Психологическая безопасность и социальный интеллект подростков и юношей

952

Аннотация

Представлены результаты исследования связи между уровнем психологической безопасности обучающихся в образовательной среде и их социальным интеллектом. Работа направлена на уточнение связи между психологической безопасностью и социальным интеллектом и проверку предположения о том, что разные уровни психологической безопасности в образовательной среде связаны с изменениями в уровне социального интеллекта и его составляющими в подростковом и юношеском возрасте. Материалы эмпирического исследования получены на выборке учащихся организаций среднего профессионального образования (n=2789 человек) в возрасте от 12 до 25 лет (M=17,13), 71,89% из них — мужского пола. В исследовании применялись методики «Психологическая безопасность образовательной среды» И.А. Баевой, «Шкала социального интеллекта Тромсо» (TSIS) D.H. Silvera, M. Martinussen, T.I. Dahl, анкета для сбора социодемографических сведений. Уровень социального интеллекта выше среди обучающихся с высоким уровнем психологической безопасности в образовательной среде (U=114,56; p≤0,001). Более высокий уровень социального интеллекта обеспечивается способностью понимать и прогнозировать поведение и чувства других людей (U=101,25; p≤0,001) и социальными навыками (U=97,74; p≤0,001), тогда как уровень социального осознания в среде с разным уровнем психологической безопасности различий не имеет.

Общая информация

Ключевые слова: психологическая безопасность, социальный интеллект, подростковый возраст, юношеский возраст, насилие, безопасность образовательной среды

Рубрика издания: Психология развития (Возрастная психология)

DOI: https://doi.org/10.17759/pse.2021260201

Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ) в рамках научного проекта № 19-013-00553.

Для цитаты: Баева И.А., Гаязова Л.А., Кондакова И.В., Лактионова Е.Б. Психологическая безопасность и социальный интеллект подростков и юношей // Психологическая наука и образование. 2021. Том 26. № 2. С. 5–16. DOI: 10.17759/pse.2021260201

Полный текст

Введение

Проблемы рисков, связанных с развитием, психическим здоровьем и психологическим благополучием человека, не теряют актуальности для исследователей. В XXI веке отмечается существенное увеличение числа факторов, влияющих на психологическую устойчивость и безопасность детей и подростков, в их числе насильственные и агрессивные формы взаимодействия в образовательных организациях, и именно обучающиеся в силу возрастных особенностей являются наиболее уязвимыми [12].

Психологическая безопасность субъектов образовательной среды связана с их психологическим благополучием [11; 12], эффективностью обучения [8; 15; 30] и последующей профессиональной деятельностью человека [13]. В исследованиях последних лет рассматривается опосредующая роль психологической безопасности как механизма, снижающего негативные последствия виктимизации подростков [26; 22], выгорания спортсменов [16].

Наряду с психологической безопасностью, в исследованиях рассматривается опосредующая роль социального интеллекта как механизма, смягчающего последствия негативных воздействий на личность. Например, установлено, что связь между вик­тимизацией и депрессивными симптомами сильнее среди людей с низким или средним социальным интеллектом; социальный интеллект может защитить молодежь от психологического вреда виктимизации со стороны сверстников [23]; он отрицательно связан с психологическим стрессом и смягчает негативное влияние виктимизации на психическое здоровье учеников [21].

Ситуации, связанные с различными формами социального неблагополучия и/или наличием рисков и угроз развитию детей, что в целом характеризует социальную среду как небезопасную для ребенка, соотносятся с более низким уровнем социального интеллекта [25]. У подростков, постоянно практикующих издевательства или угрозы по отношению к сверстникам, выявлен наиболее низкий уровень социального интеллекта по сравнению с теми, кто осуществляет издевательства и/или угрозы реже или никогда [27].

Исследователями изучаются различные стороны связи социального интеллекта и психологической безопасности и безопасного поведения. Так, выявлена взаимосвязь между социальным интеллектом и субъективным ощущением безопасности мира [28]. Отмечается необходимость изучения предпочтения безопасного поведения как компенсаторного механизма дефицита социальных навыков [19]. Выявлено, что мужчины с низким социальным интеллектом чаще игнорируют опасности, а женщины склонны преувеличивать их значение, и это выполняет защитную функцию, действуя как компенсация неспособности человека понимать ситуации и правильно их оценивать с точки зрения безопасности [24].

Считается возможным, что дефицит социального поведения, наблюдаемый у людей с высоким уровнем социальной тревожности, зависит от дефицита социального интеллекта. Выявлено, что социальная память и социальное восприятие имеют отрицательную корреляцию с дисфункциональным отношением и безопасным поведением. Безопасное поведение было также отрицательно связано с социальным пониманием [19].

Говоря о значимости социального интеллекта в жизни человека, исследователи отмечают, что ребенок в большей степени пострадает от недостатка социальных способностей, чем от недостатка интеллекта [20], утверждается, что навыки социального интеллекта являются незаменимыми и, вероятно, наиболее важными для успеха в жизни человека [18]. Социальный интеллект можно рассматривать как общую конструкцию для понимания того, насколько успешно люди управляют социальными отношениями, социальный интеллект связан с устойчивостью личности [6; 17]. Он связан с адекватностью и успешностью социального взаимодействия, социальной адаптацией, более высоким внутригрупповым статусом, более развитыми навыками социального взаимодействия, для людей с более низким уровнем социального интеллекта в большей степени характерны трудности в установлении межличностных контактов, застенчивость, агрессивность [7; 9].

Поскольку оба рассматриваемых кон­структа — психологическая безопасность и социальный интеллект — имеют положительные взаимосвязи с различными показателями психологического благополучия и здоровья человека, а также имеют непосредственное отношение к результатам его обучения и трудовой деятельности, возникает вопрос о том, как они соотносятся между собой. Это и позволило сформулировать цель нашего исследования: выявить характер связи между уровнем психологической безопасности обучающихся в среде образовательной организации и их социальным интеллектом. Гипотеза исследования: разные уровни психологической безопасности в образовательной среде связаны с изменениями в уровне социального интеллекта и его составляющими у подростков и юношей.

Особенности процесса исследования,
характер выборки и используемые
методические средства

Схема проведения исследования. Респонденты заполняли методики для измерения оценки психологической безопасности и социального интеллекта.

Выборка исследования. Численность выборки составила 2789 человек, из них 2005 человек (71,89%) — мужского пола и 783 человека (28,07%) — женского пола (1 испытуемый пол не указал). В исследовании приняли участие испытуемые от 12 до 25 лет, средний возраст которых составил 17,13 лет. Из них в возрасте 15 лет и менее — 38 (1,36%) испытуемых, 16 лет — 886 (31,77%), 17 лет — 995 (35,68%), 18 лет — 549 (19,68%), 19 лет — 217 (7,78%), 20 лет — 54 (1,94%), 21 год и более — 50 (1,76%). Испытуемые являлись обучающимися организаций среднего профессионального образования различных населенных пунктов одного из регионов Российской Федерации.

Статистически значимых различий в уровне социального интеллекта и его составляющих в зависимости от пола не выявлено (критерий Манна-Уитни). Обнаружены различия в уровне психологической безопасности девушек и юношей (U=732680,0; p=0,006), среднее значение уровня психологической безопасности у юношей — 3,94, у девушек — 3,86. Возраст не имеет статистически достоверной взаимосвязи с уровнем социального интеллекта и его составляющими, а также с уровнем психологической безопасности (коэффициент корреляции Спирмена).

В качестве основных методических средств использовался следующий инструментарий: 

методика «Психологическая безопасность образовательной среды» И.А. Баевой [1], «Шкала социального интеллекта Тромсо» («The Troms0 Social Intelligence Scale» D.H. Silvera, M. Martinussen & T.I. Dahl) в русскоязычной адаптации В.В. Шевелева, А.А. Алексеева [9; 29], анкета для сбора со- циодемографических сведений.

Методика «Психологическая безопасность образовательной среды» разработана в 2003 году, критериями (параметрами) психологической безопасности выступают референтность среды, удовлетворенность субъектов среды основными характеристиками взаимодействия и их защищенность от психологического насилия.

Для оценки уровня социального интеллекта была использована «Шкала социального интеллекта Тромсо» в адаптации В.В. Шевелева, А.А. Алексеева, в которой сохранена трехфакторная структура оригинальной версии методики, включающая социальные процессы, социальные навыки и социальное осознание (осведомленность). Выраженность этих характеристик определяется через эмоционально-поведенческие качества испытуемых. Авторы утверждают, что методика замеряет социоэмоциональный интеллект, который рассматривается как способность индивида понимать когнитивные, эмоциональные, мотивационные аспекты собственного поведения и поведения других в процессе взаимодействия, что послужило дополнительным основанием выбора в связи со значимостью эмоционального интеллекта в жизни современного человека [3; 9].

Для анализа данных использованы методы описательной статистики, критерии Краскела-Уоллиса и Манна-Уитни, коэффициент корреляции Спирмена (IBM SPSS Statistics 19).

Результаты

Средний уровень психологической безопасности составил 3,91 балл (SD=0,72; min=1, max=5). Для изучения различий в уровне социального интеллекта в зависимости от уровня психологической безопасности подростков и юношей были сформированы группы испытуемых с различным уровнем психологической безопасности: группа 1 — уровень психологической безопасности менее 1,5 баллов (0,11%), группа 2 — уровень психологической безопасности от 1,5 до 2,4 баллов (1,18%), группа 3 — уровень психологической безопасности от 2,5 до 3,4 баллов (13,74%), группа 4 — уровень психологической безопасности от 3,5 до 4,4 баллов (39,96%), группа 5 — уровень психологической безопасности более 4,5 баллов (45,01%).

Средний уровень социального интеллекта составил 90,56 баллов (SD=14,05; min=37, max=147); средний уровень обработки социальной информации — 30,89 баллов (SD=8,70; min=7, max=49); социальных навыков — 30,57 баллов (SD=6,96; min=7, max=49); социального осознания — 29,12 баллов (SD=7,87; min=7, max=49). Частота распределения данных по уровню социального интеллекта и его составляющих в стенах представлена в табл. 1.

Таблица 1

Частота распределения полученных данных по уровню социального интеллекта и его составляющие в стенах (N=2789)

Стены

Уровень социального интеллекта

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

Обработка социальной информации

Частота

242

178

211

530

395

457

260

175

141

200

Доля

8,68

6,38

7,57

19,00

14,16

16,39

9,32

6,27

5,06

7,17

Социальные навыки

Частота

39

56

110

402

1082

499

256

186

101

58

Доля

1,40

2,01

3,94

14,41

38,80

17,89

9,18

6,67

3,62

2,08

Социальное осознание

Частота

344

219

311

647

412

415

188

127

60

66

Доля

12,33

7,85

11,15

23,20

14,77

14,88

6,74

4,55

2,15

2,37

Социальный интеллект

Частота

78

76

347

1180

415

256

206

108

69

54

Доля

2,80

2,72

12,44

42,31

14,88

9,18

7,39

3,87

2,47

1,94


42,31% испытуемых продемонстрировали уровень социального интеллекта на уровне 4 стенов, у 38,80% испытуемых социальные навыки представлены на уровне 5 стенов (рис. 1).

Анализ влияния уровня психологической безопасности на социальный интеллект и его составляющие проведен при помощи критерия Краскела-Уоллиса, полученные данные выявили статистически значимое влияние уровня психологической безопасности на уровень социального интеллекта (U=114,56; p<0,001), а также на его субшкалы — обработку социальной информации (U=101,25; p<0,001), социальные навыки (U=97,74; p<0,001). Не выявлено статистически значимого влияния психологической безопасности на уровень социального осознания.

При помощи критерия Манна-Уитни было проведено попарное сравнение уровня социального интеллекта и субшкал в группах с различным уровнем психологической безопасности (табл. 2).

Уровень обработки социальной информации в различных группах статистически значимо отличается, по шкале социальных навыков и социального интеллекта в целом различия имеются в группах 2 и 5, 3 и 4, 3 и 5, 4 и 5, уровень социального осознания имеет статистически значимые различия в группах 4 и 5.

Графическое представление среднего уровня социального интеллекта и его субшкал в зависимости от уровня психологической безопасности подростков и юношей демонстрирует, что средний уровень социального интеллекта, а также обработки социальной информации и социальных навыков возрастает при более высоком уровне психологической безопасности. В случае с показателем «социальное осознание (осведомленность)» подобная картина наблюдается для групп 4 и 5, но в группах 1—4 уровень социального осознания снижается при более высоком уровне психологической безопасности (рис. 2).

Обсуждение результатов

Полученные результаты демонстрируют изменения в уровне социального интеллекта и его составляющих у подростков и юношей с разным уровнем психологической безопасности в образовательной среде. Подростки и юноши, для которых образовательная среда является референтной, которые удовлетворены характеристиками социального взаимодействия и чувствуют себя защищенными от проявлений психологического насилия в образовательной среде, обладают более высоким уровнем социального интеллекта, а также более высоким уровнем обработки социальной информации и социальных навыков. Уровень социального осознания (осведомленности) также возрастает в группах подростков и юношей с высоким и максимальным уровнем психологической безопасности.Но в группах подростков и юношей, где психологическая безопасность оценивается

 

Рис. 1. Уровень социального интеллекта и его составляющих в стенах
 
Таблица 2

Сравнение уровня социального интеллекта и его составляющих в группах с разным уровнем психологической безопасности (N=2789)

Группы по уровню психологической безопасности

Обработка социальной информации

Социальные навыки

Социальное осознание

Социальный интеллект

Статистика Манна-Уитни

Статистическая значимость

Статистика Манна-Уитни

Статистическая значимость

Статистика Манна-Уитни

Статистическая значимость

Статистика Манна-Уитни

Статистическая значимость

Группы 1 и 4

U=535,0

Z=-2,039

0,041

-

-

-

-

-

-

Группы 1 и 5

U=525,0

Z=-2,162

0,031

-

-

-

-

-

-

Группы 2 и 4

U=13914,0 Z=-2,386

0,017

-

-

-

-

-

-

Группы 2 и 5

U=14432,0 Z=-2,978

0,003

U=15323,5 Z=-2,558

0,011

-

-

U=14167,0 Z=-3,103

0,002

Группы 3 и 4

U=170741,0

Z=-5,848

0,000

U=190604,0

Z=-3,128

0,002

-

-

U=177681,0

Z=-4,895

0,000

Группы 3 и 5

U=167564,5 Z=-8,993

0,000

U=173385,0 Z=-8,284

0,000

-

-

U=164786,5 Z=-9,334

0,000

Группы 4 и 5

U=609110,0

Z=-5,419

0,000

U=575002,0 Z=-7,484

0,000

U=663955,5

Z=-2,115

0,034

U=580800,5 Z=-7,123

0,000


 

 

 

Рис. 2. Средний уровень социального интеллекта и его составляющих
в зависимости от уровня психологической безопасности

 

как низкая или средняя, уровень социального осознания статистически значимо не изменяется, хотя его среднее значение обратно пропорционально возрастает при снижении уровня психологической безопасности. В исследованиях имеются примеры того, что высокий уровень безопасности может детерминировать не положительные эффекты, а наоборот, создавать препятствия в решении различных задач, в том числе связанных с развитием личности. Так, например, есть сведения о том, что возросшая роль и значимость социальных способов обеспечения безопасности и защиты от угроз, прежде всего, с помощью внешнего права (государства, полиции и армии) вступает в противоречие с развитием социальных и психологических механизмов безопасности, которые, в свою очередь, развивают мотивацию к безопасному поведению, личному саморегулированию и самопроизведению безопасности как внутреннего чувства защищенности [5; 14].

Полученные результаты согласуются с данными о том, что более доброжелательная среда способствует развитию личности, включая те аспекты, которые непосредственно связаны с качественными характеристиками взаимодействия с другими людьми и обработкой социальной информации. Подростки и юноши с более высоким уровнем психологической безопасности лучше понимают желания, реакции, чувства, цели других людей, а также понимают, какие реакции людей вызовет их собственное поведение. Также они легко приспосабливаются и осваиваются в новых ситуациях, легко находят общий язык с другими людьми и чувствуют себя уверенно.

Особенности характеристик социального осознания (осведомленности) в группах с разным уровнем психологической безопасности также отчасти согласуются с похожими результатами исследования для тех случаев, когда уровень психологической безопасности подростков и юношей высокий (от 3,5 до 5 баллов из возможных 5, где 5 — наиболее высокий уровень безопасности). Но в остальных случаях гипотеза для субшкалы социального осознания (осведомленности) не нашла подтверждения, значимые различия между группами с низкими и средним уровнями психологической безопасности отсутствуют.

Основные итоги исследования и выводы

Уровень социального интеллекта и его показатели — уровень обработки социальной информации и социальных навыков — выше среди обучающихся подросткового и юношеского возраста с высоким уровнем психологической безопасности в образовательной среде.

Психологическая безопасность обучающегося оказывает влияние на уровень социального интеллекта, включая способность понимать и предсказывать поведение и чувства других людей и социальные навыки (способности вступать в новые социальные ситуации, успешно социально адаптироваться).

Уровень психологической безопасности обучающегося не оказывает влияние на уровень социального осознания (осведомленности) — восприимчивости к происходящему в социальных ситуациях.

Обсуждая вопрос об ограничениях результатов исследования, можно отметить, что:

—    выборка исследования представлена подростками и юношами, проживающими в небольших населенных пунктах (примерная численность населения 30—90 тыс. человек), обучающимися в образовательных организациях среднего профессионального образования. Имеются данные о том, что у школьников, проживающих в селе, выше лояльность к образовательной организации, но также они испытывают более высокий уровень принуждения и давления [10]; у подростков, проживающих в областных центрах, уровень социального интеллекта выше, чем у подростков, проживающих в мегаполисе [2]; у подростков из малых городов выше уровень вербальной агрессии [4]. В связи с этим полученные результаты в большей степени относятся к подросткам и молодежи, проживающим в небольших населенных пунктах и обучающимся в организациях среднего профессионального образования;

—    в полученных данных имеется неравномерность количества наблюдений в группах, а именно — крайне малое количество наблюдений в группе с наиболее низким уровнем психологической безопасности, малое количество наблюдений в группе с низким уровнем психологической безопасности. Это могло снизить чувствительность статистик для группы с наиболее низким уровнем психологической безопасности;

несмотря на то, что статистика Краскела-Уоллиса позволяет проверить гипотезу о влиянии на переменную, в полной мере доказательства влияния уровня психологической безопасности на социальный интеллект и его субшкалы могут быть получены с применением методов многомерной статистики.

Перспективными направлениями исследования могут выступать следующие:

—    изучение особенностей социального интеллекта в группах с низким уровнем психологической безопасности;

—    изучение влияния уровня психологической безопасности на восприимчивость под­ростков и юношей к различным ситуациям, способности прогнозировать развитие тех или иных ситуаций и проверка предположения о том, что в ряде случаев низкий уровень психологической безопасности может выступать условием для позитивного развития некоторых психологических особенностей;

— развитие исследований, позволяющих анализировать причинно-следственные связи между особенностями личности и деятельности и психологической безопасностью как на уровне субъективных переживаний, так и с учетом психологической безопасности среды.

Полученные результаты позволяют утверждать, что деятельность по поддержке, развитию и формированию состояния психологической безопасности учащихся в образовательной среде способствует позитивной социализации подрастающего поколения.

 

 

Литература

  1. Баева И.А. Психологическая безопасность в образовании: Монография.СПб.: Издательство «СОЮЗ», 2002.271 с.
  2. Минюрова С.А., Добротворская Л.Л. Психологические особенности социального интеллекта у подростков из регионов с разными социокультурными условиями // Педагогическое образование в России.2013.№ 4.С.72—77.
  3. Наследов А.Д., Семенов В.Ю. Модификация шкалы социального интеллекта Tromsø для российских школьников // Вестник СПбГУ.Серия 12.Социология.2015.№ 4.С.5—21.
  4. Николаева Е.И., Куторкина Ю.А. Особенности агрессивности и тревожности у подростков, проживающих в городах с разной численностью населения // Журнал научных статей «Здоровье и образование в XXI веке».2016.Том 18.№ 7.С.94—96.
  5. Пряжникова Е.Ю. Личностные особенности педагогов, влияющие на развитие социального интеллекта студентов ссузов [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru.2013.Том 5.№ 5.URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2013/n5/Pryazhnikova.shtml (дата обращения: 27.11.2020).
  6. Савенков А.И. Структура социального интеллекта [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология.2018.Том 7.№ 2.С.7—15.DOI:10.17759/jmfp.2018070201
  7. Савенков А.И. Эмоциональный и социальный интеллект как предикторы жизненного успеха [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования.2006.Том 3.№ 1.С.30— 38.URL: https://psyjournals.ru/vestnik_psyobr/2006/ n1/29005.shtml (дата обращения: 27.11.2020).
  8. Хломов К.Д., Бочавер А.А., Корнеев А.А. Копинг- стратегии и образовательная среда подростков // Социальная психология и общество.2020.Том 11.№ 2.С.180—199.DOI:10.17759/sps.2020110211
  9. Шевелев В.В. Психометрическое обоснование опросника «Шкала социального интеллекта Тромсо» (“The Tromso Social Intelligence Scale”, TSIS) на выборке городских подростков // Научное мнение.2016.№ 16.С.144—156.
  10. Якиманская И.С. Оценка безопасности образовательной среды, асоциального поведения, системы помощи и поддержки во мнениях школьников городских и сельских школ Оренбургской области // Известия Саратовского университета.Новая серия.Серия Акмеология образования.Психология развития.2012.Том 1.№ 1.С.23—34.
  11. Baeva I.A., Bordovskaia N.V. The psychological safety of the educational environment and the psychological well-being of Russian secondary school pupils and teachers // Psychology in Russia: State of the art.2015.Vol.8(1).P.86—99.DOI:10.11621/ pir.2015.0108
  12. Baeva I.A., Zinchenko Y.P., Laptev V.V. Psychological resources of modern Russian adolescents’ resilience to violence in the educational environment // Psychology in Russia: State of the art.2016.Vol.9(3).P.159—172.DOI:10.11621/pir.2016.0311
  13. Brewer M.L., Flavell H. High and low functioning team-based pre-licensure interprofessional learning: an  observational evaluation // Journal of Interprofessional Care.2020.DOI:10.1080/13561820.2020.1778652
  14. Bubnovskaia O.V., Leonidova V.V., Lysova A.V. Security or Safety: Quantitative and Comparative Analysis of Usage in Research Works Published in 2004—2019 // Behavioral Science.2019.Vol.9(12).P. 146.DOI:10.3390/bs9120146
  15. Edmondson A.C., Lei Z. Psychological Safety: The History, Renaissance, and Future of an Interpersonal Construct // Annual Review of Organizational Psychology and Organizational Behavior.2014.Vol.1.P.23—43.DOI:10.1146/annurev-orgpsych-031413-091305
  16. Fransen K., McEwan D., Sarkar M. The impact of identity leadership on team functioning and well-being in team sport: Is psychological safety the missing link? // Psychology of Sport and Exercise.2020.Vol.51.P. 101763.DOI:10.1016/j.psychsport.2020.101763
  17. Friborg O. et al. Resilience in relation to personality and intelligence // International Journal of Methods in Psychiatric Research.2005.Vol.14(1).P.29—42.DOI:10.1002/mpr.15
  18. Goleman D. Social Intelligence: The New Science of Human Relationship.London: Hutchinson, 2006.408 p.
  19. Hampel S. et al. The relations between social anxiety and social intelligence: A latent variable analysis // Journal of Anxiety Disorders.2011.Vol. 25(4).P.545— 553.DOI:10.1016/j.janxdis.2011.01.001
  20. Hofstede G.J. GRASP agents: social first, intelligent later // AI & Society: Knowledge, Culture and Communication.2019.Vol.34.P.535—543.DOI:10.1007/s00146-017-0783-7
  21. Hsieh Y.-P. et al. The effects of peer victimization on children’s internet addiction and psychological distress: The moderating roles of emotional and social intelligence // Journal of Child and Family Studies.2019.Vol.28(9).P.2487—2498.DOI:10.1007/s10826-018- 1120-6
  22. Jia J. et al. Peer victimization and adolescent Internet addiction: The mediating role of psychological security and the moderating role of teacher-student relationships // Computers in Human Behavior.2018.Vol.85.P.116—124.DOI:10.1016/j.chb.2018.03.042
  23. Lepore S.J., Kliewer W. Social Intelligence Attenuates Association between Peer Victimization and Depressive Symptoms among Adolescents // Psychology of Violence.2019.Vol.9(6).P.644—652.DOI:10.1037/vio0000234
  24. Maralov V.G., Kudaka M.A., Markovich V.A. The interconnection of social intelligence and the attitude of people to dangers // Asian Journal of Pharmaceutics.2018.Vol.12(1).P.S314—S322.
  25. Mbulayi S.P., Kang’ethe S.M. Psychosocial deficits associated with teenagers born and raised in a “small-house” family setting in Cherutombo in Marondera, Zimbabwe // Social Work.2020.Vol.56(1).P.97—108.DOI:10.15270/56-1-793
  26. Niu G. et al. Cyberbullying Victimization and Adolescent Depression: The Mediating Role of Psychological Security and the Moderating Role of Growth Mindset // International journal of environmental research and public health.2020.Vol.17(12).P.4368.DOI:10.3390/ijerph17124368
  27. Pabian S., Vandebosch H. Developmental Trajectories of (Cyber)Bullying Perpetration and Social Intelligence During Early Adolescence // The Journal of Early Adolescence.2016.Vol.36(2).P.145—170.DOI:10.1177/0272431614556891
  28. Sheketera A., Vityazeva Y., Bogomaz S. Psychological Safety as a Factor in the Intellectual Development of School Leavers // Procedia — Social and Behavioral Sciences.2014.Vol.154.P.225—228.DOI:10.1016/j.sbspro.2014.10.140
  29. Silvera D., Martinussen M., Dahl T.I. The Tromsø Social Intelligence Scale, a self-report measure of social intelligence // Scandinavian Journal of Psychology.2001.Vol.42(4).P.313—319.DOI:10.1111/1467- 9450.00242
  30. Torralba , Jose D., Byrne J. Psychological safety, the hidden curriculum, and ambiguity in medicine // Clinical Rheumatology.2020.Vol.39.P.667—671.DOI:10.1007/s10067-019-04889-4

Информация об авторах

Баева Ирина Александровна, доктор психологических наук, академик РАО, профессор, профессор кафедры психологии развития и образования, ФГБОУ ВО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена» (ФГБОУ ВО РГПУ им. А.И. Герцена), заведующая научно-исследовательской лабораторией «Психологическая безопасность и культура в образовании». Директор образовательной программы магистерской подготовки «Психологическая безопасность в образовании и социальном взаимодействии», Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2457-8221, e-mail: irinabaeva@mail.ru

Гаязова Лариса Альфисовна, кандидат психологических наук, заместитель руководителя Федерального координационного центра по обеспечению психологической службы в системе образования Российской Федерации, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0542-6687, e-mail: gayazovala@mgppu.ru

Кондакова Ирина Владимировна, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии развития и образования, ФГБОУ ВО «Российский государственный педагогический университет им. А.И. Герцена» (ФГБОУ ВО РГПУ им. А.И. Герцена), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6320-5757, e-mail: kondakovaiv@herzen.spb.ru

Лактионова Елена Борисовна, доктор психологических наук, заведующая кафедрой психологии развития и образования, Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена (ФГБОУ ВО «РГПУ имени А.И. Герцена»), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7863-1414, e-mail: lena_laktionova@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 1868
В прошлом месяце: 26
В текущем месяце: 16

Скачиваний

Всего: 952
В прошлом месяце: 21
В текущем месяце: 10