Проблемы и перспективы реализации доказательного подхода в рамках деятельности региональных ресурсных центров по сопровождению лиц с РАС

48

Аннотация

Представлены результаты мониторинга деятельности региональных ресурсных центров (РРЦ) по сопровождению людей с расстройствами аутистического спектра (РАС). Анализируется опыт организации сопровождения людей с РАС с учетом принципов доказательного подхода: комплексность и междисциплинарность помощи, использование практик, имеющих доказанную эффективность, раннее начало оказания помощи, ее непрерывность и преемственность на протяжении жизни. По результатам мониторинга, показана проблема доступности современных стандартизированных диагностических методов, предназначенных как для выявления РАС, так и для оценки уровня развития детей, подростков и взрослых данной категории. Коррекционные методы и подходы с доказанной эффективностью используются в 75% РРЦ, однако их разнообразие ограничено: в большинстве случаев это методы прикладного поведенческого анализа, сенсорной интеграции и альтернативные средства коммуникации. Кроме того, часто используются устоявшиеся и зарекомендовавшие себя методы, не имеющие достаточных научных данных для оценки эффективности. Виды помощи, оказываемой РРЦ, неравномерно распределены по возрастным группам: большинство центров работают с детьми дошкольного и младшего школьного возраста, реже — с детьми раннего возраста и подростками, в то время как взрослые люди с РАС имеют меньше возможностей получить помощь. Состав специалистов значительно отличается у разных организаций, при этом наиболее часто в РРЦ представлены специалисты психолого-педагогического профиля, а специалисты медицинского профиля присутствуют менее чем в половине РРЦ, что может затруднять междисциплинарное взаимодействие. Полученные данные позволяют оценить проблемы и перспективы развития помощи людям с РАС в России.

Общая информация

Ключевые слова: региональный ресурсный центр (РРЦ), сопровождение детей с РАС, практики с доказанной эффективностью, мониторинг, расстройства аутистического спектра

Рубрика издания: Модели организации комплексной помощи

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/autdd.2022200302

Финансирование. Исследование выполнено в рамках государственного задания Министерства просвещения Российской Федерации № 073-00110-22-02 от 08.04.2022 «Комплексное сопровождение детей с РАС на основе доказательного подхода»

Получена: 07.09.2022

Принята в печать:

Для цитаты: Мамохина У.А., Переверзева Д.С., Тюшкевич С.А., Хаустов А.В., Давыдова Е.Ю. Проблемы и перспективы реализации доказательного подхода в рамках деятельности региональных ресурсных центров по сопровождению лиц с РАС // Аутизм и нарушения развития. 2022. Том 20. № 3. С. 15–25. DOI: 10.17759/autdd.2022200302

Полный текст

Введение

Расстройства аутистического спектра представляют собой клинически разнородную группу нарушений развития. Гетерогенность этой группы расстройств определяет принципы организации сопровождения пациентов с РАС:

  • Комплексный и междисциплинарный подход к диагностике РАС, к оценке уровня развития различных сфер психической деятельности и сформированности возрастных навыков и компетенций. Использование стандартизированных методов диагностики, подобранных с учетом возраста, запроса, индивидуальных особенностей каждого человека.
  • Использование практик и подходов, имеющих доказанную эффективность и безопасность и соответствующих этическим нормам и общим принципам гуманистического подхода.
  • Максимально ранний срок начала оказания помощи.
  • Обеспечение непрерывной психологической, коррекционно-педагогической и социальной поддержки.

Диагностический период сопровождения детей с РАС направлен на поэтапное решение ряда задач: во-первых, это выявление группы риска по аутизму, что должно способствовать более ранней постановке диагноза. Для этих целей существуют скрининговые опросники [11], среди которых на русский язык были переведены и адаптированы следующие: Социальнокоммуникативный опросник (SCQ) [5], Опросник расстройств аутистического спектра (CASD) [2], Модифицированный скрининговый тест на аутизм для детей раннего возраста (M-CHAT) [21]. Во-вторых, это исследования, позволяющие в соответствии с существующими международными классификациями болезней оценить наличие и степень выраженности симптомов, характерных для РАС [12]. К таким методикам относится интервью для диагностики аутизма (ADI-R) [6] и план диагностического обследования при аутизме (ADOS) [1]. На третьем этапе возникает задача количественной оценки уровней развития основных сфер психической деятельности ребенка. Прогностически наиболее важным является тестирование когнитивных способностей. Среди методик, доступных на русском языке, следует выделить Психолого-образовательный профиль (PEP-3 — для диагностики детей от 2 до 7 лет, имеющих коммуникативные трудности) [15], Международную шкалу продуктивности Leiter-3 [7], Шкалы развития MPR [8]   для диагностики детей младенческого, раннего и дошкольного возраста (1-78 мес.), тест Векслера [13]. Важным подготовительным этапом к разработке программы является диагностика сформированности основных навыков: здесь применяют такие методики как программа оценки навыков речи и социального взаимодействия VB-MAPP [9], Оценка базовых речевых и учебных навыков ABLLS-R [10].

К программам помощи, эффективность которых была доказана в той или иной степени, относятся подходы, основанные на прикладном анализе поведения (Applied behavior analysis, ABA), Денверская модель раннего вмешательства (ESDM), комплексная инклюзивная программа LEAP, комплексная программа TEACCH, системы альтернативной и дополнительной коммуникации, метод сенсорной интеграции, видеомоделирование и использование визуальных подсказок [4; 18]. Использование традиционных и устоявшихся практик, находящихся в процессе сбора доказательной базы, также допустимо и даже необходимо для расширения арсенала инструментов и технологий помощи детям с РАС.

Необходимость соблюдения принципа максимально раннего начала помощи подтверждают исследования, согласно которым, возраст начала оказания помощи ребенку с РАС является ключевым фактором, от которого зависит успешность социальной адаптации и преодоления нарушений развития [23]. Помощь семье целесообразно начинать еще на «додиагностическом» этапе, — то есть тогда, когда возникают лишь первые подозрения на несоответствие поведения ребенка нормативным показателям. Такое «превентивное» воздействие существенно снижает риск постановки диагноза РАС в будущем [24]. Не менее важным фактором успешности адаптации является взаимодействие специалистов медицинского, психологического и педагогического сопровождения. Расстройства аутистического спектра сохраняются на протяжении всей жизни, однако характер нарушений и поведенческие особенности меняются с возрастом, в соответствии с этим изменяется и запрос семьи на оказание помощи. В раннем возрасте большинство семей нуждается в индивидуальных коррекционных занятиях с помощью методов поведенческого анализа, а также образовательных модулей для родителей, с возрастом растет потребность в получении медицинской (психиатрической) помощи, организации групповых образовательных и социальных проектов. Это ставит задачу организации системы помощи, в которой был бы заложен гибкий подход к взаимодействию между специалистами различного профиля.

Реализация этих принципов является задачей организаций, осуществляющих помощь детям с РАС, однако аналитических данных о параметрах организации помощи детям с РАС в настоящий момент недостаточно, что делает актуальной задачу проведения мониторинговых исследований качества оказываемой помощи и выявления проблемных областей в обеспечении комплексного сопровождения детей и подростков с РАС в России.

Целью настоящего исследования является изучение качества помощи, оказываемой людям с РАС в рамках деятельности региональных ресурсных центров по организации сопровождения лиц с РАС. Для этого нами был проведен мониторинг опыта работы этих организаций.

Материалы и методы

В ходе проведения мониторинга представителям РРЦ предлагалось заполнить анкету, содержащую вопросы о различных аспектах деятельности организации. Для представляемого анализа из анкеты были отобраны вопросы по следующим разделам:

  • —    информация об организации (РРЦ): контингент людей, которым оказывается помощь, форматы работы, наличие специалистов различных профилей;
  • —   информация о диагностических методах, применяющихся специалистами организации;
  • —  информация о методах и технологиях работы с людьми с РАС, применяемых в организации;
  • —   информация о потребностях в методологической помощи для оптимизации деятельности организации.

Мониторинг проводился в формате опроса представителей организаций, реализуемого в дистанционной форме с помощью инструмента «Google Формы». Были проанализированы ответы от 48 организаций, выполняющих роль региональных ресурсных центров в 42 регионах РФ.

Обработка результатов включала подсчет количества организаций, представители которых заявили в опросе об использовании тех или иных диагностических и коррекционных методов, работе с различными возрастными категориями, о наличии в штате специалистов разного профиля. Отношение этого числа к общему числу объектов мониторинга (n=48) представляется в процентном формате. Помимо количественного анализа применялся также качественный анализ ответов респондентов (в вопросах, предполагающих возможность добавить свой ответ или комментарий).

Результаты исследования
1.  Диагностика РАС, оценка уровня развития и сформированности основных навыков

В таблице 1 представлены данные об использовании в РРЦ диагностических методик. Лишь в 31% региональных организаций проводится обследование интеллекта с помощью стандартизированных методик. Тест Векслера доступен в 10 РРЦ, прогрессивные матрицы Равена в 5 РРЦ, психолого-образовательный профиль — в 4 РРЦ, Международная шкала продуктивности Leiter-3 в 1 РРЦ. Скрининговые опросники используются менее чем в половине организаций, протоколы для диагностики РАС доступны в 21% РРЦ, инструменты для оценки навыков — в 46% РРЦ.

Таким образом, полученные данные указывают на наличие сложностей организации диагностической помощи детям с РАС на уровне РРЦ.

2.  Практики с доказанной эффективностью

Используемые на базе РРЦ практики работы можно разделить на несколько категорий в зависимости от степени их обоснованности и доказанной эффективности. Первую категорию составляют методы, имеющие доказанную эффективность на основании данных научных исследований [18]. Во вторую категорию включены методы с накапливающейся доказательной базой. Эти практики имеют некоторые подтверждения эффективности, однако они еще не включены в реестры практик с доказанной эффективностью. Третью категорию составляют устоявшиеся практики, чье использование поддерживается специалистами в данной области, однако их эффективность еще не проверена на достаточном уровне, или они не имеют хорошего структурированного описания применения для людей с РАС, чтобы подобная доказательная база могла быть собрана. В четвертую категорию были включены локально реализуемые практики, не отраженные в публикациях и не имеющие четких описаний. По результатам мониторинга была выделена также пятая категория практик: не рекомендованные к применению практики, которые могут нанести вред.

В рамках анализа ответов РРЦ было выделено 190 упоминаний различных практик. Для каждой практики был рассчитан процент РРЦ, использующих ее. Были рассчитаны доли использования практик разных категорий и доля использования практик, входящих в Клинические рекомендации для расстройств аутистического спектра Министерства здравоохранения РФ [4].

Таблица 1

Использование диагностических методик в региональных ресурсных центрах (РРЦ)

 

 

Категория диагностических методов

 

Примеры методик диагностики

Количество РРЦ, в которых применяются диагностические методы

Количество

%

Стандартизированные тесты для оценки когнитивного развития

WISC, РЕР-3, Цветные прогрессивные матрицы Равена, Leiter-3

15

31,25%

Скрининги РАС

CARS, M-CHAT, CASD, SCQ

22

45,83%

Диагностика РАС

ADOS, ADOS-2, ADI-R

10

20,83%

Диагностические инструменты подхода ABA

ABLLS-R, VB-MAPP

22

45,83%

Логопедические и дефектологические методы

Логопедическая диагностика детей с РАС (Щукина), Развитие речи у аутичных детей (Нуриева), Речевая карта (Нищева), «Речевое развитие выпускников логопедических групп» (Е.А. Чаладзе, Н.Я. Федосеева, Н.А. Кокина) и др.

24

50,00%

Примечание. WISC — Тест Векслера (детский вариант). РЕР-3 — Психолого-образовательный профиль (3 издание). Leiter-3 — Международные шкалы продуктивности Leiter-3. CARS — Рейтинговая шкала аутизма у детей. M-CHAT — Модифицированный скрининговый тест на аутизм для детей раннего возраста. CASD — Опросник расстройств аутистического спектра. SCQ — Социально-коммуникативный опросник. ADOS, ADOS-2 — План диагностического обследования при аутизме (первая и вторая версии соответственно). ADI-R — Интервью для диагностики аутизма (пересмотренное). ABLLS-R — Оценка базовых речевых и учебных навыков. VB-MAPP — Программа оценки навыков речи и социального взаимодействия. ABA — Прикладной анализ поведения.

Практики, используемые наиболее часто, приведены на графике (рисунок 1). В целом, об использовании практик с доказанной эффективностью заявили представители 36 РРЦ (75% опрошенных). Из десяти самых распространенных практик 5 входят в категорию практик с доказанной эффективностью (методы прикладного анализа поведения, использование средств альтернативной коммуникации, методы сенсорной интеграции, использование визуальной поддержки, метод социальных историй).

 

 

Рис. 1. Практики, наиболее часто используемые региональными ресурсными центрами

Среди всех полученных от РРЦ упоминаний большинство относятся к практикам с доказанной эффективностью (50,53%). Часто используются также устоявшиеся практики, еще не имеющие достаточной доказательной базы именно в отношении людей с РАС (33,21%). В таблице 2 представлены категории используемых практик и доля их использования. 54,21% упоминаний касаются практик и методов работы, рекомендованных Министерством здравоохранения РФ.

Было выявлено единичное использование одной практики, не рекомендованной Министерством здравоохранения РФ и международным сообществом как потенциально опасная (холдинг-терапия).

3.  Возрастные аспекты оказания помощи людям с РАС

Большинство РРЦ ведут коррекционно-развивающую работу с детьми дошкольного (81% опрошенных участников мониторинга) и младшего школьного возраста (около 90%) (рисунок 2). При этом в 60—70% при работе с данной возрастной категорией детей используются методы с доказанной эффективностью, рекомендованные Минздравом [4]. Ответы об имеющемся опыте работы с подростковым возрастом зарегистрированы в 68%. Ранняя помощь предоставляется в более чем половине организаций — участников мониторинга, а в 35% случаев работа с детьми раннего возраста ведется на основе доказанных практик. И лишь 7 региональных организаций (около 15%) предоставляют свои услуги для взрослого населения с РАС.

Таким образом, результаты мониторинга указывают на выраженную неравномерность охвата коррекционно-развивающей работой людей с РАС разных возрастных категорий, проводимой в региональных центрах.

Таблица 2

Категории практик, применяющихся в региональных ресурсных центрах (РРЦ)

 

 

 

Категория практик

Количество упоминаний практик из категории

Доля упоминаний практик из категории по отношению к общему числу упоминаний, %

1

Практики с доказанной эффективностью

96

50,53%

2

Практики с накапливающейся доказательной базой

26

13,68%

3

Устоявшиеся практики, не имеющие единого структурированного описания и/или данных об эффективности для детей с РАС

65

34,21%

4

Локальные практики, не отраженные в публикациях

2

1,05%

5

Не рекомендованные к применению практики, которые могут нанести вред

1

0,53%

 

Всего

190

100%

 

 
 
 

 

Рис. 2. Возрастные категории людей с РАС, с которыми работают региональные ресурсные центры (РРЦ)

4.  Междисциплинарность помощи

Данные таблицы 3 позволяют дать численную характеристику составу специалистов РРЦ, оказывающих помощь детям с РАС. Так, наиболее часто в РРЦ (до 95% респондентов) представлены специалисты психолого-педагогического профиля (психологи, дефектологи, логопеды, социальные педагоги), в деятельности которых преобладают индивидуальные формы взаимодействия с ребенком. Специалисты медицинского профиля (врачи-психиатры, неврологи, другие медицинские специалисты) работают менее чем в половине РРЦ, принявших участие в мониторинге. Педагоги дополнительного образования и методисты значатся в 9—10 ресурсных региональных центрах. Также отмечается значимый дефицит таких специалистов как тьютор, воспитатель, специалист по адаптивной физической культуре, нейропсихолог, которые представлены всего в 3 из 48 РРЦ.

Обсуждение и выводы

Проанализированные результаты мониторинга деятельности РРЦ в сфере сопровождения людей с РАС указывают на то, что центры сосредоточены на непосредственной помощи людям с РАС и их семьям: организации консультаций специалистов, индивидуальных и групповых занятий, работе с родителями. Несмотря на то, что это важный аспект деятельности РРЦ, перед этими организациями стоят и другие задачи: координация, методическое, экспертное и информационное сопровождение других, в том числе образовательных, организаций, занимающихся помощью людям с РАС в регионе [3]. Для этого сами специалисты РРЦ должны в полной мере владеть необходимыми компетенциями и инструментарием для организации комплексного сопровождения людей с РАС. Однако большинство РРЦ не оснащены комплектом инструментов для проведения всех этапов диагностики при РАС (скрининг, диагностики РАС, оценка когнитивных функций, диагностические инструменты подхода ABA). Введение диагностического протокола, включающего стандартизированные методы оценки, оснащение всех РРЦ необходимым инструментарием, а также обучение специалистов является одной из первостепенных задач развития помощи людям с РАС.

Около половины всех используемых в работе РРЦ практик рекомендованы Министерством здравоохранения РФ [4] и относятся к категории практик с доказанной эффективностью [18]. В целом, об использовании таких практик заявили представители 75% РРЦ. Среди указанных практик преобладают методы прикладного поведенческого анализа. Несмотря на то, что этот подход хорошо зарекомендовал себя в работе с людьми с РАС, ограниченность выбора может негативно сказываться на качестве помощи.

Наряду с практиками с доказанной эффективностью специалисты используют и другие методы и подходы, эффективность которых не проверена. Среди используемых практик значительную часть (около трети) составляют устоявшиеся практики, уровень доказательности которых еще не позволяет говорить об их эффективности. Однако эти практики хорошо зарекомендовали себя среди профессионального сообщества, поэтому дальнейшие исследования их эффективности представляются крайне желательными. Внедрение альтернативных, но также доказано эффективных подходов, позволило бы сделать систему помощи людям с РАС более гибкой и индивидуализированной.

Таблица 3

Состав специалистов региональных ресурсных центров (РРЦ)

 

Специалист

Количество РРЦ,

в которых есть специалист

Количество РРЦ, в которых специалист предоставляет индивидуальные консультации и занятия

 

 

%

 

%

Педагог-психолог

46

95,83%

45

93,75%

Педагог-дефектолог

46

95,83%

44

91,67%

Логопед

45

93,75%

45

93,75%

Социальный педагог

30

62,50%

24

50,00%

Врач-психиатр

16

33,33%

12

25,00%

Специалист ЛФК

15

31,25%

10

20,83%

Другой специалист медицинского профиля

12

25,00%

7

14,58%

Специалист по медицинскому массажу

12

25,00%

7

14,58%

Методист

10

20,83%

-

-

Врач-невролог

9

18,75%

4

8,33%

Педагог дополнительного образования

9

18,75%

8

16,67%

Тьютор

3

6,25%

-

-

Воспитатель

3

6,25%

-

-

Специалист АФК

2

4,17%

-

-

Нейропсихолог

1

2,08%

1

2,08%

Примечание. ЛФК — лечебная физическая культура. АФК — адаптивная физическая культура.

Нельзя не отметить единичное упоминание об использовании одной практики, оцениваемой Министерством здравоохранения РФ и международным сообществом как потенциально опасная (холдинг-терапия) [4; 19]. Этот факт указывает на необходимость информирования не только о практиках, применение которых желательно и доказано эффективно, но и о практиках, использования которых следует избегать в работе с людьми с РАС.

В большинстве случаев деятельность РРЦ сосредоточена на работе с детьми дошкольного и младшего школьного возраста, в то время как ранняя помощь, равно как сопровождение подростков и молодых взрослых, представлены в меньшинстве организаций. Полученные данные согласуются с результатами всероссийского мониторинга системы образования детей с расстройствами аутистического спектра в России [14]. В соответствии с данными о первостепенном значении раннего вмешательства для преодоления трудностей, связанных с РАС [17; 23; 24], представляется целесообразным расширить деятельность РРЦ в этом направлении. Это касается и лиц с РАС более старшего возраста, нуждающихся в особых формах психолого-педагогического и медицинского сопровождения. Согласно исследованиям, для подростков и взрослых востребованными и эффективными являются следующие виды вмешательств: группы общения, тренинги социальных навыков, тренинг исполнительных функций, сопровождаемое проживание, профессиональные тренинги, тренинги самоорганизации, видеомоделирование, когнитивно-поведенческая терапия [20].

Аутизм является пожизненным нарушением развития, поэтому, несмотря на то что в разные возрастные периоды характер оказываемой помощи может отличаться, сопровождение требуется на протяжении всей жизни. С этой точки зрения организация работы РРЦ имеет потенциал для значительного расширения и включения в деятельность помощи для людей с аутизмом в течение всей жизни.

Сложность РАС, высокая коморбидность и негативное влияние на разные аспекты жизни семьи делают необходимым организацию системы помощи, основанной на гибком взаимодействии специалистов различного профиля: поведенческих аналитиков, логопедов, специальных педагогов, клинических психологов, врачей, социальных работников. Речь идет о межпрофессиональном сотрудничестве, которое подразумевает объединение специалистов различного профиля для достижения общей цели в реализации высокого качества помощи ребенку/подростку/ взрослому с РАС и его семье [16]. Внедрение сотрудничества специалистов различного профиля в рамках междисциплинарного подхода в организацию помощи детям и взрослым с РАС является значимо важным фактором достижения позитивных результатов в области здравоохранения и образования лиц с РАС, что подтверждается многочисленными исследованиями [22]. Данные проведенного мониторинга указывают на преимущественную реализацию деятельности РРЦ специалистами психолого-педагогического профиля: педагоги-психологи, педагоги-дефектологи, логопеды. На этом фоне отмечается значимый дефицит специалистов других специальностей, например, социальных педагогов (30 упоминаний), тьюторов (3 упоминания), нейропсихологов (всего 1 упоминание). Не все РРЦ заявили и о наличии специалистов медицинского профиля в штате сотрудников (не более 12 упоминаний), врачей-психиатров в своих ответах упомянули не более 16 РРЦ. Возможно, необходимая помощь оказывается на базе других профильных учреждений, но данная информация не была отражена в анкетах.

Таким образом, проведенный опрос позволил выявить трудности в реализации комплексного сопровождения вследствие недостаточной представленности специалистов разных специальностей в команде профессионалов региональных ресурсных центров, что свидетельствует о необходимости разработки модели эффективного сотрудничества специалистов различного профиля в рамках междисциплинарного подхода для оптимизации системы помощи людям с РАС.

Выводы

  1. Большинство региональных ресурсных центров не оснащены комплектом инструментов для проведе- ния всех этапов диагностики при РАС. Необходимо введение диагностического протокола и оснащение региональных ресурсных центров соответствующим инструментарием.
  2. Наряду с практиками с доказанной эффектив- ностью в региональных ресурсных центрах использу- ются и другие подходы. Необходимы исследования эффективности этих подходов.
  3. Деятельность региональных ресурсных цен- тров сосредоточена на работе с детьми дошкольного и младшего школьного возраста. Необходимо расши- рять возрастной охват помощи.
  4. Помощь в региональных ресурсных центрах оказывается в основном специалистами психолого- педагогического профиля, другие специалисты пред- ставлены реже, что затрудняет реализацию междис- циплинарного подхода к сопровождению.

Результаты мониторинга позволили составить представление о проблемных областях в органи- зации комплексного сопровождения лиц с РАС в России. Проведение последующих мониторинговых исследований необходимо как для формирования рекомендаций по улучшению качества оказываемой помощи, так и для отслеживания изменений в дан- ной области.

Литература

  1. Лорд К., Раттер М., ДиЛаворе П.К. и др. ADOS-2: План диагностического обследования при аутизме, 2-я версия: Руководство. [Москва]: Western Psychological Services: Giunti Psychometrics, 2016. 446 с.
  2. Майес С.Д. CASD: Опросник расстройств аутистического спектра / Пер. с англ. Е. Литвиненко. [Москва]: Western Psychological Services: Giunti Psychometrics, 2015. 47 с.
  3. Организация деятельности регионального ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра: Методические рекомендации / Федеральный ресурсный центр по организации сопровождения детей с РАС МГППУ. Москва, 2017. 11 л.
  4. Расстройства аутистического спектра: Клинические рекомендации / Ассоциация психиатров и психологов за научно обоснованную практику. Москва, 2020. 80 с.
  5. Раттер М., Бэйли Э., Лорд К. SCQ. Социально-коммуникативный опросник: руководство. [Москва]: Western Psychological Services; Giunti Psychometrics, 2014. 40 с.
  6. Раттер М., Лё Кутёр Э., Лорд К. ADI-R: Интервью для диагностики аутизма: руководство / Пер. под общ. ред. А. Сорокина. [Москва]: Western Psychological Services: Giunti Psychometrics, 2014. 122 с. ISBN 978-5-89357-325-1.
  7. Ройд Г.Х., Миллер Л.Дж., Помплун М. и др. Leiter-3: Международные шкалы продуктивности: Руководство. [Москва]: Western Psychological Services: Giunti Psychometrics, 2019. 509 с.
  8. Ройд Г.Х., Сэмперс Дж. Шкалы развития Merrill-Palmer-Revised: Руководство. Москва: Giunti Psychometrics, 2022. 268 с.
  9. Сандберг М. Руководство: Программа оценки навыков речи и социального взаимодействия для детей с аутизмом и другими нарушениями развития / пер. С. Доленко. Ришон ле-Цион: MEDIAL, 2008. 275 с.
  10. Семенович М.Л., Манелис Н.Г., Хаустов А.В. и др. Описание методики оценки базовых речевых и учебных навыков (ABLLS-R) // Аутизм и нарушения развития. 2015. Т. 13. № 3. С. 3—10. DOI:10.17759/autdd.2015130301
  11. Сорокин А.Б., Зотова М.А., Коровина Н.Ю. Скрининговые методы для выявления целевой группы «спектр аутизма» педагогами и психологами // Психологическая наука и образование. 2016. Т. 21. № 3. С. 7—15. DOI:10.17759/ pse.2016210302
  12. Сорокин А.Б., Давыдова Е.Ю., Самарина Л.В. и др. Стандартизированные методы диагностики аутизма: опыт использования ADOS-2 и ADI-R // Аутизм и нарушения развития. 2021. Т. 19. № 1. С. 12—24. DOI:10.17759/ autdd.2021190102
  13. Филимоненко Ю.И., Тимофеев В.И. Тест Векслера: Диагностика структуры интеллекта (детский вариант): Методическое руководство. Санкт-Петербург: Иматон, 2016. 106 с. ISBN 978-5-7822-0065-7.
  14. Хаустов А.В., Шумских М.А. Динамика в развитии системы образования детей с расстройствами аутистического спектра в России: результаты Всероссийского мониторинга 2020 года // Аутизм и нарушения развития. 2021. Т. 19. № 1. С. 4—11. DOI:10.17759/autdd.2021190101
  15. Шоплер Э., Лэнсинг М.Д., Райхлер Р.Дж. и др. Психолого-педагогический профиль [PEP-3]: Индивидуальное психолого-педагогическое обследование для детей с расстройствами аутистического спектра / под ред. Морозова С.А. Пермь: Общество помощи аутичным детям «Добро», 2008. 115 с.
  16. Bowman K.S., Suarez V.D., Weiss M.J. Standards for Interprofessional Collaboration in the Treatment of Individuals With Autism. Behavior Analysis in Practice, 2021, vol. 14, no. 4, pp. 1191—1208. DOI:10.1007/s40617-021-00560-0
  17. Grzadzinski R., Amso D., Landa R. et al. Pre-symptomatic intervention for autism spectrum disorder (ASD): defining a research agenda. Journal of Neurodevelopmental Disorders, 2021, vol. 13, no. 1, article no. 49. 23 p. DOI:10.1186/s11689-021-09393-y
  18. Hume K., Steinbrenner J.R., Odom S.L. et al. Evidence-Based Practices for Children, Youth, and Young Adults with Autism: Third Generation Review. Journal of Autism and Developmental Disorders, 2021, vol. 51, no. 11, pp. 4013—4032. DOI:10.1007/s10803-020-04844-2
  19. Mercer J. Holding therapy: a harmful mental health intervention. Focus on Alternative and Complementary Therapies, 2013, vol. 18, no. 2, pp. 70—76. DOI:10.1111/fct.12024
  20. Micai M., Ciaramella A., Salvitti T. et al. Intervention Services for Autistic Adults: An ASDEU Study of Autistic Adults, Carers, and Professionals’ Experiences. Journal of Autism and Developmental Disorders, 2022, vol. 52, no. 4, pp. 1623— 1639. DOI:10.1007/s10803-021-05038-0
  21. Robins D.L., Fein D., Barton M.L. et al. The Modified Checklist for Autism in Toddlers: an initial study investigating the early detection of autism and pervasive developmental disorders. Journal of Autism and Developmental Disorders, 2001, vol. 31, no. 2, pp. 131—144. DOI:10.1023/a:1010738829569
  22. Strunk J., Leisen M., Schubert C. Using a multidisciplinary approach with children diagnosed with autism spectrum disorder. Journal of Interprofessional Education & Practice, 2017, vol. 8, pp. 60—68. DOI:10.1016/j.xjep.2017.03.009
  23. Towle P.O., Patrick P.A., Ridgard T. et al. Is Earlier Better? The Relationship between Age When Starting Early Intervention and Outcomes for Children with Autism Spectrum Disorder: A Selective Review. Autism Research and Treatment, 2020, vol. 2020, artlcle no. 7605876. 17 p. DOI:10.1155/2020/7605876
  24. Whitehouse A.J.O., Varcin K.J., Pillar S. et al. Effect of Preemptive Intervention on Developmental Outcomes Among Infants Showing Early Signs of Autism. JAMA Pediatrics, 2021, vol. 175, no. 11, article no. e213298. 11 p. DOI:10.1001/ jamapediatrics.2021.3298

Информация об авторах

Мамохина Ульяна Андреевна, младший научный сотрудник научной лаборатории Федерального ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с РАС, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0003-2738-7201, e-mail: uliana.mamokhina@gmail.com

Переверзева Дарья Станиславовна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник научной лаборатории Федерального ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6881-3337, e-mail: dasha.pereverzeva@gmail.com

Тюшкевич Светлана Анатольевна, кандидат психологических наук, старший научный сотрудник научной лаборатории Федерального ресурсного центра по организации комплексного сопровождения детей с РАС, ФГБОУ ВО "Московский государственный психолого-педагогический университет", Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9029-2830, e-mail: tyushkevichsv@yandex.ru

Хаустов Артур Валерьевич, кандидат педагогических наук, директор, Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра, ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9634-9295, e-mail: arch2@mail.ru

Давыдова Елизавета Юрьевна, кандидат биологических наук, доцент, ведущий научный сотрудник, Федеральный ресурсный центр по организации комплексного сопровождения детей с расстройствами аутистического спектра, Московский государственный психолого-педагогический университет (ФГБОУ ВО МГППУ), доцент кафедры дифференциальной психологии и психофизиологии факультета «Клиническая и специальная психология», ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет» (ФГБОУ ВО МГППУ), Москва, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-5192-5535, e-mail: el-davydova@mail.ru