Проблема формирования правосознания обучающихся в условиях децентрализации нормативного регулирования деятельности образовательных организаций

765

Аннотация

В статье на основе анализа действующих нормативных правовых актов и научных публикаций обсуждается вопрос формирования правосознания обучающихся в образовательных организациях. Особо выделяется важность деятельностного компонента формирования правосознания, в том числе в контексте деятельности участников образовательных отношений в условиях нормативного регулирования, осуществляемого самими образовательными организациями. Обращается внимание на тот факт, что изменения законодательства Российской Федерации, направленные на децентрализацию нормативного регулирования деятельности образовательных организаций, могут выступать фактором риска негативного влияния на формирование правосознания, в контексте регулярно выявляемых нарушений законодательства органами управления образовательных организаций. Сформулированы предложения по мерам, направленным на минимизацию обозначенных рисков и повышение эффективности мероприятий образовательных организаций, направленных на позитивное формирование правосознания детей.

Общая информация

Ключевые слова: правосознание, образование, нормативное регулирование, теория деятельности, юридическая психология, психолого-педагогическая экспертиза, междисциплинарный консилиум образовательной организации

Рубрика издания: Психология образования

DOI: https://doi.org/10.17759/chp.2017130303

Для цитаты: Егоров И.А., Умняшова И.Б. Проблема формирования правосознания обучающихся в условиях децентрализации нормативного регулирования деятельности образовательных организаций // Культурно-историческая психология. 2017. Том 13. № 3. С. 16–22. DOI: 10.17759/chp.2017130303

Полный текст

 

Правосознание индивида развивается в широкой сфере общения и деятельности на протяжении всей его жизни, в том числе в условиях обучения и воспитания [5; 11; 14; 22; 24 и другие]. В настоящей работе мы предприняли попытку проанализировать роль образовательной организации как одного из основных институтов социализации в процессе формирования и развития правосознания детей и подростков.

Образовательная организация является источником имплицитной (когда человек не осознает связь поступающей к нему информации с законом например, при взаимном влиянии учеников и учителей друг на друга) и эксплицитной (когда человек понимает, что усваиваемые им знания и нормы поведения имеют отношение к правовой сфере например, при обучении основам права) правовой социализации [3, с. 36, 77]. Грамотное и четкое нормативное регулирование деятельности образовательной организации позволяет обеспечить высокую степень социального доверия к государственным и общественным структурам, что является предпосылкой к формированию гражданственности личности [5]. Недостаточно компетентное и непоследовательное нормативное регулирование деятельности образовательной организации, наоборот может выступать фактором, негативно влияющим на развитие правосознания детей (обучающихся), т.к. в подобных ситуациях не формируется единого четкого представления о правовых нормах поведения и о последствиях их нарушения, что является благоприятной ситуацией для возникновения и развития правового нигилизма, в том числе отклоняющихся (девиантных) моделей поведения. Это также может привести к снижению степени социального доверия, что влечет за собой деформацию правосознания личности и увеличивает склонность подростков к девиантным формам поведения [5].

В Основах государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан [15] отмечается, что условиями, способствующими распространению правового нигилизма, являются несовершенство законодательства Российской Федерации и практики его применения, избирательность в применении норм права, недостаточность институциональных механизмов, гарантирующих безусловное исполнение требований закона, неотвратимость, соразмерность и справедливость санкций за их нарушение (пункт 11), одним из направлений государственной политики определяется развитие правового образования и воспитания подрастающего поколения в образовательных учреждениях различного уровня посредством внедрения в образовательный процесс учебных курсов, программ, учебно-методических материалов, обеспечивающих получение знаний в области права (пункт 15). В свою очередь, среди мер государственной политики в области образования и воспитания подрастающего поколения обозначены развитие практики обучения основам права в образовательных учреждениях различного типа и вида, поддержка различных вариантов региональных моделей правового образования, разработка учебных курсов, включающих правовую тематику, соответствующих образовательных программ, учебных и методических пособий, а также применение специальных программ правового образования и воспитания детей, находящихся в трудной жизненной ситуации, трудных подростков и несовершеннолетних правонарушителей (пункт 18). Таким образом, первичными и, можно сказать, главенствующими для позитивного формирования правосознания определяются юридические знания действующие в настоящее время федеральные государственные образовательные стандарты начального общего [18], основного общего [19] и среднего общего [20] образования в целом соответствуют обозначенному положению, однако необходимо отметить также и имеющееся предложения, направленные на совершенствование нормативного регулирования вопросов развития правосознания в Российской Федерации [7].

Усвоение юридических знаний, безусловно, является очень важным показателем в формировании правосознания, как с точки зрения его самоценности для данных целей, так и с точки зрения его влияния на другие показатели. При этом нельзя не отметить и тот факт, что юридические знания были и остаются тем компонентом, который в наибольшей степени понятен и освоен в контексте обучения. Однако, очевидно, что одним усилением знаниевой составляющей нельзя добиться позитивных результатов в формировании правосознания. К примеру, такой показатель, как отношение к правовой действительности и практике реализации правовых норм, формируется не только и даже не столько при непосредственном обучении детей, сколько в процессе их жизни, в том числе школьной, когда они в своей деятельности сталкиваются с необходимостью соблюдения установленных норм (правила внутреннего распорядка, правила посещения библиотеки и т. д.), в том числе наблюдают степень соблюдения этих норм педагогическими работниками, администрацией школы, родителями, другими обучающимися, оценивают степень соответствия данных норм, как действующему законодательству, так и здравому смыслу.

Ограниченность влияния чисто знаниевого фактора на процесс формирования правосознания у обучающихся показана в ряде аналитических и эмпирических исследований. Например, была обнаружена взаимосвязь нечестного поведения студентов (использование шпаргалок, плагиат и т. п.) с уровнем «честности образовательной среды» в вузе [13]. Показано, что традиционное содержание юридических знаний ограниченно влияет на формирование правового сознания, а именно:

—   меньше всего от образовательного процесса зависит формирование оценочного отношения к праву и ценностных ориентаций, регулирующих поведение, гораздо больше формирование отношения к правовой действительности, практике реализации правовых норм, самое большое формирование правовых знаний;

—   высокие результаты усвоения правовых знаний не имеют прямой зависимости с высокими результатами формирования свободы правомерного поведения, тогда как низкие результаты правовых знаний напрямую коррелируют с низкими показателями свободы правомерного поведения;

—   меньше всего от степени освоенности правовых знаний зависят такие показатели, как отношение к праву в целом и ценностные ориентации, регулирующие поведение [9].

Вместе с тем, одним из важных компонентов формирования правосознания школьников является правовое регулирование деятельности образовательных организаций, в том числе уровень качества локальных нормативных правовых актов (соответствие нормативным актам более высокой юридической силы, понятность изложенных норм и т. п.), уровень их соответствия реально складывающейся деятельности и степень их соблюдения всеми участниками образовательных отношений [8; 9; 11]. В данном контексте на образовательную организацию ложится дополнительный груз ответственности, особенно в контексте изменений в законодательстве, произошедших с введением Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» [28], которым, помимо прочего, произведена существенная децентрализация нормативного регулирования существенно расширена компетенция самой образовательной организации в регулировании различных вопросов своей деятельности.

В первую очередь речь идет о больших изменениях в содержании устава образовательной организации по сравнению со статьей 13 ранее действующего Закона Российской Федерации «Об образовании» [10], в настоящее время (статья 25 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» [28]) исключена обязательность регулирования уставом образовательной организации следующих вопросов (значимых в контексте настоящей статьи):

—  язык (языки), на котором ведется обучение и воспитание;

—  правила приема обучающихся, воспитанников;

—  порядок и основания отчисления обучающихся, воспитанников;

—  система оценок при промежуточной аттестации, формы и порядок ее проведения;

—  режим занятий обучающихся, воспитанников;

—  порядок предоставления платных образовательных услуг;

— порядок регламентации и оформления отношений образовательного учреждения и обучающихся, воспитанников и (или) их родителей (законных представителей).

В настоящее время эти вопросы, в соответствии со статьями 28 и 30 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» [28], подлежат регулированию локальными нормативными актами образовательных организаций.

Локальные нормативные акты принимаются образовательной организацией (ее органами управления) самостоятельно, в отличие от устава образовательной организации, который подлежит утверждению ее учредителем, что является инструментом вполне действенного внешнего контроля как соблюдения законодательных и иных нормативных правовых актов более высокой, чем устав, юридической силы, так и ограничения возможного волюнтаризма со стороны органов управления образовательной организации.

В пояснительной записке к проекту федерального закона № 920710-6 «Об образовании в Российской Федерации» указывается, что децентрализация произведена в рамках «создания правовых условий для обновления и развития российской системы образования в соответствии с современными запросами человека, общества и государства» и «установления системного и функционально более полного правового регулирования общественных отношений, возникающих в сфере образования, повышения эффективности механизма правового регулирования» [17]. Нет сомнений в том, что законодатель имел целью только положительные изменения, однако готова ли система образования к таким изменениям, готовы ли образовательные организации к такой ответственности, имеют ли их работники, в первую очередь руководство, необходимую квалификацию большой вопрос, ответ на который, по всей видимости, мы получим в ближайшие несколько лет в соответствии со статьей 108 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» уставы образовательных организаций приводились в соответствие с ним вплоть до 1 июля 2016 г.

Прошло мало времени, чтобы можно было сделать конкретные выводы, однако, тот факт, что имеется довольно большой риск негативных последствий от такой децентрализации, подтверждается периодически возникающими сообщениями в средствах массовой информации о неправомерных действиях (не всегда осознанных) руководства образовательных организаций для примера ряд статей всего за несколько дней мая 2017 года, суть которых понятна уже из заголовков:

—   «Директор музыкальной школы в Большечер­ниговском районе незаконно брал деньги за обучение» http://volga.news/article/439562.html;

—   «В Екатеринбурге школьников разделили на «богатых» и «бедных» http://mirnov.ru/lenta- novostej/v-ekaterinburge-shkolnikov-razdelili-na- bogatyh-i-bednyh.html;

—  «В Екатеринбурге прокуратура защитила право на образование несовершеннолетнего с ограниченными возможностями здоровья» https:// genproc.gov.ru/smi/news/subjects/news-1189185;

—  «В Петропавловске-Камчатском школьные библиотеки не проверяли на наличие экстремистской литературы» http://trud-ost.ru/?p=509308;

—   «Прокуратура наказала директора школы в Ростовской области за разглашение информации о своих учениках» http://bloknot-rostov.ru/ news/prokuratura-nakazala-direktora-shkoly-za- otkrovenn-841605;

— «Директор Бабаевской школы искусств незаконно уволил одинокую мать» http://newsvo.ru/ news/107420;

—  «Прокуратура Чечни приняла меры для восстановления прав ребенка на образование» https:// chechnyatoday.com/content/view/301065;

— «В Самаре лицеистов отправили к психологу из- за разговоров о Навальном» https://www.novayagazeta. ru/news/2017/05/03/131303-v-samare-litseistov- otpravili-k-psihologu-iz-za-razgovorov-o-navalnom;

—  «Директор школы в Фалёнках разом перевёл всех учеников на заочную форму обучения» http://1istochnik.ru/news/32580.

Вместе с тем, надежных данных о том, как новые условия нормативно-правого регулирования образовательных организаций воспринимаются обучающимися в настоящее время нет. В этой связи остро встала проблема того, как возможно формирование правосознания обучающихся в условиях децентрализация нормативного регулирования деятельности образовательных организаций. Мы полагаем, что решение этой проблемы возможно на методологической основе культурно-исторической психологии Л.С. Выготского [2], и теории деятельности А.Н. Леонтьева [12], в том числе ее модификации И. Энгестрёма [1; 6]. В соответствии с этим, развитие правосознания мы рассматриваем в контексте содержания сознания, формируемого в деятельности и в ней проявляющегося. Предпосылки для такого подхода уже сложились в российской психологической науке. Был обобщен достаточно большой ряд эмпирических и аналитических исследований по механизмам формирования правого сознания [3; 7; 8; 14; 16; 22; 23; 24]. В результате выделены три основных аспекта правого сознания: когнитивное (знание о праве), эмоционально-смысловое (оценочное отношение к нормам права и правоприменению) и поведенческое (регуляция правомерного и противоправного поведения) аспектов. В соответствии с этим можно изучать, как может формироваться правовое сознание школьников, прежде всего юношеского возраста в образовательной среде определенного типа нормативно-правового регулирования. А для этого необходимо описать типы возможной децентрализации нормативного регулирования деятельности образовательных организаций, что будет первой исследовательской задачей. И уже на этой основе выяснить, на какой аспект правого сознания больше влияет тот или иной тип децентрализации.

Также мы считаем целесообразным проведение психолого-педагогической экспертизы нормативных документов образовательной организации как внешними (привлеченными) экспертами (специалистами системы образования и смежных отраслей), так и их обсуждение в процессе проведения междисциплинарных консилиумов образовательных организаций [25; 26; 27]. Проведение психолого-педагогической экспертизы документов, обеспечивающих жизнедеятельность образовательной организации, будет способствовать снижению противоречий в самих нормативных актах и способствовать созданию единой четкой политики внутри образовательной организации, что будет выступать условием формирования и развития позитивного правосознания не только у обучающихся, но и у всех других участников образовательных отношений. Существенным подспорьем для этого будет разработанная типология децентрализации нормативного регулирования деятельности образовательных организаций.

Вместе с тем, уже сейчас можно рекомендовать следующие практические меры:

1)  органам государственной власти, органам местного самоуправления проводить регулярный мониторинг состояния нормативного регулирования подконтрольных (поднадзорных) им образовательных организаций;

2)   учредителям образовательных организаций провести анализ квалификации их руководящего состава, обеспечить их соответствующее повышение квалификации, при необходимости оказать организационно-методическую поддержку;

3)  органам управления образовательных организаций провести работу, по повышению эффективности принимаемых мер, направленных на позитивное формирование правосознания обучающихся, в том числе качества принимаемых локальных нормативных правовых актов, их неукоснительного соблюдения всеми участниками образовательных отношений, а также проведение анализа реализуемых
образовательных программ, внеучебных (внеурочных) мероприятий, имеющих целью формирование правосознания обучающихся и, на основе его результатов, внесение в них соответствующих изменений, усиление контроля за их соблюдением.

4)   Необходимо привлекать в образовательные организации специалистов, обладающих компетенция­ми, отвечающими современным реалиям, и в первую очередь специалистов в области юридической психологии [8; 9; 21].

 
 

Литература

  1. Бэкхёрст Д. К вопросу об эволюции теории деятельности // Культурно-историческая психология. 2006. № 4. С. 79—84.
  2. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Психологическая науки и образования. 1996. № 2. С. 5—8.
  3. Гулевич О.А., Голынчик Е.О. Правосознание и правовая социализация. Аналитический обзор: Учебное пособие для студентов факультетов психологии высших учебных заведений по специальности 020400 — «Психология». Москва: Международное общество им. Л.С. Выготского, 2003. 270 с.
  4. Дворянчиков Н.В., Савкина И.А. Исследование особенностей правосознания несовершеннолетних с девиантным поведением [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2011. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2011/n1/39933.shtml (дата обращения: 21.05.2017).
  5. Достовалов С.Г. Доверие к социальному миру как фактор формирования правосознания у подростков [Электронный ресурс] // Психология и право. 2013. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2013/n1/58316.shtml (дата обращения: 21.05.2017).
  6. Дэниелс Г. Применение теории деятельности в условиях межведомственного взаимодействия // Культурно-историческая психология. 2016. Т. 12. № 3. С. 15—26.
  7. Егоров И.А. Развитие правосознания: проблемы нормативного регулирования [Электронный ресурс] // Коченовские чтения «Психология и право в современной России». Сборник тезисов участников Всероссийской конференции по юридической психологии с международным участием. 2016. С. 24—25. URL: https://psyjournals.ru/modern_psy_and_law/issue/modern_psy_and_law.shtml (дата обращения 12.05.2017).
  8. Егоров И.А. Юридическая психология и федеральные государственные образовательные стандарты третьего поколения [Электронный ресурс] // Психология и право. 2011. № 3. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2011/n3/46578.shtml (дата обращения 12.05.2017).
  9. Егоров И.А., Сафуанов Ф.С. Образовательный процесс как фактор формирования правосознания [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2014. Том 6. № 3. С. 61—69. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2014/n3/71349.shtml (дата обращения 12.05.2017).
  10. Закон Российской Федерации от 10.07.1992 № 3266—1 «Об образовании» (в ред. от 12.11.2012, утратил силу с 01.09.2013) // Российская газета. № 172. 31.07.1992.
  11. Зырянов М.Ю. Правосознание и правовое воспитание // Вестник Бурятского государственного университета. 2009. № 6. С. 41—47.
  12. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. // М.: Политиздат. 1975. 304 С.
  13. Малошонок Н.Г. Как восприятие академической честности среды университета взаимосвязано со студенческой вовлеченностью: возможности концептуализации и эмпирического изучения // Вопросы образования. 2016. № 1. С. 35—60.
  14. 14. Правовое сознание личности: учеб. пособие / Р.Р. Муслумов; Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2013. 84 с.
  15. 15. Основы государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан (утв. Президентом РФ 28.04.2011 № Пр-1168) // Российская газета. № 151. 14.07.2001.
  16. 16. Правовая социализация современной российской молодежи: монография // П.С. Самыгин, Ю.И. Исакова, И.В. Печкуров; под ред. С.И. Самыгина. — М.: РУСАЙНС, 2016. 172 с.
  17. 17. Пояснительная записка к проекту федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, Автоматизированная система обеспечения законодательной деятельности, Паспорт законопроекта № 121965—6 «Об образовании в Российской Федерации» // URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main. nsf/%28Spravka New%29?OpenAgent&RN=121965-6&02 (дата обращения 12.05.2017).
  18. 18. Приказ Минобрнауки России от 06.10.2009 № 373 «Об утверждении и введении в действие федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования» (в ред. от 31.12.2015) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 12. 22.03.2010.
  19. 19. Приказ Минобрнауки России от 17.12.2010 № 1897 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования» (в ред. от 31.12.2015) // Бюллетень нормативных актов федеральных органов исполнительной власти. № 9. 28.02.2011.
  20. 20. Приказ Минобрнауки России от 17.05.2012 № 413 «Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта среднего общего образования» (в ред. от 31.12.2015) // Российская газета. № 139. 21.06.2012.
  21. 21. Примерное положение о специальной подготовке при реализации основной образовательной программы по направлению подготовки (специальности) 050407 Педагогика и психология девиантного поведения (для подготовки специалистов для социальной сферы) // Бюллетень Учебно-методического объединения вузов РФ по психолого-педагогическому образованию. 2012. № 1. С. 43—47.
  22. 22. Радченко Л.А. Индивидуальное правосознание современных старшеклассников как педагогическая проблема // Бизнес. Образование. Право. Вестник Волгоградского института бизнеса. 2015. № 4 (33). С. 362— 366.
  23. 23. Сафуанов Ф.С., Бодрова О.К., Докучаева Н.В. Декриминализация статей Уголовного кодекса и формирование «нормы возмездия» у школьников [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016 (6). № 3. С. 122-141.URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2016/ n3/82930.shtml (дата обращения 12.05.2017).
  24. 24. Степанов О.В., Самыгин С.И., Самыгин П.С. Образовательное право и проблемы формирования правосознания российской учащейся молодежи [Электронный ресурс] // Гуманитарные, социально- экономические и общественные науки. 2015. № 3—1. С. 256—260. URL: http://online-science.ru/m/products/ law_sciense/gid2553/pg0/ (дата обращения 23.05.2017).
  25. 25. Умняшова И.Б., Егоров И.А. Междисциплинарный консилиум образовательной организации как вид психолого-педагогической экспертизы в системе образования // Вестник практической психологии образования. 2016. № 3 (48). С. 11—17.
  26. 26. Умняшова И.Б., Егоров И.А. Нормативные основания организации психолого-педагогической экспертизы в системе образования Российской Федерации [Электронный ресурс] // Психология и право. 2016. Том 6. № 3. С. 162—177. URL: https://psyjournals.ru/psyandlaw/2016/n3/82934.shtml (дата обращения 23.05.2017).
  27. 27. Умняшова И.Б. Психолого-педагогическая экспертиза в системе образования: предмет и содержание [Электронный ресурс] // РЕМ. Psychology. Educology. Medicine. 2016. URL: http:// http://pem.esrae.ru/13-156 (дата обращения 23.05.2017).
  28. 28. Федеральный закон от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» (в ред. от 01.05.2017) // Российская газета. № 303. 31.12.2012.

Информация об авторах

Егоров Игорь Александрович, начальник отдела по работе с персоналом, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-1229-2955, e-mail: egorovia@mgppu.ru

Умняшова Ирина Борисовна, кандидат психологических наук, доцент, председатель регионального отделения г. Москвы, Федерация психологов образования России (Общественная организация «Федерация психологов образования России»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-4132-3362, e-mail: mofpor@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 2707
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 1

Скачиваний

Всего: 765
В прошлом месяце: 0
В текущем месяце: 0