategies from social and behavioral research. Washington: National Academy Press, 2000. 240 р.
  24. Protecting adolescents from harm: Findings from the National Longitudinal Study on Adolescent Health / M.D. Resnick [et al.] // Journal of the American Medical Association. 1997. No. 278. Р. 823—832.

Информация об авторах

Ермолаева Марина Валерьевна, доктор психологических наук, профессор, кафедры ЮНЕСКО «Культурно-историческая психология детства», ФГБОУ ВО "Московский государственный психолого-педагогический университет", Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1645-5136, e-mail: mar-erm@mail.ru

Смирнова Ольга Владимировна, магистр психолого-педагогического образования, факультет «Психология образования», ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6848-713X, e-mail: sov1709@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 3298
В прошлом месяце: 59
В текущем месяце: 23

Скачиваний

Всего: 2417
В прошлом месяце: 35
В текущем месяце: 32