Соотношение понятий «self-awareness», «self-consciousness», «самосознание» и «самопознание»

1168

Аннотация

Настоящая статья посвящена сравнительно-сопоставительному описанию понятий «self-awareness», «self-consciousness», «самосознание» и «самопознание» в английской и российской психологической литературе. Отражены краткие итоги научных работ, посвященных различным компонентам «Я», сравнены подходы к изучению данных феноменов, дана характеристика способов их эмпирического изучения. В качестве основных подходов к пониманию изучаемых феноменов привлечены представления Ш. Дюваль и Р. Виклунда (A theory of objective self-awareness), А. Фенигштейна, М.Ф. Шейера и А.Х. Басса (Public and private self-consciousness: Assessment and theory), а также работы С.Л. Рубинштейна (Бытие и сознание), В.В. Столина (Самосознание личности), И.И. Чесноковой (Проблема самосознания в психологии), а также работы современных исследователей: А.К. Болотовой, Е.В. Егуновой и др. Установлены различия в понимании данных явлений, которые принято считать смежными. Исходя из этого, автором производится попытка интерпретировать иностранные термины и дается предложение об их переводе. Данная работа станет одним из шагов на пути к унификации психологических терминов и теорий.

Общая информация

Ключевые слова: self-awareness, self-consciousness, самосознание, самопознание, самофокусированное внимание, социальная тревожность, саморегуляция, самоотношение

Рубрика издания: Методология и технология образования

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/psyedu.2018100305

Для цитаты: Кишкилев С.Ю. Соотношение понятий «self-awareness», «self-consciousness», «самосознание» и «самопознание» [Электронный ресурс] // Психолого-педагогические исследования. 2018. Том 10. № 3. С. 46–55. DOI: 10.17759/psyedu.2018100305

Полный текст

 

Настоящая статья посвящена сравнительно-сопоставительному описанию понятий «self- awareness», «self-consciousness», «самосознание» и «самопознание» в английской и российской психологической литературе. Отражены краткие итоги научных работ, посвященных различным компонентам «Я», сравнены подходы к изучению данных феноменов, дана характеристика способов их эмпирического изучения. В качестве основных подходов к пониманию изучаемых феноменов привлечены представления Ш. Дюваль и Р. Виклунда (A theory of objective self-awareness), А. Фенигштейна, М.Ф. Шейера и А.Х. Басса (Public and private self-consciousness: Assessment and theory), а также работы С.Л. Рубинштейна (Бытие и сознание), В.В. Столина (Самосознание личности), И.И. Чесноковой (Проблема самосознания в психологии), а также работы современных исследователей: А.К. Болотовой, Е.В. Егуновой и др. Установлены различия в понимании данных явлений, которые принято считать смежными. Исходя из этого, автором производится попытка интерпретировать иностранные термины и дается предложение об их переводе. Данная работа станет одним из шагов на пути к унификации психологических терминов и теорий.

Теоретическое исследование различных компонентов «Я», а также сравнительно­сопоставительное описание понятий, используемых в отечественной и зарубежной психологии, актуально по следующим причинам. Во-первых, в англо-русских словарях психологических терминов «Self-awareness» определяется либо как самопознание, либо наравне с термином «Self- consciousness» переводится как самосознание; «Self-consciousness», в свою очередь, определяется либо как самосознание, либо как застенчивость [5]. Во-вторых, в рамках российских и зарубежных подходов к изучению компонентов «Я» наблюдаются различия в методологических ориентациях и психометрических способах изучения данных феноменов.

Хотя различные взгляды на проблему «Я» за рубежом имеют долгую историю, экспериментальные исследования ее компонентов начали появляться только в последние 40 лет. Одной из первых «Я-теорий» была объективная теория Self-awareness.

Self-awarenessэто способность воспринимать себя как объект мыслительной

деятельности люди могут думать, действовать и приобретать опыт, они могут также думать о том, что они делают, думают и переживают. В социальной психологии исследование феномена Self-awareness началось с работы американских психологов Шелли Дюваль и Роберта Виклунда (A theory of objective self-awareness), основополагающей работы, изучающей данный феномен. Дюваль и Виклунд предположили, что люди могут сосредоточивать внимание на себе или на внешней среде. Сосредоточение внимания на себе запускает процесс самооценки. Когда люди фокусируют внимание на себе, они сравнивают себя со стандартами правильности, которые определяют, как человек должен думать, чувствовать и вести себя. Процесс сравнения себя со стандартами позволяет людям изменять свое поведение и испытывать или гордость, или неудовлетворенность собой. Таким образом, Self-awareness является основным механизмом самоконтроля [12].

Различные исследования, проводимые с 1970-х годов, подготовили необходимый фундамент для развития теории Self-awareness. В ходе сопоставления существующих на тот момент работ, связанных с изучением феномена Self-awareness, Шелли Дюваль и Полом Сильвиа было установлено, что тенденция к изменению представления о себе в соответствии со стандартом зависит также и от других переменных, особенно от представления о том, насколько сложно будет достичь стандарта. Примечательно, что в результате многих экспериментов было установлено, что когда люди не сосредоточены на себе, их действия часто не связаны с их личными стандартами. В данном случае Self-awareness выступает как механизм, устраняющий несоответствие между поступками и идеальным представлением о данных поступках [19].

В рамках выдвинутой Ш. Дюваль и Р. Виклундом теории остро встал вопрос о саморефлексивном качестве сознания. Подобно тому, как люди могут понимать существование внешних стимулов, они могут осознавать и свое собственное существование: «Когда внимание направлено внутрь, а индивидуальное сознание сосредоточено на себе, человек становится объектом своего собственного сознания, следовательно, Self-awareness принимает объективную форму. Это контрастирует с субъективной формой Self-awareness, которая возникает, когда внимание направлено от себя, а человек «... ощущает себя как источник восприятия и действия» [12, с. 131]. Таким образом, в единстве двух форм Self-awareness Дюваль и Виклунд видели осознавание своего существования на уровне организма, в котором внутреннее и внешнее существование неразделимы [12].

Развитие теории Self-awareness происходит вместе с появлением новых экспериментальных методов исследования. Согласно данной теории, все, что заставляет людей сосредоточить внимание на себе, повышает уровень Self-awareness. Исследователи проверяли это предположение, размещая людей перед большими зеркалами, снимая их на видео, давая им слушать записи своих голосов или заставляя людей чувствовать, что они застряли, пытаясь решить какую-либо сложную задачу. Ситуативные уровни Self-awareness измерялись путем подсчета самореферентных слов и местоимений, использованных участниками исследования в ходе эксперимента, а также скорости распознавания значимой для них информации [19].

Понятие самофокусированного внимания имеет фундаментальное значение для исследования целого ряда клинических и медицинских явлений [14; 15; 17; 25]. Изучение самофокусированного внимания продолжает оставаться активной и динамично развивающейся областью исследований.

Термин Self-consciousness, понимаемый как диспозиционное самофокусированное внимание [13], обязан своему появлению различным попыткам создания психометрических шкал по изучению феномена Self-awareness. Недостатки в имеющихся моделях исследования побудили различных авторов утверждать, что необходимы новые концептуальные модели и психометрические шкалы для изучения феноменов Self-awareness и Self-consciousness [11; 23]. Некоторые из них предложили альтернативные названия шкал и концептуальные модели [23]. Однако большинство авторов сходятся в том, что феномен Self-consciousness является частью феномена Self-awareness.

Таким образом, феномен Self-consciousness понимается как острое чувство Self-awareness. Этот термин часто связывают с застенчивостью и смущением. С выраженностью у человека данного чувства могут возникнуть недостаток уверенности в себе и низкая самооценка. В положительном контексте Self-consciousness может повлиять на развитие у человека идентичности, поскольку именно в периоды сильной выраженности данного чувства люди ближе всего приходят к объективному пониманию себя. Феномен Self-consciousness затрагивает людей в различной степени, поскольку в то время как некоторые люди осуществляют контроль над своей само-презентацией и проявляют чрезмерный интерес к себе, другие не обращают на это внимание [13].

Феномен Self-consciousness также разделяется на две формы: личную и общественную.

Личная форма Self-consciousness — это склонность к интроспекции и изучению внутреннего себя и своих собственных чувств. Общественная форма Self-consciousness — это осознание себя таким, каким тебя воспринимают люди. Данная форма Self-consciousness часто приводит к излишнему самоконтролю и тревожности. И личная, и общественная формы Self­consciousness рассматриваются как качества личности, которые относительно стабильны, но не связаны друг с другом. То, что у человека высокие показатели личной формы Self-consciousness, еще не означает, что у него развита общественная форма [15].

Общественная и личная формы Self-consciousness связаны с процессом самофокусированного внимания, а социальная тревожность в данном случае выступает как реакция на данный процесс. Когда внимание обращено внутрь, человек может найти что-то, о чем нужно беспокоиться. Поэтому представляется разумным, что фактор беспокойства возникает как побочный продукт феномена Self-consciousness [15]. Данные положения нашли свое отражение в различных концептуальных моделях и опросниках по изучению феномена Self-awareness [16; 18].

Теория Self-awareness остается плодотворной, динамично развивающейся, однако в достаточной степени противоречивой. Одним из новых направлений является применение данной теории к клиническим нарушениям, связанным с низкой самооценкой (например, депрессией) или чрезмерной выраженностью феномена Self-consciousness (который проявляется, например, в социальной тревожности). Один из вопросов, поставленных Полом Сильвией и Гвидо Гендолой, заключается в том, позволяет ли феномен Self-awareness давать точные суждения о себе. Многие исследователи предположили, что феномен Self-awareness создает более ясное восприятие внутренних состояний, эмоций и черт [21]. Другие исследователи, в свою очередь, отмечали, что различные компоненты «Я» человека являются подвижными, сложными и вытекают из контекста — это не статический объект, который можно просто воспринять и изучить. По иронии судьбы, фокусируя внимание на себе, некоторые компоненты «Я» начинают преувеличиваться, появляются предвзятые суждения о себе.

Необходимо отметить, что проблема разграничения понятий «awareness» и «consciousness» также встала на пути зарубежных исследователей. Так Чалмерс предлагает понятийно дифференцировать данные термины. В своей работе «Defining the states of consciousness» А. Мюзет и П. Тасси определяли термин «awareness» как осознание определенных объектов, внутренних процессов и жизненных событий в контексте собственного знания о данных явлениях. Авторы выделяли три типа такого осознания (awareness): субъективный (феноменальный) опыт от объекта; сознание осознаваемых явлений или метасознание; самосознание как осознание самого себя [22].

В свою очередь, Д. Чалмерс предлагал закрепить за термином «consciousness» значение явления (феномена), опыта phenomena of experience»), используя менее нагруженный термин «awareness» для более «открытого» (объясненного, известного) феномена, который понимался Д. Чалмерсом как функциональность [10]. Однако на данный момент большая часть работ, которые изучают данные феномены, используют их как синонимы.

Анализ различных изысканий в области психологии сознания, а также сравнительно­сопоставительное описание понятий, используемых в отечественной и зарубежной психологии при изучении сознания, нашли свое отражение в работе Г.В. Акопова «Психология сознания: Вопросы методологии, теории и прикладных исследований». Автор отмечал, что в некоторых работах «сознание» (consciousness) употребляется как синоним по отношению к «психике» (mind), что слишком расширяет определение сознания, включая в него и бессознательные психические процессы. В других исследованиях сознание признается синонимом феномена self-consciousness [2]. Такое определение, по мнению Велманса, слишком узко, так как человек, помимо себя, может сознавать многое другое (людей, внешний мир и т. д.) [24].

Г.В. Акоповым было обнаружено, что зарубежные исследователи столкнулись с проблемой наличия множества терминологических обозначений понятия сознания (qualia, awareness, consciousness). Данные противоречия описаны в работе Дж. Серла, считающего, что нет необходимости умножать количество терминов, которые определяют сознание, так как все они выражают один и тот же феномен сознания как серии качественно определенных состояний [2].

Стоит отметить, что хоть в книге Г.В. Акопова представлен комплексный анализ современных изысканий в области психологии сознания, а также подходы, определяющие возможность консолидации традиционных и новейших знаний, отечественных и зарубежных авторов при определении сознания, его классификации, выявлении его структурного многообразия и генезиса, однако отдельно вопрос описания понятий «self-awareness», «self- consciousness» в данной работе не поднимался.

Далее исследуем подходы отечественных исследователей к пониманию феноменов самосознания и самопознания.

В отечественной психологической и философской литературе существуют две точки зрения на сущность самосознания, причем обе точки зрения внутренне связаны с пониманием происхождения индивидуального самосознания. Так, последователи И.М. Сеченова считают, что генетически сознание и самосознание возникают в единстве. На основе этого строятся и соответствующие определения самосознания как особой формы сознания.

Отличное от этого понимание сущности и генезиса самосознания было выдвинуто С.Л. Рубинштейном и его последователями. С.Л. Рубинштейн отмечал, что «...человек является личностью, поскольку он выделяет себя из природы, и его отношение к природе и к другим людям дано ему как отношение, т. е. поскольку у него есть сознание. Поэтому становление человеческой личности включает в себя формирование его сознания и самосознания: это есть процесс развития сознательной личности» [7, с. 635]. С.Л. Рубинштейн считает, что единство личности как сознательного субъекта, который обладает самосознанием, не является изначальной данностью. Итогом развития выступает осознание себя как «Я». С.Л. Рубинштейн писал: «При этом развитие у личности самосознания совершается в самом процессе становления и развития самостоятельности индивида как реального субъекта деятельности. Самосознание не надстраивается внешне над личностью, а включается в нее, самосознание не имеет поэтому самостоятельного пути развития, отдельного от развития личности, оно включается в этот процесс развития личности как реального субъекта в качестве его момента, стороны, компонента» [7, с. 636].

Анализируя далее самосознание и развитие личности, С.Л. Рубинштейн отмечал, что «.развитие самосознания проходит при этом ряд ступеней — от наивного неведения в отношении самого себя ко все более углубленному самопознанию, соединяющемуся затем со все более определенной и иногда резко колеблющейся самооценкой» [7, с. 637].

И.И. Чеснокова высказывала мнение, что самосознание — это сложный психический процесс, суть которого заключается в восприятии личностью различных «образов» самой себя во всех формах взаимодействия с другими людьми, в разных ситуациях поведения и деятельности и в единстве этих образов в целостном образовании — в представлении, а затем в понимании самого себя как субъекта, отличного от других. В результате подобных действий самосознание становится все более сложным явлением, в результате чего формируется все более адекватный, глубокий и целостный образ самого себя. Таким образом, структура самосознания представляет собой единство трех сторон: регулятивной, действенно-волевой (саморегуляция), эмоционально­ценностной (самоотношение) и познавательной (самопознание) [9].

Сложный и многоступенчатый процесс самопознания, в представлении И.И. Чесноковой, сопряжен с различными переживаниями, обобщающимися в дальнейшем в эмоционально­ценностное отношение личности к себе. Эмоционально-ценностное отношение к себе и познание себя закрепляются в самооценку, включающуюся в регуляцию поведения личности как один из важнейших механизмов. Самооценка является частью и самоотношения личности, а затем — и представления (знания) о себе.

Человек, через самопознание, приходит к определенному знанию о себе. В содержание самосознания эти знания входят как его ключевая часть. Однако, будучи частью познания, самопознание не приводит к конечному знанию. Из этого следует, что самопознание — многоуровневый, сложный процесс, индивидуализированно развернутый во времени. Условно его можно разделить на два уровня. На первом уровне самопознания соотнесение знаний о себе происходит в рамках «Я»—«Я», т. е. в процессе аутокоммуникации. Наиболее значимыми внутренними приемами на данном уровне являются самоосмысливание и самоанализ, опирающиеся на самонаблюдение и самовосприятие. На втором уровне самопознание осуществляется путем соотнесения себя с другими людьми, т. е. некое качество воспринимается и понимается в другом человеке, а затем переносится на себя [9].

Отличную от предыдущих авторов структуру самосознания личности предложил В.В. Столин [8]. В основе его концепции лежит мысль о том, что самосознание человека многомерно и его необходимо рассматривать как в «горизонтальном», так и в «вертикальном» плане. В «горизонтальном» плане самосознание состоит из самоотношения и знаний о себе, составляющих образ «Я», содержащий опорную (организмический уровень), дифференцирующую (индивидный уровень) и присоединяющую (личностный уровень) составляющие.

В «вертикальном» плане самосознание образует многоуровневую структуру, при этом различия в природе самосознания на каждом из уровней определяются спецификой следующих типов активности человека — организм, социальный индивид, личность.

Двумя основными процессами самосознания являются отношение к себе и познание себя, которые по мнению В.В. Столина также имеют уровневое строение.

Человек в ходе жизни накапливает о себе знания и познает себя, полученная информация составляет содержательную часть его представлений о себе. То, что раскрывается в этих знаниях, оказывается объектом его оценок, эмоций, становится предметом его более или менее устойчивого самоотношения.

По В.В. Столину, внутрипсихический процесс самосознания реализуется как внутренний диалог, например, диалог между «Я» и «не Я», который стабилизирует, узаконивает отношения самопознания и самоотношения, вживаясь в «не Я» и отделяя от него «Я»; происходит поддержание и защита самоотношения, вместе с переработкой знаний о себе и соотнесением их с самоотношением. Данная модель обеспечивает не только анализ и диагностику структурных элементов самосознания, но и его развитие, так как представляет самосознание не как череду смены стадий или фаз, но как самоосуществляющийся процесс, связанный с той спецификой, которая свойственна активности человека. Данный процесс подчинен своей собственной логике и образует собственные линии развития, определяющиеся тем, как личность реализует себя [8].

В современных исследованиях самосознания поднимается вопрос о динамике самосознания и изменении его компонентов во времени. Так, А.К. Болотова в своей работе рассматривает самосознание как сложное образование, которое понимается как изменяющийся во времени процесс. В основу самосознания заложена работа самопознания. На основе самопознания вначале формируется эмоционально-ценностное отношение к себе, а затем способность к регуляции собственного поведения. В содержание самосознания также входит осознание настоящего, тех возможностей и психологических условий, которые влияют на личность, а также осознание того, какой личность будет в будущем.

В рамках данной концепции, в структуре самосознания личности А.К. Болотова выделяла три образования, которые способствуют ее развитию и функционированию: «Я» образ, самооценка и самоотношение. Формируясь в течение жизни, на стадии взрослости данные образования начинают выступать как единое целое [4].

Помимо указанной концепции, в современном научном дискурсе также встречаются исследования, изучающие непосредственно структуру самосознания. Так, в своем исследовании Е.В. Егунова выделяла на основе математического анализа такие компоненты самосознания, как [1]:

  • эмоционально-ценностный компонент. В основе данного компонента лежит социальный опыт индивида, а также его социальная ситуация развития;
  • регуляторный компонент. В структуру данного компонента самосознания входят самоконтроль и саморегуляция, помогающие субъекту глубже оценить свои достижения и неудачи, переживания, а также отношение к другим людям и к себе;
  • когнитивный компонент. Внутри данного компонента происходит отражение основных характеристик самовосприятия, которые связаны с самопознанием (статусные, атрибутивные, ролевые и другие характеристики);
  •  действенно-волевой компонент. Данный компонент выступает в качестве внутренних действий по отношению к себе или как готовность к осуществлению подобных действий.

Кроме того, анализируя отечественную литературу по изучаемой проблематике, было обнаружено, что есть определенные противоречия, связанные с термином «самосознание». Наряду с термином «самосознание» зачастую употребляется понятие «Я-концепция». Было установлено, что в современной отечественной психологической литературе существует, как минимум, две точки зрения на данную проблему:

1)   «Я-концепция» выступает как результат деятельности самосознания;

2)  самосознание является выражением когнитивного компонента «Я-концепции».

Кратко остановимся на данных точках зрения. Первая точка зрения принадлежит следующим ученым: А.В. Селезнева, С.Т. Джанерьян, Е.Н. Васина, З.В. Диянова, Т.М. Щеголева и др. В их понимании «Я-концепция» является продуктом самосознания. «Я-концепция» выступает как рациональный наиболее осознанный компонент самосознания, это итог познания и оценки человеком самого себя на основе отдельных «Я-образов». По их мнению, «Я-концепция» выступает не только в качестве представлений человека о самом себе, но и в том, как человек оценивает свою деятельность и представляет собственное будущее [6].

Другая точка зрения связана с работами таких авторов, как В.С. Агапов, А.В. Иващенко, И.В. Барышникова. В их представлении, «Я-концепция» является результатом психического развития человека [3]. Данный результат построен на системе самовосприятий субъекта и различных уровней психической организации.

В рамках данной точки зрения структура «Я-концепции» состоит из следующих компонентов: когнитивного — выражающегося в самосознании и самопознании; эмоционального или ценностного отношения к себе, находящего выражение в самооценке; поведенческого — реализующегося в представлении о себе в общении и деятельности; мотивационного — сложной динамической аффективно-когнитивной системы [3].

Кроме указанных точек зрения, описывающих соотношение понятий «самосознание» и «Я- концепция», часто встречаются работы, в которых данные феномены либо рассматриваются как равнозначные, либо при упоминании одного не упоминается другой. Таким образом, несмотря на то, что на современном этапе развития отечественной психологии наметилась тенденция к конкретизации и консолидации основных понятий и подходов к изучению самосознания, единая точка зрения на данный вопрос все еще не выработана.

Таким образом, сравнительно-сопоставительное описание понятий «self-awareness», «self- consciousness», «самосознание» и «самопознание» позволило установить различия в понимании данных явлений, которые принято считать смежными. В зарубежной психологической литературе Self-awareness рассматривается как способность воспринимать себя как объект мыслительной деятельности — люди фокусируют внимание на себе, они сравнивают себя со стандартами правильности, которые определяют, как человек должен думать, чувствовать и вести себя; а Self­consciousness понимается как острое чувство Self-awareness и связывается с застенчивостью и смущением, а также склонностью к интроспекции и изучению внутреннего себя и своих собственных чувств. В отечественной литературе самосознание связывают с восприятием личностью различных «образов» самой себя во всех формах взаимодействия с другими людьми, в различных ситуациях поведения и деятельности и в единстве этих образов, а самопознание раскрывается как процесс изучения личностью собственных психических и физических особенностей, осмысления самого себя.

Проведенный сравнительно-сопоставительный анализ понятий «self-awareness», «self- consciousness», «самосознание» и «самопознание» показывает, что понятия «self-awareness» и «self-consciousness» расширяют научные представления о структуре самосознания и самопознания. При этом термин Self-awareness, которым описывается такой феномен, как осознавание своего существования на уровне организма, в котором внутреннее и внешнее существование неразделимо, по нашему мнению, может быть наиболее точно переведен как «самоосознавание», а термин Self-consciousness, которым описывается феномен самофокусированного внимания, можно перевести как «Я-внимание».

Литература

  1. Агапов В.С., Егунова Е.В. Типология структурной интеграции самосознания личности. М.: МНЭПУ, 2008. 132 с.
  2. Акопов Г.В. Психология сознания: Вопросы методологии, теории и прикладных исследований. М.: Изд-во Института психологии РАН, 2010. 272 с.
  3. Блохина Т.С. Соотношение понятий «Я-концепция» И «образ Я» //Акмеология, 2017. № 3 (63). С. 23—28
  4. Болотова А.К. Динамичность самосознания и изменение его компонентов во времени // Перспективные направления психологической науки. М. : Издательский дом НИУ ВШЭ, 2012. С. 46—63.
  5. Большой психологический словарь / Под редакцией Б.Г.Мещерякова, В.П.Зинченко. М: Прайм-Еврознак, 2008. С. 672.
  6. Просекова Е. Н. Феномен самосознания в трудах отечественных и зарубежных ученых // Общество: социология, психология, педагогика. 2016. № 4. С.85—88
  7. Рубинштейн С.Л. Бытие и сознание. СпБ: Питер, 2017. 724 с.
  8. Столин В.В. Самосознание личности. М.: Издательство Московского ун-та, 1983. 284 с.
  9. Чеснокова И.И. Проблема самосознания в психологии. Москва: Наука, 1977. 144 с.
  10. Chalmers D.J. Moving forward on the problem of consciousness // The Journal of Consciousness Studies. 1997. Vol. 4 (1). P. 3—46.
  11. Creed A.T. Funder D.C. The two faces of private self-consciousness: Self report, peer-report, and behavioral correlates // European Journal of Personality. 1998. Vol. 12. Р. 411—431. doi: 10.1002/(SICI)1099-0984(199911/12)13:63.0.CO;2-M
  12. Duval T.S. Wicklund R.A.A theory of objective self-awareness. New York: Academic, 1972 doi: 10.1111/j.1467-6494.1978.tb00607.x
  13. Fenigstein A. Scheier M.F. Buss A.H. Public and private self-consciousness: Assessment and theory // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1975. Vol. 43. Р. 522—527. doi: 10.1037/h0076760
  14. Hull J.G. Van Treuren R.R. Ashford S.J. Propsom P. Andrus B.W. Self-consciousness and the processing of selfrelevant information // Journal of Personality and Social Psychology. 1988. Vol. 54. Р. 452—465. doi: 10.1037/0022-3514.54.3.452
  15. Ingram R.E. Self-focused attention in clinical disorders: Review and a conceptual model // Psychological Bulletin. 1990. Vol. 107. Р. 156—176. doi: 10.1037/0033-2909.107.2.156
  16. Martin A.J. Debus R.L. Alternative factor structure for the Revised Self-Consciousness Scale // Journal of Personality Assessment. 1999. Vol. 72(2). Р. 266—281. doi: 10.1207/S15327752JP720211
  17. Pyszczynski T. Hamilton J.C. Greenberg J. Becker S.E. Self-awareness and psychological dysfunction. In Snyder C.R. Forsyth D.R. (Eds.) // Handbook of social and clinical psychology: The health perspective. 1991. Р. 452—465
  18. Scheier M.F. Carver C.S. The Self-Consciousness Scale: A revised version for use with general populations // Journal of Applied Social Psychology. 1985. Vol. 15. Р. 687—699. doi: 10.1111/j.1559-1816.1985.tb02268.x
  19. Silvia P.J. Duval T.S. Objective self-awareness theory: Recent progress and enduring problems // Personality and Social Psychology Review. 2001. Р. 230—241. doi: 10.1207/S15327957PSPR0503_4
  20. Silvia P.J. Explaining personality or explaining variance? A comment on Creed and Funder // European Journal of Personality. 1999. Vol. 13. Р. 533—538. doi: 10.1002/(SICI)1099-0984(199911/12)13:6<533::AID-PER354>3.0.CO;2-0
  21. Silvia P.J. Gendolla G.H.E. On introspection and self-perception: Does self-focused attention enable accurate self-knowledge? // Review of General Psychology. 2011. doi: 10.1037/1089-2680.5.3.241
  22. Tassi P., Muzet A. Defining the states of consciousness // Neiroscience and Biobehavioral Reviews. 2001. Vol. 25. P. 175—191. doi: 10.1016/S0149-7634(01)00006-9
  23. Trapnell P.D. Campbell J.D. Private self-consciousness and the five-factor model of personality: Distinguishing rumination from reflection // Journal of Personality and Social Psychology. 1999. Vol. 76. Р. 284—304. doi: 10.1037/0022-3514.76.2.284
  24. Velmans M. An introduction to the science of consciousness, in M.Velmans (ed.) The Science of Consciousness: Psychological, Neuropsychological and Clinical Reviews. London: Routledge, 1996.
  25. Wells A. Matthews G. Attention and emotion: A clinical perspective. Hillsdale; NJ: Lawrence Erlbaum Associates, Inc. 1994. doi: 10.1016/S0022-3999(99)00082-3

Информация об авторах

Кишкилев Степан Юрьевич, аспирант кафедры акмеологии и психологии профессиональной деятельности, ФГБОУ ВО РАНХиГС, Москва, Россия, e-mail: stenah@mail.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 2169
В прошлом месяце: 30
В текущем месяце: 13

Скачиваний

Всего: 1168
В прошлом месяце: 15
В текущем месяце: 12