Копинг-стратегии и копинг-стили подростков при врожденной и приобретенной инвалидности (на примере ДЦП, онкологии, ревматических заболеваний)

768

Аннотация

Целью данной работы стал сравнительный анализ копинг-стратегий и копинг-стилей подростков в зависимости от пола и группы: 1) здоровые; 2) подростки с детским церебральным параличом (врожденная инвалидность); 3) подростки с онкологией и ревматическими заболеваниями (приобретенная инвалидность). В исследовании приняли участие 244 подростка от 13 до 18 лет, из них 86 — здоровых подростков (46 мальчиков и 40 девочек, M=14,96+1,52 лет), 61 — с онкологией головного и спинного мозга (37 мальчиков и 24 девочки, M=15,03+1,39 лет), 46 — с ревматическими заболеваниями (17 мальчиков и 29 девочек, M=14,7+1,50 лет), 51 — с детским церебральным параличом (28 мальчиков и 23 девочки, M=15,3+1,17). Использовался опросник СОРЕ Р. Карвера в адаптации Е.И. Рассказовой, Т.О. Гордеевой, Е.Н. Осина. Обнаружено, что подростки с приобретенной инвалидностью используют схожие со здоровыми сверстниками копинг-стратегии в отличие от подростков с детским церебральным параличом, у которых копинг-стратегии вариативны. Подростки двух клинических групп чаще здоровых обращаются к религии, что смягчает воздействие стресса в условиях инвалидности. Процент подростков, предпочитающих когнитивно-ориентированный копинг-стиль, выше среди здоровых, эмоционально-ориентированный — среди подростков с приобретенной инвалидностью, а дисфункциональный копинг-стиль — среди подростков с детским церебральным параличом. Выявлены различные тенденции в выраженности копинг-стратегий в клинических и здоровой группах в зависимости от пола.

Общая информация

Ключевые слова: копинг-стратегии, копинг-стили, подростки, онкология, ревматические заболевания, инвалидность, детский церебральный паралич

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpse.2021100207

Для цитаты: Одинцова М.А., Сорокова М.Г. Копинг-стратегии и копинг-стили подростков при врожденной и приобретенной инвалидности (на примере ДЦП, онкологии, ревматических заболеваний) [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2021. Том 10. № 2. С. 95–123. DOI: 10.17759/cpse.2021100207

Полный текст

 

Введение

Врожденная и приобретенная инвалидность создает трудности в адаптации подростков, переживающих глобальные физические и психологические изменения, характерные для данного возраста. При приобретенных заболеваниях это сложности адаптации к новой роли человека с инвалидностью, при врожденных недостаточная эмоциональная и личностная зрелость, препятствующая успешной адаптации [10;      16]. На эти трудности накладываются стрессы межличностных

отношений, напряжение в учебной и повседневной деятельности [12]. Справиться с таким многообразием стрессов помогают копинг-стратегии, которые наиболее активно развиваются на данном возрастном этапе. От того, насколько успешно подростки с инвалидностью преодолевают повседневные стрессы, зависит и эффективность преодоления болезни [13].

Проблематика копинга имеет длительную историю и обширно представлена в научной литературе (Л.И. Анцыферова, С.К. Нартова-Бочавер, Р. Лазарус, С. Фолкман, Ч. Карвер и др.) в теоретическом и эмпирическом планах и в разных контекстах.

Исследования копинг-стратегий подростков с умеренными и тяжелыми нарушениями двигательных функций, с онкологией и ревматическими заболеваниями в сравнении со здоровыми сверстниками демонстрируют либо отсутствие различий [20], либо незначительные различия [28] и зависимость копинг-стратегий от тяжести нарушений [1]. В условиях болезни изучены копинги при приобретенных заболеваниях, таких как сахарный диабет [15]; астма, атипический дерматит, онкология [13; 20; 21]; ревматические болезни [7; 26]. Исследуются копинги и при врожденных нарушениях: заболеваниях зрительных путей [18]; черепно-лицевых аномалиях [19]; детском церебральном параличе (ДЦП) [1;           11]. Показано, что при врожденных заболеваниях выбираются стратегии, направленные на эмоциональную поддержку, контроль в выражении негативных эмоций [18], а при приобретенных стратегии, ориентированные на эмоциональную переработку [9]; избегание, принятие ответственности, самоконтроль; отвлечение [13]; активное решение проблем [21].

Такое разнообразие в копинг-стратегиях требует их систематизации. Одной из них становится модель контроля в условиях болезни, которая включает:

1)первичный контроль или активное преодоление, направленное на изменение самой ситуации (решение проблем, регулирование эмоций);

2) вторичный контроль (позитивное мышление, когнитивная переработка, принятие), направленный на изменение отношения к ситуации;

3)пассивное преодоление, не требующее усилий (избегание, отрицание) [10; 12].

Выделяют и диспозиционную модель совладания, включающую разные способы преодоления стресса, складывающиеся в три копинг-стиля:

1)стиль, ориентированный на решение проблем (использование инструментальной поддержки, активное совладание, сдерживание, подавление конкурирующих действий, планирование);

2)эмоционально-ориентированный стиль (позитивное переосмысление, религиозное совладание, юмор, использования эмоциональной поддержки, принятие);

3)дисфункциональный стиль (мысленный уход, концентрация на эмоциях, отрицание, поведенческий уход, использование психоактивных веществ) [8].

Объединяет эти модели возможность управления стрессом для успешной адаптации. Одновременно с этим признается: 1) в управляемых ситуациях, но с высоким уровнем стресса, повышаются навыки преодоления [17]; в неуправляемых подростки способны проявлять гибкость в соответствии с изменением самой ситуации, что становится своеобразной «прививкой» от других форм стресса [13]; 2) один способ для преодоления стресса не может стать ключом к успешной адаптации в условиях инвалидности [13]; 3) не бывает «хороших» или «плохих» копинг-стратегий, их разнообразие может быть эффективным при активности личности, направленной как на отвлечение, разрядку эмоционального напряжения, так и на мобилизацию [12]; 4) опыт в преодолении стрессов является стабильным во времени и зависит от предшествующих навыков [19; 25].

Как видим, в исследованиях копинг-стратегий подростков с инвалидностью, с одной стороны, делается попытка их систематизации в зависимости от контроля над стрессовой ситуацией, с другой признается преимущество в их многообразии. Равно как, с одной стороны, доказана ситуативная изменчивость копинг-стратегий, а с другой относительное постоянство во времени.

Кроме того, современные исследования, как правило, сосредоточены на одном-двух заболеваниях, приводящих к инвалидности [9; 11; 15; 18], либо клинические выборки имеют смешанный характер (например, в группу с нарушением опорно­двигательного аппарата включаются подростки с двигательными нарушениями различного генеза) [2]. Иногда группы сравнения определяются по наличию хронического заболевания без учета его типа [10; 12]. Также не всегда учитывается половая принадлежность в клинических группах [1;                                                                                          2;     26] в силу их малочисленности. Нередко копинг-стратегии подростков клинических групп оцениваются по представлениям их родителей [11], а не по мнениям самих подростков.

Данные исследования вносят большой вклад в общую картину преодолевающего поведения подростков, одновременно способствуя продолжению работ в этом направлении для обнаружения общего и специфического в копинг-стратегиях и копинг-стилях здоровых и подростков с разными типами инвалидности.

Цель исследования: провести сравнительный анализ копинг-стратегий и копинг-стилей в зависимости от пола и группы здоровья: здоровые подростки, подростки с ДЦП (врожденная инвалидность), подростки с онкологией и ревматическими заболеваниями (приобретенная инвалидность).

Мы предположили, что подростки с приобретенной инвалидностью используют в своем репертуаре схожие со здоровыми сверстниками копинг-стратегии и копинг-стили и будут отличаться от подростков с врожденным заболеванием (ДЦП). Подростки женского и мужского пола в зависимости от группы (здоровые подростки и подростки с заболеваниями) будут различаться выбором тех или иных копинг-стратегий и копинг-стилей.

Организация исследования

Исследование проводилось с 2016 по 2020 гг. в Москве. Обследование подростков из клинических групп проводилось индивидуально, а здоровых подростков в учебных классах. Подростки с онкологией и ревматическими заболеваниями были набраны из двух стационаров при разрешении лечащего врача продолжить обучение в ГКОУ «Школа “Технологии обучения”». Подростки с онкологией получали лучевую терапию, 70% их них перенесли операцию на головном мозге, в стационаре их сопровождали члены семьи. Подростки с ревматическими заболеваниями получали комбинированную противоревматическую и реабилитационную терапию и находились в стационаре без родителей. Подростки с ДЦП набирались на базе ресурсной школы (ранее интернат для детей с ДЦП) из автономных малокомплектных классов. Они обучались по адаптированной образовательной программе с шифром 6.1 с обязательным включением коррекционно-развивающих курсов. Родители всех подростков дали письменное согласие на участие их детей в исследовании.

Выборка. В исследовании приняли участие 270 подростков от 12 до 18 лет. Для уравновешивания выборок по полу и возрасту из группы подростков с ревматическими заболеваниями были удалены данные 5 девочек 12 и 13 лет. Из группы здоровых были исключены данные 21 подростка (пятеро 12 -летних, 13 мальчиков 18 лет, трое указали на наличие заболевания (астма, аллергия)). Окончательная выборка состояла из 244 подростков. Группы были уравновешены по полу (x2=0,329 при р=0,848) и возрасту (ANOVA, F=1,703 при р=0,167). Данные по выборке представлены в таблице 1.

Методики. Подростков просили ответить, как они себя ведут и что обычно делают при столкновении со стрессовыми ситуациями. Для этого был использован опросник СОРЕ (Р. Карвера в адаптации Е.И. Рассказовой, Т.О. Гордеевой, Е.Н. Осина),который включает 15 копинг-стратегий, входящих в три копинг-стиля (когнитивно­ориентированный, эмоционально-ориентированный, дисфункциональный). Опросник широко используется в разных странах. Одно из последних исследований в США продемонстрировало умеренную внутреннюю согласованность СОРЕ (а Кронбаха> 0,60) на подростковой выборке [24]. В нашем случае проверка внутренней согласованности пятнадцати субшкал с копинг-стилями показала, что субшкалы Поиск инструментальной поддержки, Активное совладание, Сдерживание, Подавление конкурирующей деятельности, Планирование хорошо согласуются с когнитивно-ориентированным стилем (а=0,90); а субшкалы Мысленный уход, Концентрация на эмоциях, Отрицание, Поведенческий уход, Использование успокоительных — с дисфункциональным стилем (а=0,87). Обнаружено приемлемое согласование субшкал Поиск эмоциональной поддержки, Позитивное переформулирование, Принятие, Обращение к религии и Юмор с эмоционально­ориентированным стилем (а=0,78), что свидетельствует о совпадении наших данных с теоретической моделью автора опросника.

Таблица 1

Распределение подростков по группам с учетом пола и возраста

 

Пол

 

 

Группа

Мужской

N                Возраст

Женский

человек            %            человек

%

Здоровые

86            14,96±1,52               46                53,5

40

46,5

Подростки с врожденной инвалидностью

ДЦП

51            15,30±1,17               28                54,9

23

45,1

Подростки с приобретенной инвалидностью

Онкология

61            15,03±1,39               37                60,7

24

39,3

Ревматические заболевания

46            14,65±1,45               17                37,0

29

63,0

Итого по группе с приобретенной инвалидностью

 

107           14,86±1,41               54                50,5

53

49,5

Итого по выборке        244           14,99±1,41             128               52,5

116

47,5

 

Обработка данных. При статистической обработке были использованы t-критерий Стьюдента для попарного сравнения групп; двухфакторный дисперсионный анализ для сравнения подростков в зависимости от их принадлежности к группе здоровья (здоровые, с врожденной и с приобретенной инвалидностью) и пола; критерий /2 для сравнения групп подростков по качественным признакам.

Результаты

Предварительно мы сравнили копинг-стратегии двух групп подростков (с онкологией и ревматическими заболеваниями) с использованием t-критерия Стьюдента. Проверка на нормальность распределения каждой из двух групп по критерию Колмогорова-Смирнова подтверждает нормальность распределения по всем копингам (р>0,05), кроме Использования успокоительных в обеих группах (р=0,000). Распределение копинга Поведенческий уход для подростков с ревматическими заболевания находится на грани статистической значимости (р=0,047).

Статистический анализ подтвердил, что подростки с онкологией и ревматическими заболеваниями по когнитивно-ориентированному (t=-1,36 при р=0,177; F=6,79 при p=0,010),эмоционально-ориентированному (t=0,315 при р=0,753; F=0,099 при p=0,754) и дисфункциональному (t=-0,410 при р=0,683; F=0,004 при p=0,951) копинг-стилям не различаются в средних значениях, а по последним двум — в дисперсиях.

Дальнейший двухфакторный дисперсионный анализ выстраивался с учетом пола и принадлежности к одной из трех групп: здоровых, с врожденной и с приобретенной инвалидностью. Результаты анализа и описательная статистика представлены в табл. 2.

Значимые различия в зависимости от группы были обнаружены в копинг-стратегиях:

1) Сдерживание, Подавление конкурирующей деятельности, Поиск инструментальной поддержки (когнитивно-ориентированный копинг-стиль);

2) Обращение к религии (эмоционально-ориентированный копинг-стиль);

3)Мысленный уход, Концентрация на эмоциях, Отрицание, Поведенческий уход, Использование успокоительных (дисфункциональный копинг-стиль) (см. рис. 1).

По стратегиям Активного совладания, Планирования, Поиска эмоциональной поддержки, Принятия, Позитивного переформулирования и Юмора различий между группами не выявлено (табл. 2).

Подростки с ДЦП демонстрируют значительно более высокие баллы по всем копинг-стратегиям в отличие от двух других групп. Здоровые подростки и подростки с приобретенной инвалидностью предпочитают копинг-стратегии, входящие в когнитивно-ориентированный и эмоционально-ориентированные стили, и реже используют стратегии, относящиеся к дисфункциональному стилю. При этом обе клинические группы набирают более высокие баллы и не различаются между собой по Стратегии обращения к религии (р=0,487), что отличает их от здоровых сверстников (р=0,000).

Таблица 2

Выраженность копинг-стратегий и копинг-стилей
в зависимости от группы и пола

Копинг-стратегии и копинг-стили

M±SD для подростков разных групп в зависимости от пола

Статистические эффекты df=5

Группы подростков

Группа

Пол

Группа* Пол

Пол

Здоровые

М (n=46)

Ж (n=40)

ДЦП М (n=28) Ж (n=23)

Приобретенная инвалидность М (n=54) Ж (n=53)

Активное

М

11,6±2,9

11,9±3,2

12,8±3,0

F=0,32

F=0,77

F=1,96

совладание

Ж

12,3±2,7

11,6±3,3

11,8±2,9

р=0,574

р=0,465

р=0,143

Сдерживание

М

9,7±2,6

11,6±2,8

10,0±2,2

F=9,01

F=0,09

F=0,49

Ж

10,2±1,9

11,6±3,1

9,8±2,4

р=0,000

р=0,763

р=0,615

Подавление

М

9,5±3,1

12,5±3,7

10,9±3,1

F=10,40

F=0,02

F=1,76

кон курирующей деятельности

Ж

10,5±3,4

12,6±3,4

10,1±3,1

р=0,000

р=0,878

р=0,175

Планирование

М

9,1±2,4

8,7±2,3

9,2±2,3

F=2,15

F=0,01

F=1,96

Ж

9,7±2,0

8,4±2,1

9,0±2,3

р=0,119

р=0,998

р=0,370

Поиск

М

10,6±2,8

12,2±2,7

10,4±2,7

F=9,55

F=0,17

F=1,66

инструментальной поддержки

Ж

11,6±3,3

12,2±3,2

9,8±2,7

р=0,000

р=0,683

р=0,193

Когнитивно­

М

10,1±2,2

11,4±2,6

10,7±2,1

F=3,57

F=0,00

F=2,20

ориентированный стиль

Ж

10,9±2,0

11,3±2,7

10,1±2,0

р=0,03

р=0,959

р=0,115

Поиск

М

9,6±2,8

9,8±2,5

10,5±2,7

F=1,46

F=6,37

F=5,47

эмоциональной поддержки

Ж

12,2±3,2

10,3±2,2

10,4±3,0

р=0,235

р=0,012

р=0,005

Позитивное

М

11,7±2,6

12,7±2,7

12,2±2,8

F=0,35

F=0,02

F=3,16

переформулирование

Ж

13,±2,3

11,5±3,5

11,9±3,1

р=0,705

р=0,880

р=0,044

Принятие

М

10,4±2,9

11,5±3,9

11,4±3,2

F=0,89

F=0,03

F=0,58

Ж

11,1±2,7

11,2±2,7

11,3±3,5

р=0,411

р=0,859

р=0,574

Обращение

М

7,7±2,9

10,0±2,6

9,9±4,1

F=12,41

F=0,31

F=0,84

к религии

Ж

7,3±3,4

10,6±2,4

8,9±3,9

р=0,000

р=0,581

р=0,431

Юмор

М

9,5±3,6

12,6±2,8

10,7±3,6

F=0,00

F=7,95

F=3,28

Ж

11,0±3,4

12,2±2,3

9,6±4,1

р=0,972

р=0,000

р=0,039

Эмоционально­

М

9,8±1,9

11,3±2,0

10,9±1,9

F=3,16

F=0,27

F=4,22

ориентированный стиль

Ж

10,9±2,0

11,1±2,2

10,4±2,1

р=0,044

р=0,601

р=0,016

Мысленный уход

М

8,3±2,6

12,5±3,7

8,7±2,8

F=24,22

F=2,61

F=1,93

Ж

9,9±2,6

12,1±3,5

9,5±2,8

р=0,000

р=0,108

р=0,147

Концентрация

М

8,6±3,2

11,6±2,4

9,1±2,8

F=7,69

F=16,22

F=5,60

на эмоциях

Ж

11,8±2,8

11,6±2,9

10,4±2,6

р=0,000

р=0,000

р=0,004

 

 

Отрицание

М

8,8±2,8

10,9±2,3

8,5±2,9

F=13,99

F=051

F=0,04

Ж

9,1±2,3

10,9±3,0

8,5±2,8

р=0,000

р=0,809

р=0,958

Поведенческий уход

М

7,3±2,2

11,1±2,9

7,4±2,8

F=31,88

F=0,17

F=0,22

Ж

7,8±2,9

10,9±3,3

7,6±2,7

р=0,000

р=0,679

р=0,801

Использование

М

5,2±2,1

9,8±2,1

4,4±1,1

F=127,5

F=0,19

F=0,59

успокоительных

Ж

4,8±1,6

9,6±3,0

4,6±2,3

р=0,000

р=0,662

р=0,557

Дисфун кциональный

М

7,64±1,6

11,2±2,4

7,6±2,3

F=62,56

F=3,66

F=1,79

стиль

Ж

8,7±1,5

11,0±2,6

8,1±1,4

р=0,000

р=0,057

р=0,169

Примечание. Пол: М — мужской; Ж — женский. Жирным шрифтом отмечены значимые

Обнаружены значимые различия между группами в трех копинг-стилях (табл. 2). Подростки с ДЦП имеют более высокие баллы по когнитивно­ориентированному (р=0,03), дисфункциональному (р=0,000), эмоционально­ориентированному стилям (р=0,044) в отличие от двух других групп.

Для уточнения полученных данных мы выделили доминирующий копинг-стиль на основе наивысших средних значений копинг-стратегий, входящих в тот или иной стиль, для каждого подростка и закодировали их: 1 — когнитивно­ориентированный, 2 — эмоционально-ориентированный, 3 — дисфункциональный. Подростки, которые набирали одинаковое количество баллов по двум стилям, были исключены из выборки. Среди них оказались двое здоровых, трое с ДЦП и шестеро с приобретенной инвалидностью. Одинаковое количество баллов сразу по трем стилям не встречалось. Использование критерия /2 позволило уточнить различия между группами в копинг-стилях (/2=40,3 при р=0,000). Более половины (57,1%) здоровых подростков и более трети (38,3%) подростков с ДЦП и с приобретенной инвалидностью (38,6%) при преодолении стрессов используют когнитивно­ориентированный стиль. Эмоционально-ориентированный стиль используется почти половиной (49,5%) подростков с приобретенной инвалидностью, 39,3% здоровых и 23,4% подростков с ДЦП. Дисфункциональный стиль редко используется здоровыми (3,6%) и подростками с приобретенной инвалидностью (11,9%), но достаточно часто подростками с ДЦП (38,3%). Соотношение выраженности копинг-стилей приведено на рис. 2.



Эффект пола независимо от группы был обнаружен для Поиска эмоциональной поддержки (р=0,012), Юмора (р=0,000) и Концентрации на эмоциях (р=0,000) (табл. 2., рис. 3). При интерпретации результатов совместного влияния двух факторов — группы и пола — было обнаружено следующее. К поиску эмоциональной поддержки в большей степени стремятся здоровые девочки и девочки с ДЦП в сравнении с мальчиками. В группе подростков с приобретенной инвалидностью средние значения практически одинаковы. Здоровые девочки имеют высокие значения по стратегии Позитивного переформулирования, в то время как для остальных двух групп подростков с инвалидностью результаты выше у мальчиков. Стратегия Юмора и эмоционально-ориентированный копинг-стиль в целом демонстрируют те же тенденции, но здесь обращают на себя внимание более высокие показатели у подростков с ДЦП обоих полов. Средние показатели здоровых девочек и девочек с приобретенной инвалидностью по Концентрации на эмоциях преобладают над показателями мальчиков, в то время как в группе ДЦП они одинаковы для обоих полов (табл. 2).

 

Обсуждение

Результаты, полученные при сравнении копинг-стратегий и копинг-стилей подростков с онкологией и ревматическими заболеваниями, позволили нам объединить данные группы в одну подростки с приобретенной инвалидностью. Схожие данные мы получили ранее при исследовании жизнестойкости этих подростков [4], что наводит на еще один исследовательский вопрос: какую роль в выборе копинг-стратегий играет опыт здорового функционирования до приобретения инвалидности? Безусловно, для ответа на него требуется проведение лонгитюдных исследований, однако уже имеющиеся данные подтверждают, что предшествующий опыт в преодолении стрессов достаточно стабилен во времени [19; 25] и зависит от приобретенных навыков [25]. Объединяет данные группы еще и критерий слабой контролируемости этих заболеваний:                                                                                                                                    недостаточная изученность причин и механизмов возникновения патологии, противоречивость информации о специфике протекания, непредсказуемость течения болезней и прогнозов, сложность и многоаспектность терапии [4]. В свою очередь стратегии преодоления у подростков с ДЦП с самого рождения формируются в условиях болезни и, как правило, в гиперопекающей [1; 6; 22] или дефицитарной медико­социальной среде [5], что накладывает отпечаток на навыки совладания.

Анализ копинг-стратегий, выстроенный с учетом трех групп (здоровых, с врожденной инвалидностью, приобретенной инвалидностью) показал следующее. Подростки с ДЦП выделяются на фоне других групп высокими показателями девяти копинг-стратегий: трех, водящих в когнитивно-ориентированный стиль, одной в эмоционально-ориентированный, и пяти стратегий, составляющих основу дисфункционального стиля. Возможно, использование широкого набора стратегий связано с большей уязвимостью людей с ДЦП к стрессам и с более сложным протеканием периода полового созревания [14], что, с одной стороны, требует

активизации всех видов стратегий, а с другой  затрудняет поиск наиболее полезных [27].

Религиозный копинг наиболее выражен у подростков двух клинических групп и выступает защитным фактором, смягчает воздействие стресса, помогает переосмыслить ситуацию в позитивном ключе [27].

Наше исследование показало, что большинство здоровых подростков используют когнитивно-ориентированный копинг-стиль, который считается ими наиболее эффективным при контролируемых стрессах. Половина подростков с приобретенными заболеваниями предпочитает эмоционально-ориентированный стиль, направленный на адаптацию к стрессовым ситуациям, которые воспринимаются ими как неконтролируемые. Это подтверждается исследованиями [9; 29], в которых показана доминирующая роль эмоционально-ориентированного стиля и подчеркивается его адаптивная полезность в условиях слабо контролируемых заболеваний.

Подростки с ДЦП используют все копинг-стили, которые выстраиваются в единую ресурсную систему, но значимо отличаются от двух других групп преобладанием дисфункционального стиля. Известно, что дисфункциональные стратегии препятствуют способности адекватно реагировать на стрессовые ситуации и затрудняют использование ресурсов. Но в сочетании со стратегиями, входящими в когнитивно-ориентированный стиль, позволяют подходить к стрессу с разных позиций и развивать разнообразные реакции на стресс в силу взаимозаменяемости стратегий, входящих в разные копинг-стили.

Мы выявили тенденции к различиям в копинг-стратегиях и копинг-стилях между мальчиками и девочками с ДЦП и обнаружили только одно различие в группе подростков с приобретенной инвалидностью: девочки данной группы чаще мальчиков концентрируются на эмоциях. Обнаруженные различия по полу в группе здоровых подростков (поиск эмоциональной поддержки, юмор, концентрация на эмоциях) согласуются с исследованиями, свидетельствующими о склонности женщин преодолевать стрессовые ситуации путем их эмоциональной переработки [23]. Возможно, причиной отсутствия значимых различий в копингах по полу в группе подростков с ДЦП связано с так называемыми половозрастными девиациями (смешение мужского и женского вариантов идентификации), что установлено в исследовании Е.Н. Дмитриевой и Т.Е. Левицкой [3].

Минимально выраженные половые различия у подростков с приобретенной инвалидностью можно объяснить влиянием болезни. В условиях неконтролируемого заболевания к эмоционально-ориентированному копинг-стилю прибегают как мальчики, так и девочки, что позволяет им адаптироваться к ситуации.

Заключение и выводы

Подростковый возраст является поворотным моментом в развитии копинг-стратегий для преодоления многочисленных стрессов. Важно учитывать, в каких условиях происходит это развитие: в условиях инвалидности или здоровья;контролируемости или неконтролируемости заболевания; имеется ли опыт здорового функционирования; различается ли выбор копинг-стратегий и копинг-стилей у подростков разного пола. Результаты нашего исследования позволили сформулировать следующие выводы.

1.Подростки с приобретенной инвалидностью онкологическими и ревматическими инвалидизирующими заболеваниями (слабо контролируемыми) не различаются в частоте использования тех или иных копинг-стилей. Их репертуар стратегий схож со здоровыми сверстниками. Возможно, это связано с опытом здорового функционирования до инвалидности. Однако данный вывод нуждается в дальнейшей проверке. У подростков с ДЦП наблюдается широкий спектр копинг-стратегий, что говорит об их способности подходить к стрессам с разных сторон, но одновременно с этим затрудняет выбор оптимальных.

2.Объединяет подростков клинических групп и одновременно отличает от здоровых сверстников обращение к религии, что в условиях инвалидности становится важным ресурсом для преодоления стрессов.

3.Когнитивно-ориентированный копинг-стиль чаще используют здоровые подростки, которые уверены в своих возможностях влиять на стрессовую ситуацию. Подростки с приобретенными (слабо контролируемыми) заболеваниями предпочитают эмоционально-ориентированный стиль, направленный на адаптацию к стрессам. И в той и другой группе редко используется дисфункциональный копинг-стиль, что свидетельствует о достаточно успешном преодолении стрессов подростками. Доминирующими копинг-стилями у подростков с ДЦП являются когнитивно-ориентированный и дисфункциональный. При активности личности такое сочетание полезно, но при пассивном поведении препятствует адекватному преодолению стрессов. Это вызывает беспокойство еще и потому, что данная группа подростков значительно чаще двух других использует дисфункциональный копинг-стиль.

4.Обнаружены разные тенденции в выраженности копинг-стратегий в клинических группах в зависимости от пола. К поиску эмоциональной поддержки в большей степени стремятся девочки с ДЦП по сравнению с мальчиками. У девочек с приобретенной инвалидностью преобладает концентрация на эмоциях, а у мальчиков этой группы юмор. У здоровых девочек стратегии поиска эмоциональной поддержки, юмора, концентрации на эмоциях более выражены, чем у мальчиков.

Результаты, полученные в нашем исследовании, могут лечь в основу психолого­педагогического сопровождения подростков с врожденной и приобретенной инвалидностью, направленного на развитие эффективных стратегий совладания со стрессами.

Ограничением данного исследования является небольшой состав групп, что не позволило проанализировать копинг-стратегии разновозрастных подростков. Нами были изучены копинг-стратегии подростков при преодолении ими повседневных стрессоров, что очень важно, т.к. они являются ресурсом для эффективного совладания с болезнью [13]. Однако в последующих исследованиях стоит конкретизировать стрессовые ситуации с целью проанализировать стили преодоления у подростков в зависимости от конкретной ситуации. Мы не можем однозначно утверждать, что опыт здорового функционирования до приобретения инвалидности сказывается на выборе копинг-стратегий и стилей. Для этого требуются лонгитюдные исследования. Мы не учли продолжительность заболевания с момента постановки ребенку диагноза, что также может стать перспективой дальнейших исследований. Интерес для будущих исследований представляют и вопросы смешения мужских и женских вариантов копинг-стратегий в условиях инвалидности, а также использования комплекса диагностических методик, подтверждающих полученные нами результаты.

Тем не менее наше исследование имеет сильные стороны. Учитывая неоднородность копинг-стратегий, обозначенную в научной литературе, их конкретизация позволила обнаружить нюансы в преодолевающем поведении здоровых подростков и подростков с врожденной и приобретенной инвалидностью разного пола.

 

Литература

  1. Бакаева И.А. Новохатько Е.Н. Шевырева Е.Г. Защитные механизмы и копинг-стратегии у детей с детским церебральным параличом и их родителей // Сибирский психологический журнал. 2019. № 71. С. 180–196. DOI: 10.17223/17267080/71/10
  2. Горьковая И.А., Микляева А.В. Жизнестойкость и копинг-стратегии подростков
    с нарушениями опорно-двигательного аппарата // Клиническая и специальная психология. 2019. Том 8. № 1. С. 90–102. DOI: 10.17759/psyclin.2019080106
  3. Дмитриева Е.Н., Левицкая Т.Е. Особенности восприятия собственного возраста детей и подростков, страдающих ДЦП // Сибирский психологический журнал. 2005. № 22. С. 66–70.
  4. Одинцова М.А., Радчикова Н.П., Саркисян А.О. и др. Диспозиционные стили
    в авторских сказках подростков с онкологическими и ревматическими заболеваниями // Клиническая и специальная психология. 2019. Том 8. № 2. С. 80–104. DOI: 10.17759/cpse.2019080205
  5. Ткаченко Е.С. Медико-социальный портрет семей, воспитывающих детей
    с детским церебральным параличом // Казанский медицинский журнал. 2017. Том 98. № 6. C. 1040–1043. DOI: 10.17750/KMJ2017-1040
  6. Al-Dababneh K.A., Al-Zboon E.K. Parents’ attitudes towards their children with cerebral palsy // Early Child Development and Care. 2018. Vol. 188. № 6. P. 731–747. DOI: 10.1080/03004430.2016.1230737
  7. Brouwer S.J., Kraaimaat F.W., Sweep F.C. et al. Experimental stress in inflammatory rheumatic diseases: a review of psychophysiological stress responses // Arthritis Research & Therapy. 2010. Vol. 12 № 3. Р. 2–24. № 12.  DOI: 10.1186/ar3016
  8. Carver C.S. Connor-Smith J. Personality and Coping // Annual Review of Psychology. 2010. Vol. 61. № 1. Р. 679–704  DOI: 10.1146/annurev.psych.093008.100352
  9. Cho D., Park C.L., Blank T.O. Emotional approach coping: Gender differences on psychological adjustment in young to middle-aged cancer survivors // Psychology & Health. 2013. Vol. 28. № 8. Р. 874–894. DOI: 10.1080/08870446.2012.762979
  10. CompasB.E., Jaser S.S., Dunn M.J. et al. Coping with chronic illness in childhood and adolescence // Annual Review of Clinical Psychology. 2012. Vol. 8. № 1. P. 455–480.  DOI: 10.1146/annurev-clinpsy-032511-143108
  11. Dababneh K.A. The socio-emotional behavioural problems of children with cerebral palsy according to their parents' perspectives // International Journal of Adolescence and Youth. 2013. Vol. 18. № 2. P. 85–104. DOI: 10.1080/02673843.2012.655443
  12. Finkelstein-Fox L., Park C.L. Control-coping goodness-of-fit and chronic illness:
    a systematic review of the literature // Health Psychology Review. 2019. Vol. 13. № 2.
    P. 137–162. DOI: 10.1080/17437199.2018.1560229
  13. Hampel P., Rudolph H., Stachow R. et al. Coping among children and adolescents with chronic illness // Anxiety, Stress & Coping. 2005. Vol. 18. № 2. P. 145–155. DOI: 10.1080/10615800500134639
  14. Heiver M., Rolander B., Olsson H. Cerebral palsy and personality traits, as measured by the NEO PI-R — A preliminary study // Current Psychology. 2016. Vol. 35. Р. 643–649.  DOI: 10.1007/s12144-015-9332-z
  15. Kalka D., Karcz B. Personality, coping with stress and quality of life in individuals at risk of type 2 diabetes in late adolescence – mediation model testing // European Journal of Developmental Psychology. 2020. Vol. 17. № 2. P. 165–178. DOI: 10.1080 /17405629.2018.1552585.
  16. Livneh H., Lott S., Antonak R. Patterns of psychosocial adaptation to chronic illness and disability: A cluster analytic approach // Psychology, Health & Medicine. 2004. Vol. 9. № 4. Р. 411–430. DOI: 10.1080/1354850042000267030
  17. Maykrantz S.A., Houghton J.D. Self-leadership and stress among college students: Examining the moderating role of coping skills // Journal of American College Health. 2020. Vol. 68. № 1. P. 89–96. DOI: 10.1080/07448481.2018.1515759
  18. Papadopoulos K., Metsiou K., Agaliotis I. Adaptive behavior of children and adolescents with visual impairments // Research in Developmental Disabilities. 2011. Vol. 32. № 3. P. 1086–1096. DOI: 10.1016 / j.ridd.2011.01.021
  19. Roberts R.M., Shute R.H. A prospective study of coping and adjustment in adolescents with craniofacial conditions // Children's Health Care. 2012. Vol. 41. № 2.
    P. 111–128. DOI: 10.1080/02739615.2012.657031
  20. Robinson K.E., Pearson M.M., Cannistraci C.J. et al. Functional neuroimaging of working memory in survivors of childhood brain tumors and healthy children: Associations with coping and psychosocial outcomes // Child Neuropsychology. 2015. Vol. 21. № 6.
    P. 779–802. DOI: 10.1080/09297049.2014.924492
  21. Sanjari M., Heidari S., Shirazi F. et al. Comparison of coping strategies in Iranian adolescents with cancer and their parents // Issues in Comprehensive Pediatric Nursing. 2008. Vol. 31. № 4. P. 185–197. DOI: 10.1080/01460860802475176
  22. Sienko S.E. An exploratory study investigating the multidimensional factors impacting the health and well-being of young adults with cerebral palsy // Disability and Rehabilitation. 2018. Vol. 40. № 6. P. 660–666. DOI: 10.1080/09638288.2016.1274340
  23. Sweeny K., Kwan V., Falkenstein A. The role of gender in worry and efforts to cope during stressful waiting periods // Sex Roles. 2019. Vol. 81. Р. 765–778. DOI: 10.1007/s11199-019-01023-1
  24. Vaughn-Coaxum R.A., Wang Y., Kiely J. et al. Associations between trauma type, timing, and accumulation on current coping behaviors in adolescents: Results from a large, population-based sample // Youth Adolescence. 2018. Vol. 47. № 2. Р. 842–858.  DOI: 10.1007/s10964-017-0693-5
  25. Wadsworth M.E., Berger L.E. Adolescents coping with poverty-related family stress: Prospective predictors of coping and psychological symptoms // Youth Adolescence. 2006. Vol. 35. № 1. Р. 54–67.  DOI: 10.1007/s10964-005-9022-5
  26. Wagner J., Chaney J., Hommel K. et al. A Cognitive Diathesis-Stress Model of depressive symptoms in children and adolescents with juvenile rheumatic disease // Children's Health Care. 2007. Vol. 36. № 1. P. 45–62. DOI: 10.1080/02739610701316878
  27. Wright A.W., Yendork J.S., Kliewer W. Patterns of spiritual connectedness during adolescence: Links to coping and adjustment in low-income urban youth // Youth Adolescence. 2018. Vol. 47. № 2. Р. 2608–2624.  DOI: 10.1007/s10964-018-0886-6
  28. Zhang X., Zhang M., Shan H. et al. Short report: sleep quality and associations with health locus of control and coping styles in young people with ankylosing spondylitis // Psychology, Health & Medicine. 2020. Vol. 11. P. 1–8. DOI: 10.1080/13548506. 2020.1807576
  29. Zimmer-Gembeck M.J., Skinner E.A., Modecki K.L. et al. The self-perception of flexible coping with stress: A new measure and relations with emotional adjustment // Cogent Psychology. 2018. Vol. 5. № 1. Р. 1–21. DOI: 10.1080/23311908.2018.1537908

Информация об авторах

Одинцова Мария Антоновна, кандидат психологических наук, доцент, заведующая кафедрой психологии и педагогики дистанционного обучения факультета дистанционного обучения, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-3106-4616, e-mail: mari505@mail.ru

Сорокова Марина Геннадьевна, доктор педагогических наук, кандидат физико-математических наук, доцент, заведующий кафедрой «Цифровое образование», руководитель Научно-практического центра по комплексному сопровождению психологических исследований PsyDATA, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-1000-6487, e-mail: sorokovamg@mgppu.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 964
В прошлом месяце: 34
В текущем месяце: 8

Скачиваний

Всего: 768
В прошлом месяце: 22
В текущем месяце: 21