Вопросы информационной доступности для людей с инвалидностью, имеющих ментальные нарушения, включая РАС

116

Аннотация

Вопросы выявления, оценки и путей преодоления информационных барьеров, возникающих в процессе коммуникации у лиц с ментальной инвалидностью, в том числе с расстройствами аутистического спектра (РАС), вызывают активное внимание всех участников реабилитационного процесса. Формирование подхо­дов к созданию единого информационно-коммуникационного пространства с учетом использования ясного языка и альтернативных способов коммуникации у лиц с ментальной инвалидностью основано на прин­ципах Конвенции о правах инвалидов и категориях Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ). Статистические сведения о росте численности лиц, впервые признанных инвалидами вследствие психических расстройств и аутизма в Российской Федерации, систематизированные сотрудниками Санкт-Петербургского института усовершенствования врачей-экс­пертов, обосновывают потребность в концептуальном пересмотре факторов обеспечения информационной доступности с позиций МКФ на двух уровнях — индивидуума и общества. Даны предложения по разработ ке единой методологии информационной доступности с учетом положений МКФ, в том числе правового характера, направленные на повышение доступности информации для лиц с ментальными нарушениями, включая РАС. Подчеркнута необходимость создания единого национального стандарта использования яс­ного языка для лиц с ментальной инвалидностью как одного из факторов, способствующих соблюдению их гражданских прав.

Общая информация

Ключевые слова: люди с инвалидностью, ментальные нарушения, расстройства аутистического спектра, информационные барьеры, Конвенция о правах людей с инвалидностью, Международная классификация функционирования, простой (ясный) язык

Рубрика издания: Методы обучения и сопровождения

Тип материала: научная статья

DOI: https://doi.org/10.17759/autdd.2023210106

Получена: 07.02.2023

Принята в печать:

Для цитаты: Владимирова О.Н., Чистякова Н.П., Мирошниченко О.А. Вопросы информационной доступности для людей с инвалидностью, имеющих ментальные нарушения, включая РАС // Аутизм и нарушения развития. 2023. Том 21. № 1. С. 49–58. DOI: 10.17759/autdd.2023210106

Полный текст

Введение

Вопросы реализации прав людей с инвалидностью, связанной с нарушением ментальных функций, являются одними из актуальными в реализации социальной политики современного государства [5]. Это связано, с одной стороны, с вопросами демократизации стран, с другой стороны - этот вопрос носит экономический характер, так как демографические тренды по снижению доли населения трудоспособного возраста и старения диктуют потребность в трудовой занятости как граждан старшего возраста, так и людей с инвалидностью. Вовлечение в общественную и профессиональную жизнь общества людей с ментальными нарушениями - одна из гуманнейших задач, поиск решения которой ведется в нашей стране в последние годы. Наличие ментального расстройства влияет на интеграцию
и социализацию инвалида в обществе и требует особых мер организации жизнеустройства, в том числе на объектах социальной, инженерной и транспортной инфраструктур в связи с наличием препятствий и барьеров, мешающих доступности информации [7].

Актуальность проблемы также связана с возрастающей численностью лиц взрослого и детского возраста с ментальной инвалидностью.

С точки зрения Конвенции ООН о правах инвалидов (далее - Конвенция), нарушения психических функций являются частью биопсихосоциальной модели инвалидности. В тоже время, недостаточно сопряжены вопросы терминологии и понятий у лиц с ментальной инвалидностью в свете международного и отечественного законодательства.

В Международной классификации болезней десятого пересмотра (МКБ-10) используется понятие «психические расстройства и расстройства поведения» (класс F00-F99) [8].

В основу терминологии Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ), положено английское понятие «Mental functions», которое можно перевести на русский язык как «психические, ментальные или умственные функции» [9]. Нарушения психических/ментальных функций» предусматривают под собой нарушения глобальных и специфических умственных функций (домены по МКФ b110-b199) и определяют коммуникативные, поведенческие, интеллектуальные и эмоциональные расстройства инвалида с метальными нарушениями.

В Российской Федерации понятие «нарушения психических функций», используемое в медико-социальной экспертизе (МСЭ), регламентировано приказом Минтруда России от 27 августа 2019 года № 585н [12]. В эту группу включены нарушения сознания, ориентации, интеллекта, личностных особенностей, волевых и побудительных функций, внимания, памяти, психомоторных функций, эмоций, восприятия, мышления, познавательных функций высокого уровня, умственных функций речи, последовательных сложных движений.

Данное сравнение показывает, что современная российская МСЭ «говорит» на одном языке с МКФ. Вопросы оценки вида и количественной оценки информационных барьеров с позиций МКФ в Российской Федерации разработаны недостаточно, что в дальнейшем определяет потребность в изучении данной тематики. Одновременно возникает  задача по вовлечению данной категории людей в социум, что диктует необходимость создания такого «бесшовного» коммуникативного пространства, в котором человек с нарушениями ментальных функций будет понимать информацию или она будет сформирована с учетом доступности для его восприятия.  И в данном контексте информация будет использоваться как средство коммуникации [4, 18, 20].

Описательные сведения статистических данных

По сведениям федеральной государственной системы «Федеральный реестр инвалидов» (ФГИС ФРИ) численность инвалидов в России составляет 10,2 млн человек (8,77% от общей численности населения).

По официальным данным, численность первичной инвалидности в России (общий накопленный контингент) в 2021 году составил 559299 взрослых и 73818 детей [6]. Из них впервые признаны инвалидами (ВПИ) вследствие психических расстройств и расстройств поведения 22003 ребенка (из них – 6112 с аутизмом) и 25448 взрослых (из них – 11 с аутизмом).

В динамике за период с 2019 по 2021 гг. наблюдается постепенный рост первичной инвалидности у детей и взрослых вследствие психических расстройств, в том числе и аутизма.

Предлагаемые в работе расчеты демонстрируют достоверно значимые различия при изучении показателей первичной инвалидности вследствие психических расстройств в свете МКБ-10 и МКФ. Так, удельный вес ВПИ вследствие нарушений психических функций с учетом доменов МКФ был выше аналогичных показателей при применении МКБ-10 (табл. 1). 

Таблица 1 Впервые признанные инвалидами вследствие психических расстройств и расстройств поведения (МКБ-10) и с нарушениями психической функции (МКФ) по Российской Федерации, взрослые и дети, 2019-2021

Впервые признанные инвалидами вследствие психических расстройств/ нарушений психической функции

Годы

Из них - с нарушениями психических функций

(b110-199 по МКФ)

Абс.

На 100 ВПИ соответствующего возраста

Дети-инвалиды вследствие психических расстройств F00-F99 (МКБ-10)

2019

21085

27,6

2020

18844

25,6

2021

22003

29,8

Из них, аутизм (детский, атипичный детский) F84-F84.1 (МКБ-10)

2019

4845

22,9

2020

4807

7,9

2021

6112

8,3

Дети-инвалиды, с нарушениями психических функций b110-b119 (МКФ)

2019

21085

27,6

2020

21352

30,5

2021

24193

32,8

Взрослые инвалиды вследствие психических расстройств F00-F99 (МКБ-10)

2019

24552

4,4

2020

23337

4,1

2021

25448

4,5

Из них, аутизм F84-F84.1 (МКБ-10)

2019

8

0,001

2020

10

0,001

2021

11

0,002

Взрослые инвалиды, с нарушениями психических функций b110-b119 (МКФ)

2019

38334

6,8

2020

36721

5,4

2021

39179

7,0

*Сведения государственной статистической отчетности (форма 7-собес и форма 7Д-собес), расчёты авторские

К примеру, удельный вес взрослых, ВПИ вследствие психических расстройств и расстройств поведения согласно МКБ-10 составил 4,5 на 100 инвалидов 18 лет и старше; с нарушениями психической функции согласно МКФ – 7,0 на 100 инвалидов.

Среди 100 детей-инвалидов аналогичные показатели гораздо выше: 29,8 % и 32,8%, соответственно.

Несмотря на этиологическую и клиническую разнородность проявлений психических расстройств, общим для группы ментальных нарушений является нарушение социального взаимодействия и коммуникации, затрудняющее доступность информации. 

Право инвалидов на доступность информации определено Конвенцией. Это единые международные правовые нормы, которые сформулированы исходя из главного принципа, устанавливающего равенство для всех категорий людей и направлены на создание такой физической и коммуникационной среды, в котором отсутствуют препятствия и барьеры, мешающие доступности информации (табл. 2).

Таблица 2 Основные права инвалидов на доступность информации согласно Конвенции

Статья Конвенции

Наименование статьи

Требования к государствам-участникам

Статья 9

Доступность

принимают надлежащие меры для обеспечения инвалидам доступа к информации и связи, включая информационно-коммуникационные технологии и системы, … как в городских, так и в сельских районах.

Статья 11

Ситуации риска и чрезвычайные гуманитарные ситуации

Принимают все необходимые меры для обеспечения защиты и безопасности инвалидов в ситуациях риска, включая вооруженные конфликты, чрезвычайные гуманитарные ситуации и стихийные бедствия.

Статья 21

Свобода выражения мнения и убеждений и доступ к информации

Принимают все надлежащие меры для обеспечения того, чтобы инвалиды могли пользоваться правом на свободу выражения мнения и убеждений, включая свободу искать, получать и распространять информацию и идеи наравне с другими, пользуясь по своему выбору всеми формами общения,

Статья 24

Образование

принимают надлежащие меры, в том числе:

а) содействуют освоению азбуки Брайля, альтернативных шрифтов, усиливающих и альтернативных методов, способов и форматов общения, а также навыков ориентации и мобильности и способствуют поддержке со стороны сверстников и наставничеству;

b) содействуют освоению жестового языка и поощрению языковой самобытности глухих;

с) обеспечивают, чтобы обучение лиц, в частности детей, которые являются слепыми, глухими или слепоглухими, осуществлялось с помощью наиболее подходящих для индивида языков и методов и способов общения и в обстановке, которая максимальным образом способствует освоению знаний и социальному развитию.

Статья 29

Участие в политической и общественной жизни

Принимать надлежащие меры обеспечения того, чтобы процедуры, помещения и материалы для голосования были подходящими, доступными и легкими для понимания и использования

Статья 30

Участие в культурной жизни, проведении досуга и отдыха и занятии спортом

Принимать надлежащие меры к тому, чтобы наделить инвалидов возможностью развивать и использовать свой творческий, художественный и интеллектуальный потенциал — не только для своего блага, но и ради обогащения всего общества.

После ратификации Конвенции законодательство Российской Федерации в части обеспечения инвалидам условий беспрепятственного доступа к объектам социальной, инженерной и транспортной инфраструктур и предоставляемым на них услугам существенно дополнено. Внесены изменения в более чем 30 федеральных законов по вопросам создания доступной среды. Аналогичные изменения внесены в 715 законов субъектов Российской Федерации, а также во все административные регламенты предоставления государственных и муниципальных услуг.

Введенный 1 апреля 2020 года ГОСТ Р 52872-2019 «Интернет-ресурсы и другая информация, представленная в электронно-цифровой форме. Приложения для стационарных и мобильных устройств, иные пользовательские интерфейсы» хоть и регламентирует требования доступности для людей с инвалидностью и других лиц с ограничениями жизнедеятельности, учитывает возрастные особенности и охватывает большой спектр разнообразных вопросов, однако не определяет систему простого (ясного) языка [3].

Ключевые изменения коснулись и Федерального закона от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон № 181-ФЗ) [14]. Согласно статье 14 Федерального закона № 181-ФЗ государство гарантирует инвалиду право на получение необходимой информации, однако в действующем законе данные положения сформулированы только в отношении инвалидов с сенсорными нарушениями (патологией зрения и слуха). Одновременно потребность в формировании «бесшовного» коммуникационного пространства для лиц с нарушениями ментальных функций остается и подтверждается изучением барьеров в информационной доступности.

Результаты исследования

Барьеры в доступности информации для инвалидов с нарушениями ментальной функции исследуют с позиций МКФ на двух уровнях – индивидуума и общества (рис. 1).

Рис.1 Система изучения барьеров в информационной доступности с позиций МКФ

Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ) для оценки функционального статуса инвалида с ментальными нарушениями, в том числе с аутизмом, разработаны сокращенные варианты МКФ с определенным набором категорий - так называемые комплексные (Comprehensive ICF Core Set) и базовые наборы (Brief ICF Core Set) [15, 16, 19].

Например, в базовый набор аутизма, адаптированный для нескольких возрастов
(0–5 лет, 6-16 лет и старше 17 лет) входят категории активности и участия, отвечающие за вопросы восприятия и обработки информации, такие как:

- d110 Использование зрения

- d115 Использование слуха

- d 120 Целенаправленное использование других ощущений

- d 130 Копирование

- d 310 Восприятие устных сообщений при общении

- d 315 Восприятие сообщений при невербальном способе общения

- d 335 Составление и изложение сообщений при невербальном способе общения

- d 360 Использование средств связи и техник общения

Разработанные ВОЗ наборы, адаптированные для инвалидов с ментальными нарушениями, необходимо использовать и для количественной оценки имеющихся коммуникационных барьеров с учетом единой шкалы оценки МКФ (легкие, умеренные, тяжелые и абсолютные проблемы). Следует отметить, что данная единая шкала оценки МКФ сопоставима с системой количественной оценки ограничений жизнедеятельности, принятой в практике МСЭ на всей территории Российской Федерации.

Основные барьеры у людей с нарушениями ментальной функции при осуществлении жизнедеятельности связаны в основном с восприятием и усвоением вербальной
и невербальной информации (табл. 3) [9, 10, 17, 23].

Таблица 3 Классификация барьеров в разных сферах жизнедеятельности инвалида по МКФ, ВОЗ, 2001 (обобщение авторов)

Классификационные подходы

Домены МКФ

1.Информационные барьеры при осуществлении разных видов жизнедеятельности

 

Барьеры в сфере получения и применения знаний

d 1

Барьеры в выполнении общих задач и требований

d 2

Барьеры в общении

d 3

Барьеры мобильности

d 4

Барьеры самообслуживания

d 5

Барьеры в бытовой жизни

d 6

Барьеры в межличностном взаимодействии и общении

d 7

Барьеры в главных сферах жизни (в т.ч. обучение, образование и работа)

d 8

Барьеры в общественной и гражданской жизни

d 9

2. Информационные барьеры в окружающей среде

 

Барьеры в виде изделий и технологий

е 1

Барьеры в природном окружении и окружающей среде, измененной человеком

е 2

Барьеры при поддержке и взаимосвязях человека

е 3

Барьеры в виде установок

е 4

Барьеры в службах, административных системах и политике

е 5

Примеры барьеров у лиц с нарушениями ментальной функции выявлены в различных ситуациях:

а) сенсорные барьеры, связанные со способом передачи информации, который вызывает сенсорную перегрузку у лица с расстройством аутистического спектра, такие как громкие интенсивные звуки, звуки определенной частоты, яркое, мигающее, цветное освещение;

б) когнитивные барьеры, связанные с трудностями в понимании и интерпретации речи, жестов, интонации, восприятием сложных, абстрактных и неструктурированных понятий и/или их компоненты;

в) технические барьеры, вызванные трудностями в понимании вида или формы носителя информации не годны для использования, так человек с аутизмом теряется на сайте, где используется много гиперссылок; 

г) языковые барьеры, когда вербальная или невербальная информация передается на языке, которым не владеет или не понимает человек с ментальными нарушениями, например, цифровая информация, информация через сенсорную информационную панель, сложная текстовая информация и т.д.

Для преодоления указанных барьеров при восприятии, обработке и интерпретации информации инвалидам с ментальными нарушениями необходима особая система «бесшовного» коммуникационного пространства. И если для преодоления физических барьеров можно говорить об универсальности пространства, то для преодоления когнитивных барьеров восприятии и интерпретации требуется особый подход к вербальной системе коммуникаций. Таким подходом может быть использование простого (ясного) языка являющегося адаптированной и лингвистически доступной формой коммуникации, в том числе в сочетании с визуализаций (знаковой, графической) с учетом основного принципа: «Просто – не значит примитивно». При этом речь идет о любом виде информации, вне зависимости от способа её передачи (устное или письменное сообщение, аудиовизуальная технология подачи, жестовый язык, альтернативная коммуникация и так далее) [21].

С учетом целевой аудитории для создания безбарьерной коммуникативной среды крайне важным является вопрос разработки методологических основ использования простого (ясного) языка с учетом использования МКФ.

Обсуждение результатов

Динамично развивающие современные информационные системы должны учитывать и обеспечивать инвалидов с ментальными нарушениями новыми технологиями, которые позволят им быть равными участниками социальной жизни. Правовые основы заложены в Конвенции ООН о правах инвалидов, которая регламентирует  перевод текстов на простой (ясный) язык как обязательное средство устранения барьеров при предоставлении информации людям с нарушениями ментальных функций.

На сегодняшний день такой язык используется в работе общественных организаций в работе с людьми с ментальными нарушениями, пожилыми людьми со сниженным уровнем когнитивных функций, а также в работе с людьми, после перенесенных психологических травм.

Не разделяя понятие ясного (простого) языка и альтернативной и дополнительной коммуникации как общения с использованием взгляда, мимики, жеста, предмета, графического изображения, знаковой системы и т.д. [1, 2, 11, 22], возможно создание такого «бесшовного» коммуникационного пространства, которое объединяет языковую и графическую (знаковую) системы с учетом понимания и прочтения невербальных знаков.

Одновременно пунктом 24 распоряжения Правительства Российской Федерации от 16 августа 2022 года № 2253-р «О Плане мероприятий по реализации Концепции развития в Российской Федерации системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов, в том числе детей-инвалидов, на период до 2025 года» предусмотрена разработка системы простого (ясного) языка как облегченной для понимания формы русского языка для целей социальной адаптации и интеграции инвалидов с нарушениями ментальных функций, а также людей, испытывающих трудности в восприятии и понимании информации [13].

Планируется, что в Российской Федерации будет обеспечиваться развитие простого (ясного) языка как альтернативной и дополнительной коммуникации, а также подготовка, повышение квалификации и профессиональная переподготовка преподавателей и переводчиков русского ясного языка и экспертов-оценщиков.

Это в полной мере соответствует основным положениям Международной классификации функционирования, ограничения жизнедеятельности и здоровья (МКФ).

Возможности МКФ позволяют, учитывая биологические, психологические, и социальные возможности инвалида с ментальными нарушениями, в том числе с аутизмом, провести комплексный анализ состояния здоровья и нарушений жизнедеятельности в целом для разработки оптимального реабилитационного маршрута, что сказывается на эффективности всей реабилитационной (абилитационной) помощи [9].

Кроме того, проведенные нами исследования позволили сблизить международный и отечественный стандарт количественной оценки информационных барьеров путем применения приказа Минтруда России № 585н как инструмента ранжирования с целью перевода степени ограничения жизнедеятельности инвалида (ребенка-инвалида) с ментальными нарушениями в определители МКФ, а также отразить междисциплинарный подход к решению вопроса информационной доступности как с правовой, так и с медицинской точки зрения.

Выводы

Исследование теоретических и законодательных аспектов отражает необходимость реализации мероприятий по повышению доступности информации для инвалидов с ментальными нарушениями. К таким мероприятиям следует отнести формирование единой терминологии и методологии информационной доступности с учетом положений МКФ и ее широкое внедрение с учетом активного участия целевой аудитории (экспертов - инвалидов с ментальными нарушениями). Нормативное правовое регулирование позволит сформировать единые подходы и требования к развитию информационной доступности в Российской Федерации для лиц с нарушениями ментальных функций. Таким документом может стать единый национальный стандарт использования простого (ясного) языка. Это также потребует подготовки кадров для реабилитационного процесса, разработки программ, образовательных стандартов системы обучения преподавателей и переводчиков русского ясного языка и экспертов-оценщиков.

Литература

  1. Бабкина М.Д. Ясный язык как средство обеспечения доступности информации: Методические рекомендации: Предварительный национальный стандарт. Москва: Наш солнечный мир, 2021. 144 с. ISBN 978-5-6045643-9-4.
  2. Богдашина О. Вопросы коммуникации при аутизме и синдроме Аспергера: говорим ли мы на одном языке? Москва: Наш Солнечный Мир, 2016. 304 с. ISBN 978-5-94607-206-9.
  3. Веригина Н.Б. Динамика инвалидности детского населения Российской Федерации за 2012—2018 гг. (информационно- аналитический материал). Медико-социальные проблемы инвалидности. 2019. № 3. С. 62—76; С. 112—119.
  4. ГОСТ Р 52872-2019: Интернет-ресурсы и другая информация, представленная в электронно-цифровой форме: Приложения для стационарных и мобильных устройств, иные пользовательские интерфейсы: Требования доступности для людей с инвалидностью и других лиц с ограничениями жизнедеятельности: утвержден и введен приказом Росстандарта от 29 августа 2019 года № 589-ст [Электронный ресурс]. Москва: Стандартинформ, 2019. 37 с. URL: https://protect.gost.ru/document.aspx?control=7&id=233736 (дата обращения: 16.02.2023).
  5. Дружелюбная медицина для пациентов с расстройствами аутистического спектра (РАС): Краткие алгоритмы для медицинских специалистов и материалы для родителей [Электронный ресурс] / Ассоциация психиатров и психологов за научно обоснованную практику. 2020. URL: https://doctor.autism.help/ (дата обращения: 19.02.2023).
  6. Дымочка М.А., Шкурко М.А., Веригина Н.Б. и др. Динамика уровня первичной инвалидности вследствие основных классов болезней среди детского населения Российской Федерации за 2019—2020 гг. (информационно- аналитический материал). Медико-социальные проблемы инвалидности. 2021. № 3. С. 8—20.
  7. Иванова Г.Е., Мельникова Е.В., Шамалов Н.А. и др. Использование МКФ и оценочных шкал в медицинской реабилитации // Вестник восстановительной медицины. 2018. № 3. С. 14—20.
  8. Концепция совершенствования государственной системы медико-социальной экспертизы и реабилитации инвалидов [Электронный ресурс] / Министерство труда и социальной защиты Российской Федерации // Юридическая информационная система «Легалакт». [Москва], 2011. 18 с. URL: https://legalacts.ru/doc/kontseptsija-sovershenstvovanija-gosudarstvennoi-sistemy-mediko-sotsialnoi-ekspertizy-i/ (дата обращения: 16.02.2023).
  9. Козлова Н.В., Рогачева Т.В., Левицкая Т.Е. и др. Клинический психолог в системе комплексной реабилитации // Вестник Кемеровского государственного университета. 2020. Т. 22, № 1. С. 131-138. DOI: 10.21603/2078-8975-2020-22-1-131-138
  10. Кожушко Л.А., Владимирова О.Н. Оценка системы сопровождаемого проживания инвалидов с нарушением психических функций // Журнал неврологии и психиатрии им. С.С. Корсакова. 2022. Т. 122. № 4. С. 117—121. DOI:10.17116/jnevro2022122041117
  11. Конвенция о правах инвалидов: принята резолюцией 61/106 Генеральной Ассамблеи ООН от 13 декабря 2006 года [Электронный ресурс] // ООН: [официальный сайт]. URL: https://www.un.org/ru/documents/decl_conv/ conventions/disability.shtml (дата обращения: 16.02.2023).
  12. Международная классификация болезней (10-й пересмотр). Классификация психических и поведенческих расстройств. Клинические описания и указания по диагностике. Санкт-Петербург: Адис, 1994. 303 с. ISBN 5-88578-002-1.
  13. Международная классификация функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья (МКФ) (с изменениями и дополнениями по состоянию на 2016 г.): проект. Санкт-Петербург: Человек, 2017. 262 с.
  14. Нейсон Б. О ключевых проблемах аутизма: Сенсорные аспекты аутизма // Аутизм и нарушения развития. 2016. Т. 14, № 3, С. 42—48. DOI: 10.17759/autdd.2016140304
  15. Нечаева Н.В., Хельмле К.-С., Каирова Э.М. Перевод на ясный и простой языки: зарубежный опыт и перспективы в России // Вестник ПНИПУ: Проблемы языкознания и педагогики. 2020. № 3. С. 8—24. DOI: 10.15593/2224-9389/2020.3.1
  16. Приказ Минтруда России от 27 августа 2019 года № 585н «О классификациях и критериях, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы» [Электронный ресурс]. [Москва], 2019. 522 с. URL: https://mintrud.gov.ru/docs/ mintrud/orders/1386 (дата обращения: 16.02.2023).
  17. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 16 августа 2022 года № 2253-р «О Плане мероприятий по реализации Концепции развития в Российской Федерации системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов, в том числе детей-инвалидов, на период до 2025 года» [Электронный ресурс] / Правительство Российской Федерации: [официальный сайт]. URL: http://government.ru/docs/46303/ (дата обращения: 16.02.2023).
  18. Состояние и динамика инвалидности, комплексная реабилитация и абилитация инвалидов и детей-инвалидов в Российской Федерации: доклад ФГБУ «Федеральное бюро медико-социальной экспертизы» Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации / под ред. М.А. Дымочки // Москва: ФГБУ ФБ МСЭ Минтруда России, 2021. 436 с.
  19. Федеральный закон от 24 ноября 1995 года № 181-ФЗ «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» [Электронный ресурс]. [Москва], 1995. 20 с. URL: https://mintrud.gov.ru/docs/laws/75 (дата обращения: 16.02.2023).
  20. Шошмин А.В., Лорер В.В., Малькова С.В. Отдельные аспекты имплементации базового набора МКФ при расстройствах аутистического спектра в практике реабилитации и абилитации // Физическая и реабилитационная медицина. 2020. Т. 2, № 4. С. 51-58. DOI: 10.26211/2658-4522-2020-2-4-51-58
  21. Шошмин А.В., Пономаренко Г.Н., Бесстрашнова Я.К. и др. Применение Международной классификации функционирования, ограничений жизнедеятельности и здоровья для оценки эффективности реабилитации: методология, практика, результаты // Вопросы курортологии, физиотерапии и лечебной физической культуры. 2016. Т. 93, № 6. С. 12-20. DOI: 10.17116/kurort2016612-20
  22. Шпицберг И.Л., Попова М.В., Криворучко С.О. Обеспечение условий доступности всех объектов инфраструктуры и социальных услуг для людей, имеющих расстройства аутистического спектра (РАС) и другие формы ментальной инвалидности: информационно-методическое пособие. Москва: Наш солнечный мир, 2019. 92 с. ISBN 978-5-6044746-7-9.
  23. Ясный и простой языки в России: Проект Ассоциации преподавателей перевода [Электронный ресурс]. URL: https://easyandplain.ru/ (дата обращения: 19.02.2023).
  24. «Ясный язык»: как сделать информацию доступной для чтения и понимания: Метод. рекомендации / под ред. Е.Г. Титовой. Минск, 2018. 42 с. (Проект «Доступ к информации для людей с инвалидностью, или Ясный язык»).
  25. Avellanet M., Selb М., Stucki G. et al. Utility of using the ICF Core Sets in clinical practice // Rehabilitacion. 2015. Vol. 49. No. 4. Pp. 197—201. DOI:10.1016/j.rh.2015.07.001
  26. Baumert A. Leichte Sprache — Einfache Sprache: Literaturrecherche, Interpretation, Entwicklung [Электронный ресурс]. Hannover: Bibliothek der Hochschule Hannover, 2016. 294 s. URL: https://serwiss.bib.hs-hannover.de/ frontdoor/deliver/index/docId/697/file/ES.pdf (дата обращения: 16.02.2023).
  27. Bolte S., Schipper de E., Robison J.E. et al. Classification of functioning and impairment: The development of ICF Core Sets for autism spectrum disorder // Autism Research. 2014. Vol. 7 (1). Pp. 167—172.
  28. Crane L., Goddard L., Pring L. Sensory processing in adults with autism spectrum disorders. Autism, 2009, vol. 13, no. 3, pp. 215—228. DOI:10.1177/1362361309103794
  29. Maaß Chr. Easy Language — Plain Language — Easy Language Plus: Balancing Comprehensibility and Acceptability. Berlin: Publ. Frank & Timme, 2020. 305 p. ISBN 978-3-7329-9268-3. DOI:10.26530/20.500.12657/42089
  30. Selb M., Escorpizo R., Kostanjsek N. et al. A guide on how to develop an International Classification of Functioning, Disability and Health Core Set. European Journal of Physical and Rehabilitation Medicine, 2015, vol. 51, no. 1, pp. 105—117.

Информация об авторах

Владимирова Оксана Николаевна, доктор медицинских наук, ректор, Санкт-Петербургский институт усовершенствования врачей-экспертов (ФГБУ ДПО СПбИУВЭК Минтруда России), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0001-6692-2882, e-mail: vladox1204@yandex.ru

Чистякова Наталья Петровна, доцент кафедры социальной психиатрии и психологии, Санкт-Петербургский институт усовершенствования врачей-экспертов (ФГБУ ДПО СПбИУВЭК Минтруда России), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-7841-0953, e-mail: npch74@mail.ru

Мирошниченко Оксана Анатольевна, кандидат психологических наук, начальник научно-методологического отдела Федерального ресурсного (информационно-методического) центра по формированию доступной среды для инвалидов и других маломобильных групп населения, Санкт-Петербургский институт усовершенствования врачей-экспертов (ФГБУ ДПО СПбИУВЭК Минтруда России), Санкт-Петербург, Россия, ORCID: https://orcid.org/0000-0002-6327-1567, e-mail: miroshnichenko_oa@frcds.ru

Метрики

Просмотров

Всего: 562
В прошлом месяце: 23
В текущем месяце: 10

Скачиваний

Всего: 116
В прошлом месяце: 10
В текущем месяце: 2