Компетентностная модель специалиста по медико-психологической работе в области безопасности дорожного движения

132

Аннотация

Настоящая статья направлена на освещение проблемы подготовки психологов-практиков для медико-психологической работы по профилактике, превенции аварий и дорожно-транспортных происшествий, а также системы оценки пригодности к управлению транспортным средством в Российской Федерации. Представлен анализ международного опыта разработки образовательных и профессиональных стандартов в рамках модели медико-психологической поддержки безопасной мобильности. Рассматривается содержание деятельности специалистов в области психологии дорожного движения, подчеркивается роль взаимодействия со специалистами в области транспортной медицины и транспортной педагогики. Затронуты вопросы, связанные с проблемой репликации зарубежных моделей подготовки психологов в сфере дорожной безопасности для современных российских условий. Представлены результаты начального этапа разработки компетентностной модели специалистов (на основе ФГОС) по направлению подготовки 44.04.02 «Психолого-педагогическое образование» магистерской программы «Психология дорожного движения».

Общая информация

Ключевые слова: компетентностная модель в образовании, превенция нетрезвого вождения, психология дорожного движения, профессиональный стандарт, медико-психологический ассессмент

Рубрика издания: Психология образования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2021130302

Для цитаты: Бедина И.А., Бурцев А.А., Кочетова Т.В. Компетентностная модель специалиста по медико-психологической работе в области безопасности дорожного движения [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2021. Том 13. № 3. С. 18–30. DOI: 10.17759/psyedu.2021130302

Полный текст

 

Введение

Анализируя данные официальной статистики о количестве аварий и дорожно­транспортных происшествий, нетрудно заметить, что уровень аварийности на дорогах Российской Федерации (далее - РФ) продолжает оставаться крайне высоким. Многочисленные мероприятия, реализуемые в рамках «Стратегии безопасности дорожного движения на 2018-2024 годы» [17], безусловно, призваны способствовать решению важной государственной задачи - снижению уровня дорожно-транспортного травматизма, однако данные мероприятия практически не затрагивают вопросы, связанные с оценкой пригодности к управлению транспортным средством, а также вопросы профилактики и превенции отклонений в дорожном поведении [3; 4; 14].

Представляется логичным, что подобное обстоятельство может быть связано не столько с отсутствием внимания к проблеме оценки пригодности к водительской деятельности, сколько с отсутствием в РФ разработанных и утвержденных на законодательном уровне инструментов комплексной диагностики и системы медико-психологического ассессмента [14], даже не беря во внимание подготовку специалистов в области транспортной медицины и транспортной психологии.

Обращаясь к мировому опыту медико-психологической работы по профилактике аварий и ДТП, включающей реабилитацию водителей, лишенных прав за серьезные нарушения в области дорожного законодательства, можно констатировать, что в тех странах, где построена система превенции повторных правонарушений, узконаправленная деятельность специалистов в области транспортной медицины и транспортной психологии является крайне важным моментом, позволяющим добиваться устойчивого снижения уровня дорожно-транспортного травматизма [4-8].

Подготовка таких специалистов обеспечивается профессиональными стандартами врачей, психологов, педагогов - практиков в области медицины, психологии и педагогики дорожного движения (Traffic Medicine, Traffic Psychology, Traffic Pedagogy) [12; 14].

Необходимо подчеркнуть, что в РФ на сегодняшний день подобные стандарты (как образовательные, так и профессиональные) отсутствуют, что обусловливает проблему подготовки специалистов и вызывает трудности реализации широкого круга задач в области дорожной безопасности [3].

Именно поэтому весьма целесообразно обратиться к опыту, например, европейских стран, где достаточного хорошо зарекомендовала себя система медико-психологического ассессмента водителей [14], лежащая в основе разработки моделей подготовки специалистов- практиков в таком направлении, как психология дорожного движения (Traffic Psychology). Примером, получившим наибольшее распространение в ряде стран, может служить междисциплинарная модель, представленная в профессиональном стандарте, разработанная Советом транспортной психологии профессиональной ассоциации немецких психологов в 2004 году [14].

Краткая характеристика модели медико-психологической поддержки безопасной
мобильности

Данная модель известна в немецкой литературе как Psychologische und medizinische Hilfe fur Forderung und Sicherung der Mobilitatskompetenz, в английской - как Psychological and Medical Assistance for Safe Mobility (сокращенно: PASS) [14], наиболее релевантным переводом на русский язык может служить название: «Модель медико-психологической поддержки безопасной мобильности».

Основным содержательным наполнением данной модели выступает «формирование компетентности к мобильности и оценка пригодности водителя к управлению транспортным средством» [14].

Ключевым понятием является «компетентность к мобильности», которая трактуется как «сумма пережитых физических, ментальных, обусловленных установками предпосылок поведения водителя, его способность к надежному управлению транспортным средством и партнерским отношениям с другими участниками дорожного движения» [14]. Междисциплинарный характер модели предполагает взаимодействие широкого круга специалистов в области транспортной медицины, транспортной психологии, юриспруденции. Предельно обобщая, можно заключить, что содержание деятельности специалистов, работающих в рамках данной модели, направлено на усиление личной ответственности водителя, системы его ценностных ориентаций, привычек и установок, обеспечивающих безопасное поведение в условиях дорожно-транспортной среды [19].

Таким образом, европейская система содействия развитию компетенции мобильности призвана учитывать и обобщать опыт отдельных стран, входящих в состав Евросоюза, а также предлагает некую «рамочную схему», следуя которой участники Евросоюза могут разрабатывать свои образовательные и профессиональные стандарты, обеспечивающие психологическую и психолого-педагогическую подготовку специалистов в сфере дорожной безопасности [19; 20].

Междисциплинарное образование и профессиональная подготовка специалистов. Данная модель в качестве междисциплинарного образования объединяет задачи разных областей научного знания, подчеркивая необходимость взаимодействия самых различных профессиональных дисциплин, которые непосредственно или опосредованно могут внести свой вклад в становление доказательных практик по изменению и коррекции поведения водителя согласно заявленной цели - содействие формированию компетентности к мобильности. В свою очередь, компетентность к мобильности может зависеть от таких условий, как физическое и психическое здоровье, личные установки, индивидуально­психологические особенности, а также способы поведения в различных ситуациях (включая, прежде всего, ситуации в условиях дорожного трафика) [14].

Таким образом, данная междисциплинарная модель обобщает задачи подготовки специалистов, задавая «воспитательный вектор» психологии дорожного движения - формирование безопасного поведения участников дорожно-транспортной среды с акцентом на задачи оценки пригодности к управлению транспортным средством и задачи дорожной педагогики (Traffic Pedagogy) - превенции аварий и ДТП (целенаправленной коррекции дорожного поведения, например, в случае грубых правонарушений, как то: вождение в нетрезвом состоянии, систематические превышения скоростного режима и др.) [12; 20].

В целом содержание медико-психологической работы по профилактике различных типов отклонений для различных возрастных групп участников дорожного движения, согласно данной модели, может быть реализовано в следующих направлениях:

-   воспитательные мероприятия педагогической и просветительской направленности по обучению навыкам поведения в условиях дорожно-транспортной среды (например, для начинающих водителей, испытывающих трудности, связанные с недостаточным уровнем сформированности навыков управления транспортным средством);

-   формирование установок на безопасное поведение и вождение (модули в автошколах и центрах многоуровневой подготовки/переподготовки профессиональных водителей) [11; 13];

-   профилактика употребления алкоголя и ПАВ (специализированные курсы и тренинги для начинающих водителей) [15];

-   реабилитационные программы для водителей, получивших серьезные взыскания или лишенных прав на управление транспортным средством за вождение в нетрезвом состоянии [10];

-   программы по урегулированию конфликтов с другими участниками дорожно­транспортной ситуации [15];

-   у водителей различных категорий (автолюбителей/профессиональных водителей): установление психологической пригодности к управлению транспортным средством (включая и скрининговую, и последующую комплексную диагностику) [3; 4; 5];

-   у водителей в пожилом возрасте: определение пригодности к управлению транспортным средством, а также специальные курсы с особым учетом возможности компенсации определенных функций, необходимых для безопасного управления транспортным средством [14; 15].

Отдельно подчеркнем, что такие мероприятия должны проводиться специалистами в области психологии дорожного движения (не медицинскими или клиническими психологами - прим. авторов), а в случае многократных нарушений со штрафами за управление автомобилем в алкогольном или наркотическом опьянении в рамках медицинской реабилитации - врачами-наркологами и психотерапевтами [3; 4; 6; 14]. При этом в случае лишения прав может потребоваться оценка пригодности к управлению транспортным средством путем специализированного медицинского и психологического обследования, чтобы исключить наличие чрезмерно высокого потенциала риска водителя для других участников дорожного движения [3; 14].

Специалисты в области транспортной медицины и психологии дорожного движения, работающие по специальности, должны повышать свою квалификацию и обязаны поддерживать и совершенствовать свои профессиональные знания и умения. Задачи транспортно-психологической диагностики, коррекционной и профилактической работы требуют курса обучения в вузе по специальности «психология» уровня «магистр» и дальнейшей практической деятельности в специализированных государственных и негосударственных центрах в системе медико-психологического ассессмента.

Подробно все требования к обучению и повышению квалификации транспортных медицинских работников и специалистов в области психологии дорожного движения четко описаны и представлены в профессиональных стандартах в различных странах Евросоюза [14].

Разработка компетентностной модели психолога, работающего в сфере дорожной
безопасности, реализуемой в рамках программы магистратуры «Психология дорожного
движения»

С 2015 года в РФ с учетом специфики и требований образовательного и профессионального стандартов была начата работа над подготовкой практических психологов в области дорожной безопасности в рамках программы магистратуры

«Психология дорожного движения» в рамках широко используемого компетентностного подхода [1; 2; 9; 16; 18].

Для оценки компетентностной модели, реализуемой по направлению подготовки 44.04.02 «Психолого-педагогическое образование», преподавателями магистерской программы «Психология дорожного движения» (сотрудниками кафедры психологии управления МГППУ и специалистами Московского научно-практического центра наркологии Департамента здравоохранения города Москвы) была разработана анкета, направленная на выявление отношения магистрантов к преподаваемым дисциплинам, а также оценки значимости для дальнейшей профессиональной деятельности в сфере безопасности дорожного движения.

Анкета включала в себя несколько содержательных блоков, касающихся:

1)   полезности и возможной востребованности полученных в процессе обучения знаний;

2)    значимости и объема преподаваемых дисциплин для профессиональной деятельности;

3)   навыков, которые необходимо формировать у выпускников магистратуры;

4)   успешности овладения компетенциями, включенными в компетентностную модель специалиста (на основе ФГОС);

5)   общего отношения выпускника к процессу обучения по данной программе.

Наряду с этим в анкету были включены открытые вопросы о том, какую информацию магистранты хотели бы получить дополнительно к изучаемым дисциплинам.

Анкета предлагалась выпускникам магистерской программы «Психология дорожного движения» по окончании процесса обучения, когда все учебные дисциплины были завершены. Анкетирование проводилось анонимно. В анкетировании приняли участие 15 человек.

Анализ ответов на вопросы анкеты показал, что мнения студентов относительно дисциплин теоретико-методологического цикла (базовая часть) разделились. Так, оценки значимости теоретических дисциплин представлены следующим образом: четверть студентов оценили дисциплины как чрезвычайно значимые и столько же магистрантов оценили их как незначимые. Остальные студенты продемонстрировали разброс оценок разных дисциплин.

Относительно дисциплин, входящих в блок профессиональной специализации, наблюдается большой разброс оценок их значимости. Так, чрезвычайно значимыми практически для всех выпускников магистратуры оказались дисциплины «Социальная психология дорожного движения», «Интерактивные методы обучения водителей», «Профотбор и аттестация в транспортных компаниях», «Социально-психологическая реабилитация участников ДТП», «Социальная психология конфликта», «Прикладная психофизиология», «Психология дорожного движения», «Диагностика и психологическая оценка надежности водителя».

На наш взгляд, подобные результаты могут объясняться существенными различиями в исходной подготовке магистрантов, поскольку среди них встречаются студенты как с базовым психологическим образованием, так и студенты инженерно-технических специальностей, юристы, менеджеры и др. Кроме того, магистранты программы

«Психология дорожного движения» в большинстве своем уже имеют внушительный опыт работы (общий стаж трудовой деятельности) в различных сферах. При этом получаемые знания представляют для них не только профессиональный, но и личный интерес, поскольку обучение в магистратуре воспринимается большинством как этап профессионального и личного развития.

Обобщенные результаты анкетированию по блоку вопросов относительно компетентностной модели психолога-практика в области дорожной безопасности представлены в таблице.

Таблица

Распределение ответов в группе участников анкетирования

Компетенции

Овладел полностью

В основном овладел

Требуется дополнительное обучение

Не получилось овладеть

1

Умение разрабатывать и проводить прикладные исследования в области психологии дорожного движения

37,5%

62,5%

-

-

2

Умение разрабатывать программы психологической диагностики нарушений в дорожно-транспортной среде

12,5%

50%

37,5%

-

3

Умение проводить профилактическую работу по предотвращению рисков в дорожно­транспортной среде

25%

37,5%

37,5%

-

4

Умение осуществлять психологическое сопровождение коллективов организаций транспортной сферы

12,5%

37,5%

50%

-

5

Владение навыками создания психологической службы, обеспечивающей подготовку водителей различных категорий

-

37,5%

62,5%

-

6

Способность к выявлению проблем межведомственного характера в области дорожной безопасности и обоснование вектора их комплексного решения

12,5%

37,5%

37,5%

12,5%

7

Способность консультировать отдельных специалистов межведомственной команды

12,5%

37,5%

37,5%

12,5%

8

Способность к выделению и оценке рисков дорожно-транспортной среды

12,5%

62,5%

25%

-

9

Способность к разработке и оценке эффективности использования инструментов

-

50%

37,5%

12,5%

 

мониторинга рисков дорожно-транспортной среды

 

 

 

 

10

Способность консультировать участников дорожного движения, проводить тренинги по формированию безопасного поведения

25%

25%

37,5%

12,5%

11

Способность к участию и социально­психологическому сопровождению разработки государственных превентивных программ по снижению аварийности

-

50%

50%

-

12

Способность к разработке программ психологической диагностики отклонений в поведении участников дорожного движения

-

37,5%

50%

12,5%

 

Распределение ответов участников анкетирования (в %)

13,5%

43,8%

38,5%

4,2%

 

По данным, представленным в таблице, можно заключить, что наблюдается существенный разброс в ответах относительно оценки сформированности компетенций выпускниками магистратуры.Ряд заявленных компетенций по ответам магистрантов, связанных со способностью разрабатывать программы превентивной направленности, способностью проводить психологические тренинги, осуществлять консультационную деятельность, т.е. компетенций выраженного практико-ориентированного характера, освоен недостаточно полно. Причем все участники анкетирования отметили важность и необходимость данных компетенций для своей профессиональной деятельности.

Обнаруженный факт, на наш взгляд, является показательной иллюстрацией того, что блок профессиональных дисциплин, включая обязательные дисциплины и дисциплины по выбору, нуждается в некотором пересмотре в плане расширения содержательной составляющей, связанной с различными аспектами современной андрогогики. Данное обстоятельство обусловило необходимость рассмотрения проблем, возникающих при разработке магистерских программ психолого-педагогической направленности (на основе ФГОС, задающего «вектор» подготовки психологов-практиков для системы школьного образования).

Результаты проведенного анкетирования также позволили поставить вопрос о возможности репликации компетентностной модели психологов-практиков, работающих в системе медико-психологического ассессмента ряда европейских стран для психологической службы в РФ.

Совершенно очевидно, что требуют дальнейшей проработки вопросы относительно компетенций, связанных с деятельностью психолога в таких областях, как: безопасность дорожно-транспортной среды, оценка пригодности к управлению транспортным средством (систематические правонарушения дорожного законодательства, практика вождения в нетрезвом состоянии), взаимодействие со специалистами в области транспортной медицины.

Заключение

Система медико-психологического ассессмента, получившая широкое распространение в ряде стран, продемонстрировала высокую эффективность в решении проблемы снижения уровня дорожно-транспортного травматизма и превенции аварий и ДТП. Лежащая в ее основе модель медико-психологической поддержки безопасной мобильности задает «рамочную схему» для разработки образовательных и профессиональных стандартов в области транспортной медицины и транспортной психологии, обеспечивающих подготовку специалистов-практиков в сфере безопасности дорожно-транспортной среды.

Важно учитывать, что содержание деятельности системы медико-психологического ассессмента включает в себя ряд мероприятий профилактической, превентивной и реабилитационной направленности для участников дорожного движения разных групп, имеющих различные отклонения в дорожном поведении и выраженную склонность к несоблюдению дорожного законодательства, поэтому содержит различные аспекты деятельности в области транспортной медицины, транспортной психологии и транспортной педагогики.

Опыт разработки компетентностной модели психолога, работающего в сфере дорожной безопасности, реализуемой в рамках программы магистратуры «Психология дорожного движения», можно рассматривать в качестве первого важного шага в направлении психолого-педагогической подготовки психологов-практиков для решения важной государственной задачи - снижения уровня дорожно-транспортного травматизма. Причем уже сейчас становится очевидным, что только междисциплинарный характер подготовки специалистов (с акцентом на взаимодействие врачей, психологов и педагогов-психологов) при разработке дисциплин профессионального блока может обеспечить формирование заявленных компетенций и становление доказательной практики для создания в будущем психологической службы в сфере дорожной безопасности в РФ.

Информация об авторах

Бедина Инесса Александровна, кандидат медицинских наук, ученый секретарь, ГБУЗ «Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы» (ГБУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ»), г. Москва, Российская Федерация, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9040-2913, e-mail: ibedina@mail.ru

Бурцев Александр Александрович, кандидат медицинских наук, заведующий филиалом - врач-психиатр-нарколог, ГБУЗ «Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы» (ГБУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ»), г. Москва, Российская Федерация, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2710-1285, e-mail: burtsev@mail.ru

Кочетова Татьяна Викторовна, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), г. Москва, Российская Федерация, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0746-680X, e-mail: kochetovatv@gmail.com

Литература

  1. Богданович Н.В. Компетентностный подход в процессе подготовки специалистов по педагогике [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2014. Том 6. № 4. С. 1–12. DOI:10.17759/psyedu.2014060401
  2. Боровикова Я.В. Модульная система организации обучения лиц третьего возраста [Электронный ресурс] // Психологическая наука и образование psyedu.ru. 2012. Том 4. № 1. URL: https://psyjournals.ru/psyedu_ru/2012/n1/50245.shtml (дата обращения: 02.07.2021).
  3. Бурцев А.А. Проблемы комплексной превенции управления транспортным средством в состоянии опьянения: организационно-правовые, медицинские и социально-психологические аспекты // Социальная психология и общество. 2018. Том 9. № 4. С. 98–107. DOI:10.17759/sps.2018090409
  4. Бурцев А.А. Медико-психологические аспекты профилактики «опасного» вождения и «пьяных» ДТП в Российской Федерации [Электронный ресурс]. URL: https://psyjournals.ru/orgpsy2019/issue/Burtsev.shtml/ (дата обращения: 04.07.2021).
  5. Бурцев А.А., Баканов К.С., Бедина И.А. Обзор мирового опыта допуска к управлению транспортными средствами (Германия) // Наркология. 2020. Том 19. № 4. С. 56–67. DOI:10.25557/1682-8313.2020.04.56-67
  6. Бурцев А.А., Баканов К.С., Бедина И.А. Обзор мирового опыта допуска к управлению транспортными средствами (Испания, Хорватия) // Наркология. 2020. Том 19. № 8. С. 56–63. DOI:10.25557/1682-8313.2020.08.56-63
  7. Бурцев А.А., Баканов К.С., Бедина И.А. Обзор мирового опыта допуска к управлению транспортными средствами (Швейцария, США) // Наркология. 2020. Том 19. № 11. С. 91–102. DOI:10.25557/1682-8313.2020.11.91-102
  8. Бурцев А.А., Баканов К.С., Бедина И.А. Обзор мирового опыта допуска к управлению транспортными средствами (Финляндия, Китай, Беларусь) // Наркология. 2020. Том 19. № 12. С. 80–88. DOI:10.25557/1682-8313.2020.12.80-88
  9. Введенский В.Н. Профессиональная компетентность педагога: пособие для учителя. СПб.: Просвещение, 2004. 159 с.
  10. Ершов С.В. Компетентностный подход к обучению в автошколах: проблемы, возможности и перспективы [Электронный ресурс]. URL: https://psyjournals.ru/orgpsy2019/issue/Ershov.shtml/ (дата обращения: 04.07.2021).
  11. Зайцева Е.И. Зарубежные модели эффективности обучения водителей безопасному вождению [Электронный ресурс]. URL: https://psyjournals.ru/orgpsy2019/issue/Zaitseva.shtml (дата обращения: 04.07.2021).
  12. Клебельсберг Д. Транспортная психология. М.: Транспорт, 1989. 367 с.
  13. Кочетова Т.В. Traffic Psychology в системе подготовки преподавателей автошкол и водителей автотранспортных средств: программа дополнительного профессионального образования // Социальная психология и общество. 2015. Том 6. № 1. С. 93–102.
  14. Макеева С.А., Кочетова Т.В. Междисциплинарная модель поддержки и содействия развития «компетенции мобильности» в Европе [Электронный ресурс] // Современная зарубежная психология. 2017. Том 6. № 1. С. 38–43. DOI:10.17759/jmfp.2017060105
  15. Плотникова М.А. Практико-ориентированные исследования психологии дорожного движения (по материалам зарубежных публикаций) // Социальная психология и общество. 2018. Том 9. № 4. С. 108–118. DOI:10.17759/sps.2018090410
  16. Рубцов В.В., Забродин Ю.М. Компетентностный подход как концептуальная основа связи профессионального образования и профессионального труда [Электронный ресурс] // Вестник практической психологии образования. 2012. Том 9. № 3. С. 3–13. URL: https://psyjournals.ru/vestnik_psyobr/2012/n3/Rubtsov_Zabrodin.shtml (дата обращения: 03.07.2021).
  17. Стратегия безопасности дорожного движения в Российской Федерации на 2018–2024 годы [Электронный ресурс]. URL: http://government.ru/docs/31102 (дата обращения: 03.07.2021).
  18. Ульянина О.А. Компетентностный подход в научной парадигме российского образования [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2018. Том 10. № 2. С. 135–147. DOI:10.17759/psyedu.2018100212
  19. Assessment of personal resources for safe driving: the principles of medical psychological assessment in Germany / Brenner-Hartmann Ju.; Wagner Th.; Mubhoff F.; Hoffmann-Born H., Lohr-Schwaab S., Seidl J. Bonn: Kirschbaum Verlag GmbH, 2014. 100 p.
  20. Kollbach B., Franke M., Meier J., Destradis Al. Verkehrsverhaltenslehre für Fahrlehrer I. Hannover: Degener Verlag GmbH, 2018. 147 s.

Информация об авторах

Бедина Инесса Александровна, кандидат медицинских наук, ученый секретарь, Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы (ГБУЗ «МНПЦ наркологии ДЗМ»), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9040-2913, e-mail: ibedina@mail.ru

Бурцев Александр Александрович, кандидат медицинских наук, заведующий филиалом – врач-психиатр-нарколог, ГБУЗ «Московский научно-практический центр наркологии Департамента здравоохранения города Москвы», доцент кафедры психологии управления, ФГБОУ ВО МГППУ, Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2710-1285, e-mail: burtsev@mail.ru

Кочетова Татьяна Викторовна, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии управления, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-0746-680X, e-mail: kochetovatv@gmail.com

Метрики

Просмотров

Всего: 507
В прошлом месяце: 17
В текущем месяце: 5

Скачиваний

Всего: 132
В прошлом месяце: 3
В текущем месяце: 2