Посвящение Борису Данииловичу Эльконину

75

Общая информация

Рубрика издания: Памятные даты

Тип материала: персоналии

Для цитаты: Посвящение Борису Данииловичу Эльконину // Культурно-историческая психология. 2023. Том 19. № 4. С. 129–139.

Полный текст

Фото А.А. Шведовской

Памяти Бориса Данииловича Эльконина

14 ноября 2023 г. тяжелая болезнь оборвала жизнь Бориса Данииловича Эльконина, нашего коллеги и друга, доктора психологических наук, профессора, заведующего лабораторией психологии младшего школьника Психологического института РАО, президента Международной ассоциации развивающего обучении, ректора Открытого института «Развивающее образование», главного редактора журнала «Культурно-историческая психология».

Б.Д. Эльконин был одним из самых ярких, щедрых,  заботливых и любимых магистрантами наставников, сопровождавших их работу  по программе «Культурно-исторический психология и деятельностный подход в образовании» МГППУ. 

Борис Эльконин родился 12 марта 1950 г. в семье психолога Даниила Борисовича Эльконина, ученика Л.С. Выготского. Он стал не просто наследником фамилии. Борис Пастернак писал: «Талантов много, духу нет». Могучий дух и великий талант встретились  в лице Д.Б. Эльконина, продолжением их встречи явилась жизнь Б.Д. Эльконина. Продолжение дела отца сыном оказалось не просто органичным и естественным, но и чрезвычайно продуктивным.

Книга Б.Д. Эльконина «Психология развития (в традиции культурно-исторической теории Л.С. Выготского), вышедшая в 1994 г. и переизданная в разных вариантах несколько раз, стала рубежной для культурно-исторической психологии. Даниил Борисович назвал психологию Выготского неклассической, Борис Даниилович по-особому заострил смысл оценки отца.

Идея культурного опосредствования человеческой жизни, приобрела форму идеи посредничества как исходной формы опосредствования. Сами по себе культурные орудия, средства, инструменты и т.д. остаются лишь элементами особой среды, о природе которых мы ничего не можем сказать, покуда не увидим в их носителях, явителях, по терминологии Б.Д. Эльконина, живых людей, соучастников индивидуальной жизни каждого человека с момента рождения.

Этот теоретический посыл в работах Льва Семеновича и  Даниила Борисовича сумел прочитать Борис Даниилович, который развернул на этой основе свою картину «культурного развития». До него в культурно-исторической психологии изучались многообразные процессы развития, но механизм и устройство акта развития, который немыслим вне посреднической субъектности другого человека (в том числе,  и самого себя как другого), - фундаментальное открытие Бориса Данииловича. Это  - замыкающее звено любого понимания и объяснения в рамках культурно-исторической психологии.

Сам Борис Эльконин был и остается посредником между неклассической психологией наших учителей-классиков и наукой 21 века, эпохи глобального «пост-не…», где всем  предстоит поневоле заново стать учениками классиков. Это единственный способ предотвратить распад связи времен. Ведь времена, время -  не в естественном течении событий, а в событиях, которые творятся людьми друг для друга, в событиях, складывающихся в особую историю. Именно эта история интересует культурно-историческую психологию. Именно ее творцами были Л.С. Выготский, первый и главный учитель Б.Д. Эльконина - Д.Б. Эльконин, сам Борис Эльконин. 

Б.Д. Эльконин работал над теми фундаментальными проблемами психологии развития и развивающего образования, за которыми стоят вечные вопросы культурно-исторической концепции Л.С. Выготского и «предельные смыслы образования», как точно отметил И.М. Реморенко (его слово опубликовано ниже). В конце 20 – начале 21 века Борис Эльконин фактически заново проблематизировал их и этим вдохнул новую жизнь, современность, в культурно-историческую концепцию, в ее образовательные реализации. Пожалуй, после Л.С. Выготского он был единственным в этой традиции, кто обратился не просто к изучению многообразных процессов развития, а к осмыслению феномена развития как такового, Акта или Шага развития, в его терминологии.

Показательно то, преемником каких и чьих больших дел стал Б.Д. Эльконин. После ухода своего второго учителя - В.В. Давыдова Борис Эльконин был единогласно избран учрежденной Василием Васильевичем Международной ассоциации развивающего обучении. Лаборатория психологии младшего школьника Психологического института РАО, которой руководил Б.Д. Эльконин, ранее называлась лабораторией психологии развития. Под этим именем Б.Д. Эльконину передал свою лабораторию психологии младшего школьника В.В. Давыдов. Самому В.В. Давыдову она когда-то «перешла» от ее основателя – Д.Б. Эльконина… Такая преемственность.  После того, как не стало главного редактора журнала «Культурно-историческая психология» В.П. Зинченко, он возглавил журнал, уровень которого задал Владимир Петрович, давний друг дома Элькониных, пристально наблюдавший за поисками Бориса Эльконина, высочайшим образом ценивший найденное и искренне любивший их автора.

Борис Эльконин привнес в научную жизнь учительский дух дружбы и любви. …Истина или друг – нет такой дилеммы: мы пробираемся к истине с друзьями, движимые их вдохновение и любовью к самой истине, которая еще не родилась. Борис Даниилович, как Даниил Борисович, был замечательным вдохновителем, влюбленным в то, что искал.

Соболезнования всем, кто был близок Борису Данииловичу Эльконину и любил его.

Наша память о  Борисе Данииловиче – это мышление о том, что было значимым для него и открыло не пройденную зону дальнего развития культурно-исторической психологии, которую последователям предстоит пройти вместе с его идеями.

Редакция журнала «Культурно-историческая психология»

 

Коллеги, друзья, ученики о Б.Д.Эльконине

О подлинности личности и предельных смыслах науки, образования, жизни  

А.Г. Асмолов

академик РАО

заведующий кафедрой психологии личности

факультета психологии МГУ им. М.В. Ломоносова

Из статьи «Подлинный Борис Эльконин» (Психологическая газета от 7 декабря 2023)

Борис Эльконин говорил всегда языком смысла, как говорили и Даниил Эльконин, как часто говорил и Гальперин. И Борис Эльконин, как и другие «дети» в генетическом и методологическом смысле школы, «гнезда» Выготского. Они — смысловики. Они обладали и обладают уникальной философско-методологической культурой. Как Выготский любил Спинозу, так Борис Эльконин страдал и любил Хайдеггера, как бы я сам лично тяжело ни относился к Хайдеггеру по многим нравственным основаниям.

Борис Эльконин — подлинный психолог, потому что ему никогда, ни в какие годы, так же как В.В. Давыдову, так же как В.П. Зинченко, в любых самых сложных ситуациях не грозило стать «добровольцами оподления» (термин писателя Лескова).

Борис Эльконин был подлинный, потому что для него сама жизнь и профессия психолога была судьбой. И он другой судьбы для себя не мыслил. Он был неповторим в своей честности, совестливости влюбления в психологию и в уникальном, идущем от всего «гнезда» Леонтьева умения задавать вопросы. Неслучайно одну из своих последних статей он назвал «Вопрошание о психике».

Борис Эльконин полон идей вопрошания. И когда я читаю переписку последних лет с Борисом Элькониным, я поражаюсь его необъятной интеллектуальной силе и его философской зоркости.

Лев Выготский говорил, что бывают два типа методологий: панцирная и скелетная. Панцирная методология подобна домику на улитке. Из неё можно вылезти и двигаться дальше. Она выполняет в основном защитную функцию. А скелетная методология — это наш интеллектуальный каркас, это ценностный и интеллектуальный стержень, который держит тело идеологии школы Выготского. Каждый из школы Выготского является уникальным выразителем скелетной методологии. И её выразителем является такой Мастер, в булгаковском смысле слова, как мой друг, однокурсник, одногруппник… (Мы в одной группе учились с Борей Элькониным, Леной Выготской (позднее Кравцовой), Вадимом ПетровскимВладимиром Собкиным и другими). Это была группа индивидуальностей… Мог бы перечислять ряд других из нашей группы замечательных исследователей. Но Боря в нашей группе всегда был беспредельно открытым озорником и интеллектуальным хулиганом.

Борис Эльконин всегда был и остается подростком. Он весело жил, умел шалить, он шалил с первого по пятый курс… Каждый раз беспредельно любя жизнь и тех, с кем он соприкасается. Любовь к жизни, к интеллекту, к смыслу, к подлинности научного существования — одна из ярчайших характеристик такого смысловика, которым был, есть и останется для меня Борис Эльконин.

Очень трудно быть сыном того или иного великого ученого. Очень трудно было Алексею Алексеевичу Леонтьеву быть сыном Алексея Николаевича Леонтьева, и подавно — Дмитрию Леонтьеву быть внуком Алексея Николаевича и сыном Алексея Алексеевича. Непросто было Владимиру Зинченко быть сыном Петра Ивановича Зинченко и в буквальном смысле сыном всей семьи, которого любили и которым восхищались и Запорожец, и Леонтьев, и Гальперин.

Борис Эльконин был любим нашими учителями. Борис Эльконин — не просто продолжение, он в буквальном смысле совершенно не научная копия Даниила Эльконина, потому что он мощно сказал свое собственное слово в психологии!

Когда ушел из жизни Василий Давыдов (которого между собой мои друзья называли Васька Партизан, так же, как Володю Зинченко они называли Лохматый), именно Борис Эльконин поднял эстафету теории развивающего обучения Давыдова и Эльконина. И сделал следующее: он превратил её в практику. Он сделал так, чтобы в образование через психологию пришли Исак Фрумин, Виктор Болотов, Игорь Реморенко и многие другие…

Борис Эльконин написал вместе с Исаком Фруминым блистательную статью о том, что взросление человека через дополнительное образование пронизывает все возрасты его жизни. Это было еще в 1990-х годах.

И без Бориса Эльконина невозможно в буквальном смысле этого слова представить педагогику развития, которую взяли как флаг мои друзья из Красноярска: и Виктор Болотов, и Исак Фрумин, и Павел Сергоманов. Все они рождались в общении не только с Давыдовым, но и с Борисом Элькониным.

Б.Д. Эльконин и И.М. Реморенко. Фото М.В. Кларина

И.М. Реморенко

член-корреспондент РАО

ректор Московского городского педагогического университета

Когда Бориса Данииловича приглашали на разные конференции и семинары, всегда ожидали от него или установочных, рамочных, базовых суждений, или обобщения, участия в конструировании выводов.

Почему так?

Потому что он был одним из немногих, кто мог говорить о самом главном, обсуждать предельные смыслы образования.

В.В. Рубцов

академик РАО

президент Московского государственного психолого-педагогического университета 

А.А. Марголис

ректор МГППУ

В.Т. Кудрявцев

профессор МГППУ и МГПУ

А.А. Шведовская

начальник управления информационными и издательскими проектами, доцент МГППУ

Из статьи «Посредник между «неклассическими» психологиями. К 70-летию Б.Д. Эльконина» (Культурно-историческая психология. 2020. Т. 16. № 1)  

…Культурно-историческая психология, в версии Б.Д. Эльконина, — это знание о том, как в развитии человека происходит встреча идеальной и реальной форм (по Выготскому), встреча — сама по себе далеко не «идиллическая», а напряженно противоречивая, требующая от человека самопреодоления в творческом действии. Развитие — не столько попытка ребенка «взять пробу культуры», сколько найти в этой «пробе» себя самого. «Узнать», построить себя в культуре как субъекта развития. <…>

И по Д.Б. Эльконину, и по Б.Д. Эльконину, никакая система идеальных образцов культуры никогда не заменит человеческого образа — образа деятельности, который являет взрослый ребенку с момента рождения. «Являет» для Б.Д. Эльконина — слово ключевое: взрослый для ребенка — прежде всего «явитель» образа деятельности. И именно в процессе «явления» образа деятельности он не сразу, а постепенно становится носителем ее образца. Вначале мы наблюдаем первозданную слитность образа и образца, но очень скоро образец отделяется и начинает жить некоей «своей» жизнью. Мама уже не просто нежно гладит ручки малыша, в которые из ее рук невзначай попадают человеческие вещи, а учит захватывать, держать, трясти, подкатывать — по-человечески, в соответствии с «установленной нормой»…

Так и должно быть. Но, наверное, и потом в симфоническом звучании мы «узнаем» далекие отголоски материнской песни: в рабочих движениях мастера — уверенность папиных рук, в выдающихся книгах — продолжение бесед с мудрыми учителями и талантливыми друзьями. Чтобы все это стало «нашим» — как мамина любовь, папина надежность, как ученичество и дружба. Культурные значения приходят в жизнь ребенка через смысловые «ворота» — ничуть не в противоречие Л.С. Выготскому. Как и образцы — в составе образа деятельности. Образа, который явить может только живой — значимый посредник. Не просто в качестве пусть самого «значимого другого» (significant other — по Гарри Салливану), а в качестве зеркала собственных возможностей ребенка, о чем писал Д.Б. Эльконин.

Фото из архива Е.А. Бугрименко

Т.Ю. Базаров

заслуженный профессор Московского университета

профессор кафедры социальной психологии МГУ им. М.В. Ломоносова 

Борис Эльконин. Память сквозь сизый дым

Курить трубку, как известно, это не баловство. А, если и шалость, то особенная. Сигарета – легкомысленна, сигара – чопорна. Чего не скажешь о трубке. Курю трубку довольно давно. Для многих это либо кич, либо - напраслина. В общем, дело сугубо личное. Да и кому какое дело, что за забава, меня удовлетворяющая. Лично для меня очевидно, что в какие-то моменты без трубки мир выглядит иначе: озабоченным, натужным и унылым. Да, что там мир, я сам выгляжу тусклее и неповоротливее, занудным и изможденным. Но это – мелочи. Можно не обращать внимания.

Так и люди. Одни проходят мимо незаметно, будто их и не было. Другие кажутся значительными. Но это не точно. Точность требует времени и усилий.  А есть другие.

Я про них.

Видны и замечательны. Без тени самопрезентации. Их достаточно. И не только для себя. Их видно, они – иные. Чем-то завораживают. Ждешь особенного. И все равно косишь взглядом. Как бы приравниваешься. Если есть чем.

Начинается разговор. Насыщенный смыслами и переливами полутонами значений. Захватывает ожидание переворота понимания. Затем восторг и снова ожидание. Не то, что тебе нечего сказать. Просто не за чем. Расслабься, окунись в неизбежное интеллектуальное пиршество. Ничего не надо. Надо только это. Только это и нужно. Но как же сложно перенестись в этот безбрежный океан сомнений и глубоких смыслов, которые перед тобой и на расстоянии многих тысяч лет.

Тебя раздирает на части: вернись сюда, останься там. Будь там и здесь, будь везде. Будь всюду. Пожалуйста, постарайся. Прошу тебя, не огорчай Вселенную, ты же Человек. Значит, можешь.

Понимаю, что можешь не все. Понимаю, что сдюжишь немного. Но все-таки.

Скажи, что сможешь? Скажи, почему? Скажи, почему именно ты сможешь? А, если нет? Что будет, если нет? Неужели все остановится? Неужели все напрасно? Нет. Может, в следующий раз. В следующем угадываются следы. Возможно, наши. Так давай наследим.

Ты же куришь трубку. А знаешь, как нужно вкручивать мундштук? Только по часовой стрелке. Это то, что я точно знаю. И советую тебе делать именно так. Никогда не вкручивай против часовой. Оно, конечно, возможно, но никогда так не делай. Почему? Думаю, что нарушится очень важный закон Вселенной. А, может, и человеческий. В общем, какой-то важный закон. Об этом не надо думать. Просто делай так и все.

Очаровательная улыбка. Поддерживающий прищур. Не все. А только то, что веет добром и усилием души.

Нет практической психологии. Есть практические психологи.

PS. Каждый день, набивая трубку, я вспоминаю те самые слова Бориса Эльконина. Никогда не вкручиваю мундштук против часовой стрелки. Хотя мог бы. Ведь, нет ничего легче сделать по-другому. А теперь думаю, как ему удалось остаться, уйдя?  Неужели через простое действие, порождающее смысл? Да. Но не только. Скорее, через смысл, который он собой олицетворял? Но и это лишь гипотеза. Все дело в правильном вопрошании.

Ответы на «анкету» редакции журнала «Культурно-историческая психология»

На конференции по антропопрактикам развития в Ижевске (2015 г.). Стоят (слева направо): С.Ф. Сироткин, Т.М. Ковалева, С.А. Смирнов. Сидит Б.Д. Эльконин

Готовя этот номер, мы обратились к представителям научно-образовательного сообщества с предложением  на 2 вопроса:

1) С чем, по Вашему мнению, Б. Д. Эльконин вошёл в науку и образование?

2) Кем вошёл в Вашу жизнь Борис Даниилович?

Мы также попросили коллег поделиться уникальными архивными фотографиями Бориса Данииловича, в том числе, общими с ним.

Благодарим всех, кто отозвался на предложение и просьбу редакции!

Сергей Алевтинович Смирнов

доктор философских наук,

главный научный сотрудник,

Институт философии и права СО РАН.

Главный редактор журнала «Человек.RU»

Новосибирск

1. Борис Даниилович вошел в науку своей Мыслью. Он задал новый горизонт для культурно-исторической психологии. Расширил её словарь, обогатил её своим Словом. И хотя он много раз говорил, что слово «событие» стало тоже затасканным, всё же можно сказать, что он строил событийную психологию и педагогику, Психологию События, События свершения человека в человеке, в маленьком человеке. Себя считал прежде всего детским психологом. Но фактически задал предельный горизонт для дальнейших поисков, и не только в рамках культурно-исторической психологии, но и в целом для всей гуманитаристики. Он был со своим словарем не привычен для психологов, поскольку его постоянными собеседниками были М. Хайдеггер и М. Бахтин, и, разумеется, его учителя П. Я. Гальперин, А. В. Запорожец, и, конечно, сам Л. С. Выготский, и его отец Даниил Борисович.

Борис Даниилович принял эстафету развития культурно-исторической психологии и затвердил в ней своё незаменимое и незаместимое место, поставив собой в ней новую веху, укрепить её тем, что задал онтологический и антропологический горизонты развития КИП. 

2. Он вошёл в мою жизнь с 1995 года. Вошёл густым, сочным и глубоким Голосом Автора, став постоянным собеседником и соратником, старшим товарищем и другом, не страдающим столичным снобизмом. Каждая наша встреча, коих было множество в разных городах страны, становилась очередным моментом, эпизодом нескончаемого Разговора, который хотелось продлевать долго-долго, беспредельно.

Этот Разговор и сейчас не прерывается. И Борис Даниилович остаётся моим постоянным собеседником, к которому ты всегда можешь снова обратиться, задать вопрос, и слушать, слушать, снова говорить, снова слушать…

Низкий поклон.

Татьяна Михайловна Ковалева

доктор педагогических наук, профессор,

заведующая лабораторией индивидуализации непрерывного образования и тьюторства, Московский городской педагогический университет

1. Для образования Б.Д.Эльконин сделал принципиально новый и очень важный вклад  (фактически второй после Ушинского), разрабатывая целое направление антропопрактики как практики сопровождения развития человека. А уже в рамках этого подхода стало возможным по-новому осмысливать и педагогику развития, и сам акт развития, и продуктивное действие… 

В течение нескольких лет в Ижевске по инициативе Б.Д. Эльконина (он являлся председателем Программного комитета) проходили ежегодные конференции по антропопрактике, на которых собирались  исследователи из самых  разных областей психологии, педагогики, культурологии, философии,  разрабатывающие и реализующие антропопрактический подход. 

Культурно-исторические психологи Борис Эльконин, Николай Вересов,  Пентти Хаккарайнен (ум. в 2021 г.). Каяни, Финляндия, 2001 г.

2. Для нашей научно-практической тьюторской группы и всего коллектива  школы  «Эврика-развитие» г. Томска  Б.Д. был большим другом и  главным экспертом, с которым мы совместно создавали полисистемную модель школы и обсуждали все этапы ее становления. Позднее, разрабатывая тьюторскую проблематику уже в рамках Межрегиональной Тьюторской Ассоциации,  мы постоянно проводили ежегодные тьюторские конференции и совместные научные семинары, на которых  обсуждали специфику тьюторской позиции, ее ресурсность и взаимодействие  с позициями учителя РО и психолога;  технологию работы тьютора и т.д.  Без участия Б.Д. Эльконина во всей  этой  работе концептуальное продвижение нашей группы было бы невозможно. 

Николай Николаевич Вересов

кандидат психологических наук, доктор философии, PhD,

доцент факультета образования Университета Монаш (Мельбурн, Австралия),

Член редакционного совета журнала «Культурно-историческая психология»

 

1. Новое философское обоснование (для психологии!) идеи посредничества и продуктивного свободного действия (а это и есть условие (посредничество) и реализация (продуктивные действия) свободы. В отличие от банальных дискурсов типа свободы воли и свободы выбора, это осмысление даёт психологии возможность исследования процесса генезиса свободы.

2. Старший товарищ, мудрый и ироничный. Идеальная форма

На фото Дмитрия Ковалева – привычная «Алхимия» научного общения  в лаборатории психологии младшего школьника Психологического института на Моховой. Отремонтированное подвальное помещение, в котором жил Л.С. Выготский, переехав из Гомеля в Москву. Портреты на стене: Даниил Борисович Эльконин, Василий Васильевич Давыдов, Владимир Петрович Зинченко. Под рамкой с календарем - соратники Л.С.Выготского и Людмила Филипповна Обухова.

Дмитрий Юрьевич Ковалев

инженер - педагог, магистр психологии,

выпускник магистерской программы МГППУ

«Культурно - историческая психология и

деятельностный подход в образовании» 

1. Не по моему статусу давать оценки о вкладе дорогого Бориса Данииловича Эльконина в науке и образование, но всё же хочется сказать, что это был Алхимик психологии. Почему, спросите Вы? А всё очень просто - Даниил Борисович  - его Дело, Жизнь, всё было направлено на познание "сущности явлений", он как древний Алхимик (а мы помним, что Алхимия, в переводе с древнегреческого содержит в себе такие понятия, как χυμεία – «флюид» иχέω -  «лить») распространяя на окружающих «флюиды» своего мужского обаяния и харизмы, «лил» в науку Идеи о развитие принципиально новых способностей мышления учащихся. 

2. А для меня лично, Борис Даниилович навсегда останется тем Человеком, кто объяснил мне, как верно  расставить собственные границы опор в этом непростом Мире и утвердил в понимании, что  Развитие всегда предполагает только хорошее!

«Возвращаются все, кроме лучших друзей…»

«Глубоко человечный смысл культурно-исторической психологии»  в ее прекрасных лицах: Елена Смирнова и Борис Эльконин. Фото Марии Соколовой.

Элина Ламперт-Шепель

ассоциированный профессор колледжа Туро,

штат Нью-Йорк (США)

1. С моей точки зрения, Б.Д. Эльконин создал новый культурно-исторический язык теории деятельности, построил новые понятия субъектности, посредничества, пробы. Его теоретический язык рождался трудно и самобытно, и был продуктом его одухотворенного мышления. Его философско-антропологические основания психологии развития продолжили мятежный и глубоко человечный смысл культурно-исторической психологии, заставили переосмыслить формализованные понятия теории деятельности, вдохнули в них новые  живые смыслы и тем самым дали начало новым инновационным образовательным практикам.

2. Я дорожила Бориным сознанием вслух, творческим со-бытием в котором рождалось событие совместного переживания новых смыслов и идей. Какое-то время, в начале 1990-х как синхронный переводчик его сознания вслух, когда я должна была забегать вперед и домыcливать нарождающиеся идею (требование синхронного перевода), мне посчастливилось испытать как его сознание «брезжит» (Бунин). В каждом таком помысливании у Б.Д. была ответственность за продолжение культурной традиции и творческая смелость создания новых идей и нового теоретического языка. В своей практике исследователя я стараюсь не терять голоса культурной традиции и окаянства пробы нового.

Татьяна Николаевна Волошко

главный редактор электронной газеты «Вести образования»,

магистр психологии, выпускница магистерской программы МГППУ

«Культурно - историческая психология и деятельностный подход в образовании»,

соискатель Кафедры ЮНЕСКО «Культурно-историческая психология детства МГППУ

 

1. Борис Даниилович Эльконин внедрял принципы развивающего обучения, но фокусировался не на начальной, а на подростковой школе, что мне очень близко в силу моей профессиональной деятельности. БД  говорил о значении «своего» места (в той или иной деятельности, в том или ином коллективе; шире - во Вселенной). В частности, подросткам необходимо найти это место и чувствовать себя значимыми, нужными, влияющими; стать «соучастниками» планирования учебного процесса; критически мыслить, оценивать свою деятельность, самостоятельно находить и исправлять ошибки и т.д.

2. Б.Д. был моим преподавателем в магистратуре МГППУ «Культурно-историческая психология и деятельностный подход в образовании». Мы обожали его лекции, шутки, манеру говорить. (Читая книгу, которую он мне подарил, отчетливо слышу его низкий голос).  Он часто употреблял слова «претерпевать» и «вопрошать», мне это безумно нравилось. Он не переставал вопрошать и сам, проявляя живой и искренний интерес к нашим исследованиям.

Я очень благодарна Борису Данииловичу за его теплую, родительскую поддержку на моём семинаре перед защитой магистерской диссертации; за интерес к моей работе, за время, которое он мне посвятил. Благодаря его участию и отношению я чувствовала себя уместной и значимой. Никогда не забуду его доброе лицо, улыбку, деликатные комплименты, аккуратные и тонкие замечания (больше похожие на пожелания) и очень точные и нужные рекомендации в момент обсуждения моей работы.

Спасибо, Борис Даниилович!

 

Елена Николаевна Солдатенкова  

педагог-психолог Федерального ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с РАС МГППУ,

аспирант кафедры Возрастной психологии им. Л.Ф. Обуховой

факультета психологии образования МГППУ

С Борисом Данииловичем встретились случайно, хотя ранее проходила подготовку для учителей по системе Развивающего Обучения (еще в училище, в далеких 90-ых годах). А тут пошла учиться в аспирантуру (не давала покоя пустота в отношении трудного аффективного детства, когда на реплики блогеров-журналистов, тиражирующих зарубежные подходы нечем было ответить… а они уже вошли в наши стены и диктовали условия работы нам – квалифицированным специалистам).

Традиционное «анализ должен взвешивать, а не считать» не срабатывало, нужно было более концентрированное знание, с разработанной системой понятийных средств. К тому моменту имела долгий период работы с такими детьми (ближе к 20 годам), много чего видела, а ФОРМОЙ СЛОВА не владела. И вот, однажды, один из студентов магистратуры «Культурно-историческая психология» – Алексей Гонтаренко, говорит: «Пошли к нам на лекцию, там всех пускают». Стало любопытно. Пошли. И тут – цитата из «Мышления и речи» в ритме «легкого дыхания»: «СНАЧАЛА БЫЛО СЛОВО»… Пронзило… В голове все сразу как-то переструктурировалось: всплывать стали ситуации из практики, конкретные примеры синкретизма мышления детей с аутизмом и все закрутилось.

А потом лекции по «Культурно-исторической психологии» в ВШЭ, дискурс-семинары в Психологическом Институте, где делались тематические доклады с обсуждениями. Все ждали заключительного СЛОВА  Бориса Данииловича и оно всегда было КРАСИВЫМ. СОЗНАНИЕ БЕЗ СЛОВА постепенно обретало почву под своими ногами: блогеры стали получать вменяемые ответы на свои реплики, а родители детей с аутизмом (более 78% детей с аутизмом в дошкольном возрасте неговорящие) соответствующие рекомендации к работе.

Удивительным было и иное: как-то потребовалась рецензия на курс. Вроде бы пустячное дело, но никто не откликнулся. А Борис Даниилович написал, да еще как: вроде бы, хорошо, но фраза «высока вероятность ее успешности» заставляла задуматься.

Умел поставить задачу, создавая ситуацию опосредствования. Все думала, ЧТО НЕ ТАК? А потом публикация статьи «Ось. Опора. Поле» и обсуждения в ПИ РАО. Что-то ловилось быстро, что-то ускользало, а участники КЛУБа ДВУХ Б (Бориса Данииловича и Бориса Алексеевича Архипова) при поддержке Л.И. Элькониновой и Е.А. Бугрименко, переглядываясь, улыбались при представлении наших докладов.

Позднее и мы стали ловить ошибочные высказывания (чего только стоит «Семинар – не место для дискуссий»), двойные и тройные послания: несколько планов действий и навигацию держать стало легче, чего было не сказать о только приобщенных семинаристах. Одновременно писались(переписывались) статьи, диссертация (36 вариантов), создавались ассистирующие технологии в работе с детьми. Борис Даниилович всегда давал обратную связь, по любым каналам, даже в праздники, а я всегда радовалась: «О, подходящее СЛОВО нашлось». Работа по воссозданию традиций экспериментально-генетического метода, условий организации совокупного/посреднического действия завораживала. Вместе с Борисом Данииловичем приходила восьмерка Л.С. Выготского, участники Загорского эксперимента (правда с иным видом онтологической инвалидности, но… преодоление как ключевое понятие генеза ВПФ осталось), приходили художники, поэты. Особенно любил цитировать нам О.Мандельштама «Я СЛОВО ПОЗАБЫЛ, что я хотел сказать…» и каждое обращение рождало море ассоциаций: стигийская тень, отраженная субъектность у ребенка с РАС…

А потом семинары: «Деятельностный подход в образовании», конференции «Современная дидактика» и прочее.

«И медленно растет как бы шатер иль храм»…

Предупреждал, что ДЕ-подход «не знамя, а предмет рассмотрения, и, если свезет, реконструкции». С ним стало понятно, почему личностные и метапредметные результаты формируются лишь на базе ДЕ-практики, не функционального анализа поведения и АВА-терапии, которая мнит себя доказательной практикой («Они кричат как о победе, о выделке Богов из меди… стоят недолго истуканы и лава первого вулкана растапливает их литье[1]»). С ним еще больше перед глазами обнажился кризис науки и практики: методические рекомендации по работе с детьми с аутизмом по-прежнему пишутся на языке примитивного функционального анализа поведения, перестройка способов реализации несформированной функции никак не отражена в работе практиков, дети остаются на уровне освоения (освоения ли?) АЛЬТЕРНАТИВНОЙ коммуникации (НЕ РЕЧИ).

«Мы близко, вместе с тем и далеко…»

Трудно сказать, ЧТО тебе ДАЛ человек, который сопровождал тебя ДНЕМ. По сути, он подарил (не только мне, но и остальным) цельный МиР, ОТКРЫТый МиР и НАСТОЯЩЕЕ ПОДЛИННОЕ БЫТИЕ и СЛОВО.

Также трудно выделить наиболее значимые его работы, но, для меня особенно важна одна из последних: «К вопрошанию о психике: цепочка вопросов»[2], где он представил психику как «треугольник, в вершинах которого находится состояние, образ и движение, а в центре (на пересечении биссектрис) ОСМЫСЛЕННОЕ СЛОВО»:

«СОХРАНИ МОЮ РЕЧЬ НАВСЕГДА как привкус несчастья и дыма»...

С Е.В. Чудиновой

Вклад в образование – это переосмысление сделанного в развивающем обучении в начальной школе и прорыв развивающего обучения в основную и старшую школу, уникальный проект «Подростковая школа» с порожденными проектом длящимися научными и образовательными результатами, а самое главное – тысячи людей, вовлеченных им в РАЗВИТИЕ образования.

В моей жизни было счастье жить рядом и работать вместе с человеком великой души

Владимир Александрович Львовский,

кандидат психологических наук, доцент,

заведующий лабораторией проектирования

деятельностного содержания образования

Института системных проектов,

Московский городской педагогический университет

«Большое видится на расстоянии»: говорить о вкладе Б.Д. в науку, культуру уверенно можно будет через десятилетия. А по-человечески его главный вклад — в людей, с которыми он общался, которых учил, с которыми учился. А учил всегда одному — пробно-продуктивному действию. Чувствовать ось, иметь опоры и видеть поле возможностей. Лично для меня Б.Д. не просто старший друг и учитель, он — воздух, школы РО (Развивающего Обучения. – Ред.), а мне никогда не удалось бы много лет заниматься изобретением развивающего курса физики.

 

«Так было душевно и тепло...»

Б.Д. («Большой дядя») с Галиной Анатольевной Цукерман и Натальей Лазаревной Табачниковой

 

Наталья Лазаревна Табачникова

учитель математики школы № 91 (Москва)

С Борисом Данииловичем я познакомилась 1 сентября 1978 года, когда пришла работать в 91 школу и после уроков заглянула в их лабораторию...

Много ярких воспоминаний связано с этим светлым и большим человеком. 

Несколько лет назад Борис Даниилович в течение года вёл занятия с нашими малышами-подготовишками. Наблюдать за этим было великим счастьем и радостью. Наши  шестилетки слушали Большого дядю с открытым ртом, крутилась вокруг него и даже пытались обнять (самые смелые). 

Другое яркое воспоминание это Гавайская конференция и совместное  посещение местных уроков. Тогда мне пришлось переводить анализ урока, сделанный Борисом Данииловичем. Это было весело. 

Вообще моё участие в такой чудесной незабываемой  истории произошло только благодаря Борису Данииловичу. 

Так было душевно и тепло...

Михаил Владимирович  Кларин

член-корреспондент РАО,

доктор педагогических наук,

главный научный сотрудник НИИ урбанистики и глобального образования, 

Московский городской педагогический университет 

Я помню, как в одном из экспериментов, где нужно было сравнить длину двух резинок, ребенок ответил как смог, а Борис погладил его по голове.

Это был формирующий эксперимент. Он формировал  человеческий интерес, теплоту, любовь. 

Обычные экспериментаторы не гладят детей по голове.



[1] Имеется ввиду аффективная дезорганизация поведения ребенка, возникающая в ответ на инструментальные формы работы с ним.

[2] https://psy.su/feed/11036/

Метрики

Просмотров

Всего: 262
В прошлом месяце: 32
В текущем месяце: 15

Скачиваний

Всего: 75
В прошлом месяце: 7
В текущем месяце: 1