Эмпирическое исследование особенностей координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста

21

Аннотация

Статья посвящена исследованию особенностей координационных функций (статической, динамической, пространственной, предметной и символической координации) у слабослышащих детей младшего школьного возраста с позиций уровневой психофизиологической теории построения движения Н.А. Бернштейна. Согласно этой теории, система построения движения имеет 5 уровней и включает в себя: уровень статической координации (А), уровень динамической координации (В), уровень пространственной координации (С), уровень предметной координации (D) и уровень символической координации (E). В исследовании приняли участие 60 респондентов: 30 слабослышащих младших школьников (7–11 лет) с нейросенсорной тугоухостью (13 детей женского пола и 17 — мужского) вошли в экспериментальную группу, а 30 младших школьников (7–11 лет) без нарушений слуха составили контрольную группу (16 детей женского пола и 14 — мужского). Оценка параметров координационных функций осуществлялась с помощью нейропсихологических проб. Сравнительный анализ сформированности координационных функций у детей экспериментальной и контрольной групп засвидетельствовал снижение таких их динамических характеристик, как темп и точность, что подтверждает недостаточность всех уровней организации движения у детей младшего школьного возраста с нейросенсорной тугоухостью в сравнении с детьми без нарушения слуха.

Общая информация

Ключевые слова: координационные функции, пространственная координация, слабослышащие дети, младший школьный возраст

Рубрика издания: Эмпирические исследования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/cpse.2024130102

Получена: 03.10.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Молчанова Л.Н., Бузовкина А.В. Эмпирическое исследование особенностей координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2024. Том 13. № 1. С. 24–45. DOI: 10.17759/cpse.2024130102

Полный текст

Введение

Координационные функции играют большую роль в нашей жизни. Они позволяют рационально использовать двигательный опыт, что в свою очередь способствует оптимизации моторно-двигательных функций. В настоящее время, вопросы, касающиеся координации, стали весьма актуальными в научной литературе, о чем свидетельствует тематическое секторирование массива научных исследований по результатам библиометрического анализа публикационной активности (платформа eLIBRARY.ru, период 2011–2021 гг.) по ключевому запросу «координационные функции»: в области физической культуры и спорта (58 статей, 49.2%), педагогики (39 статей, 33%), медицины и здравоохранения (10 статей, 8.5%), психологии (10 статей, 8.5%), биологии (1 статья, 0.8%). Значительная доля исследований координационных функций, выполненных в рамках спортивной тематики, может быть объяснена развитием физкультуры и спорта в стране, повышением внимания к физическому развитию и воспитанию молодежи, существованием общественного запроса на увеличение объема двигательной активности в современных условиях, требующей согласованности, точности и быстроты выполняемых действий.

В настоящее время фокус исследовательского внимания сконцентрирован на развитии координационных функций у слабослышащих детей средствами физической культуры [1; 9; 11; 13; 14; 19; 25; 27]. Так, все больше расширяется арсенал коррекционных методов как крупной, так и мелкой моторики, направленных на стимуляцию развития координационных способностей физическими упражнениями [32; 34]. В исследовании E.S. Mehrem, L.A. Fergany, S.A. Mohamed et al. (2022) эмпирически доказана эффективность влияния упражнений на мелкую моторику и баланс на развитие мелкой моторики у детей с нейросенсорной тугоухостью: наблюдается статистически значимая разница между контрольной группой (без упражнений) и группой, выполнявшей упражнения на мелкую моторику (p<0.05), а также группой, выполнявшей упражнения на мелкую моторику и баланс (p<0.05) [27]. Зарубежные специалисты M. Işik, İ. Kiliç (2022) обосновали влияние комплексных упражнений по хемсболу на внимание и координационные способности у подростков с нарушениями слуха: обнаружены существенные различия в результатах выполнения заданий на внимание, зрительно-моторную координации и равновесие (p<0.05) в экспериментальной и контрольной группах [25]. Авторами предлагаются разработанные и апробированные методы повышения адаптационного потенциала вестибулярного аппарата у слабослышащих детей, что является перспективным направлением как в развитии их координационных функций, так и в повышении уровня социальной адаптации. В этой связи поиск новых современных возможностей, с помощью которых можно улучшить координационные функции, можно признать целесообразным.

Нарушение слуха сказывается на трех основных сферах жизни ребенка: на его психическом развитии, на взаимоотношении с другими людьми и на взаимоотношении с окружающим предметным миром. Эмпирически обосновано, что получение ограниченной слуховой информации отражается замедленностью и нарушением состояния всех познавательных психических функций в целом [8]. Исследование зрительного гнозиса характеризуется трудностями восприятия перспективных изображений, пространственно-временных отношений, контурных и наложенных изображений, предметов в движении. Наблюдается отставание в развитии словесно-логических видов мышления и памяти [12].

Поскольку слуховая, речевая и двигательная системы тесно взаимосвязаны, нарушение слуха влияет на проявление координационных способностей как элемента двигательной системы, которые в свою очередь формируются и реализуются на дефицитарной основе сенсорных систем, участвующих в управлении движениями [7]. Как утверждают ученые Г.И. Дерябина, В.Л. Лернер, А.С. Филаткин, Я.В. Платонова, Т.А. Селитреникова [7], наиболее заметны нарушения в проявлении всех видов координационных способностей у детей с нарушениями слуха в дошкольном и младшем школьном возрасте (существенное искажение статического и динамического равновесия; низкий уровень ориентирования в пространстве; нарушение согласованности движений в составе сложного двигательного акта; замедленная быстрота реакции и скорость выполнения движений; трудности в реализации общей и мелкой моторики), поскольку они не имеют того двигательного опыта, который к этому периоду сформировался у слышащих сверстников [7; 15; 16]. У таких детей с раннего детства происходит отставание в освоении и формировании элементарных двигательных навыков — ползания, ходьбы, прыжков; также заметные трудности наблюдаются в сфере крупномоторных (например, езда на велосипеде) и мелкомоторных (например, пользование столовыми приборами) функций. Выполнение простых движений становится неловким: они роняют и сбивают предметы, спотыкаются, наступают на ноги себе и другим, в групповых играх испытывают дискомфорт из-за своей неловкости. Эти особенности создают трудности во взаимодействии со сверстниками и социальной адаптации.

Таким образом, на основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что в отечественных и зарубежных научных публикациях отмечается положительная динамика исследовательского интереса по проблеме координационных функций у детей младшего школьного возраста с нейросенсорной тугоухостью.

Итак, исследование особенностей координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста имеет принципиальное и актуальное значение, поскольку совершенствование координации, как и всей двигательной сферы в целом, определяет уровень психического развития ребенка и способствует развитию всей коры больших полушарий мозга [4]. С нашей точки зрения, интеграция психофизиологической уровневой теории построения движения Н.А. Бернштейна и нейропсихологического подхода, рассматривающего координацию с позиции психической функции, позволяет более системно и комплексно проанализировать особенности координационных функций у детей с нарушениями слуха и определить мишени коррекционно-развивающей работы.

Цель данной работы — изучение особенностей координационных функций (статической, динамической, пространственной, предметной координации) у слабослышащих детей младшего школьного возраста.

Исследование осуществлялось согласно ранее разработанной авторами концептуальной модели [17], которая интегрирует и объясняет этапы формирования механизма координационных функций с опорой на модель сенсомоторной координации Дж.Х. Уилмора и Д.Л. Костилла [20], уровни построения движения (А, В, С, D, E) [6] по теории Н.А. Бернштейна [3], а также нейропсихологические параметры (темп и точность движений), характеризующие особенности координационных функций (статической, динамической, пространственной, предметной и символической координации). Поэтапное формирование механизма координационных функций с позиций физиологии реализуется следующим образом:

Этап 1: воздействие сенсорных стимулов на чувствительные рецепторы (сенсорный процесс);

Этап 2: передача импульсов в ЦНС (участок, в котором заканчивается их передача, называется «интеграционный центр»);

Этап 3: анализ и переработка поступившей информации интеграционным центром ЦНС, формирование ответной реакции;

Этап 4: передача принятого решения двигательным нейронам;

Этап 5: передача импульса от двигательных нейронов к мышцам и осуществление ответной реакции (моторный процесс).

Пятиуровневая система построения движения включает уровень статической координации (уровень А); уровень динамической координации (уровень В); уровень пространственной координации (уровень С); уровень предметной координации (уровень D); уровень символической координации (уровень Е). Развитие каждого последующего уровня осуществляется на основе предыдущего и предусматривает его включение. Нарушения каждого из этих уровней у слабослышащих детей будут иметь свои особенности: трудности удержания статического равновесия свидетельствуют о нарушении уровня А; трудности удержания динамического равновесия — уровня В; низкий уровень пространственного гнозиса и схемы тела — уровня С; нарушение пластичности и согласованности при манипулировании предметом в соответствии со смысловой составляющей — уровня D; нарушение символической координации при воспроизведении образов предметов и явлений посредством речи, письма, движений — уровня E. При этом компенсация осуществляется за счет нижележащих уровней, недостаточное развитие которых или дефицитарность способствуют нарушению вышележащих уровней [17].

В качестве центральной гипотезы выступило предположение о том, что у слабослышащих детей младшего школьного возраста наблюдается снижение динамических особенностей (темпа, точности) координационных функций, что проявляется в особенностях статической, динамической, пространственной, предметной координации, детерминированных недостаточностью уровней построения движений.

Программа исследования

Эмпирическое исследование было проведено с сентября 2021 г. по декабрь 2022 г. на базах ОКОУ «Курская школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья» и «СОШ № 27 имени А.А. Дейнеки с углубленным изучением предметов художественно-эстетического цикла».

Общее количество участников исследования составило 60 детей младшего школьного возраста в возрасте от 7 до 11 лет. Критерием формирования экспериментальной (ЭГ) и контрольной (КГ) групп выступил диагноз H90.3 Нейросенсорная потеря слуха двусторонняя. В ЭГ вошли 30 детей младшего школьного возраста с нейросенсорной тугоухостью (13 детей женского пола и 17 — мужского), а в КГ — 30 детей без слуховых нарушений (16 детей женского пола и 14 — мужского). В качестве экспериментального плана исследования использовали план ex-post-facto.

Методы и методики. В качестве методического инструментария по исследованию особенностей координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста были использованы нейропсихологические пробы (см. Приложение 1).

Для оценки результатов выполнения нейропсихологических проб использовали шкалу Л.И. Вассермана (см. Приложение 1) и такие диагностические критерии, как темп и точность (см. Приложение 2 и 3).

Сравнение результатов выполнения нейропсихологических проб детьми из экспериментальной и контрольной групп осуществлялось с помощью непараметрического критерия U-Манна–Уитни (компьютерной программы Statistica Statsoft v. 7.0).

Процедура исследования. Проведение исследования осуществлялось в индивидуальной форме, с соблюдением константных условий: времени, схемы проведения исследования, стимульного материала, инструкции, мотивирования испытуемых, контроля дополнительных переменных (табл. 1).

Таблица 1. Измерение дополнительных переменных и способы их контроля

Переменная

Способ

Характеристика

1

Состояние здоровья

Балансировка

Введение контрольной группы

2

Состояние здоровья

Элиминация

Диагноз H90.3. Исключены: F70–F79, G80, H54.

3

Возраст

Элиминация

7–11 лет

4

Время диагностического

обследования

Создание

константных

условий

Исследование проводилось в первой половине дня в период с 10:00 до 13:00

5

Однородность

стимульного

материала

Создание

константных

условий

Был подобран и использован

стандартизированный набор проб

6

Однообразность

предъявляемой

инструкции

Создание

константных

условий

Были разработаны и предъявлены стандартизированные инструкции

Контроль выполнения проб и оценивание полученных результатов осуществлялись клиническим психологом, имеющим стаж профессиональной деятельности 5 лет. Сбор данных предполагал индивидуальное обследование каждого ребенка, занимающее в среднем 20–30 минут. Результаты первичной обработки данных в адаптированной форме предоставлялись испытуемым согласно условиям информированного согласия.

Инструктаж осуществлялся с помощью сурдопереводчика. Все участники работали с одинаковым стимульным материалом, причем задания предъявлялись с учетом усложнения и в том порядке, в котором происходит формирование двигательных функций.

Результаты

Исследование особенностей координационных функций (статической, динамической, пространственной и предметной координации) в ЭГ и КГ осуществлялось с использованием непараметрического критерия U-Манна-Уитни.

Исследование статической координации. При оценивании статической координации по параметру точность были обнаружены высокие, свидетельствующие о трудностях, результаты выполнения нейропсихологических проб слабослышащими детьми и статистически значимые различия в их выраженности по сравнению с КГ: «Стояние нога за ногу в течение 15 секунд с закрытыми глазами» (p<0.001), «Стояние с открытыми глазами на носках с согнутым туловищем» (p<0.001), «Стояние с закрытыми глазами в течение 10 секунд попеременно то на правой, то на левой ноге» (p<0.001), «Усложненная “Проба Ромберга” — поза “Аист”» (p<0.001). Таким образом, для детей с нейросенсорной тугоухостью характерен дефицит устойчивости позы в статических положениях, то есть наблюдается недостаточность позно-тонической регуляции движений. Использование «Пальценосовой пробы» статистически значимых результатов не выявило. Это свидетельствует о том, что дефицит статической координации у детей с нарушением слуха связан со снижением степени функциональной активности вестибулярного аппарата, а не с мозжечковыми нарушениями.

Исследование динамической координации. Диагностика динамической координации по параметру точность засвидетельствовала высокие, характеризующие трудности выполнения задания, значения показателей у слабослышащих детей, статистически значимые различия в выраженности показателей («Прыгание с открытыми глазами попеременно на правой и левой ногах на расстоянии в 5 м» (p<0.001), «Лабиринт» (p<0.001), «Монометрический тест “Вырезание круга”» (p=0.007), «Линование» (p=0.0003)) и недостаточную сформированность данного параметра. Значит, дети с нейросенсорной тугоухостью обнаруживают недостаточность сохранения равновесия по ходу выполнения движений (в сфере крупной моторики), а также недостаточную координацию движений рук (в сфере мелкой моторики).

Оценивание динамической координации по параметру темп («Монометрический тест “Вырезание круга”» (p=0.029), «Линование» (p<0.001)) засвидетельствовало высокие, характеризующие трудности выполнения задания, значения показателей у слабослышащих детей и статистически значимые различия в уровне их выраженности. Эти результаты указывают на снижение динамических особенностей при выполнении сложнокоординированных движений рук, то есть трудности динамической (временно́й) регуляции движений. В методиках «Прыгание с открытыми глазами попеременно на правой и левой ногах на расстоянии в 5 м», «Лабиринт» статистически значимых различий в результатах получено не было.

Исследование пространственной координации. По параметру точность по всем нейропсихологическим методикам у слабослышащих детей были обнаружены высоко значимые статистические отличия от КГ (недостаточная сформированность данного параметра), что свидетельствует о трудности дифференцирования положения тела в пространстве и трудности регуляции пространственно организованных движений.

В параметре темп при оценивании пространственной координации с помощью нейропсихологических проб «Право–левая ориентировка в теле» (p<0.001), «Показ частей своего тела и лица» (p=0.011), «Проба Хеда» (p<0.001), «Показ предметов справа, слева, впереди, сзади от себя» (p=0.019), «Расположение предметов справа, слева, впереди, сзади от себя» (p<0.001) также выявлены статистически значимые различия (недостаточность сформированности данного параметра у слабослышащих детей). Следовательно, скорость пространственной ориентировки у детей с нарушением слуха значительно снижена, и им необходимо больше времени для осмысления телесного и внешнего пространства.

Исследование предметной координации. Результаты выполнения слабослышащими детьми нейропсихологической пробы на оценивание предметной координации «Складывание разрезных картинок» констатируют недостаточную сформированность как точности, так и темпа выполнения задания, а также значимость различий в уровнях выраженности (по точности: p<0.001; по темпу: p<0.001). Таким образом, дети с нейросенсорной тугоухостью испытывают дефицит переработки зрительно-пространственной информации, что связано с низким уровнем пространственного мышления. Им требуется больше времени для анализа пространственной ситуации.

Исследование символической координации засвидетельствовало недостаточную сформированность как точности, так и темпа выполнения заданий слабослышащими детьми, а также значимость различий в уровнях выраженности («Рисунок трехмерного объекта», «Домик»: по точности: p<0.001; по темпу: p=0.043; «Графический диктант» по точности: p<0.001; по темпу: p<0.001). В задании «Копирование букв и цифр» статистическая достоверность различий обнаружена только по параметру точности (p<0.001). Слабослышащие дети пропускали элементы, делали их зеркальными, меняли масштабы разных элементов рисунка, совершали пространственные ошибки, ошибки в виде упрощения. В целом, рисунок трехмерного объекта слабослышащих детей отличался стереотипностью, затруднениями в передаче перспективного изображения, изображением объемного предмета в плоскости. Полученные результаты свидетельствуют о том, что слабослышащие дети в меньшей степени способны выполнять точные движения, высоко координированные в пространстве и между разными элементами движений, точнее и быстрее следить глазами за действиями руки, то есть работа их системы «глаз–рука» менее скоординированная, что согласуется с исследованиями О.А. Беловой [2].

Результаты эмпирического исследования особенностей координационных функций (статической, динамической, пространственной, предметной и символической координации) у детей младшего школьного возраста с нейросенсорной тугоухостью позволяют сделать вывод об их недостаточной сформированности у этой категории детей. Так, полученные данные подтверждают центральную гипотезу о том, что у детей младшего школьного возраста с нейросенсорной тугоухостью наблюдается снижение динамических параметров (темпа, точности) координационных функций, что проявляется в особенностях статической, динамической, пространственной, предметной и символической координации.

Обсуждение

Полученные результаты, свидетельствующие о недостаточной сформированности статической, динамической, пространственной, предметной координации движений у слабослышащих младших школьников, согласуются с результатами исследований психомоторного развития младших школьников с тугоухостью [8; 10; 30]. Среди наиболее характерных нарушений можно отметить следующие: неточность и неуверенность движений, замедленность при усвоении двигательной программы, трудности в поддержании равновесия, низкий уровень ориентации в пространстве, низкий уровень скорости и темпа движений [8]. Так, в исследовании Н.И. Степанченко и коллег у слабослышащих младших школьников в сравнении с условно здоровыми сверстниками выявлены специфические психомоторные нарушения на всех уровнях сформированности двигательных навыков: более низкие показатели статической (3.0 и 4.0 соответственно при p<0.05; уровень A) и динамической (3.2 и 3.9 соответственно при p<0.01; уровень C1) координации; более низкая точность и одновременность движений (2.9 и 3.7 соответственно при p<0.01; уровень В), скорость движений (2.6 и 3.8 соответственно при p<0.01; уровень C2), двигательная память (2.4 и 3.6 соответственно при p<0.01; уровень D) и целенаправленность движения (2.2 и 3.4 соответственно при p<0.01; уровень E) [30].

Так же, как и зарубежные исследователи, считаем, что дети с тугоухостью имеют задержку психомоторного развития на всех уровнях моторики в сравнении с условно здоровыми сверстниками: более низкие показатели статической, динамической, пространственной и предметной координации. Мы согласны с авторами [28], что слабослышащие младшие школьники с нейросенсорной тугоухостью имеют более выраженные нарушения равновесия в сравнении с условно здоровыми детьми. Известно, что у детей младшего школьного возраста с нарушениями слуха из всех видов координационных функций наименее развитыми является статическое и динамическое равновесие, определяемое как «способность поддерживать устойчивую позу при выполнении статических и динамических упражнений, в различных условиях, в том числе и на ограниченной, подвижной опоре, при действии ускорений» [7, с. 42] и обеспечиваемое «состоянием у такого ребёнка вестибулярного анализатора, который предназначен для восприятия сигналов о смене положения тела и головы в пространстве, варьировании скорости и направления движения» [там же] и который «осуществляет единую функцию восприятия и ориентировки в пространстве, при этом оказывая постоянное воздействие на тонус мышц…» [там же]. В исследовании связи между вестибулярной функцией и двигательной активностью у младших школьников с нарушением слуха были получены достоверно самые низкие показатели двигательной активности в сравнении с нормально развивающимися сверстниками (p<0.001 при выполнении ходьбы на бревне и стояния на одной ноге; p=0.003 при выполнении прыжков на одной ноге). Показатели баланса в группе слабослышащих младших школьников с нормальными вестибулярными реакциями были лучше в сравнении с группой слабослышащих детей, имеющих вестибулярные нарушения, но все же значительно ниже в сравнении с группой нормально развивающихся сверстников (p=0.020 при выполнении ходьбы на бревне; p=0.001 при выполнении стойки на одной ноге; значимых различий при выполнении прыжков на одной ноге не выявлено) [26]. Результаты исследования влияния 12-сессионной программы балансовых, вестибулярных, сенсорных и двигательных упражнений на равновесие, координацию движений и внимание у 36 детей в возрасте от 7 до 12 лет с тяжелыми и глубокими нарушениями слуха засвидетельствовали статистически значимые различия по показателям баланса в контрольной и экспериментальной группах (p<0.001), координации верхних конечностей (p<0.001), билатеральной координации (p=0.004) и зрительно-моторного контроля (p=0.023) субтестов теста Брюнинкса-Озерецкого и теста непрерывной работоспособности (p=0.017), а также между средними претестовыми и посттестовыми показателями баланса (p<0.001), координации верхних конечностей (p<0.001), билатеральной координации (p<0.001) и зрительно-моторного контроля (p=0.008) субтестов теста Брюнинкса-Озерецкого в экспериментальной группе [24].

Кроме того, полученные нами данные согласуются с мнением авторов [10; 17], что к особенностям предметной координации у младших школьников с нарушениями слуха относятся недостаточный уровень сформированности точности, скорости и дифференциации движений рук, замедленный темп деятельности при перекладывании мелких предметов. Согласно результатам исследования С.О. Гнездиловой [5], при выполнении слабослышащими детьми проб на зрительно-моторную координацию наблюдаются низкие показатели по параметру «точность», что свидетельствует о недостаточной сформированности данной функции, а также увеличение темпа выполнения заданий, что объясняется небрежностью выполнения, стремлением ребенка быстрее закончить полученное задание. При выполнении пробы «Домик» и при рисовании трехмерного объекта в 100% случаев выявлены ошибки. В графической пробе в 90% случаев и при исследовании письма у 80% детей наблюдались макро- и микрографии, отклонения от горизонтальной оси, пропуски или повторы элементов, что свидетельствует о влиянии дефицитарности слухового анализатора на двигательную сферу слабослышащих детей и приводит к снижению координации, точности и дифференциации движений.

Выводы

  1. Существуют особенности статической координации у слабослышащих детей младшего школьного возраста. При этом обнаруживаются трудности или полная невозможность в осуществлении статического равновесия. Движения слабокоординированные и неловкие, т.е. статическая координация у детей с нейросенсорной тугоухостью не сформирована.
  2. Существуют особенности динамической координации у слабослышащих детей младшего школьного возраста. Об этом свидетельствует значительное снижение скорости и точности движений в сравнении со сверстниками, не имеющими нарушений слуха. Движения характеризуются скованностью, замедленностью, отсутствием пластичности, согласованности, т.е. динамическая координация у детей с нейросенсорной тугоухостью не сформирована.
  3. Пространственная координация у слабослышащих детей не сформирована. Дети испытывают трудности при определении положения тела в пространстве, что обеспечивается трудностями удержания статического и динамического равновесия.
  4. Предметная координация слабослышащих детей не сформирована, отмечаются трудности манипулирования движений с предметом в соответствии со смысловой составляющей, что обеспечивается низким уровнем сформированности пространственного гнозиса и схемы тела.
  5. Символическая координация не сформирована. У слабослышащих детей почерк отличается неустойчивостью, рисунки небрежные, что объясняется нарушением пластичности и согласованности при манипулировании предметом в соответствии со смысловой составляющей Способность к слежению глазами за действиями руки значительно ниже, чем у сверстников, что связано со снижением межсенсорной координации и влияет на систему взаимодействия «глаз–рука».

Заключение

Формирование координационных функций приобретает большое значение в период, когда физиология нервной системы находится на этапе своего становления и развития, т.е. в период детского возраста. По мере взросления ребенка важное место в развитии занимает адекватная способность к интеграции между собой моторных, сенсорных и психических процессов. Это поэтапное интегрированное формирование обеспечивают координационные механизмы. Адекватное развитие координационных функций в период детства определяет не только становление двигательной сферы с акцентом на чувствительных стимулах, но и постепенное формирование и усложнение сенсомоторных функций, развивающихся под влиянием психических процессов [23].

Произвольность движений отражает сложную структуру взаимосвязанной работы психической сферы человека, что связано с вовлечением большого количества морфофункциональных структур головного мозга в осуществлении и контроле движений. Поскольку у детей с нарушением слуха недоразвитие либо поражение рецепторной части сенсорной системы приводит к нарушению вестибулярного аппарата, у них отмечается нарушение координации, точности и плавности движений [29].

Компенсация нарушений слуховой и вестибулярной системы происходит благодаря тесному взаимодействию с другими анализаторами, в частности зрительному. Специально подобранные нейропсихологические упражнения, помогут повысить функциональную устойчивость вестибулярной системы, от внешних влияний (связанных с нарушением слуха). А поскольку вестибулярная система достаточно адаптирована к внешним условиям и в ситуации сенсорной депривации ее реактивность снижается, можно предположить, что, воздействуя на вестибулярную систему, можно оказывать влияние и на слуховое восприятие [22].

Развитие координационных функций будет непосредственно способствовать развитию двигательных функций в сфере мелкой и крупной моторики, а также пространственной организации движений и пространственного гнозиса.

Таким образом, результаты исследования особенностей координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста имеют практическую значимость как для деятельности нейропсихолога, так и для работы психологов в образовательных учреждениях. По нашему мнению, перспективы дальнейших исследований координационных функций связаны с комплексным подходом, предусматривающим участие многих специалистов (нейропсихолога, дефектолога, специального педагога), а также учет изучаемых в нейропсихологии детского возраста трудностей реализации психических процессов, поскольку координационные функции представляют собой достаточно сложное и многогранное образование и их дефицит также имеет системный характер, при котором связь с другими психическими процессами выходит за пределы изучения только моторных функций. Значимым как с теоретической, так и практической точки зрения может быть исследование особенностей скоординированного внимания, необходимого для развития модели психического у слабослышащих младших школьников, препятствующих пониманию коммуникативных намерений взрослого [18]. Кроме того, поскольку формирование и развитие устной и письменной речи напрямую зависит от уровня развития мелкой моторики [7; 21], развивая ее точность, можно улучшить речевое общение, что особенно важно для детей с нарушением слухового восприятия.

Литература

  1. Баландин А.О. Коррекция координационных способностей слабослышащих детей 9–10-летнего возраста путём использования подвижных игр с элементами гандбола // Проблемы и перспективы физиологического сопровождения тренировочного процесса и физической культуры. Сборник научных трудов, посвященный 100-летию министерства спорта, 10-летию науки и технологий РФ. Челябинск: Уральский государственный университет физической культуры, 2023. С. 12–15.
  2. Белова О.А. Уровень развития мелкой моторики и зрительно-моторных координаций у учащихся младших классов, депривированных по слуху // Образовательный вестник «Сознание». 2013. Том 15. № 7. С. 1–13.
  3. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность / Под ред. О.Г.Газенко. М.: Наука, 1990. 494 c.
  4. Буриличева В.Н. Особенности развития координационных способностей у детей младшего школьного возраста с нарушением слуха на уроках физической культуры // Проблемы современных интеграционных процессов и пути их решения: Сборник статей по итогам Международной научно-практической конференции (Волгоград, 18 ноября 2018 г.) / Отв. ред. А.А. Сукиасян. Стерлитамак: АМИ, 2018. C. 14–17.
  5. Гнездилова С.О. Особенности графомоторных навыков у слабослышащих детей младшего школьного возраста // Психология здоровья и болезни: клинико-психологический подход (с использованием дистанционных технологий). Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Курск: Курский государственный медицинский университет, 2021. С. 157–162.
  6. Двейрина О.А. Координационные способности: определение понятия, классификация форм проявления // Ученые записки университета им. П.Ф. Лесгафта. 2008. № 1 (35). С. 35–38.
  7. Дерябина Г.И., Лернер В.Л., Филаткин А.С. и др. Особенности проявления координационных способностей у лиц с нарушением слуха // Физическая культура. Спорт. Туризм. Двигательная рекреация. 2018. Том 3. № 4. С. 40–44.
  8. Дерябина Г.И., Лернер В.Л., Филаткин А.С. Особенности нарушения различных видов координационных способностей младших школьников со слуховой депривацией // Вестник Тамбовского университета. Серия: Гуманитарные науки. 2019. Том 24. № 178. С. 35–42. DOI: 10.20310/1810-0201-2019-24-178-35-42
  9. Карина А.К. Формирование двигательно-координационных способностей у детей с нарушенным слухом // Инновационные тенденции модернизации педагогического образования в условиях глобализации: Сборник материалов Международного научно-практического форума / Под ред. Д.Н. Корнеева, Н.Ю. Корнеевой, М.В. Кожевникова, И.В. Лапчинской. Челябинск: Изд-во ЗАО «Библиотека А. Миллера», 2022. С. 242–
  10. Киреева А.В. Особенности координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста // Психология здоровья и болезни: клинико-психологический подход (с использованием дистанционных технологий). Материалы XI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Курск: Курский государственный медицинский университет, 2021. С. 183–188.
  11. Кондакова М.А., Багина И.С. Методика повышения уровня координационных способностей у слабослышащих детей младшего школьного возраста средствами легкой атлетики // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2023. № 11-2 (86). С. 224–DOI: 10.24412/2500-1000-2023-11-2-224-227
  12. Конева И.А., Захарова Э.А. Изучение динамики словесно-логических видов мышления и памяти у младших подростков с нарушениями слуха в процессе психокоррекционной работы // Известия РГПУ им. А.И. Герцена. 2023. № 209. С.132–142. DOI: 10.33910/1992-6464-2023-209-132-142
  13. Коростелева Х.Е. Игровые формы взаимодействия с детьми младшего школьного возраста с нарушениями слуха и развития их координационных способностей в пространстве учебной аудитории // Инклюзивное образование в эпоху постпандемии: новые нормы, форматы, стратегии. Материалы Международной научно-практической конференции / Под ред. Н.М. Борозинец, Ю.В. Прилепко, О.Д. Сальниковой. Ставрополь: Северо-Кавказский федеральный университет, 2022. С. 216–
  14. Кривогузова А.Е., Евстигнеева М.И., Батищева Л.Д. Оценка состояния физических качеств у детей среднего школьного возраста с нарушением слуха // Актуальные вопросы физического воспитания молодежи и студенческого спорта. Сборник трудов V Всероссийской научно-практической конференции. Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского. Саратов: Изд-во «Саратовский источник», 2022. С. 602–
  15. Лернер В.Л., Дерябина Г.И., Филаткин А.С. и др. Теоретическое обоснование включения средств карате в коррекцию и развитие компонентов координационных способностей детей с нарушениями слуха // Наука и спорт: современные тенденции. 2020. Том 8. № 1. С. 128– DOI: 10.36028/2308-8826-2019-8-1-128-134
  16. Лернер В.Л., Дерябина Г.И., Филаткин А.С. Содержание коррекционно-развивающих занятий с младшими школьниками со слуховой депривацией // Психолого-педагогический журнал «Гаудеамус». 2018. Том 17. № 37. С. 36–41. DOI: 10.20310/1810-231X-2018-17-37-36-41
  17. Молчанова Л.Н., Бузовкина А.В. Особенности координационных функций у слабослышащих детей младшего школьного возраста: концептуальная модель исследования [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2023. Том 12. № 3. C. 188–212. DOI: 10.17759/cpse.2023120309
  18. Смирнова Я.К. Особенности развития модели психического у дошкольников с нарушением слуха [Электронный ресурс] // Клиническая и специальная психология. 2021. Том 10. № 2. C. 124–144. DOI: 10.17759/cpse.2021100208
  19. Трофимов Д.И. Развитие координационных способностей у слабослышащих детей 9–10 лет средствами карате // Молодежь. Наука. Общество - Сборник студенческих работ Всероссийской студенческой научно-практической междисциплинарной конференции / Отв. ред. С.Х. Петерайтис. Тольятти: Тольяттинский государственный университет, 2023. С. 799–802.
  20. Уилмор Дж.Х., Костилл Д.Л. Физиология спорта и двигательной активности. Киев: Олимпийская литература, 1997. 459 c.
  21. Федорова Ю.Н., Микадзе Ю.В., Бурлакова Н.С., Ильина Е.С. Нарушение движений в структуре разных видов психической деятельности у ребенка с опсоклонус-миоклонус синдромом // Клиническая и специальная психология. 2020. Том 9. № 2. С. 229–245. DOI: 10.17759/cpse.2020090212
  22. Шакирзянов И.Р., Галеев А.Р. Особенности развития двигательных качеств у детей снарушением слуха // Культура, наука, образование: проблемы и перспективы: Материалы VIII Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. Нижневартовск: Изд-во НГУ, 2021. С. 354–359.
  23. Шалькевич Л.В., Ивашина Е.Н., Кудлач А.И. Координационная функция у детей: значимость определения и методы выявления нарушений // Здравоохранение. 2020. № 1 (874). С. 34–41.
  24. Hedayatjoo M., Rezaee M., Alizadeh Zarei M. et al. Effect of balance training on balance performance, motor coordination, and attention in children with hearing deficits // Archive of Neuroscience. 2020. Vol. 7 (1). P. e84869. DOI: 10.5812/ans.84869
  25. Işik M., Kiliç İ. Effect of the complex exercises in hemsball on attention and coordinative skills of adolescents with hearing loss // Ankara University Faculty of Educational Sciences Journal of Special Education. 2022. Vol. 23, no. 2. P. 389–407. DOI:21565/ozelegitimdergisi.85972
  26. Maes L., De Kegel A., Van Waelvelde H., Dhooge I. Association between vestibular function and motor performance in hearing-impaired children // Otology & Neurotology 2014. Vol.35(10). P. e343–e347. DOI: 10.1097/MAO.0000000000000597
  27. Mehrem E.S., Fergany L.A., Mohamed S.A. et al. Efficacy of fine motor and balance exercises on fine motor skills in children with sensorineural hearing loss // Restorative Neurology and Neuroscience. 2022. 40 (1). P. 43–52. DOI: 10.3233/RNN-211156
  28. Melo R.S., Lemos A., Raposo M.C.F. et al. Balance performance of children and adolescents with sensorineural hearing loss: Repercussions of hearing loss degrees and etiological factors // International Journal of Pediatric Otorhinolaryngology. 2018. Vol. P. 16–21. DOI:10.1016/j.ijporl.2018.04.016
  29. Novikov I., Novikov V., Novikova M. The influence of the development of coordination on the social adaptation of children with hearing impairments // Science and Innovation 2021: Development Directions and Priorities. Melbourne: AUS PUBLISHERS, 2021. P. 67–73. DOI:34660/INF.2021.68.81.009
  30. Stepanchenko N.I, Hrybovska I.B., Danylevych M.V. et al. Aspects of psychomotor development of primary school children with hearing loss from the standpoint of Bernstein's theory of movement construction // Pedagogy of Physical Culture and Sports. 2020. Vol. 24 (3). P. 151–156. DOI: 10.15561/26649837.2020.0308

Информация об авторах

Молчанова Людмила Николаевна, доктор психологических наук, профессор кафедры психологии здоровья и нейропсихологии, Курский государственный медицинский университет (ФГБОУ ВО КГМУ Минздрава России), Курск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6309-1825, e-mail: molchanowa.liuda@yandex.ru

Бузовкина Анастасия Владимировна, педагог-психолог, Областное казенное общеобразовательное учреждение «Курская школа-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья», Курск, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6370-5372, e-mail: kireeva.av2016@yandex.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 71
В прошлом месяце: 32
В текущем месяце: 21

Скачиваний

Всего: 21
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 9