Использование социальных сетей в образовании и социализации подростка: аналитический обзор эмпирических исследований (международный опыт)

2308

Аннотация

Представлен аналитический обзор зарубежных исследований использования социальных сетей в педагогической практике. Приводится описание социальных медиа как потенциального нового ресурса, обеспечивающего организацию системы взаимодействия учителя и ученика, группового общения школьников и студентов, повышения вовлеченности учащихся в процесс обучения. Показано, что сервисы социальных сетей соответствуют возрастному запросу подростков – стремлению к интимно-личностному общению. Для обзора были отобраны публикации о соцсетях в образовании за последние три года, удовлетворяющие критерию подробности описания эмпирических исследований. Сопоставительный анализ показал, что социальные медиа используются двумя основными способами: 1) для поддерж-ки и операционализации имеющихся форм учебной работы и 2) для преобразования учебного процесса. Подтверждается наличие «цифрового разрыва» между учащимися и учителями не в пользу последних: описанные положительные результаты связаны с большим разнообразием деятельности учащихся, а отрицательные – с низкой технологической грамотностью и более высокой загруженностью педагогов.

Общая информация

Ключевые слова: социальные сети, образование, социализация, подросток, школьник, студент

Рубрика издания: Психология образования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/pse.2015200104

Для цитаты: Королева Д.О. Использование социальных сетей в образовании и социализации подростка: аналитический обзор эмпирических исследований (международный опыт) // Психологическая наука и образование. 2015. Том 20. № 1. С. 28–37. DOI: 10.17759/pse.2015200104

Полный текст

 
 

Процесс взросления подростков сегодня существенно отличается от процесса десяти- и двадцатилетней давности. От прошлого века современную юность отделяет цифровая пропасть «digital divide» [19]. Поколение, родившееся после 1980 г., называют «net generation» (поколение сети) [26]. Это люди, которые росли вместе с цифровыми технологиями как неотъемлемой частью их жизни. Вероятно, эта граница должна быть несколько смещена для поколения российских подростков и молодежи, так как к нам компьютерные технологии пришли позже - только в начале 90-х гг.

 

Сегодняшние российские и международные исследования подтверждают возрастающий интерес молодых людей к ресурсам глобальной сети Интернет [2; 3; 15; 27]. В частности, установлено, что 93% респондентов в возрасте 12-16 лет пользуются этим каналом коммуникации независимо от места проживания. В 1998 г. их число не превышало 20%, в 2005 г. оно составило 51,8 % [5].

При этом один из наиболее востребованных сервисов среди пользователей подросткового и юношеского возраста - это социальные сети: феномен, возникший в 90-е гг. - и получивший массовое распространение за последние 8 лет. Исследователи Д. Бойд и Н. Эллисон дали ему классическое определение: социальные сети - веб-сервисы [2], которые позволяют людям построить общественный или полуобщедоступный профиль[3] в ограниченной системе, сформировать список других пользователей, с которыми они разделяют публикуемую информацию, в том числе указанную другими пользователями в рамках данной системы [9]. Российские исследователи О. А. Гуркина и Е. М. Новикова отмечают, что среди российских подростков, зарегистрированных в социальных сетях, наиболее популярна сеть «Вконтакте» - 96%, на втором месте «Facebook» - 52%, затем «Instagram» - 45%. По времени, проводимому школьниками в социальных сетях, существует следующая статистика: 44% школьников проводят в социальной сети от 1 до 3 часов в день, т.е. от 7 до 21 часа в неделю, 21% школьников используют социальные ресурсы от 3 до 5 часов в день, т. е. от 21 до 35 часов в неделю, 16% сидят в социальных сетях менее 1 часа, т.е. кололо 7 часов в неделю [1].

Использование виртуальных сообществ для приобретения и обмена знаниями активно изучается с 90-х гг. прошлого века [7; 32; 35]. В частности, в это время стали появляться публикации, описывающие их влияние на учебную успеваемость школьников и студентов. Негативное влияние социальных сетей на успеваемость обнаружили исследователи Р. Джанко, П Киршер и А. Карпински [21; 22]. Снижение стандартов грамотности вследствие использования социальных медиа описывают зарубежные ученые М. Бауерлейн, М. Кардоне-Дивале и Р. Ших [8; 13; 28]. Социальные сети как угрозу общественным ценностям рассматривает С. Херринг [18]. В то же время другие исследователи отмечают положительный эффект от использования соцсетей (П. Калафиоре и Д. Дамианов, А. А. Красильников и М. Се­менова [12; 23]). В ряде публикаций говорится о смешанных результатах или об отсутствии значимых эффектов, как, например, в публикации К. Мадг [25].

Исследователи Г. ВанДорн и А. Экланд [31] в своей статье делают акцент на коммуникации между учителем и учеником, что позволяет вести консультацию, давать дополнительные задания, осуществлять проверку в режиме он-лайн, в то время как Э. Венгер, Н. Вайт и Дж. Смит уделяют особое внимание горизонтальным связям (ученик-ученик) в социальной сети, подчеркивая, что именно работа в группе, выполнение совместных проектов, дают наибольшие результаты по сравнению с привычными методами обучения [34].

Вовлеченность студентов в образовательный процесс посредством переноса части заданий в социальные сети представлен в немногих работах. В частности, - в работах Р. Ших и Э. Вебб [28, 33], но в них показано, что грамотное использование социальных сетей и построение в этой среде взаимодействия «учитель-ученик», положительно влияют на уровень вовлеченности студентов.

К. Джонс и Б. Чхао [20] обнаружили, что если коммуникация выстроена правильно, учебные материалы подаются в ненавязчивой форме, а преподаватель является грамотным IT-пользователем, сами школьники и преподаватели находят, что подобное взаимодействие является крайне эффективным, а академические результаты подтверждают положительный эффект.

Тем не менее, школы с неохотой принимают подобный вид ресурсов и не используют их потенциал как возможность для обучения. С. Бамбгардне и К. Кнестис [10] в своей статье пишут, что, несмотря на тот факт, что половина школьников активно используют социальные медиа вне школы, в том числе и для образовательных целей (подготовки домашних заданий и поиска информации, обсуждения школьных проблем), во многих образовательных учреждениях доступ к ним заблокирован как для учеников, так и для преподавателей.

Сервисы социальных сетей, созданные для учебного сотрудничества внутри университетов, впоследствии вышли за пределы закрытой системы и стали общедоступными. Тем не менее, сегодня растет число публикаций описывающих использование данных ресурсов именно для образовательных целей. Примеры практик использования довольно разнородны, как и оценки таких практик в исследованиях. Поэтому мы провели сопоставительный анализ представленных в англоязычных источниках эмпирических исследований и сравнили их по единым критериям. Предполагалось выяснить:

•   какие из открытых социальных сетей чаще используются для образования и социализации подростков;

•   какие формы использования социальных сетей существуют;

•   какие сервисы социальных медиа задействованы в наибольшей степени;

•   какие положительные и отрицательные стороны использования социальных сетей для образования и социализации были выявлены.

Материалы для анализа отбирались на основании нескольких критериев:

1)   участниками исследования являлись школьники старших классов или студенты уровня бакалавр;

2)   исследование организовано на базе существующих открытых социальных сетей;

3)  исследование содержит эмпирические данные (например, результаты наблюдения, эксперимента, опроса);

4)   исследование проводилось в течение последний трех лет (2011-2014);

5)   язык публикаций - английский.

Для выявления потенциально пригодных для анализа исследований был проведен поиск литературы в базах данных ProQuest Dissertations & Theses Global, ProQuest Education, Dissertation Abstracts Online, Google Scholar. В результате, по запросу, в общей совокупности из всех баз данных было получено 205 публикаций на английском языке. По итогам анализа исследований на соответствие заданным критериям было отобрано 8 исследований на английском языке [11; 12; 16; 17; 24; 30; 36; 37].

В четырех анализируемых статьях в качестве основного метода исследования использован эксперимент [11; 24; 30; 37]. В работе Н. Базетто-Море [11] для нескольких учебных дисциплин, размещенных в том числе в системе электронного обучения LMS, были созданы группы в социальной сети Facebook, где в течение учебного года работали студенты и преподаватели одного из университетов США. По окончании эксперимента были проведены анкетирование среди его участников (общее число респондентов - 186) и контент-анализ материалов групп, что позволило выявить определенные закономерности. Р. Лут- трелл [24] в своем исследовании тоже обращается к эксперименту, сбор данных организован с помощью опросов (до и после проведения эксперимента) и фокус группы. В исследовании были задействованы студенты университета Мидвест (США), данные собирались в течении двух семестров (общее число респондентов - 34). В публикации группы австралийских ученых С. Товер, С. Лати­мер, Дж. Хевит [30] описывается создание и наблюдение за группой на базе социальной сети, представлены данные анкетирования, содержащего количественные и качественные вопросы, проведенного по итогам эксперимента (общее число респондентов - 89). Исследователями М. Юнус, Г. Салехи, К. Чензи [37] описывается опыт работы студентов государственного университета Малайзии, которые проходили обучение в том числе с использованием сервиса социальной сети; в течение курса были собраны мнения и комментарии о процессе среди студентов и педагогов, проведен контент-анализ материала размещенного на интернет ресурсе (общее число респондентов - 30).

Ряд авторов в качестве инструмента исследования используют опрос или анкетирование студентов, преподавателей и администраторов учебных учреждений об уже имеющихся практиках использования социальных сетей в процессе обучения, а затем анализируют ответы респондентов [13; 16; 17; 36]. В исследовании М. Кардоне-Дивале [13] в выборку вошли представители нескольких крупных университетов и колледжей США (количество преподавателей - 110; количество студентов - 979). Опрос проведенный Фалахаха и Д. Росмалаб [16] был организован в трех университетах Индонезии (количество преподавателей - 90; количество студентов - 150, количество администраторов - 60). Исследование Г. Гроссецка, Р. Бранб, Л. Тирук [17] было проведено в Румынии на базе одного учебного учереждения (общее число респондентов - 300). Публикация авторов К. Водзиски, Э. Шхваммлейн, Дж. Москалюк [36] содержит данные трех исследований, посвященных использованию социальных сетей студентами для обмена знаниями. В качестве методов исследования использованы: анкетирование, контент-анализ групп социальных сетей (общее число респондентов трех исследований - 887).

Аналитический обзор указанных публикаций организован следующим образом.

На I этапе по каждой работе составлялся список вариантов использования сервисов социальных сетей в формулировке автора. Регистрировались следующие данные: 1) социальная сеть, на базе которой проводилось исследование; 2) используемый сервис социальной сети; 3) формы использования социальной сети; 4) положительные стороны использования социальных медиа, по мнению автора; 5) отрицательные стороны использования социальных медиа, по мнению автора.

На II этапе данные обобщались/категоризировались с целью организации наглядных структур. В результате было выявлено 4 категории - разновидности форм использования социальных сетей: технические, педагогические, психологические и организационные.

В семи из восьми анализируемых статьях, наиболее часто используемая социальная сеть, на базе которой проводилось исследование, - крупнейшая международная социальная сеть Facebook. Twitter - соцсеть для публичного обмена короткими сообщениями упоминается в трех исследованиях [13; 16; 24]. В работе группы немецких исследователей фигурирует локальная (национальная) социальная сеть StudiVZ - социальная сеть для студентов колледжей и университетов в Европе [36].

Самые популярные сервисы социальных сетей, на базе которых была организована работа учащихся, - группа и страница. Эти два сервиса имеют похожий функционал - объединение пользователей, размещение информации, возможность создания дискуссии, обсуждения, оставление комментариев. При этом страница является публичной - открытой для всех пользователей ресурса, а доступ к материалам группы можно настраивать дополнительно: «отграниченный доступ», когда вступить можно только по приглашению; «свободный доступ», когда может присоединиться любой желающий и т. д.

Анализ вышеупомянутых исследований позволил выделить 4 формы использования социальной сети.

1.   Социальные сети как площадка для взаимодействия (наиболее популярная форма использования социальной сети): общение и коммуникация пользователей; здесь можно выделить 4 вида связей: учитель-ученик (возможность задать вопрос); ученик-ученик (общение-обсуждение); ученик-ученик (проектная деятельность); ученик-сообщество (выполнение действия без конкретного адресата).

2.   Социальные сети как пространство управления обучением: размещение учебных заданий в сети, размещение работ школьников/студентов, проверка работ. В отличие от площадки для взаимодействия, где предполагается свобода и инициатива ученика в обращении к педагогу, например, свобода (но не обязанность) задать вопрос, пространство управления обучением в большей мере ориентировано на управление деятельностью ученика: размещение учебных заданий; размещение и проверка работ школьников; мониторинг (опросы, тесты и т. д.);

3.   Социальные сети как место хранения информации: размещение материалов прошедших уроков; размещение дополнительных учебных материалов (преподавателем); размещение дополнительных учебных материалов (учащимися);

4.  Социальные сети как «доска объявлений»: размещение организационной информации о мероприятиях в рамках урочной или внеурочной деятельности.

Положительные и отрицательные стороны использования социальных медиа, обнаруженные в анализируемых исследованиях, были упорядочены в форме таблицы. В результате было выявлено 4 типа особенностей использования социальных сетей в образовании и социализации подростка - технические, педагогические, психологические и организационные.

С технической точки зрения, в статьях авторов Н. Базетто-Море и М. Кардоне-Дивале [11; 12] к плюсам относится «постоянный и бесплатный доступ к ресурсам», в то же время в других анализируемых публикациях к минусам относится «отсутствие доступа к ресурсам соцсетей из аудиторий» [16; 37]. Вероятно, это может быть связано: 1) с политикой сетевой безопасности и блокировкой ресурсов на уровне учебного учреждения; 2) политикой сетевой безопасности на уровне департамента или министерства образования; 3) отсутствием доступа в Интернет на уровне учебного учреждения (техническое отсутствие).

Положительно исследователи характеризуют техническую простоту использования сервисов социальных сетей [11; 17; 36]: удобство хранения информации [13; 17; 30], широкий диапазон сервисов данных ресурсов, возможных для использования в педагогических целях [37].

В анализируемых нами работах отмечаются положительные педагогические и психологические факторы использования соцсетей в образовании и социализации подростков. Так, румынские исследователи в своей статье отмечают, что использование социальных серви­сов способствует модернизации системы образования, так как побуждает учителя развивать личный опыт он-лайн работы, искать пути для инициирования и управления работой учеников [17]; у педагога появляется возможность привлечь к работе родителей, например, для выполнения задания совместно с ребенком или наблюдения за прогрессом. Этот кейс описывается в работе М. Юнус, Г. Салехи, К. Чензи [37]. Со стороны школьников и студентов, использование социальных сетей в обучении - это: возможность групповой работы и дискуссии и в результате - повышение интереса к обучению (это зафиксировано в большинстве анализируемых работ); возможность использования большого количества медиаматериалов [16; 24; 37]. Социальные сети предоставлют возможность для самообразования. В статьях Н. Базетто- Мореи и Фалахаха, Д. Росмалаб описывается возможность использования учащимися дополнительных материалов, поиска новой информации, доступа к материалам прошедших уроков [11; 16]. О развитии креативного мышления посредством использования социальных сетей говорится в работах [13; 30; 37]. Отдельно исследователи описывают такую возможность социальных сетей, как получение учащимися обратной связи от педагога (взаимодействие ученик-учитель: возможность задать вопрос, получить консультацию во внеурочное время и в боле свободной форме) [24; 37].

С точки зрения социализации, социальные сети содействуют сплочению группы/ класса (это отмечается в статьях М. Кардоне- Дивале и К. Водзиски, Э. Шхваммлейн, Дж. Москалюк [13; 36]), помогают «новичкам» быстрее выстроить отношения в новом коллективе [36; 37]. В качестве отрицательного момента использования социальных сетей говорится о рассеивании внимания ученика при работе с данным ресурсом вследствие большого количества «всплывающего» развлекательного контента [13; 16; 37].В организации учебного процесса с помощью социальных сетей отмечается высокая степень трудо­затрат преподавателя в качестве сдерживающего фактора. К положительным сторонам этого процесса относят стабильное посещение учащимися социальных сетей.

***

Таким образом, в приведенных работах показано, что социальные сети могут быть удобной формой организации групповой работы, способствовать организации коммуникации обучающихся между собой и с педагогом по поводу здесь же размещенной информации. Явным (но, вероятно, далеко не единственным) сдерживающим фактором использования социальных сетей для образования и социализации подростков является неготовность и неумение учителя работать в виртуальном пространстве, т.е. отсутствие требуемой квалификации, необходимость изменения форм и методов учебной работы, а также административные барьеры, например, отсутствие доступа к ресурсам соцсетей из учебных аудиторий. Это объясняет то, что на сегодняшний день практики использования социальных сетей в образовании весьма скудны, данных о плюсах и минусах их использования пока не достаточно для широкомасштабных выводов и рекомендаций. Тем не менее, можно предположить, что цифровой разрыв между поколениями будет преодолеваться, в том числе и за счет того, что в школу будут приходить педагоги из числа нынешних старшеклассников. То, какие образовательный практики будут возникать в сети, когда разрыв будет сокращаться, и, главное, будут ли они способствовать появлению новых образовательных технологий, - это самостоятельные исследовательские вопросы. Вероятно, первый шаг в этом направлении - работа с будущими педагогами по проектированию использования социальных сервисов в образовании.

Финансирование

Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №14-06-00735, а также в рамках софинансирования при поддержке Научного фонда НИУ ВШЭ.

 

[1]  От англ. Web «паутина»–- service «сервис, услуга»). Т.е. сервис или услуга, которая предоставляется в интернете с помощью специальных программ.

[2]  Общественный – видимый всем пользователям интернета

Литература

  1. Гуркина О. А., Новикова Е. М. Чем так при­влекательны социальные сети для подростков? [Электронный ресурс] // Лаборатория монито­ринговых исследований МГППУ. 2014. URL:http:// xn--c1arkau.xn--p1ai/projectpages/index/202 (дата обращения: 10.10.2014).
  2. Кондрашкин А. В. Интернет в развитии совре­менных подростков [Электронный ресурс] // Пси­хологическая наука и образование PSYEDU.ru. 2013. № 2. URL:http://www.psyedu.ru/files/articles/ psyedu_ru_2013_2_3309.pdf (дата обращения: 10.10.2014).
  3. Солдатова Г. У., Цифровая компетентность подростков и родителей. Результаты всероссий­ского исследования. М.: Фонд Развития Интер­нет, 2013. 144 с.
  4.  Федеральные государств енные образо­вательные стандарты общего образования [Электронный ресурс] // Министерство образова­ния РФ. 2012. URL: http://минобрнауки.рф/доку­менты/543 (дата обращения: 10.10.2014).
  5. Цымбаленко С. Б. Влияние Интернета на рос­сийских подростков и юношество в контексте развития ро ссийского информационного про­странства. Реаультаты социологичегкого иссле­дования [Электронный ресурс] // Медиа. Инфор­мация. Коммуникация mic.org.ru. 2012. URL:http:// www.lfrnic.rg.rufindex.phpf_new (дата обращения: 10.10.2014).
  6. Эльконин Д. Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте: Из­бранные психологические труды. М., 1989. 560 с.
  7. Baker–Eveleth L., Sarker S., Eveleth D. M. Formation of an online community of practice: An inductive study unearthing key elements // Proceedings of the Proceedings of the 38th Annual Hawaii International Conference on System Sciences (Waikoloa, January 3–6, 2005). 2005. 254 p.
  8. Bauerlein M. The Dumbest Generation: How the Digital Age Stupefies Young Americans and Jeopardizes Our Future (Or, Don’t Trust Anyone Under 30) // Book. N. Y.: Tarcher. 2009. 253 p.
  9. Boyd D. M., Ellison N. B. Social network sites: Definition, history, and scholarship // Journal of Computer-Mediated Communication. 2007. Vol. 13. № 1. P. 210–230.
  10. Bumgardner S., Knestis K. Social networking as a tool for student and teacher learning // District Administration. 2011. Vol. 47. № 5. P. 85–86.
  11. Buzzetto-More N. A. Social Networking in Undergraduate Education // Interdisciplinary Journal of Information, Knowledge, and Management. 2012. Special Section on Social Networking, Teaching, and Learning. Vol. 7. № 1. P. 63–90.
  12. Calafiore P., Damianov D. S. The Effect of Time Spent Online on Student Achievement in Online Economics and Finance Courses // Journal of Economic Education. 2011. Vol. 42. № 3. P. 209–
  13. Cardona-Divale M. Student interaction and community building: an evaluation of social networking in online learning environments // ProQuest LLC. 2012. № 3505771. P. 222.
  14. Carr N. Is Google Making us Stupid? What the Internet is Doing to our Brains [Электронный ре­сурс] // The Atlantic Monthly. URL: http://www. thea tlantic.com/ magazine/archive/2008/07/is­google-making-us-stupid/6868 (дата обращения 10.10.2014).
  15. EU Kids Online: Final report. LSE, London: EU Kids Online. (EC Safer Internet Plus Programme Deliverable D 6.5).2009.
  16. Falahaha, Rosmalab D. Study of Social Networking Usage in Higher Education Environment // Procedia – Social and Behavioral Sciences. 2012. Vol. 67. № 1. P. 156–166.
  17. Grossecka G., Branb R., Tiruc L. Dear teacher, what should I write on my wall? A case study on academic uses of Facebook // Procedia Social and Behavioral Sciences. 2013. Vol. 15. P. 23.
  18. Herring S. C. Questioning the Generational Divide: Technological Exoticism in Adult Construction of online youth identity // Youth, Identity, and Digital Media. Cambridge: MIT Press. 2007. P 70–92.
  19. Hoffman D. L., Novak T. P. The evolution of the digital divide: examining the relationship of race to internet a ccess and usage over time // Book . The digital divide. 2001. MIT Press Cambridge, MA, USA. P. 47–97.
  20. Jones C., Shao B. The net generation and digital natives: Implications for higher education // Higher Education Academy. 2011. P. 250–264.
  21. Junco R. Too much face and not enough books : The relationship between multiple indices of Facebook use and academic performance // Computers in Human Behavior. 2012. Vol. 28. № 1. P. 64.
  22. Kirschner P. A. Karpinski A. C. Facebook and academic performance // Computers in Human Behavior. 2010. Vol. 26. № 6. P. 1237–1245.
  23. Krasiln ikov A. A., Semenova M. Do Social Networks Help to Improve Student Academic Performance? The Case of Vk.com and Russian Students // Economics Bulletin. 2014. Vol. 34. № 2. P. 718–733 .
  24. Luttrell R. Social networking sites in the public relations classroom: a mixed methods analysis of undergraduate learning outcomes using wordpress, facebook, and twitter // A Dissertation Submitted to the Faculty of the California Institute of Integral Studies. 2012. 78 p.
  25. Madge C., Meek J., Wellens J. Hoole y T. Facebook, social integration and informal learning at university: It is more for socializing and talking to friends about work than for actually doing work // Learning, Media and Technology. 2009. Vol. 34. №. P. 141–155.
  26. Prensky M. Digital natives, digital immigrants // On the Horizon. 2011. Vol. 9. №. 1. P. 56.
  27. Pew Internet & American Life Project’s // [Электронный  ресурс]. URL: http://www.pewinter­net.or g (дата обращения 10.10.2014).
  28. Shih R.C. Can Web 2.0 technology assist college students in learning English writing? Integrating Facebook and peer assessment with blended learning // Australasian Journal of Educational Technology. 2011. Vol. 27. №. 5. P. 829–845.
  29. Thurlow C. From Statistical Panic to Moral Panic: The Metadiscursive Construction in Popular Exaggeration of New Media Language in the Print Media // Journal of Computer-Mediated Communication. 2006. Vol. 11. №. 3. P. 667–701.
  30. Tower S., Latimer S., Hewit J. Social networking as a learning tool: Nursi ng students’ perception of efficacy // Nurse Education Today. 2014. Vol. 34. №. P. 1012–1017.
  31. VanDoorn G., Eklund A. Face to Facebook: Social media and the learning a nd teaching potential of symmetrical, synchronous communication // Journal of University Teaching & Learning Practice. 2013. Vol. 10. №. 1. Article 6. P. 120.
  32. Wasko M., Faraj S., Teigland R. Collective action and knowledge contribution in electronic networks of practice // Journal of the Association for Information Systems. 2004. Vol. 11. P.76.
  33. Webb E. Engaging students with engaging tools // Educause Quarterly. 2009. Vol. 32. №. 4. P. 7.
  34. Wenger E., White N., Smith J. Digital Habitats: stewarding technology for communities // Book. Portland, OR: CPsquare. 2009. 512 p.
  35. Wenger E. Communities of Practice: Learning, Meaning, and Identity // Book. Cambridge: Cambridge University Press. 1998. 312 p.
  36. Wodzicki K., Schwämmlein E., Moskaliuk J.,Actually, I Wanted to Learn: Study-related knowledge exchange on social networking sites // Internet and Higher Education. 2012. Vol. 15. №. 1. P. 9–14.
  37. Yunus M., Salehi H., Chenzi C., Integrating Social Networking Tools into ESL Writing Classroom: Strengths and Weaknesses // Canadian Center of Science and Education. 2012. Vol. 5. №. 8. P. 63.

Информация об авторах

Королева Диана Олеговна, Аналитик, Центр «Исследования современного детства», Москва, Россия, e-mail: koroleva_dia@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 6334
В прошлом месяце: 18
В текущем месяце: 12

Скачиваний

Всего: 2308
В прошлом месяце: 5
В текущем месяце: 1