Эмпатийный потенциал у детей дошкольного возраста с задержкой психического развития

61

Аннотация

Работа направлена на изучение особенностей эмпатийного потенциала у детей с ЗПР. Представлены материалы эмпирического исследования, полученные на выборке детей дошкольного возраста. В исследовании приняли участие респонденты в возрасте от 5 до 6 лет (N=32; M=5.19; SD=0.37) со средним уровнем интеллекта. Использовались картинки из детской развивающей игры «Азбука эмоций» Н.Л. Белопольской, рисуночная методика «Нарисуй себя», методика Р.Р. Калининой «Сюжетные картинки», методика Т.П. Гавриловой «Неоконченные рассказы» и тест Векслера (детский вариант). Методы математической обработки включали в себя: χ2 (хи-квадрат) Пирсона, U-критерий Манна-Уитни, регрессионный анализ. Полученные результаты дают возможность говорить о том, что дети с ЗПР не отличаются от детей без данного статуса по эмоциональной осведомленности, характеру эмоционального отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала в целом. При этом у детей с ЗПР обнаруживается сложность в выборе характера эмоционального отклика. Данный факт является маркером, с помощью которого можно определять статус ЗПР. Полученные результаты могут быть использованы при разработке психокоррекционных программ.

Общая информация

Ключевые слова: задержка психического развития, развитие дошкольников, эмпатия, потенциал, осведомленность, называние, сопереживание

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpse.2024130101

Получена: 29.08.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Игнатова Е.С., Ушакова Л.Л., Кушева Е.В. Эмпатийный потенциал у детей дошкольного возраста с задержкой психического развития [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2024. Том 13. № 1. С. 5–23. DOI: 10.17759/cpse.2024130101

Полный текст

Введение

Ежегодно в России увеличивается численность детей с задержкой психического развития (далее — ЗПР): если в 2014 году доля таких детей равна 3.1%, то на рубеже 2018–2019 гг. — 3.3%, и этот показатель продолжает расти [25]. При этом не обнаружено нормативных документов, в которых обозначены возрастные границы, а также четкие систематизированные этиологические, патогенетические и клинические показатели постановки диагноза ЗПР. Это может быть связано с тем, что: 1) нозология ЗПР носит полиморфный характер; 2) проявления ЗПР сходны с симптоматикой умственной отсталости на ранних этапах ее формирования, для которой также характерны минимальная мозговая дисфункция, неустойчивые и поверхностные эмоции: «часто ни психолог, ни врач-психоневролог не решаются ставить диагноз задержки психического развития у детей младше 5-летнего возраста» [34, с. 36]. Складывается впечатление, что исследователи пытаются обнаружить интеллектуальный дефицит у детей с ЗПР. Однако у детей с ЗПР далеко не всегда нарушен интеллект. Т.А. Власова и М.С. Певзнер выделили черты, отличающие детей с ЗПР от детей с умственной отсталостью [9]: 1) решают интеллектуальные задачи на уровне своего возраста; 2) могут осмыслить сюжет картинки, рассказа; 3) способны разобраться в условиях простой задачи.

Традиционно предметом исследования у детей с ЗПР становятся отклонения в развитии познавательной сферы, а именно: памяти, речи, мышления [6; 9; 12; 15]. Как известно, когнитивные и эмоциональные процессы тесно связаны [7]: особая роль в обозначенной взаимосвязи принадлежит памяти и речи, которые обеспечивают сохранение аффективных «следов», позволяют дифференцировать эмоции и обобщать эмоциональный опыт. В ряде исследований отмечаются эмоциональная нестабильность и трудности эмоционального развития у детей с ЗПР в целом [5; 9; 13; 36]. Констатируется, что ими успешно распознаются только конкретные яркие эмоции (например, радость, злость) [2; 24]. Обнаруживаются [1; 3; 24]:

  • чрезмерная лабильность эмоциональных реакций;
  • сложности с осознанием своих эмоций и эмоций Другого;
  • дисрегуляция собственного эмоционального состояния;
  • недостаточная организованность и критичность;
  • трудности подчинения инструкциям.

Слабая сформированность эмоциональной сферы впоследствии может привести к поведенческим расстройствам: снижается произвольная регуляция поведения, повышается импульсивность, коммуникации с другими не являются продуктивными [2; 22; 24].

Общей тенденцией для развития личности выступает эмоциональное благополучие детей, достигаемое в том числе за счет создания условий для их эмоционального развития и последующей адаптации в современной социокультурной ситуации [27; 35]. Если учитывать обнаруженную взаимосвязь между невербальным интеллектом и пониманием эмоций [8], то при условии сохранности интеллекта дети с ЗПР имеют вполне отчетливые перспективы адекватного формирования эмоциональной сферы, которая, по Л.С. Выготскому, участвует в эмоциональной организации поведения и является значимой для социализации личности [1; 23; 40].

Одним из компонентов социального познания, в соответствии с моделью психического, выступает эмпатия [32]. Согласно К.А. Петровой, эмпатия — это способность человека понимать мысли и чувства другого, сопереживать, а также отзываться на его переживания [30]. Репрезентация эмоций и поведения Другого, ориентация на него при коммуникации есть составляющие эмпатии, способности встать на позицию Другого через демонстрацию просоциального поведения в виде поддержки, сочувствия и заботы. Как отечественные, так и зарубежные исследователи обращают внимание на роль единства эмоционального образа Другого и интеллекта в процессе эмпатийного реагирования [22; 39].

Сензитивным периодом для развития эмпатии является дошкольный возраст, в котором:

  • активизируются соответствующие функциональные системы головного мозга (верхняя фронтальная борозда, нижний цингулярный кортекс, амигдала) [31];
  • формируется эмоциональная оценка себя и Другого;
  • возникают моральные убеждения, образуется моральное сознание и закладывается эмоционально-нравственная культура, которые играют большую роль при установлении контакта с окружающими.

В данной работе мы будем рассматривать эмпатийный потенциал как простую форму эмпатии. Именно в дошкольном возрасте запускается механизм эмоционально-когнитивной децентрации с Другим [22]. Формируется опыт понимания состояния Другого без изменения своего состояния, проявляются сопереживание и сочувствие Другому, демонстрируются активная поддержка Другого и оказание помощи [14; 18; 20]. Происходит переход от непосредственного эмоционального реагирования к опосредованному нравственностью и моральным выбором социальному функционированию личности.

Знания об особенностях развития эмпатии у детей с ЗПР носят фрагментарный характер. В исследованиях показано, что детям с ЗПР свойственен средний уровень эмпатии, когда ребенок ограничивается лишь общим пониманием ситуации. Они способны воспринимать положительные эмоциональные состояния благополучия, удовольствия [33], при этом испытывают сложности в определении таких состояний, как удивление и спокойствие, а также в объяснении причин возникновения эмоций [37]. В то же время исследование эмоциональной сферы детей с ЗПР затруднено: низкий уровень приема и переработки информации, проблемы с речевым развитием и несформированность навыков интеллектуальной деятельности [38] способствуют усилению переживания тревожности и напряженности и затрудняют работу эмоциональной системы [2; 3].

Таким образом, можно говорить о существовании противоречия между необходимостью поддержки социализации детей с ЗПР и недостаточной представленностью научно-обоснованных данных о проявлениях феномена «эмпатия» у детей с ЗПР. Стремление найти путь разрешения данного противоречия определило проблему нашего исследования, проведенного на кафедре общей и клинической психологии ФГАОУ ВО Пермского государственного национального исследовательского университета.

Цель данной работы заключается в изучении эмпатийного потенциала у детей дошкольного возраста с ЗПР.

Эмпирическая гипотеза заключалась в предположении о том, что существуют различия в эмпатийном потенциале у дошкольников с нормативным и задержанным развитием. Предполагается, что дети с ЗПР будут демонстрировать сниженную способность дифференцировать эмоции, давать Другому эмоциональный отклик и выбирать моральное поведение при оказании поддержки.

Материал и методы

Процедура. Исследование эмпатийного потенциала у детей дошкольного возраста с ЗПР проводилось в 2019–2021 гг. На психодиагностическое обследование детей для изучения эмпатийного потенциала у дошкольников получены письменные согласия родителей. Исследование проводилось отдельно с каждым ребенком. Ответы фиксировались письменно и на диктофон.

Выборка. Эмпирической базой исследования стали МАДОУ «Детский сад “Парма”», МАДОУ «Конструктор успеха», МАДОУ «Детский сад № 96» (г. Пермь). Всего были обследованы 56 детей в возрасте от 5 до 6 лет. Из них:

  • 30 детей (22 мальчика, 8 девочек (ср. возраст M=5.3, SD=0.46)), у которых по результатам психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК) есть статус ЗПР. На основании результатов теста Векслера можно говорить о том, что интеллектуальное развитие у всех детей с ЗПР находится на среднем уровне.

У одного участника исследования по результатам диагностики уровень интеллектуального развития равен 47, что намного меньше, чем у других. Можно предположить у ребенка не ЗПР, а умеренную умственную отсталость, т.к. при работе с ним обнаруживаются: отсутствие контакта (не реагировал на обращение к нему по имени); неспособность к концентрации внимания; отвлекаемость на яркие раздражители (вертел в руках карандаш); несвязность речи, а также трудности звукобуквенного анализа и синтеза. Со слов воспитателя, ребенок на занятиях не проявляет инициативы, не взаимодействует с игровыми и обучающими материалами, с другими детьми контакта не устанавливает, держится отдельно. Этот участник исследования из общей выборки был исключен.

  • 26 детей (12 мальчиков, 14 девочек (ср. возраст M=5.07, SD=0.27)), у которых нет статуса ЗПР.

На основании результатов по тесту Векслера из всех детей, имеющих средний уровень интеллекта, для исследования случайным образом были отобраны 32 ребенка: 16 детей с ЗПР и 16 — без ЗПР. Каждая группа была выравнена по полу.

Диагностический инструментарий:

Для диагностики общего интеллекта и его составляющих использован теста Векслера (детский вариант). Тест Векслера состоит из 11 субтестов:

  • 6 вербальных субтестов (осведомленность, понятливость, сходства, повторение цифр, арифметический, словарный);
  • 5 невербальных субтестов (шифровка, недостающие детали, последовательные картинки, сложение фигур, кубики Кооса).

Каждый субтест состоит из 10–30 постепенно усложняющихся вопросов и заданий. Выполнение каждого субтеста оценивается в баллах с их последующим переводом в унифицированные шкальные оценки, позволяющие анализировать уровень интеллекта.

Оценка распознавания эмоций как составляющей эмпатийного потенциала происходила с помощью картинок из детской развивающей игры «Азбука эмоций» [4] с изображенными настроениями (радость, горе, испуг, агрессия, гордость, недовольство), которые необходимо назвать и описать. Для анализа содержания ответов выделены категории, по которым распределялись схожие по смыслу отклики детей: радость — «веселая», «улыбается»; горе — «грустит», «расстроена»; испуг — «страшно», «она боится»; агрессия — «злится», «агрессивная»; гордость — «гордость», «самая главная»; недовольство — «злится», «сердится». Таким образом, проверялась эмоциональная осведомленность испытуемых, их знания базовых эмоций. Процедура предполагала также применение рисуночного метода. Каждому ребенку давалась инструкция: «Нарисуй себя, когда ты радуешься (грустишь, испуган, злишься)». Для анализа содержания рисунка выделены «маркеры» каждой эмоции: радость — уголки губ вверх; грусть — уголки губ вниз, слезы; злость — уголки губ вниз, рот-зигзаг, брови «домиком»; испуг — рот-круг, большие глаза. Таким образом, оценивалось понимание детьми того, как выражаются эмоции.

Диагностика характера эмпатийного отклика проводилась с помощью методики Т.П. Гавриловой «Неоконченные рассказы» [10; 11]. Участникам предлагалось прослушать 3 неоконченных рассказа и ответить на вопрос о том, будет ли оказывать поддержку другому человеку герой рассказа (гуманистический характер эмпатии) или действия будут направлены на самого себя (эгоцентрический характер эмпатии). В зависимости от того, какие ответы давал испытуемый, делался вывод о том, какой характер эмпатийного отклика у него преобладает, насколько он готов сопереживать Другому, поддерживать Другого.

Измерение моральной составляющей эмпатийного потенциала осуществлялось с помощью методики Р.Р. Калининой «Сюжетные картинки» [20]. Испытуемым предъявлялись 5 пар картинок с изображением плохих/хороших поступков. Давалась инструкция посмотреть и описать изображенное; впоследствии — прислушаться к себе, определить, какие эмоции превалируют и с одной стороны положить те картинки, на которых нарисованы «правильные» (положительные) поступки, а с другой — «неправильные» (отрицательные) [17]. Для оценки распределения каждой пары картинок по группам применялись следующие критерии: 3 балла присваивалось в том случае, если ребенок при раскладывании картинок, аргументировал выбор, слова и действия сопровождались ярко выраженными эмоциональными реакциями (улыбка, активная жестикуляция); 2 балла — ребенок раскладывал картинки и обосновывал свои действия, однако эмоциональные реакции выражены слабо; 1 балл — ребенок раскладывал картинки, но не мог объяснить свой выбор, эмоциональные реакции неадекватные; 0 баллов — ребенок путанно раскладывал картинки, эмоциональные реакции неадекватны или не выражены совсем. Таким образом, происходила оценка сформированности способности давать нравственно опосредованный эмоциональный отклик у детей дошкольного возраста.

Анализ данных осуществлялся в программе Statistica v. 10. В исследовании использовались следующие методы математической статистики: χ2 (хи-квадрат) Пирсона (для сопоставления двух выборок по эмоциональной осведомленности), U-критерий Манна-Уитни (для сравнения выраженности характера эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала), регрессионный анализ (для оценки характера эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала как показателей, предсказывающих диагноз «ЗПР»).

Результаты

При изложении результатов будут последовательно описаны выявленные особенности по каждой составляющей эмпатийного потенциала.

Особенности эмоциональной осведомленности у детей дошкольного возраста с ЗПР. При анализе результатов, полученных с помощью критерия χ2-Пирсона, по картинкам из детской развивающей игры «Азбука эмоций» [4] с изображенными настроениями обнаружено следующее (см. Табл. 1).

Таблица 1. Сравнительный анализ эмоциональной осведомленности в группах детей дошкольного возраста с ЗПР и без ЗПР

Показатели

ЗПР

Без ЗПР

χ2

p

Назвал

Не назвал

Назвал

Не назвал

В стимульном материале

Называли дети

испуг

удивление

0

16

6

10

7.385

0.007

грусть

1

15

1

15

0.000

1.000

личностные характеристики

1

15

0

16

1.032

0.310

страх

10

6

8

8

0.508

0.477

недовольство

грусть

6

10

7

9

0.130

0.719

злость

5

11

7

9

0.533

0.466

обида

3

13

0

16

3.310

0.069

радость

1

15

0

15

0.970

0.325

горе

грусть

15

1

16

0

1.030

0.310

обида

0

15

1

15

0.969

0.335

радость

радость

13

3

15

1

1.143

0.286

личностные характеристики

3

13

1

15

1.143

0.286

гордость

личностные характеристики

6

10

4

12

0.582

0.446

гордость

0

16

2

14

2.133

0.145

радость

5

11

5

11

0.000

1.000

любовь

1

15

1

15

0.000

1.000

сон

0

16

1

15

1.032

0.310

поведение

2

14

0

16

2.133

0.140

агрессия

злость

16

0

15

1

1.032

0.310

личностные характеристики

1

15

0

16

1.032

0.310

 

В Таблице 1 получили отражение данные о том, что в обеих группах дети способны узнавать и называть эмоции. Дети с ЗПР и без него не различаются по эмоциональной осведомленности о базовых эмоциях. Единственное отличие, обнаруженное в данном исследовании, заключается в том, что дети без ЗПР статистически значимо чаще обозначают испуг удивлением. И та, и другая эмоция проявляются внешне сходно. Вместе с тем испуг является кратковременной реакцией на воспринимаемую угрозу, удивление — на неожиданность, которая не всегда носит нейтральный характер. Полученное статистически значимое различие, возможно, связано с тем, что дети с ЗПР не дифференцируют эмоционально схожие явления на семантическом уровне ввиду недоразвития речи, которое априори является одним из симптомов диагноза «ЗПР».

Показано также, что на уровне статистической тенденции дети с ЗПР подменяют недовольство обидой, в отличие от детей без ЗПР. Недовольство и обида относятся к социально значимым эмоциям, которые трудно декодировать и различать. Обозначенные трудности, как правило, связывают с интеллектуальной недостаточностью. Однако в данном исследовании приняли участие дети с ЗПР, имеющие средний уровень интеллектуального развития по тесту Векслера.

Приведем ошибки, которые допускают дети дошкольного возраста в определении более сложных эмоций независимо от наличия диагноза:

  • в попытке определить недовольство встречается смешение грусти и злости;
  • гордость с равной степенью частоты называется личностной характеристикой или радостью.

Это свидетельствует о том, что в данном возрасте уровень эмоциональной осведомленности еще недостаточно высок у всех детей.

Особенности характера эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала у детей дошкольного возраста с ЗПР. Для выявления различий в характере эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала у детей с ЗПР и без ЗПР проводился сравнительный анализ. Результаты представлены в Таблице 2.

Таблица 2. Сравнительный анализ характера эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного  потенциала у детей дошкольного возраста с ЗПР и без ЗПР

Показатели

Сумма рангов

U-критерий

p

ЗПР

Без ЗПР

Гуманистический характер эмпатийного отклика

125

253

117

0.144

Эгоцентрический характер эмпатийного отклика

135

243

107

0.297

Ответ «Не знаю»

206

172

36

0.002

Моральная составляющая эмпатийного потенциала

138.5

239.5

103.5

0.449

Полученные данные позволяют говорить о том, что при ответе на вопрос о том, как поступит герой рассказа в той или иной ситуации, дети с ЗПР и без ЗПР статистически достоверно не различаются по гуманистическому и эгоцентрическому характеру эмоционального отклика. У детей в равной степени представлены и ориентация на себя, и ориентация на Другого. Однако дети с ЗПР чаще затрудняются в проявлении сопереживания и сочувствия по отношению к другому человеку (о чем свидетельствует частый ответ «Не знаю»). Возможно, им сложно выбирать поведение в конкретной ситуации, т.к. эмпатия еще только формируется, а эмоциональная ориентация неустойчива и носит противоречивый характер.

Также следует отметить, что независимо от статуса ЗПР, дети не различаются по моральной составляющей эмпатийного потенциала, так как у них еще не сформированы устойчивые представления о «правильном» и «неправильном» поведении.

Для оценки характера эмпатийного отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала как показателей, предсказывающих диагноз «ЗПР», использовался регрессионный анализ методом принудительного включения переменных (enter). Результаты представлены в Таблицах 3 и 4.

Таблица 3. Показатели статистической значимости регрессионной модели ЗПР

Модель

R

F

p

ЗПР

0.597

0.357

3.051

0.038

 

Полученная модель является статистически значимой (F=3.051, p=0.038). В совокупности она объясняет 35.7% дисперсии.

Таблица 4. Регрессионные коэффициенты модели ЗПР

Предикторы

B

SE (B)

β

t

p

Константа

0.45

0.338

 

1.33

0.197

Гуманистический характер эмоционального отклика

-0.043

0.106

-0.093

-0.402

0.692

Эгоцентрический характер эмоционального отклика

-0.079

0.148

-0.11

-0.531

0.601

Ответ «Не знаю»

0.322

0.133

0.514

2.412

0.025

Моральная составляющая эмпатийного потенциала

-0.009

0.031

-0.052

-0.29

0.775

Как видно из Таблицы 4, анализ регрессионных коэффициентов независимых переменных свидетельствует о том, что статистически значимый вклад в предсказание ЗПР вносит показатель «Ответ “Не знаю”» (β=0.514, t=2.412, р=0.025). Остальные параметры являются незначимыми. Следовательно, дифференцировать эмпатийный потенциал детей в дошкольном возрасте с ЗПР и без него можно опосредованно через противоречивый выбор характера эмоционального отклика в отношении себя либо Другого.

Обсуждение результатов

Актуальность исследования особенностей эмпатийного потенциала у детей дошкольного возраста обусловлена тем, что социализация личности осуществляется в связке с эмоциональной системой. Полученные в нашем исследовании результаты свидетельствуют о том, что эмпатийный потенциал детей с ЗПР и без него не сильно различается. Эмоциональная осведомленность в обеих группах требует психолого-педагогического сопровождения как со стороны семейной системы, так и со стороны образовательной среды. Другими словами, дети с ЗПР не отличаются от детей без ЗПР по способности сопереживать и сочувствовать другим. При этом на основе анализа литературы складывается впечатление, что вектор исследования психологических особенностей изучения детей, имеющих статус ЗПР, может быть смещен с поиска интеллектуальных дефицитов и эмоциональной незрелости в сторону изменения поведения через развитие саморегуляции и усвоение моральных правил.

Для возраста 5 лет все участники нашего исследования соответствуют нормативам развития эмоциональной сферы: дифференциация эмоций, развитие эмпатии. Эмоциональная регуляция также относится к новообразованиям указанного возраста, однако этот феномен не входил в предмет нашего исследования.

Получены данные о сходной эмоциональной осведомленности у детей с ЗПР и без него при среднем уровне интеллектуального развития детей в обеих группах. Дети дошкольного возраста независимо от диагноза «ЗПР» способны узнавать и называть базовые эмоции [19], при этом испытывают затруднения и совершают ошибки при декодировании и дифференциации более сложных эмоций. Полученные результаты сложно соотнести с результатами исследований Т.П. Артемьевой [2], которая выявила, что дети с ЗПР склонны определять только ярко выраженные эмоциональные состояния. Действительно, дети с ЗПР смешивают изображенные на карточках испуг и удивление, недовольство и обиду. Однако приведенные эмоциональные состояния в целом носят схожий характер с детьми без ЗПР и обозначают вектор развития эмоциональной компетентности.

Уровень интеллектуального развития не связан со способностью детей с ЗПР сопереживать, сочувствовать. Обнаруживается сходство результатов нашего исследования с результатами исследований С.О. Ларионовой [24], П.О. Омаровой [29]. Действительно, дети с ЗПР слабо проявляют сопереживание и сочувствие в отношении других людей. Возможно, это связано с задержкой развития преимущественно в познавательной сфере, которая, в соответствии с когнитивной моделью эмоций, является первичной по отношению к эмоциональным переживаниям. Вместе с тем поведенческие паттерны демонстрации эмпатии у таких детей присутствуют. Как отмечает Е.Ю. Одинцова, на уровень интеллектуального развития детей с ЗПР влияют не только биологические факторы, но и факторы социального характера [28]. Однако присутствует растерянность именно в эмоциональном аспекте проявления эмпатии по отношению к Другому.

Иными словами, можно предполагать, что получившиеся результаты связаны с тем, что дети обучались в благоприятных педагогических условиях: была предложена необходимая программа обучения и развития, обеспечено психолого-педагогическое сопровождение воспитательного процесса. Что касается сложностей, возникающих в ситуации эмоционального отклика, возможно, речь идет об эмоциональной культуре, принятой в социальной среде, не предполагающей открытого взаимного эмоционального общения.

Другим объяснением полученных нами результатов может являться ошибочная постановка диагноза ЗПР, обусловленная неясностью критериев, по которым ставится статус ЗПР на психолого-медико-педагогической комиссии. Ниже приведены примеры формулировок критериев оценивания при обследовании ребенка дошкольного возраста. Такие суждения, как: «наглядно-действенное мышление — по возрасту/отстает/не сформировано; словесное мышление — по возрасту/отстает/не сформировано; вступление в контакт — легко/скован, боится/не хочет взаимодействовать» осложняют создание представлений о психическом развитии дошкольника, а значит, ставят под сомнение постановку диагноза «ЗПР» [26]. Об этом в своей работе пишет Н.А. Шумская: «в связи с неправильной диагностикой детям, имеющим речевые проблемы, ставят диагноз ЗПР, и соответственно, они попадают в специализированный сад» [38, с. 280]. В действительности же они нуждаются в логопедической коррекции.

Выводы

Анализ результатов настоящего эмпирического исследования позволяет обозначить следующие особенности эмпатийного потенциала у детей с ЗПР.

  • Вне зависимости от статуса ЗПР дети способны узнавать и называть базовые эмоции. Все дети, принявшие участие в исследовании, имеют трудности в декодировании и определении более сложных эмоций в силу развивающейся эмоциональной сферы в данном возрасте.
  • У детей с ЗПР и без данного статуса в равной степени представлены гуманистический и эгоцентрический характер эмоционального отклика, однако детям с ЗПР сложнее выбирать направленность такого отклика: на себя или на Другого. Они отказываются принимать какое-то определенное решение.
  • Именно противоречивость эмоционального отклика в отношении себя и Другого позволяет дифференцировать детей с ЗПР от детей с нормотипичным развитием при прочих равных характеристиках эмпатийного потенциала.

Заключение

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза о различиях в эмпатийном потенциале у детей с ЗПР и без него не получила эмпирическую поддержку. Показано, что дети с ЗПР не отличаются от детей без данного статуса по эмоциональной осведомленности, характеру эмоционального отклика и моральной составляющей эмпатийного потенциала. Однако дети с ЗПР затрудняются в проявлении однозначно направленного сопереживания и сочувствия по отношению к другому человеку.

Полученные данные могут быть использованы в организации работы с детьми с ЗПР с целью повышения эмоциональной грамотности, эмоциональной компетентности детей; для разработки тренинговых и коррекционно-развивающих мероприятий, расширяющих представления детей с ЗПР об эмоциональной культуре и нормах морали, принятых в обществе.

Вместе с тем мы осознаем, что цель данного исследования достигнута лишь частично. Ограничением настоящего исследования следует признать, во-первых, относительно небольшую выборку. Во-вторых, оценка показателей эмпатии осуществлялась на основании узкого круга психодиагностического инструментария в разных образовательных средах.

Исследование обнажает ряд проблем, изучение которых может быть продолжено. В ходе теоретического анализа не обнаружено информации, позволяющей четко выделить критерии постановки диагноза ЗПР. Констатируется, что нозология ЗПР носит полиморфный характер. В то же время исследования психологических аспектов задержки психического развития сосредоточены на изучении познавательных процессов у детей и подростков с данным статусом. Вместе с тем, морально обусловленное эмоциональное поведение выступает одним из ключевых аспектов для успешной социализации личности.

Литература

  1. Артемьева Т.В., Михеева В.В. Изучение структурно-функциональных характеристик прогнозирования у дошкольников с задержкой психического развития // Социализация личности на разных этапах возрастного развития: опыт, проблемы, перспективы: Сборник научных статей VIII Международной научно-практической конференции. Гродно: Гродненский государственный университет им. Янки Купалы, 2021. С. 33–38.
  2. Артемьева Т.П. Изучение и развитие эмоциональной сферы младших школьников с умственной отсталостью и задержкой психического развития // Специальное образование. 2016. № 1 (41). С. 5–15.
  3. Бабкина Н.В., Коробейников И.А. Типологическая дифференциация задержки психического развития как инструмент современной образовательной практики // Клиническая и специальная психология. 2019. Том 8. № 3. С. 125–142. DOI: 10.17759/cpse.2019080307
  4. Белопольская Н.Л. Азбука настроений. Эмоционально-коммуникативная игра для детей 4-10 лет. М.: Когито-Центр, 2008. 36 с.
  5. Борякова Н.Ю. Ступеньки развития. Ранняя диагностика и коррекция задержки психического развития у детей. М.: Гном-Пресс, 2002. 64 с.
  6. Бочкина Е.В. Особенности детей с задержкой психического развития (ЗПР) впериод дошкольного детства // Эпоха науки. 2022. № 32. С. 188–194. DOI: 10.24412/2409-3203-2022-32-188-194
  7. Веракса Н.Е. Теоретические основания исследования связи диалектического мышления и понимания эмоций детьми дошкольного возраста // Вестник МГПУ. Серия: Педагогика и психология. 2021. Том 58. № 4. С. 105–116. DOI: 10.25688/2076-9121.2021.58.4.06
  8. Веракса Н.Е., Айрапетян З.В., Гаврилова М.Н., Тарасова К.С. Взаимосвязь диалектического мышления и понимания эмоций у старших дошкольников // Культурно-историческая психология. 2022. Том 18. № 1. С. 41–49. DOI: 10.17759/chp.2022180104
  9. Власова Т.А., Певзнер М.С. Учителю о детях с отклонениями в развитии. М.: Просвещение, 1967. 206 с.
  10. Гаврилова Т.П. Анализ эмпатийных переживаний младших школьников и младших подростков // Психология межличностного познания / Под ред. А.А. Бодалева. М.: Педагогика, 1981. С. 122–138.
  11. Гаврилова Т.П. Экспериментальное изучение эмпатии у детей младшего и среднего школьного возраста // Вопросы психологии. 1974. № 5. С. 107–114.
  12. Гаджимагомедова Т.Г. Проблемы познавательной деятельности детей с ЗПР // Сибирский педагогический журнал. 2007. № 13. С. 300–306.
  13. Голубева А.Д. Развитие эмоционального интеллекта у детей с ЗПР // Международные научные чтения: Сборник статей II Международной научно-практической конференции Петрозаводск: Изд-во «Международный центр научного партнерства “Новая Наука”», 2023. С. 319–323.
  14. Горбатова Е.А. Эмпатия: психологическая структура и механизмы реализации // Ученые записки Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы. 2014. № 1. С. 23–29.
  15. Давыденко Л.Л., Игнатова Е.С. Эмпатия у детей с задержкой психического развития: [Электронный ресурс] // Будущее клинической психологии — 2019: Материалы Всероссийской конференции с международным участием. Пермь, 2019. С. 58–64. URL: http://www.psu.ru/files/docs/science/books/sborniki/budushee-klinicheskoy-psihologii-2019.pdf (дата обращения 15.08.2022)
  16. Даниленко М.А. Современные факторы развития детей с ЗПР // Современное общее образование: проблемы, инновации, перспективы: Материалы международной научно-практической конференции / Ред. Т.М. Бакурова [и др.]. Орел: Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева, 2022. С. 874–878.
  17. Дерманова И.Б. Методика «Сюжетные картинки» // Диагностика эмоционально-нравственного развития / Ред. и сост. И.Б. Дерманова. СПб., 2002. С. 35.
  18. Долгова В.И., Мельник Е.В. Эмпатия. М.: Издательство «Перо», 2014. 185 с.
  19. Изотова Е.И., Никифорова Е.В. Эмоциональная сфера ребенка: Теория и практика. М.: Издательский центр «Академия», 2004. 288 с.
  20. Калинина Р.Р. Психолого-педагогическая диагностика в детском саду. СПб.: Речь, 2003. 144 с.
  21. Кирилова В.А., Терентьева Н.П. Особенности развития нравственно-этической сферы дошкольников с задержкой психического развития // Актуальные проблемы науки и перспективы развития образования: Сборник статей Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Орехово-Зуево: Государственный гуманитарно-технологический университет, 2022. С. 75–80.
  22. Кучкина А.А. Особенности развития эмпатии у детей среднего дошкольного возраста // Мировая наука. 2022. № 12 (69). С. 182–189.
  23. Лаптева Ю.А., Морозова И.С. Развитие эмоциональной сферы ребенка дошкольного возраста // Вестник Кемеровского государственного университета. 2016. № 3 (67). С. 51–55.
  24. Ларионова С.О. Особенности девиантного поведения детей младшего школьного возраста с задержкой психического развития // Педагогическое образование. 2012. № 3. С. 45–51.
  25. Максимова Е.Ю. Задержка психического развития у детей и подростков как фактор девиантного поведения: социально-психологические и философски-педагогические аспекты // Психология. Историко-критические обзоры и современные исследования. 2019. Том 8. № 4А. С. 90–101. DOI: 10.34670/AR.2019.44.4.014
  26. Методические рекомендации, содержащие примерные заключения ПМПК, учитывающие различные нозологические особенности несовершеннолетних: методические рекомендации / сост. А.Ж. Алимбаева, В.С. Городицкая, С.А. Мельникова, Е.Ю. Шеногина, под общ. ред. И.А. Журавлевой. Ханты-Мансийск: Институт развития образования, 2020. 76 с.
  27. Миронова А.Б. Общие вопросы и проблемы психологии и педагогики детей с ЗПР // Перспективные научные исследования: опыт, проблемы и перспективы развития: Сборник научных статей по материалам X Международной научно-практической конференции. Часть 2. Уфа: Общество с ограниченной ответственностью «Научно-издательский центр “Вестник науки”», 2023. С. 252–255.
  28. Одинцова Е.Ю. Характеристика условий обучения детей с ЗПР на современном этапе // Вестник Череповецкого государственного университета. 2012. Том 1. № 4. С. 120–122.
  29. Омарова П.О. Характеристика социального развития детей с задержкой психического развития // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.Г. Герцена. 2010. № 125. С. 69–77.
  30. Петрова К.А. Эмпатия как психологический механизм развития этнического самосознания личности // Омский научный вестник. 2009. № 4 (179). С. 125–128.
  31. Сергиенко Е.А. Модель психического как новая исследовательская парадигма когнитивной психологии // Ученые записки Казанского университета. Сер. Гуманитарные науки. 2015. № 4. С. 265–279.
  32. Сергиенко Е.А., Уланова А.Ю., Лебедева Е.И. Модель психического: Структура и динамика. М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2020. 503 с.
  33. Сорокоумова С.Н. Изучение эмпатии у старших дошкольников в условиях инклюзивного обучения // Вестник Московского государственного областного университета. Серия Психологические науки. 2010. № 3. С. 98–103.
  34. Специальная психология / под ред. В.И. Лубовского. 5-е изд., стер. М.: Издательский центр «Академия», 2007. 464 с.
  35. Фаустова И.В. Особенности проявления эмпатии детьми старшего дошкольного возраста из полных и неполных семей // Социальное развитие детей в мультикультурном мире: материалы международной научно-практической конференции / Елец: Елецкий государственный университет им. И.А. Бунина, 2023. С. 107–110.
  36. Фомина Д.А. Развитие эмоциональной сферы у детей 5–6 лет с задержкой психического развития в игровой деятельности // Инновационная наука. 2015. № 5. С. 265–268.
  37. Хасанова Р.И. Особенности эмпатии у дошкольников с нарушением интеллектуального развития: дис. … канд. психол. н. СПб., 2009. 204 с.
  38. Шумская Н.А. Структурно-уровневые характеристики интеллекта дошкольников с задержкой психического развития церебрально-органического генеза // Вестник СПбГУ. Сер. 12. 2011. Вып. 4. С. 274–280.
  39. Davis M.H. Empathy // Encyclopedia of Mental Health (Third Edition) / Eds. H.S. Friedman, C.H. Markey. London: Elsevier, Vol. 1. pp. 751–760. DOI: 10.1016/B978-0-323-91497-0.00027-8
  40. Goryacheva T., Sinelnikova A. Empathy maturing in children with mental retardation // Abstracts of the 16th International Congress of ESCAP European Society for Child and Adolescent Psychiatry / European Child and Adolescent Psychiatry. 2015. Vol. 24. P. 149.

Информация об авторах

Игнатова Екатерина Сергеевна, кандидат психологических наук, доцент, заведующий кафедрой общей и клинической психологии, Пермский государственный национальный исследовательский университет (ФГАОУ ВО ПГНИУ), Пермь, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3288-7879, e-mail: 131013@mail.ru

Ушакова Любовь Леонидовна, выпускник специальности «Клиническая психология», Пермский государственный национальный исследовательский университет (ФГАОУ ВО ПГНИУ), Пермь, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-3644-9323, e-mail: dlove98@mail.ru

Кушева Екатерина Викторовна, студент I курса магистратуры направления подготовки «Психология», лаборант психологической лаборатории, Пермский государственный национальный исследовательский университет (ФГАОУ ВО ПГНИУ), Пермь, Россия, ORCID: https://orcid.org/0009-0004-3225-108X, e-mail: katakxx@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 187
В прошлом месяце: 96
В текущем месяце: 48

Скачиваний

Всего: 61
В прошлом месяце: 31
В текущем месяце: 18