Качественные методы в социальной и клинической психологии: пролегомены к междисциплинарному диалогу

4426

Аннотация

В настоящей статье очерчиваются контуры междисциплинарного диалога между социальной и клинической психологией, отправным пунктом которого авторы считают качественный подход к анализу психических явлений. Определяются понятия качественной методологии, методов и методик в современной психологии, формулируются эпистемологические принципы качественных исследований, позволяющие говорить о них как об особом стиле научного познания. Рассматриваются явные и латентные взаимосвязи и заимствования в сфере практического применения качественных методов в истории отечественной социальной психологии, патопсихологии и нейропсихологии на протяжении ХХ столетия. По итогам сравнительного анализа делается предварительный вывод о том, что качественная методология и качественные методы в отечественной социальной психологии, патопсихологии и нейропсихологии не только имеют общие исторические корни (в работах А.Р. Лурии и Б.В. Зейгарник), но и решают как специфические, так и схожие задачи в различных областях исследовательской практики. Развитие качественных методов — одно из приоритетных направлений современной психологической науки, продолжающее ее лучшие традиции.

Общая информация

Ключевые слова: качественная методология и методы, качественные исследования в психологии, социальная психология, клиническая психология, нейропсихология, патопсихология

Рубрика издания: Теоретические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/sps.2018090303

Для цитаты: Хорошилов Д.А., Балашова Е.Ю. Качественные методы в социальной и клинической психологии: пролегомены к междисциплинарному диалогу // Социальная психология и общество. 2018. Том 9. № 3. С. 21–30. DOI: 10.17759/sps.2018090303

Полный текст

 

Качественный подход в современной психологии

Выбор методологических оснований, методов и методик исследования всегда был принципиальным вопросом для психологической науки; он остается таковым и сегодня. Особое внимание ученого сообщества привлекают качественные методы, которые сегодня складываются в единый методологический подход [5; 12; 13]. Важнейшая характеристика качественного подхода — его трансдисциплинарность, стремление к смешению различных парадигм исследовательских практик, что находит отражение в периодически возобновляющемся диалоге между социальной и клинической психологией, например, на страницах одного из наиболее авторитетных американских журналов ХХ столетия — Journal of Abnormal Psychology and Social Psychology. В отечественной науке социальная психология и клиническая психология сближаются прежде всего методологически — в отстаивании приоритета использования качественных методов в исследованиях психической деятельности, личности и общества. Впрочем, до содержательного раскрытия этого тезиса следует четко определить ключевые понятия, ассоциирующиеся с качественными исследованиями, — иной раз между ними в высшей степени легкомысленно и неправомерно в современной литературе ставится знак равенства, что составляет известные сложности для неподготовленного читателя.

1.    Качественные исследования — это особый тип исследований, направленных на получение и анализ качественных данных. Основная задача качественных исследований заключается в том, чтобы достичь лучшего понимания того, как конструируется мир, т. е. личностных смыслов и общекультурных значений, которые раскрывают психологическое отношение людей к тем или иным сторонам окружающей их реальности. Качественные исследователи не ограничиваются только лишь описанием опыта человека, но стремятся объяснить его намерения и причины поведения. Эта двойная цель реализуется с помощью интерпретации (т. е. процесса приписывания или конструирования значений, основанного на теоретических взглядах исследователя и разделяемых им концепциях).

2.    Качественные данные — это любой тип вербальной (тексты) или визуальной (изображения) информации.

3.    Качественные методы исследования — это стратегии или процедуры познания, направленные на определение значений и смыслов, которые отдельный человек и группа людей придают различным предметам, действиям и событиям окружающей жизни.

Разделяют методы сбора качественных данных (к ним относят наблюдение, опрос в индивидуальной и групповой форме, изучение документов) и методы качественного анализа. Последние позволяют раскрыть в собранных ранее сырых данных, в потоке информации, предоставляемой респондентами, повторяющиеся паттерны, взаимосвязи и закономерности. Грубой ошибкой считается представление материала (например, фокус-группы или интервью) без анализа как окончательного результата исследования.

В настоящее время в психологии используются следующие методы качественного анализа: тематический и качественный контент-анализ, феноменологический анализ, подход «обоснованной теории», анализ разговорной речи (конверсационный анализ), нарративный и дискурс-анализ, психоанализ и визуальный анализ.

Методики и техники качественного исследования — это дополнительные приемы к методам получения информации (традиционно используются проективные).

4.    Качественная методология — система фундаментальных принципов, которые концептуально объединяют отдельные практики качественных исследований в целостный подход, раскрывающий определенный стиль научного мышления в психологии. Ранее нами уже были выделены и подробно обоснованы такие принципы, как контекстуальная чувствительность, диалектика понимания и объяснения, интерпретация и рефлексивность, справедливые для различных традиций и методов качественных исследований [14].

5.    Качественная психология — это новое направление в науке, возникшее в начале XXI в. из практики качественных исследований, к которому нас отсылают, в частности, одноименное название практического руководства [18] или нового журнала, издаваемого Обществом качественных исследований при Американской психологической ассоциации. Качественная психология претендует на изучение как отдельных психических функций, так и целостных качеств, характеризующих отношения между человеком и окружением, конкретной социальной ситуацией.

Таким образом, качественная психология является реализацией теоретической идеи о важности для развития личности «не просто широких контактов с миром, но именно отношения к миру, результатом которого становится и отношение к себе, и сознательная мотивация к деятельности» [10, с. 72—73]. Качественные методы сбора и анализа данных в психологии, образующие сегодня единый методологической подход (так называемый интеллектуальный стиль исследования), позволяют раскрыть эмоционально-смысловые отношения человека и мира, личности и общества, пациента и врача, клиента и терапевта.

Теперь — после краткого обозначения исходных позиций — мы можем проследить, как качественные методы заимствовались и использовались социальными и клиническими психологами для решения стоящих перед ними практических задач.

Качественные методы патопсихологии и социальная психология

Следует отметить, что многие из перечисленных выше методов — наблюдение, клиническая беседа (интервью), анализ случая — применялись в клинико-психологических исследованиях еще в позапрошлом веке. Достаточно вспомнить работы С.С. Корсакова, В.М. Бехтерева, З. Фрей­да, К. Ясперса, Л. Бинсвангера. Качественные методы в истории отечественной психологии развивались прежде всего в рамках патопсихологии. Основным принципом построения патопсихологического эксперимента Б.В. Зейгарник называет именно качественный анализ особенностей протекания психических процессов и деятельности больного: «Важно не только то, какой трудности или какого объема задание больной осмыслил или выполнил, но и то, как он осмыслял, чем были обусловлены его ошибки и затруднения» [6, с. 25]. Фактически это означает, что патопсихолог должен быть внимателен не только к результатам выполнения задания, но и к нюансам процесса его реализации. Не будет преувеличением сказать, что первые в нашей стране руководства по качественным методам принадлежат ее коллеге С.Я. Рубинштейн («Экспериментальные методики патопсихологии») [16] и ученице Е.Т. Соколовой («Проективные методы исследования личности») [17]. Крайне интересно проективные методы переосмысляются сегодня на концептуальных пересечениях патопсихологии и философской герменевтики в работах Н.С. Бурлаковой и В.И. Олешкевича [4].

В 1990-е гг. развитие качественных исследований задается социальным запросом на анализ трансформаций российского общества. Оказалось, что именно качественные, а не традиционные математические методы фиксируют социальные изменения и проблемы, репрезентирован­ные в массовом сознании постсоветской эпохи. Книги О.Т. Мельниковой [11] и Н.Н. Богомоловой, Т.В. Фоломеевой [3], посвященные фокус-группам, стали вехами в освоении качественного инструментария психологами, при этом они использовали в том числе и арсенал патопсихологии (например, построение и ведение беседы, проективные методики), но с тем предметным различием, что основная цель исследования заключалась уже не в диагностике индивидуальных случаев, а в познании широкого круга социальных явлений и событий.

Методологическая оптика рассмотрения социальных явлений задается психологией социального познания (social cognition). Г.М. Андреева определяет социальное познание как процесс конструирования образа социального мира в общении, который опосредует деятельность людей в реальном мире [1]. Качественные методы используются для анализа различных измерений образа социального мира: личностного (социальная идентичность), группового (социальные представления и коллективные переживания), пространственно-временного (коллективная память и образ жизненной среды) [15]. Считается, что «макроуровень» психологии больших групп воспроизводится на «микроуров­не» взаимодействий в фокус-группе или интервью, а это открывает путь для изучения конструирования образа социального мира в межличностном общении.

Качественные методы социальной психологии и нейропсихология

Представляется интересным поразмышлять о том, как работают качественные методы не только в патопсихологии, но и в других областях клинической психологии. Этот интерес обусловлен тем, что большинство книг, посвященных качественным методам, анализируют возможности их использования в основном в социологии, в социальной психологии, в психологии личности. Поэтому обратимся к анализу одного из направлений клинической психологии — нейропсихологии.

Прежде всего необходимо подчеркнуть, что уже в первой фундаментальной монографии по нейропсихологии «Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга» (1962) ее создатель А.Р. Лу­рия дает определение метода синдром­ного анализа нарушений психических функций и говорит о его значении для исследования мозговой организации психических функций [7]. «Наличие первичного дефекта, связанного с «собственной функцией» данного мозгового участка, неизбежно приводит к нарушению целого ряда функциональных систем, т. е. к появлению целого сим- птомокомплекса, или синдрома, составленного из внешне разнородных, но на самом деле внутренне связанных друг с другом симптомов. Анализ таких синдромов, нахождение общих звеньев, лежащих в основе входящих в них симптомов, и составляет необходимый этап психологического исследования нарушений, возникающих при очаговых поражениях коры головного мозга» [7, с. 67]. Синдромный анализ, по мнению А.Р. Лу­рии, предполагает квалификацию всех наблюдаемых симптомов и «позволяет нейропсихологу выяснить, какие именно факторы включает в свой состав сложная психическая деятельность и какие именно участки мозга составляют ее нервную основу» [8, с. 80]. Подчеркнем, что этот принципиальный метод отечественной нейропсихологии и представления о системной динамической локализации психических функций определяют и ряд особенностей нейропсихологического обследования. Прежде всего это его комплексный характер, подразумевающий включение в исследование обширного и продуманного набора методик, результаты которых дополняют и уточняют друг друга, повышая достоверность полученных данных. Эти методики строятся на основании ряда принципов и преследуют несколько целей [2]. Каждая методика направлена преимущественно на исследование определенного психического процесса или его звена; нацелена в основном на выявление нарушенных звеньев психических функций; характеризуется поливалентностью, т. е. способна дать представление о состоянии сразу нескольких психических процессов. При применении нейропсихологических диагностических методик обязателен анализ не только конечного результата деятельности, но и нейродинамических, мотивационных, регуляторных, опера­циональных составляющих процесса выполнения задания. В нейропсихологическую диагностику часто включается так называемый обучающий эксперимент: в ходе выполнения той или иной методики нейропсихолог при необходимости фиксирует возможность усвоения способа действия и его применения в аналогичных заданиях. Качественный анализ нарушений при необходимости сочетается с количественной оценкой степени выраженности симптомов, а данные, полученные при нейропсихологическом обследовании, обязательно сопоставляются с данными анамнеза и объективных клинических исследований.

Наконец, нейропсихологическое обследование всегда носит нестандартный, индивидуализированный характер, который зависит не только от исходных предположений о локализации патологического процесса и структуре нейропсихологического синдрома, но и от эмоциональных и клинических показателей состояния пациента, от его возрастных и преморбидных особенностей [2]. Оно допускает варьирование инструкций, способов предъявления стимульного материала, степени произвольности и характера опосредования деятельности. Следует также сказать, что нейропсихологическая диагностика всегда является уникальным взаимодействием, диалогом психолога и пациента; в выполнение разных заданий может в той или иной степени включаться помощь психолога, и важным диагностическим критерием является эффективность этой помощи.

Важными составляющими нейропсихологической диагностики всегда являлись методы клинической беседы и наблюдения.

Клиническая беседа в нейропсихологическом обследовании преследует несколько конкретных целей. Во-первых, она необходима для установления контакта с больным (в том числе на эмоциональном уровне). Во-вторых, в ходе беседы осуществляется информирование больного (естественно, в краткой форме и на доступном ему уровне) о характере обследования и его целях. В-третьих, она нужна для выяснения жалоб больного, степени его ориентировки в собственном состоянии и критичности к имеющимся проявлениям заболевания. В-четвертых, во время беседы больному обязательно задаются вопросы, направленные на выяснение качества ориентировки в месте и времени. В-пятых, необходимо выяснить мануальные предпочтения испытуемого. В-шестых, уже в клинической беседе можно заметить наличие нарушений понимания обращенной речи, речевой моторики, памяти, внимания и др. [2; 7]. Все это помогает сформулировать первоначальную гипотезу, которая будет проверяться в ходе объективного анализа состояния психических функций. При этом важно, 26

что клиническая беседа не обязательно только предшествует объективному исследованию; она может разворачиваться параллельно ему и завершать его [2].

Метод наблюдения, безусловно, важен для любого клинико-психологического исследования. Мы, без сомнения, помним, что наблюдение является целенаправленным процессом, опосредованным теоретической позицией наблюдателя, которая влияет не только на выбор объекта, предмета наблюдения, но и на организацию самого процесса наблюдения и интерпретацию его результатов. Такое наблюдение называют исследующим (так как психолог производит отбор нужных фактов и явлений) и включенным (т. е. исследователь является участником наблюдаемых событий). Если говорить о нейропсихологической практике, то можно отметить ряд интересных нюансов применения этого метода. Прежде всего, он работает и на этапе клинической беседы, и на этапе применения экспериментальных методик. В ходе нейропсихологического обследования психолог, экспериментируя, постоянно наблюдает. Таким образом, можно получить много важных эмпирических данных. Не только возможно, но и желательно наблюдение за больным вне экспериментального этапа нейропсихологической диагностики. Нюансы внешнего облика пациента, его мимики, моторики, коммуникативной сферы часто свидетельствуют об особенностях работы мозга. Именно благодаря наблюдению мы фиксируем, адекватно ли ведет себя больной в ситуации обследования, каковы уровень и содержательные характеристики его мотивации, степень заинтересованности теми или иными заданиями. В процессе наблюдения мы видим характер допускаемых больным ошибок, его реакции на успех или неуспех, качественные особенности и динамические параметры деятельности. Предметом наблюдения также могут быть такие внешние, «экс- териоризированные» компоненты поведения пациента, как особенности его движений и речи; их скоростные показатели; мимика и жесты; внешние проявления вегетативных реакций (покраснение или побледнение кожи, изменение ритма дыхания, потоотделение и др.); эмоциональные реакции. В ходе наблюдения за поведением, движениями, мимикой больного нейропсихологи оценивают, в каком он настроении, насколько его эмоции адекватны ситуации по знаку и степени выраженности, может ли он контролировать свои эмоции, не отмечается ли у него оскудения эмоциональной сферы [2].

К сожалению, размышляя о высоких потенциальных возможностях качественных методов, нельзя не заметить, что развитие нейропсихологической науки характеризуется и рядом негативных тенденций. Все чаще в статьях и книгах подробное описание и развернутая квалификация симптомов нарушений психических функций отступают на задний план перед количественными методами обработки данных. Все реже встречаются работы, выполненные в жанре case-study, и ни одна из них не достигает уровня замечательных книг классического периода [9].

Предварительные выводы

Тем не менее не вызывает сомнения, что качественным методам в психологии принадлежит большое будущее. И один из путей в это будущее лежит через сравнительный анализ возможностей и сценариев применения качественных методов в разных областях психологической науки.

Представляется, что качественная методология и качественные методы в отечественной социальной и клинической психологии не только имеют общие исторические корни (прежде всего в работах А.Р. Лурии и Б.В. Зейгарник), но и решают как специфические, так и схожие задачи в различных областях исследовательской практики.

1.    О схожести некоторых задач говорит то, что они направлены на анализ «психологических целостностей» (отношений личности и социокультурного окружения / симптомов, синдромов, факторов), что предполагает комплексный дизайн построения исследования, включающего в себя различные методы сбора, анализа и интерпретации данных.

2.     Их характеризует преимущественное внимание к методам включенного наблюдения и интервью (беседы) как средств реализации и фиксации диалогического контекста взаимодействия исследователя и респондента, клинического психолога и пациента, психотерапевта и клиента.

3.     Они подразумевают сопротивление чрезмерной «математизации» и «формализации» психологических данных в ущерб качественному анализу и интерпретации.

Финансирование

Исследование выполнено при поддержке РФФИ, проект №17-06-00980 «Историко-политические факторы трансформации коллективной памяти и идентичности российского общества».


[*] Хорошилов Дмитрий Александрович — кандидат психологических наук, старший научный сотрудник, кафедра социальной психологии, факультет психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», Москва, Россия, d.khoroshilov@gmail.com

[†] Балашова Елена Юрьевна — кандидат психологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник, кафедра нейро- и патопсихологии, факультет психологии, ФГБОУ ВО «Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова», ведущий научный сотрудник, лаборатория психологии подростка, Психологический институт РАО, старший научный сотрудник, отдел медицинской психологии, Научный центр психического здоровья, Москва, Россия, elbalashova@yandex.ru

[‡] Khoroshilov Dmitry A. — PhD in Psychology, Senior Research Associate, Department of Social Psychology, Faculty of Psychology, Lomonosov Moscow State University, Moscow, Russia, d.khoroshilov@gmail.com

[§] Balashova Elena Yu. — Ph.D. in Psychology, Leading Research Associate, Lomonosov Moscow State University; Senior Research Associate, Psychological Institute of Russian Academy of Education; Senior Research Associate, Mental Health Research Center, Moscow, Russia, elbalashova@yandex.ru

Литература

  1. Андреева Г.М. Психология социального познания. М.: Аспект Пресс, 2005. 304 с.
  2. Балашова Е.Ю., Ковязина М.С. Нейропсихологическая диагностика в вопросах и ответах. М.: Генезис, 2017. 240 с.
  3. Богомолова Н.Н., Фоломеева Т.В. Фокус-группы как метод социально- психологического исследования. М.: Магистр, 1997. 80 с.
  4. Бурлакова Н.С., Олешкевич В.И. Проективные методы: Теория, практика применения к исследованию личности ребенка. М.: Институт общегуманитарных исследований, 2001. 352 с.
  5. Бусыгина Н.П. Качественные и количественные методы исследований в психологии. М.: Юрайт, 2015. 423 с.
  6. Зейгарник Б.В. Патопсихология. М.: Академия, 2006. 208 с.
  7. Лурия А.Р. Высшие корковые функции человека и их нарушения при локальных поражениях мозга. М.: МГУ, 1962. 432 с.
  8. Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. М.: МГУ, 1973. 376 с.
  9. Лурия А.Р. Потерянный и возвращенный мир. М.: МГУ, 1971. 79 с.
  10. Марцинковская Т.Д. Проблема социализации в историко-генетической парадигме. М.: Смысл, 2015. 248 с.
  11. Мельникова О.Т. Фокус-группы: методы, методология, модерирование. М.: Аспект Пресс, 2007. 320 с.
  12. Мельникова О.Т., Кричевец А.Н., Хорошилов Д.А. Историко-эпистемологический контекст развития качественных исследований в психологии. Часть 1 [Электронный ресурс] // Психологические исследования. 2013. Т. 6. № 32. URL: http://psystudy. ru/num/2013v6n32/903-melnikova32.html (дата обращения: 23.04.2018).
  13. Мельникова О.Т., Кричевец А.Н., Хорошилов Д.А. Историко-эпистемологический контекст развития качественных исследований в психологии. Часть 2 [Электронный ресурс] // Психологические исследования. 2014. Т. 7. № 33. URL: http://psystudy.ru/index.php/num/2014v7n33/930-melnikova33.html (дата обращения: 23.04.2018).
  14. Мельникова О.Т., Хорошилов Д.А. Методологические принципы качественных исследований в психологии // Вестник Московского университета. Серия 14. Психология. 2013. № 3. С. 4—17.
  15. Мельникова О.Т., Хорошилов Д.А. Предмет качественного исследования как методологическая проблема социальной психологии // Национальный психологический журнал. 2013. № 1. С. 50—61.
  16. Рубинштейн С.Я. Экспериментальные методики патопсихологии: практическое руководство. М.: Медицина, 1970. 216 с.
  17. Соколова Е.Т. Проективные методы исследования личности. М.: МГУ, 1980. 176 с.
  18. Qualitative Psychology: a Practical Guideto Research Methods / J.A. Smith (ed). L.: Sage, 2015. 288 p.

Информация об авторах

Хорошилов Дмитрий Александрович, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник кафедры социальной психологии факультета психологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-4688-1934, e-mail: d.khoroshilov@gmail.com

Балашова Елена Юрьевна, кандидат психологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник, кафедра нейро- и пато-психологии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Психологический институт РАО; ФГБНУ «Научный центр психического здоровья»; МГОУ, Москва, Россия, e-mail: elbalashova@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2255
В прошлом месяце: 24
В текущем месяце: 22

Скачиваний

Всего: 4426
В прошлом месяце: 63
В текущем месяце: 47